Чем дальше, тем интересней. 1 глава

Прости... Но я всегда буду любить тебя...

http://ficbook.net/readfic/757010

Автор: Sherlock x3 (http://ficbook.net/authors/107089)
Фэндом: EXO - K/M
Персонажи: ТаоРисы, ХунХаны, Кай/Лэй, Чанёль/Бэкхён (мимоходом), Чен/Сиумин (второстепенные), Сухо/Кёнсу.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: OOC, Изнасилование
Размер: Макси, 139 страниц
Кол-во частей: 21
Статус: закончен

Описание:
Расскажу-ка я вам, ребятки, сказку… И сказку не простую, а со смыслом. Вот только тут не будет принца и принцессы, главный герой заменит своему другу фею-крестную, а вместо 7 гномов будет 10 парней, постарающихся свести двух своих друзей, которых связывает кое-что посерьезней, чем просто одинаковый уровень IQ.
Кое-что страшней…
Кое-что, за что следовало бы ненавидеть…
Но сказка на то и сказка, чтобы все было не так, как в жизни.

Посвящение:
Всем фанатам EXO и ТаоРисов х)
Плюс... Философ, это для тебя х)

Публикация на других ресурсах:
Ссылочку, дети мои, ссылочку. А так - ради Бога х)

Примечания автора:
EXO. Нц по EXO. Первая жестокость в фанфике, и она по EXO.
Как обычно, все драматично, но с ХЭ. Я иного не пишу) В жизни и так слишком много негатива, так зачем воплощать его в работах?
Кстати, изнасилование мелькает только в прошлом Тао.
Писаться будет сложно и долго, так как параллельно идет работа над не менее масштабным фиком.
Но это чудо я закончу.
Потому что жаль терять такую задумку.
А еще меня убьют, если фанфик заморозится.
Надеюсь, сие творение вам понравится.
Навсегда ваш, Sherlock x3.
Тизер:
https://vk.com/video85251826_169248771
Что-то типа обложки:
http://static.diary.ru/userdir/3/1/1/0/3110429/78674646.jpg

Сначала.

1. Сначала.

Расскажу-ка я вам, ребятки, сказку… И сказку не простую, а со смыслом. Вот только тут не будет принца и принцессы, главный герой заменит своему другу фею-крестную, а вместо 7 гномов будет 10 парней, постарающихся свести двух своих друзей, которых связывает кое-что посерьезней, чем просто одинаковый уровень IQ.
Кое-что страшней…
Кое-что, за что следовало бы ненавидеть…
Но сказка на то и сказка, чтобы все было не так, как в жизни.

Итак, жил-был в Китае мальчик. Было ему 15 лет. Вполне симпатичный, умный, общительный, улыбчивый, он имел много друзей, неплохо учился и занимался ушу. У мальчика не было родителей, но имелся заботливый опекун, большой особняк и огромное наследство.
Однажды, как в сказке про Золушку, состоялся бал. Точнее, не бал, а вечер в честь дня рождения мальчика. И среди гостей был ОН. Прекрасный принц, сын одного из компаньонов опекуна виновника торжества.
Мальчик был очарован ЕГО красотой, манерами, улыбкой, взглядом темно-карих глаз… А ОН искренне засмотрелся на паренька, который казался таким настоящим в этом спектакле для высших слоев общества.
Они познакомились, проговорили весь вечер, обменялись номерами … И понеслась душа в рай. Звонки, переписка в социальных сетях, извечные сообщения, из-за которых обоим доставалось в школе, встречи… Да, особенно встречи. Мальчик краснел всякий раз, когда его принц случайно оказывался слишком близко. Потому что дружбой со стороны главного героя этой сказки даже и не пахло.
Мальчик любил. Любил впервые. Всей душой, всем сердцем… Он жил ожиданием очередного контакта с любимым. Мальчику снились цветные сны. Мальчик мысленно посвящал все свои победы только ЕМУ. Мальчик ходил словно окрыленный, на некоторое время забыв обо всем.
Но мальчик даже не думал, что его чувства окажутся взаимны.
Первый поцелуй был неуверенным, неумелым и едва уловимым. Но щеки паренька пылали, а сердце выстукивало рваный ритм, словно после долгожданной победы в каком-то поединке.
Мальчик был счастлив. До помутнения рассудка, до идиотской улыбки на тонких губах. А его принц только смеялся, глядя на такого невинного паренька.
Дальше все было вновь, как в сказке. Всегда вместе, всегда рядом, близко-близко, что дух захватывало… ОН не позволял себе ничего, кроме поцелуев, потому что понимал, что мальчик еще ребенок. А мальчик все еще был счастлив.
И не заметил, как рядом возникла беда.
Непонятно почему, но принц отвернулся от мальчика. А друзья… Друзья воспользовались тем, что воля паренька была уничтожена и…

- Пожалуйста, не надо! Только не уходи! – кричал мальчик, стоя на коленях перед высоким статным парнем с копной черных волос и горящими глазами. – Не уходи!
- Заткнись! – почти прорычал тот. – Я поверил тебе! Я на мгновение усомнился в словах Аи! Примчался сюда… А ты!.. Ты развлекаешься в компании этих выродков! Видимо, зря я берег твою невинность! Ты не очень-то ею и дорожил, раз отдался при первом же удобном моменте! Аи оказалась права… Ты лишь продажная элитная шлюха! Хочется острых ощущений? Пожалуйста… Только без меня! Прощай, моя глупая и бесполезная любовь!
- Нет!!
Но парень ушел. Вылетел из особняка, хлопнув дверью. Разорвал все нити и растоптал сердце мальчика окончательно.
Полночь. Вот только кареты и платья не было совсем. А вместо туфельки – фото в рамке. Которое полетело в мусорное ведро сразу же, как только принц пришел домой.
Но мальчик не знал об этом. Мальчик стоял на коленях и плакал. Навзрыд, не сдерживая слез и стонов. Больно, когда чувства растаптывают. Больно, когда уничтожают душу ни за что. Ведь мальчик не был ни в чем виноват. Он всего лишь любил и хотел быть любимым. ИМ. Но кое-кто, видимо, решил, что все должно быть иначе.
- Видишь, - прошипели над ухом, - ты ему не нужен. Ты никому не нужен. Думаешь, почему мы с тобой все это время общались? Ты красивый богатый мешок, который просто идеально подходит под роль нашей подстилки.
Мальчик успел лишь поднять свои пустые глаза, как вдруг ударили по голове чем-то тяжелым, и наступила темнота.
А дальше была не сказка. Дальше был кошмар.
Сложно сказать, сколько раз в ту ночь ротик и зад мальчика использовали не по прямому назначению. 7 парней и одна жертва, у которой были сломанная воля, связанные руки и сотрясение мозга. Похоть, животная страсть, грубость, всевозможные игрушки, коими насиловали юное тело… Грязные слова, пробирающий до костей смех, удары и удары, алкоголь, какая-то наркотическая дрянь, которой пичкали мальчика каждые полчаса…
Шепот на ухо:
- Ты никому не нужен… Даже твой принц от тебя отвернулся…
- Ну же, не сопротивляйся… Сделай хорошо своим друзьям…
- Открой ротик, милый…
- Ты сейчас такой соблазнительный… Беспомощный, испуганный…
- Как же долго я мечтал об этом… Чтобы ты стонал подо мной, чтобы плакал… Ты, маленькая шлюшка, теперь всегда будешь нашей игрушкой. И никуда тебе не деться.
- О, какой прекрасный вид сзади… Твой растраханный анус так и просит очередной ласки. И я не в силах отказать, милый.
Тупая боль в голове мешала сосредоточиться… Все тело ломило. Зад горел огнем. Губы онемели от постоянного минета. Мальчик словно находился в своем персональном аду, где есть только насилие и темнота. Уничтоженный физически и морально, он существовал в небытие, покорно выполняя все то, что ему говорили.
А зачем сопротивляться? Ведь все уже кончено. Ничего больше нет, ничего. Ни души: ее растоптали. Ни сердца: его забрал ОН. Есть только боль от двойного предательства. Мир, до этого казавшийся цветным, неожиданно потерял все краски. Черный. Осталась лишь сплошная темнота. Холодная, обволакивающая, замораживающая эмоции, чувства, мысли… Наверное, поэтому в голове почти полный вакуум.
«За что?..»
И словно перед смертью, вся жизнь пронеслась перед глазами у мальчика. Детство, уход родителей, опекун, школа, «друзья», ОН… Из всего, что произошло, положительным были лишь забота дяди и ушу. Остальное… Да, остальное можно выкинуть к черту из воспоминаний.
Вот только не забыть…
Не забыть ЕГО поцелуи. Не забыть ЕГО объятия. Не забыть ЕГО улыбку. Ничего не забыть. И даже на том свете мальчик будет помнить.
Потому что…
Умирая, пересохшими губами прошептать в агонии:
- Прости… Но я всегда буду любить тебя…

Резко распахиваю глаза и сажусь в кровати. Несколько секунд уходит на осознание того, где я нахожусь. Еще пара на то, чтобы понять, что происходит. И наконец я обессиленно падаю на подушку вновь.
Кошмар. Опять этот кошмар, который беспокоит меня с завидной периодичностью уже больше двух лет. Та жестокая ночь, изменившая мою личность полностью. Та боль, которую смог пережить пятнадцатилетний мальчишка. Днем эти воспоминания преспокойно прятались в уголках моей феноменальной памяти, а по ночам выливались в подобные картинки. И каждый раз я словно вновь умираю. Не сложно догадаться, что подобный ад я пережил уже больше 500 раз.
Нащупываю рукой телефон на тумбочке. 6:00. Бесподобно. До будильника еще два часа. Но заснуть уже не удастся. Закон подлости: я всегда очень рано просыпаюсь.
Поднимаюсь с кровати и прохожу в ванную. Там, в зеркале, отражается лицо, к которому, к слову, я уже привык за эти два года. Овальное лицо, острый подбородок, широкий аккуратный нос, четкий изгиб тонких, но пухлых губ, плавный размах бровей, прямой взгляд больших темно-карих глаз… Да, глаза, пожалуй, единственное, что сохранилось от прежнего облика. Все остальное было создано умелыми руками пластических хирургов. Ли Фенга больше нет. Есть Хуан Цзы Тао.
Смешно вспомнить, как долго я чурался своего вида и боялся смотреть в зеркало. Не я. Там везде отражался не я. Какой-то другой юноша. Да, красивый, да, необычный… Но это не я. Однако, в конце концов, пришло осознание, что внешность на и без того уничтоженную в хлам душу никак не повлияет.
Зачем все это вообще понадобилось?
В ту роковую ночь много чего произошло. ЕГО уход, это действие с использованием меня в роли подстилки, почти полное уничтожение личности Ли Фенга… Утром меня оставили одного в пропитанной похотью и запахом секса комнате на испачканных простынях. Я ничего не соображал. Абсолютно. Обморок не обморок, сон не сон, забытье не забытье… Что-то непонятное. Однако, запах паленого я не учуял.
Один из моих «друзей» оставил не затушенную сигарету на бумагах. Они загорелись. Дальше занавески, ковер, мебель… Пожар охватил всю комнату. А я даже не мог позвать на помощь.
Да и на тот момент было все равно…
К счастью, прохожие вовремя заметили дым, вызвали пожарников, скорую, опекуна… Мужчина рассказывал, что когда меня на носилках увидел, едва не поседел окончательно. Больше 60% поверхности тела в ожогах, в том числе полностью уничтожено лицо. Я перенес столько операций, что к больницам теперь ближе, чем на 500 метров, не подхожу.
Однако самым интересным является последствие удара по голове. В мозгу что-то сместилось. Причем, так, что у меня проснулась феноменальная память. Зрительная, слуховая, механическая… Абсолютная способность помнить все. Конечно, пришлось пожертвовать 100%-ным зрением и полной утерей координации в пространстве. Правда, последнее я потом себе вернул с помощью изнурительных тренировок ушу и йогой. И слепоту удалось повысить с 10% до 75%. Однако, способности никуда не делись. Так же появилось новое лицо, имя и желание начать все сначала.
Ли Фенг умер. Официально умер. Это было объявлено моим дядей через неделю после того, как я попал в больницу. Ли Фенг умер от ожогов, тяжесть которых была несовместима с жизнью. Ли Фенг умер. И по его завещанию состояние передавалось Хуан Цзы Тао. Все считали, что мальчишка отписал наследство любовнику. И только три человека знали, что он просто не захотел отдавать отцовские деньги ненужным людям: я, опекун и один нотариус, который за очень большую плату состряпал все нужные документы.
Еще раз убеждаюсь, деньги могут все.
Теперь меня зовут Хуан Цзы Тао. Мне 21 год. Я добавил себе несколько лет возраста, чтобы навсегда покончить с прошлым. Плюс это объяснение, каким образом я за три года закончил старшую школу и усвоил знания трех курсов университета. С этого года я живу в Южной Корее и учусь в Сеульском национальном университете на четвертом курсе математического факультета. Да, свою гениальную память я решил направить в это русло…
Я надеюсь начать новую жизнь. Потому что в Китае даже с другими именем и лицом этого сделать не удалось. Больше всего бесили лицемерное сочувствие «друзей» при упоминании о Фенге и их же подкатывание к Тао. Помня о том, что эти выродки сделали, я нагрубил и прослыл «невоспитанным молодым человеком с тугим кошельком». Целый год я терпел шепоток за спиной, а потом серьезно поговорил с опекуном и начал готовить документы о переводе в Сеул.
Теперь я здесь. И даже не скучаю о Пекине. Есть большая квартира в хорошем районе столицы Кореи, парочка нужных знакомств и огромное желание жить. Потому что находясь одной ногой по ту сторону, понимаешь, что не стоит торопиться умирать. Плюс когда я лежал в больнице после пожара, познакомился с одним парнем. И его фраза стала толчком к принятию решения о новой жизни. Он сказал: «Отпустить прошлое – самый большой подвиг в этом мире. Если ты сможешь это сделать, то никогда и ни перед чем больше не струсишь».
Будем надеяться, что это так.
Сегодня мой первый день в новом университете, хотя занятия уже идут две недели. Просто, возникли трудности с переездом и остатками папиной компании. Я постарался сделать все как можно быстрее и вернулся в Сеул. Теперь ничто меня не держит.
Медленно собираюсь в университет. Стоящие торчком красно-черные волосы, черные узкие джинсы, серая кофта из очень тонкого трикотажа, пиджак из плащевки, ботинки, на одной руке перчатка без пальцев, скрывающая шрам от ожога, который так и не исчез, аксессуары и очки. Сумка, телефон, наушники. Я готов. Раньше я бы не позволил себе так одеваться. Сейчас начинается новая жизнь.
Вот только… Кое-что меня с прошлым связывает. В каждом сне звучит фраза, полностью отражающая запретные эмоции:
- Прости… Но я всегда буду любить тебя…

Чем дальше, тем интересней.

Я вышел от декана своего факультета с полным осознанием, что мне будет очень весело тут учиться. Мужчину, в спешном порядке описывавшего университет и нагрузившего меня кучей макулатуры, можно было охарактеризовать одним словом – чудак. Куда-то бежать, куда-то торопиться, все в спешке, пиджак в мелу, руки в пасте шариковых ручек… Очень неуклюжий и любитель потараторить. Если бы не моя память, я бы в жизни не сообразил, что профессор Ли хотел рассказать. А так все более менее нормально…
Вот только мне не объяснили, где находится аудитория 206!
Выхожу из кабинета ректора. Пусто. Коридор словно вымер. Похоже, в этой части университета не проходят занятия. Отлично, и куда же мне идти?..
Неожиданно из-за угла вылетает какой-то парень. Чуть ниже меня, худой, с абсолютно неукротимой шевелюрой, в явно не брендовой одежде и с каким-то затравленным взглядом. Последнее насторожило, поэтому я даже не обратил внимания на удар. Просто поймал паренька, не дав ему встретиться с полом.
- Ты в порядке?
На меня подняли испуганные глаза. Которые стали еще шире, едва их обладатель осознал свое положение.
- Из.. Из… Извините, - выдавил он, вырвался из моих, так называемых, объятий и практически бегом устремился в ту же сторону, откуда пришел.
Хм… И что это только что было?
Похоже, я произнес это вслух, потому что позади раздается еще один голос:
- Это было… был О Сехун. Первокурсник. И он немного странный.
Резко разворачиваюсь и вновь с кем-то сталкиваюсь почти нос к носу. Парень. Первая ассоциация – очень яркий. Я не про внешность, там все умеренно. Короткие темно-русые волосы, аккуратные черты круглого лица, глаза цвета черного кофе, одежда коричнево-белых тонов… Но улыбка и сияющий взгляд приковывали внимание. Так ярко. И так мягко.
Я бы даже завязал разговор, если бы не чувствовал, что опаздываю.
- Окей. Пусть странный. Тогда, может, ты подскажешь, где находится аудитория номер 206?
- Подскажу, - кивнул парень. – Спускаешься на второй этаж, по коридору направо, последняя дверь, около витражного окна. Беги, лекция скоро начнется.
- Спасибо, - кланяюсь и быстрым шагом, медленно переходящим в бег следую указанному маршруту.
Успеваю почти чудом и вхожу в аудиторию вместе с деканом (который, кстати, преподает у четвертого курса высшую математику). Естественно, взгляды всех присутствующих тут же приковываются ко мне. Однако выучка юного_наследника_огромного_состояния на этот раз спасает. Нацепив на лицо невозмутимую маску, занимаю свободное место во втором ряду, самом свободном во всей аудитории. Лишь в метре от меня сидит какой-то парень с отсутствующим видом, наушниками в ушах и кубиком Рубика в руках. Все знает? Или, наоборот, ничего не знает?
На этой лекции я имел честь лицезреть подтверждение фразы: «Внешность бывает обманчива. Первое впечатление тоже». Профессор Ли в течение этих двух часов показал мне абсолютно иную свою сторону. Собранный, спокойный, уверенный в себе мужчина, он первым делом представил меня остальным, как «Хуан Цзы Тао, студента, переехавшего к нам из Китая и, возможно, являющегося будущим соперником Криса и Лухана». Моментально возник вопрос: кто они такие эти Крис и Лухан? Ответ на него я получил, кинув взгляд на своего соседа. Равнодушие того как рукой сняло. В глазах парня светился неподдельный интерес, игрушка была забыта. Чувствую, меня просканировали с ног до головы и сделали кое-какие выводы.
Сама лекция мне понравилась. Профессор Ли объяснял все четко и понятно, разбавляя термины и формулы иронией и случаями из практики. В некоторых моментах аудитория лежала от хохота. Никогда бы не подумал, что математика бывает такой смешной!
Время пролетело очень быстро. Я даже не заметил. Но вот звонок оповестил о конце лекции, и все засобирались на выход. Следующее занятие в аудитории 153. Кажется, я пробегал мимо нее. Хотя нет, не кажется. Точно пробегал. Ну хоть в этот раз мне повезло…
Иду по коридору, наушники в ушах, хотя музыка не играет. Я частенько с помощью этого «прячусь» от ненужных разговоров и вопросов. Просто сейчас почему-то нет настроения отвечать на расспросы этих накрашенных дурочек, которые неотрывно, хвостиком, следуют за мной. Я не ненавижу противоположный пол. Но подобных фарфоровых красоток на дух не переношу.
Впереди меня в некотором отдалении идет Лухан. И я становлюсь свидетелем интересного разговора, зацепившись за свое имя в реплике этого парня.
- Его зовут Хуан Цзы Тао. Он мой земляк. И похоже, что очень умный, - произнес тихо парень, но я каким-то невообразимым вопросом его услышал.
- …
- Потому что профессор Ли произнес интересную фразу о нем. Декан сказал, что этот парень, возможно, станет нашим с Крисом соперником.
- …
- Сиумин, я не знаю! Да и вообще, чем привлекла тебя эта китайская панда?
Я едва успел стереть улыбку с лица. «Китайская панда»? Как интересно…
И вообще, с кем Лухан разговаривает?
Между тем собеседник парня что-то сказал, на что тот горестно вздохнул:
- Опять эта твоя безумная идея с фотосессией! Я ведь сказал, что не буду в ней участвовать!
- …
- А что Крис? Ты думаешь, он для меня авторитет? Он даже с собственными кошмарами разобраться не может, а ты говоришь о великом мне! К тому же, нашего принца не будет еще по крайней мере два месяца. Китай, потом Канада…
Явственно слышу вздох на том конце провода.
- Я знаю, что я такой. Точнее, я не такой, просто сейчас у меня плохое настроение, - мрачно ответил Лухан. – Я вновь ошибся.
- …
- Сиумин, прекрати читать мне нотации. Ты старше всего лишь месяц! И все, давай закроем эту тему? У меня лекция.
Я понял, что ничего интересного больше не услышу, поэтому обогнал впереди идущего парня и услышал его очередную реплику:
- Ой, эта панда, кажется, слышала наш разговор…
Позволяю себе наконец улыбнуться. Нет, мне определенно нравится это прозвище и этот университет.
Вот только кто такой Сиумин?
Ответ на этот вопрос я получил во время обеденного перерыва. Взяв стандартный паек студента, я занял свободный столик у окна. Последующие несколько минут показались адом. Пока я ел, с меня не сводили взгляд, по меньшей мере, полстоловой. Но я ведь уже упоминал о юном_наследнике_огромного_состояния? Вот и сейчас просто кидаю взгляд на остальных поверх очков, а потом возвращаюсь к своему занятию.
Кстати, я успел заметить, как мой яркий утрешний знакомый перекинулся парой фраз с каким-то парнем, севшем потом рядом с Луханом.
Хм… Все, как в сказке: чем дальше, тем интересней.
Покончив с обедом, я принялся конспектировать предыдущие лекции. Да, у меня немного странная манера учебы… Я сначала прослушиваю, что мне говорят, а потом анализирую и записываю выводы, подкрепляя их собственным мнением. Поэтому все записи похожи на почти готовые лекции в призме моего видения.
Однако на этот раз спокойно позаниматься не дали.
- Таинственный незнакомец, я ведь так и не узнал твоего имени, - раздался подозрительно радостный голос и за мой столик кто-то приземлился.
Поднимаю голову от записей и вижу моего яркого утрешнего знакомого.
- Ну ты же сам послал меня… на лекцию, - пожимаю плечами и дописываю последнее слово.
- А ты разве не спешил? – подозрительно уточнил парень.
- Спешил. Поэтому спасибо тебе, что не задержал. Опаздывать в первый день учебы как-то не здорово.
- Не за что, - это чудо расплывается в улыбке. – И все же, как тебя зовут?
- Хуан Цзы Тао. Но можно просто Тао.
- Ким Минсок. Но можно просто Сиумин, - ответил он, а у меня внутри все замерло от осознания.
Значит, Сиумин?.. Так вот ты какой, загадочный друг Лухана. Интересно, и что же могло понадобиться этому пареньку от простого и скромного меня? Хм… Ну ладно, не совсем простого. И не очень скромного…
Стоп! Фотосессия… Он фотограф? Но насколько я помню, в этом университете нет подобной специальности…
Так, Тао, решай проблемы по мере их поступления!
- Очень приятно познакомиться, - чуть искривляю губы в улыбке, на что Сиумин просто засиял.
- А как я рад! – выдало это чудо. – Откуда ты?
- Из Пекина. Приехал, потому что там меня ничего не держит. Хочу начать новую жизнь.
- А-а-а, - протянул мой собеседник и покивал. – Ты с математического факультета?
А ведь ты знаешь ответы на эти вопросы… Но так гораздо интересней.
- Да. Четвертый курс. А ты откуда?
- Я? Я с художественно-графического. Но вообще меня больше привлекает фотография. Так что, скорей всего, именно этим я буду заниматься в будущем. И, кстати, я тоже с четвертого курса. У тебя когда день рождения?
Я чуть не сказал 30 сентября. Но..
- 20 мая. А у тебя?
- 26 марта. Так значит я твой хен! – просиял парень.
- Значит, - улыбнулся я впервые, на что Сиумин застыл на мгновение. – Что-то не так?
- А? Нет… Просто, один мой друг назвал тебя пандой. Сижу и понимаю, что он прав…
Нет, ну разве можно быть таким наивным? Минсок, ты уже столько раз спалился, что это даже не смешно!
Хотя… Он же не знает, что я слышал тот разговор.
Но все равно жалко водить его за нос.
Так что… Если?..
- Сиумин, а расскажи-ка мне о сильных этого университета, - попросил я. – Кто тут у вас элита?
Минсок как-то странно посмотрел на меня, потом за мою спину (о, там же сидит Лухан и компания. Похоже, я не ошибся) и наконец кивнул:
- Хорошо. Раз ты новенький, то должен это знать.
- Звучит так, словно ты собираешься мне доказать, что приведение в старой части университета – это никакой не миф, и ты сам столкнулся с ним в полнолуние, - усмехнулся я, лениво собирая тетради.
Сиумин расхохотался, а потом все же ответил:
- У нас, действительно, есть привидение. Крисом зовут. Он с четвертого курса математического факультета, твой коллега. Но сейчас его нет в университете, он взял академический отпуск и уехал в Китай, помогать отцу с рассыпающейся компанией. А привидение он потому, что любитель погулять в одиночку, особенно ночью. А еще он невозмутимый и очень-очень-очень-очень спокойный. Честное слово, эта зараза совсем редко улыбается, но так очаровательно, что я уже готов стать сталкером, чтобы сфотографировать его улыбку и любоваться потом!
- Он китаец? – только и спросил я.
- Угу. Вообще, в «элите», как ты выразился, три китайца. Крис, Лухан и Лэй. Первые два – математики, а третий – с психологического факультета. Действительно, более понимающего и надежного человека, чем Лэй, во всем университете не найдешь! А еще он просто охрененно танцует. Если они с Лу на танцполе, можно садиться в уголок и покрываться грибами.
- Лу?
- Ой, так Лухана зовут только друзья, так что я ничего не говорил.
- Все так страшно? – засмеялся я.
- Ну… Лухан странный. Очень странный. И у него быстрая смена настроения. Лишний раз утверждаюсь, что вы, математики, к концу учебы сходите с ума…
- Считаешь, что и я не в своем уме?
- Еще не знаю, - ответил Минсок. – Все возможно.. Или это ваша китайская кровь сказывается…
- А что, корейцы все белые и пушистые? – иронично хмыкнул я. – Кстати, сколько всего человек входит в «элиту»?
- Официально – 8. Неофициально – 10. К Лэю подселили Кая, который оказался танцором, вот эти двое и сошлись. А Сухо привел первокурсника Кёнсу, который медленно, но верное становится заботливой «мамочкой» в той компании гениальных идиотов. Скоро и за новенькими начнется охота, - с каким-то предвкушением отозвался Сиумин.
Я задумчиво потеребил сережку в ухе. Итак, пять человек уже были озвучены. Осталось еще пять. Когда же ты проболтаешься, Минсок?
Наш разговор стал напоминать мне бой сродни тех, что я проводил, когда выигрывал соревнования по ушу. Внимательно слушать и искать слабые места в защите противника, чтобы одним ударов вывести его на чистую воду. Ведь Сиумин первым начал наше общение с некоторой недоговоренности. А я не люблю подобного игрового тумана.
Ненавижу маски.
- А кто такой длинный, худой, с невообразимыми хаосом из рыжих кудряшек на голове?
- Ты что, затылком видишь? – выдал мой собеседник и зажал рот рукой.
Я с улыбкой покачал головой и кивнул за его спину. Там, на противоположной стене, как элемент декора, располагалось зеркальные вставки из небольших ромбов. И в одном из них отражался заветный стол с сидящим за ним Луханом.
Сиумин постарался скрыть эмоции за улыбкой.
- Этот рыжий – Чанёль, тролль с факультета информационной безопасности. Рядом с ним Бэкхён, он оттуда же. Оба занозы в пятой точке, ибо их рты никогда не закрываются. И порой это раздражает… Еще есть улыбчивый Чен, который обладает удивительным голосом. И Сухо, он же Ким Джунмен, стоящий в рейтинге «самый понятливый человек на свете» сразу же после Лэя. Джунмён считается в «элите» чуть ли не папочкой.
9 человек. Итак, Сиумин, ты покажешь мне свое слабое место?..
Но тут у этого чуда звонит телефон, парень произносит в трубку: «Скоро буду» и начинает прощаться со мной.
- Извини. Преподаватель по живописи меня ищет. Нужно бежать. Еще увидимся.
- Обязательно, - произнес я, посмотрев на него по-настоящему, не скрывая глаза за стеклами очков. – Ты ведь рассказал только о девяти участниках вашей «элиты». Ты кого-то упустил, Минсок, и я хочу узнать кого.
Реакция паренька меня удивила, это мягко сказано. Он похоже, сначала вообще не обратил внимания на эти слова. Сиумин с каким-то восторгом рассматривал мое лицо. Буквально физически чувствую его взгляд. И это… странно. Не страшно, подобного чувство я давно уже не испытываю. Именно странно…
- Конечно, - кивнул он наконец. – И тому же у меня есть к тебе довольно интересное предложение. Так что с нетерпением буду ждать нашей следующей встречи, Панда Тао.
- Взаимно, Сиумин.
Воистину, чем дальше, тем интересней…

3. "Взгляд убийцы".

Следующий день буквально пестрел новостями и событиями.
Сначала позвонил опекун. Мужчина поинтересовался о том, как я устроился, нормально ли прошел первый день, все ли в порядке с квартирой и переводом денег… А потом огорошил: по Пекину прошел слух о том, что Ли Фенг жив. Конечно, опекун постарался все замять, праведно возмутившись по этому поводу на одном из вечеров, но произошедшее наталкивало на мысли.
Я догадываюсь, кто мог распустить свой длинный язык. Жикианг, один из моих «друзей». Самый старший, самый богатый, самый подлый и самый жестокий. В ту ночь я многого от него натерпелся. На лопатке даже сохранился крестообразный шрам от его «ласк».
Я навестил Жикианга перед своим переездом в Корею. Выслушал пару грязных комментариев по поводу Фенга и «этих ваших гребаных гейских отношений». А потом двинул с размаха в челюсть.
- Ты что творишь? – воскликнул он тогда, пытаясь подняться на ноги.
- Догадайся, - прошипел я парню в лицо, притянув к себе за воротник рубашки. – Знаешь, за то, что вы со мной сделали, можно и убить. И если бы меня ничего не держало здесь, я бы без раздумий уничтожил вас, дорогие и любимые друзья. Но у меня новая жизнь, новые мечты и новая цель. Так что живи… И помни: я бы не остановился, будь на то воля небес.
С каждым мои словом Жикианг бледнел все сильней и сильней, а потом выдавил из себя:
- Так ты… жив? Но… как?..
- Жив? Ты о чем? – ядовито усмехаюсь. – Ваш друг умер. 26 июля Ли Фенг был официально объявлен погибшим. А я Хуан Цзы Тао. Мне 21 год. И завтра я уезжаю из страны. Вы обо мне больше и не услышите. Но благодарны быть обязаны. За ваше развлечение должно было последовать большое наказание…
- Ты сумасшедший… У тебя глаза убийцы… - прошептал парень.
- Ты сам сделал меня таким, лучший друг.
Похоже, эта мразь не умеет держать язык за зубами. Хорошо, что ему никто не поверил. Из мертвых не возвращаются.
Разве только те, кто не умирал и вовсе.
Не трудно догадаться, что уже с самого утра я был, мягко говоря, на взводе. Лекции просидел с наушниками и какой-то рок-музыкой, а в столовой просто упал на стул и уперся лбом в столешницу, попытавшись абстрагироваться от всего мира.
Глупо и наивно.
- Панда Тао, ты что, заснул? – раздался подозрительно знакомый и до одури радостный голос Минсока.
- Нет. Но очень мечтаю, - вздохнул я и выровнялся, потирая лицо. – Ты что-то хотел?
Сиумин вновь очень-очень яркий и с сияющей улыбкой. Завидую.
- А что, просто так я подойти не могу?! – тем временем возмутился он.
- Можешь. Хотя я до сих пор не понимаю, почему.
- Что, почему?
- Почему ты со мной общаешься? И почему до сих пор не сказал, что являешься 10 из «элиты», следовательно, другом Лухана и остальных «гениальных идиотов»? – спрашиваю прямо и, наверное, очень жестко.
Но ничего не могу с этим поделать.
Как интересно… Я терпеть не могу ложь. Но вся моя жизнь – одна сплошная недоговоренность. А от подобного всего лишь полшага к вранью.
Тао, похоже, тебе все оставшееся время суждено ходить по лезвию ножа.
Я думал, Сиумин обидится. Но он всего лишь улыбнулся и спросил:
- У тебя что-то случилось?
И почему он такой нелогичный? Хотя о чем я говорю? Люди ведь не цифры, чтобы подчиняться строгим формулам и правилам.
И вообще эти корейцы странные!
- Случилось, - отвечаю наконец на поставленный вопрос. – Это так заметно?
- Я, конечно, не Лэй, - тонко улыбнулся Минсок, - но в эмоциях людей разбираюсь. К тому же, когда год живешь в одной комнате с Луханом, учишься людей понимать не то, что с полуслова, с полувзгляда. У тебя что-то серьезное?
Вздыхаю. И почему я не способен злиться на это чудо?
- Да не особо, - пожимаю плечами. – Просто, как это обычно бывает, хочешь начать новую жизнь, но старая не отпускает. Ненужная любовь, когда-то близкие люди… О, боже, как сентиментально это звучит!
Сиумин улыбнулся.
- Нормально это звучит. Может, любовь не такая уж и не ненужная, раз не отпускает?
- Может и ненужная. Но безнадежная. И вообще, давай не будем об этом! – цепляю на нос очки. – Теперь твоя очередь отвечать на мои вопросы!
- Лишний раз убеждаюсь, что математики – сумасшедшие, - выдохнул Минсок. – У тебя настроение меняется со скоростью Бэкхёна, узревшего модную брендовую шмотку в магазине!
- Не отходи от темы.
- А я и не отхожу! – шутливо возмутился он, а потом вздохнул. – Чистосердечно признаюсь: в начале меня заинтересовала твоя внешность. Ты красивый, Тао. Твоя красота – это не холодная аристократичность Криса, не сексуальность Кая и не теплая милость Лухана. Твоя красота – это хищность и какая-то внутренняя сила. Ты обладаешь завораживающим взглядом и бьющей через край харизмой. Опасно, но притягивающе. Я ведь фотограф… И мне захотелось получить тебя в модели… А потом я с тобой заговорил и понял, что внешность очень обманчива. И теперь мне интересно, насколько наружный Тао отличается от внутреннего.
Ты даже не представляешь, как сильно мы не похожи.
Но… Неужели я, действительно, такой манящий?
- Удачи тебе в этом не простом деле, - усмехнулся я. – А что насчет десятого?
Минсок как-то потух и грустно улыбнулся.
- Я не считаю себя десятым, - ответил он. – Потому что… Потому что… Ты посмотри на них, - я обернулся и кинул взгляд на ребят. За их столиком царило что-то невероятное. Хаос. Чанёль и Бэкхён усиленно пытались переорать друг друга, остальные так или иначе стараются их утихомирить, и лишь какой-то подозрительно знакомый парень сидит с улыбкой на лице, полуприкрыв глаза.
- Окей. Посмотрел. Что дальше? – поворачиваюсь вновь к Сиумину и успеваю заметить тоску в его взгляде.
- А что дальше? – хмыкнул он. – Я не такой. Смотри, они все яркие, особенные, в чем-то кардинально непохожие на других. А кто я? Среднестатистический художник с мечтой быть фотографом. У меня нет ума Криса, Лухана или Сухо. Нет бьющей через край энергетики Чанёля или Бэкхёна. Порой чрезмерная забота Лэя или Кёнсу… Улыбка Чена, вселяющая силы… Какая-то порочная красота Кая и его танцы… У меня нет ничего из вышеперечисленного. У меня есть только невысокий рост, комната, заваленная неудачными работами и звание «элиты», которое я совсем не оправдываю. Я не похож на них. И я не достоин звания лучшего.
Глупый-глупый Минсок. Очень глупый. «Элитой» просто так не становятся. И к тому же в тебе есть кое-что особенное… Вообще, каждый человек особенен. Абсолютно каждый. И ты не исключение.
Я даже простил ему ту маленькую недоговоренность. Парень просто запутался. Я не был в подобной ситуации, но, думаю, это мучительно.
- Знаешь, Минсок, - я откинулся на спинку и заговорил, задумчиво вертя в руках длинный карандаш, - я, на самом деле, терпеть не могу фотографироваться. За последние два года я снимался только для загранпаспорта. Я не люблю свое лицо. Чужое. Только глаза родные. Но недавно я познакомился с одним пареньком. Первый человек, с кем я начал общаться в этом университете. Он очень яркий. Не по внешности. По характеру и самой своей сути. Улыбка, легкий характер, смех, милая ворчливость в адрес друзей, которых он очень сильно любит… Этот человек фотограф. И сегодня он всего парой предложений заставил меня усомниться в своей неидеальности. Возможно, я не так страшен, и моя внешность не такая уж и чужая, раз заставляет других интересоваться тем, что она скрывает. Я ведь хочу начать новую жизнь…
Смотреть на лицо Минсока без улыбки было нереально. Широко распахнутые глаза, губы, обрисовывающие звук «О»… Парень в шоке. Он что, эмоции вообще скрывать не умеет?
- Сиумин, - продолжаю между тем я, - ты зря на себя наговариваешь. У тебя удивительная способность видеть в человеке то, что он сам в себе не замечает. Развивай ее и станешь прекрасным фотографом. А насчет подработки моделью я подумаю…
- Спасибо, - выдохнул парень все еще находясь в прострации. И через несколько минут:
– Ну я… пойду?
- Иди, - давлю в себе смех и внезапно кое-что вспоминаю. – Сиумин… Поообещай мне одно. Если хочешь со мной общаться, никогда не ври. Лучше говори правду и желательно всю. В этой жизни я ненавижу две вещи – предательство и ложь.
Минсок кивнул, встал и пошел к «своим». А я, выглянув в окно, между тем уже ловил очередное приключение за хвост.
Сехун. Тот вчерашний паренек с испуганными глазами. Он вышел из университета и направился в сторону общежития. А за ним, в некоторой отдаленности, следовали трое старшекурсников.
В голове знакомо зазвенел голос интуиции. Что-то не так. Что-то должно произойти. Этот парень в опасности. Я не привык игнорировать подобные предчувствия, во времена занятий ушу они частенько прокладывали мне путь к победе.
Подрываюсь со стула, хватаю сумку и почти бегом выхожу из столовой. Двести метров влево по коридору, огромные двери, ведущие на улицу, дорога к четырехэтажному зданию общежития… Трудности возникли с охраной. Я же не проживаю там. Точнее, проживаю. Официальн<





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.


ТОП 5 активных страниц!

...