Что большая часть нашего счастья или наших страданий

Зависит от нашего расположения, а не от наших обстоятельств»

Марта Вашингтон

 

Изабелла Свон

 

Улыбнувшись, Элис вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Я сидела на кровати, уставившись на дверь. Я чувствовала себя тошнотворно и…возбужденно. Внизу играла музыка, я слышала слабую болтовню гостей.

На прошлой неделе мне удалось убедить всех, что я не против вечеринки, что она не доставит мне неудобств. Хотя, на самом деле, одна лишь мысль о вечеринке заставляла меня чувствовать себя больной. Я знала, что буду плохо себя чувствовать среди всех этих людей, большинство из которых Эдвард знал весьма и весьма хорошо. Еще я прекрасно понимала, что на вечеринке будет много девушек, которых Эдвард знал очень близко, и я боялась своей реакции, когда увижу их рядом с ним. Я любила его, и понимала, что мне никуда не деться от такого чувства, как ревность. Я, конечно же, буду страдать, если увижу, что он флиртует с ними, трогает их. Одна часть меня требовала, чтобы я осталась в комнате, закрыла глаза и уши и изображала, что я нахожусь где-то в своем мире. Но я не хотела разочаровывать ребят. Говоря о вечеринке, они все были так взволнованы. Элис сказала, что она так счастлива, что я присоединюсь к ним. И теперь я уже не могла пойти на попятную и отказаться. С моей стороны это будет похоже на поведение маленького незрелого ребенка.

Сегодня я чувствовала себя настоящим подростком. Впервые в жизни я проводила день, украшая дом, наряжаясь для вечеринки. Я не должна была ничего убирать, мыть, у меня не было никаких обязанностей, а было лишь время, чтобы расслабляться и забавляться. Но все это было не так-то легко сделать, потому что я все еще чувствовала себя неуместной. Я чувствовала, что я не принадлежу их кругу, я ниже, чем они все. Я боялась спуститься к ним, потому что знала, они будут смотреть на меня. И они знают, что я не такая как они, я не могу быть такой…

Я сидела и чувствовала себя ужасно. Работа Элис может пропасть впустую. Она сделала очень симпатичный костюм. А я сидела здесь и прятала его, не позволяя никому увидеть эту красоту.

Вдруг в дверь моей спальни мягко постучали. Я напряглась, не зная, кто это мог быть. Мне сказали, что на третий этаж гостям было запрещено подниматься, поэтому, я предположила, что это был кто-то из мальчиков. А может это была Элис? А вдруг кто-то из гостей решил нарушить правило и подняться сюда. Я сидела и не двигалась, думая, открывать дверь или нет. И тут я услышала голос Джаспера.

- Изабелла? Я могу войти?

От мысли, что это был кто-то из тех, кого я знаю, мне стало немного легче. Встав, я подошла к двери и открыла ее.

Увидев меня, Джаспер улыбнулся.

- Molto bella, - сказал он, рассматривая мой костюм.

- И что это означает? – спросила я, отходя в сторону и впуская Джаспера.

Закрыв за ним дверь, я села на кровать. Сев около меня, он откинулся назад, облокотившись на свои локти.

- «Molto bella» означает «очень красиво», - улыбнувшись, сказал он.

- Спасибо, - сказала я. Улыбнувшись, я слегка покраснела от его комплимента. Честно говоря, я была удивлена, что он назвал меня красивой.

Он кивнул.

Какое-то время мы сидели молча. Джаспер смотрел в потолок, и очевидно, был весь в своих мыслях. У меня возник вопрос, почему он был сейчас со мной, вместо того, чтобы находиться внизу, со своей девушкой и гостями. Меня это даже немного взволновало.

Спустя пару мгновений Джаспер вздохнул.

- Nella vita – chi non risica – non rocica, - мягко сказал он. – «Жизнь такова – не рискуя, не получишь ничего». Мама часто говорила нам это. Когда кто-то из нас был озабочен тем, что нужно было что-то сделать, а мы не хотели этого делать, опасаясь последствий, мама всегда говорила эту фразу. Хоть это было давно, кажется, я и сейчас слышу ее голос, произносящий это.

Я посмотрела на него, он улыбнулся самому себе, очевидно, вспоминая маму. Это немного опечалило меня, потому что подумала о своей матери. Я попыталась вспомнить ее голос. Я никогда не хотела забывать ее, и все что она делала для меня.

- Моя мама многое мне говорила, но это я запомнил особенно хорошо. Она научила меня не бояться рисковать. Не все может получиться, ты можешь потерпеть неудачу. Но ты никогда не узнаешь, если не попробуешь. И если бы все получилось, разве бы оно того не стоило?

Он замолчал на мгновение, а потом вздохнул.

- Ты можешь играть в прятки, Изабелла. Я ни в коем случае не буду винить тебя. Ты можешь переждать и пережить это, но разве ЭТОГО ты действительно хочешь? Неужели, нет ничего больше, кроме желания выжить? – он повернул голову и посмотрел мне прямо в глаза. – Или ты можешь решиться и взять на себя риск. Пойди и сделай это, пока ты можешь это сделать. Нет никаких гарантий, но есть возможности. Я не могу обещать, что это решение и этот способ приведет тебя к тому, чего ты хочешь, я не могу обещать, что ты получишь все, чего хочешь. Но я могу с уверенностью пообещать, что ничего не изменится, ты не получишь ничего, если ты, по крайней мере, не попробуешь.

Я уставилась на него, пытаясь понять его слова. Он смотрел на меня, видимо ожидая моей реакции. Спустя пару мгновений я неуверенно кивнула. Конечно, я поняла смысл его слов, но я не была точно уверенна, что ИМЕННО мне нужно сделать. Джаспер улыбнулся.

- Ты, действительно полюбила бы мою мать. Она была очень сильна духом. Она была самым сильным человеком, которого я когда-либо знал. Единственный человек, которого я когда-либо встречал, который мог конкурировать с нею в силе – ты.

Я с недоверием посмотрела на него. Он рассмеялся.

- Я так думаю. Ты как маленькое жесткое печенье. Ты бы полюбила мою маму, а она полюбила бы тебя. Я думаю,… она бы никогда не одобрила рабства, и была бы против, что это происходит в ее доме, но встретив тебя, увидев, как ты сильна духом, она бы искренне обожала тебя. Таким уж она была человеком – любящим и сострадательным.

Он снова уставился в потолок.

- В жизни ее очень не хватает. С тех пор, как она умерла, мы все очень изменились, и никто из нас уже не станет прежним. Знаешь, Эдвард ведь не всегда был такой…жопой. Он был очень похож на маму, такой же благородный, так же мог сострадать. Он не мог обидеть и мухи. Он был таким наивным и доверчивым,… пока не умерла мама. Он закрылся ото всех, полагая, что одиночество и отстраненность от всех облегчит его жизнь. По его мнению, это был менее болезненный путь. Он быстро забыл, все уроки, все, чему его учила мама. Иногда он использует рукоприкладство… Я задаюсь вопросом, имеет ли он вообще какое-нибудь отношение к своей жизни, и руководствуется ли он, хотя бы иногда, чем-нибудь, кроме эмоций. Ты знаешь, ты очень хорошо подходишь ему. Ты очень хороша для нас всех, но для него в особенности. Я думаю, ты напоминаешь ему о маме, напоминаешь ему о том, что сострадание и понимание еще существует в нашей жизни. Думаю, с тех пор как мы потеряли маму, ты – первая женщина, на которую он смотрит как на истинного человека, а не как на объект, не как на вещь.

На моем лице было написано замешательство, и Джаспер, заметив это, улыбнулся.

- Странно, не так ли? Я полагаю, что ты провела всю свою жизнь, чувствуя себя вещью, а не человеком. Тобой и каждым аспектом твоей жизни кто-то управлял. А теперь, ты здесь, и ты встречаешь кого-то, кто смотрит на тебя, как на женщину, и вот ты сама начинаешь меняться. Я знаю, что ты не видела ничего этого прежде, до того как встретила его. Но теперь это так. Ты сумела, так или иначе, вернуть часть Эдварда. Мы думали, что со смертью матери, ушла и часть Эдварда.

Я почувствовала, как по моим щекам потекли слезы. Я плакала,… Слова Джаспера затронули меня, затронули что-то внутри меня. Мне так захотелось чего-то большего в этой жизни… Джаспер, улыбнувшись, протянул руку и вытер мои слезы.

- Почему? – спросила я.

Джаспер вопросительно посмотрел на меня.

- Почему я такая для него? – продолжила я.

Джаспер пожал плечами.

- Ты должна спросить об этом Эдварда. У меня есть несколько теорий, почему он с самого первого дня увидел тебя другой. Ты пришла к нам в дом,… Вероятно, ты напоминаешь ему о маме. Но он, единственный, кто, действительно, может ответить тебе на твой вопрос.

Я кивнула. Мы сидели, молча еще несколько минут, а затем, Джаспер вздохнул и встал.

- Так скажи мне, Изабелла. Мы будем играть в прятки и просто выживать, или мы спустимся и, взяв на себя риск, будем жить?

Я на мгновение уставилась на него, а затем вздохнула. Очевидно, Джаспер расценил это как положительный ответ и протянул мне руку. Выйдя из комнаты, мы стали спускаться по лестнице. На втором

На втором этаже мы столкнулись с Эмметом. Он начал прыгать возле меня, размахивая мечом. Он выглядел так смешно. Я рассмеялась, и это помогло мне немного расслабиться.

Спустившись на первый этаж, я увидела Эдварда и Элис. Эдвард был таким красивым, в этом своем костюме пирата. Он стоял и смотрел, как я спускаюсь вниз по лестнице. Мое сердце начало учащенно биться. Остановившись рядом с ним, я нервно улыбнулась. Джаспер отвел Элис в сторону.

- La mia bella ragazza, - мягко сказал он, беря меня за руку.

Я была немного ошеломлена. И мне было интересно, что означала его фраза, но он, как обычно, мне этого не скажет. Затем, он предложил мне выпить, я отказалась, поскольку мне не хотелось чувствовать себя опьяненной в присутствии всех этих незнакомых людей.

Потом Эдвард представил меня, двоим, незнакомым мне, людям. Затем пришла Элис, и увела меня. Она стала представлять меня другим гостям. Меня немного удивило то, как они все приветливо ко мне относились, но я все же не могла сосредоточиться на ком-то из них конкретно. Инстинктивно мои глаза искали Эдварда. Он тоже искал меня, и когда наши взгляды встретились, я немного смутилась и опустила глаза. Меня тянуло к нему…

Через некоторое время, я решила пойти на кухню, чтобы что-нибудь выпить. Зайдя на кухню, я увидела Розали. Она буквально потребовала, чтобы я налила ей выпить. Я заколебалась… одна часть меня говорила, что нужно беспрекословно выполнять пожелания, а другая… Другая, помнила, что Эдвард просил меня достойно отвечать на подобные просьбы. И я пообещала, что справлюсь, что смогу ответить достойно. Как же я могла нарушить обещание, данное Эдварду? Поэтому, вздохнув, я приготовилась к последствиям, и ответила Розали ясное и четкое «нет». Тут Эдвард высказал свое мнение по этому поводу. От неожиданности я вздрогнула. Я, конечно, не слышала, как он подошел. Как это ни странно, Розали оказалась довольной моим ответом. И я вспомнила слова Элис. Ведь она говорила, что только таким способом можно было добиться расположения Розали. По каким-то причинам она любила людей, которые могли противостоять и возражать ей.

Потом Розали сделала мне замечание по-поводу моего костюма, я нашла, что ей ответить. На этот раз, мой ответ ошеломил не только ее, но еще и Эдварда. Розали ушла, а Эдвард восхитился моими ответами. Это было так странно - меня хвалили за то, что я отказала. Эдвард знал, что всего некоторое время назад за такие слова в адрес хозяев, меня бы избили до полусмерти.

Он начал кружить меня, я чуть не упала, но это было так весело, и я рассмеялась.

Он взял меня за бедра, и мы начали танцевать, стараясь попасть в такт музыке. Я никогда прежде не танцевала, и поэтому я очень волновалась, что могу сделать что-нибудь не так, что-то, что расстроит Эдварда. Кажется, он ощутил мои опасения и сказал мне «Расслабься, tesoro mio», а потом он взял мои руки и положил их к себе на плечи. Это был самый завораживающий момент – я танцевала с Эдвардом… Я спросила, что означает это «tesoro», и конечно, не надеялась получить ответ. Но я была крайне ошеломлена, когда он сказал, что это значит «мое сокровище». Я покраснела, осознав, что он называл меня так довольно часто, на протяжении этих недель.

Потом, он начал петь. Его голос был таким мягким и теплым. Мое тело пробила легкая дрожь. Слава были такими сладкими, и это заставило меня почувствовать надежду. Он резко оттолкнул меня назад. От неожиданности я завизжала. Потом он снова начал меня кружить, и я опять едва не упала. Я смеялась очень громко и ничего не могла с этим поделать. Я чувствовала себя легко и беззаботно, и еще я чувствовала себя немного…красивой.

Вдруг он резко притянул меня к себе. От его близости мое сердце учащенно забилось. Потом мы соприкоснулись лбами. От его тела исходила такая манящая теплота… А его глаза… Их зеленый цвет был таким сияющим, таким ярким и эмоциональным. В его глазах я увидела сострадание, и еще любовь. Это те вещи, о которых говорил Джаспер. А ведь они думали, что этих чувств в Эдварде не стало… Но вот я могла с уверенностью сказать, что эти чувства в нем существовали, и они были довольно сильными. Еще Джаспер говорил, что Эдвард смотрит на меня как на человека, а не как на вещь. Да, для Эдварда я не была рабом или собственностью, я была для него просто девушкой… Я чувствовала это… Я чувствовала себя просто девочкой… девочкой, влюбленной в этого удивительного мальчика, стоящего перед нею.

Я была так близка к нему, что чувствовала его дыхание. В моей голове звучали слова Джаспера… Мне нужно рискнуть…нужно. Вот я еще ближе к нему, и мои губы коснулись его губ. Так нежно, так мягко… Я не отдавала отчет своим действия, но я ЛЮБИЛА ЕГО. И это было всем, всем, что сейчас имело значение. Я хотела, чтобы он видел это, я хотела, чтобы он чувствовал любовь…

Вдруг я быстро отстранилась. Мои глаза расширились. Я почувствовала себя ужасно, вспомнив, что Эдвард никогда и никого не целовал в губы. Мои колени подкосились, к горлу подкатил ком, меня затошнило. Какая же я глупая. Джаспер сказал мне, чтобы я была храброй, чтобы я не боялась рисковать, но он не говорил, чтобы я шла и, прямо сейчас, вот так, вмешивалась в жизнь людей.

Я уже хотела развернуться и убежать, но Эдвард протянул руку и схватил меня. Я напряглась и посмотрела на него. Я боялась его реакции.… Но он притянул меня к себе, слегка наклонился и…припал к моим губам. Я стояла и не могла пошевелиться, я была ошеломлена. Его губы были такими мягкими, но сам поцелуй был настойчивым и страстным. Целуясь с ним, я почувствовала одурманивающий алкоголь и мяту. Это было странное сочетание, но такой был Эдвард, и я любила все, что с ним связано. Я не отстранилась, а лишь начала целовать его в ответ. Эмоции поразили меня, я задрожала. Закрыв глаза, я полностью отдалась этим прекрасным ощущениям. Я запустила руку в его волосы, он простонал и аккуратно отстранился. Нерешительно открыв глаза, я увидела, что Эдвард смотрит на меня и улыбается. Я была возбуждена, я чувствовала, что мои щеки покрывает румянец. Я попробовала отвести взгляд, но Эдвард взял меня за подбородок и приподнял мою голову, поэтому я снова смотрела на него, он снова наклонился ко мне и поцеловал.… На это раз более мягко и нежно…

Но это не могло длиться вечно… Джаспер и Элис вошли на кухню и увидели нас. Эдвард отстранился настолько быстро, что я даже испугалась. А, что, если он расстроится из-за того, что нас увидели… Я быстро выбежала с кухни. Поднявшись к себе, я закрылась в ванной. Мне нужно было привести свои мысли и эмоции в порядок. Элис постучалась в дверь, я сказала ей, что мне нужна пара минут, мне нужно немного побыть одной. Посмотрев в зеркало, я улыбнулась и поднесла руку к своим губам. От такого страстного поцелуя они были немного опухшими, а блеск стерся. Что же случилось? Означало ли это, что он любил меня так же, как я любила его? Чувствовал ли он то же самое, что чувствую я?

Наконец, выйдя из ванной, я снова спустилась вниз. Я хотела найти Элис, чтобы сказать ей, что я в порядке. Но тут я увидела Эдварда… Какая-то девушка стояла возле него, обняв его одной рукой.

Я быстро отвернулась. Мне стало так плохо… Я не хотела больше видеть этого, я не могла видеть его с другой. Девушка была такой красивой, в прекрасном наряде. Я не могла конкурировать с ней…

Я хотела поскорее убежать, поскорее забыть об этом… Почти поднявшись на второй этаж, я увидела Таню. Она стояла наверху, прямо у меня на пути, и ухмылялась. Мое сердце учащенно забилось. Уставившись в пол, я пошла дальше, надеясь, что она пропустит меня. Но мне не повезло. Едва я поравнялась с ней, она сделал шаг вперед, и специально столкнулась со мной. Она оттолкнула меня прямо на стену. Я вздрогнула. А она злобно улыбнулась.

- О, мне так жаль, - с сарказмом сказала она. - Я тебя не заметила.

Я решила ничего ей не отвечать и уже собиралась подниматься дальше. Но, как оказалось, игнорирование – это не самый подходящий выход из положения. Едва я сделала шаг, она сильно ударила меня локтем прямо в ребра, и еще раз ухмыльнувшись, продолжила спускаться вниз. Взвизгнув, я схватилась за ударенное место. Из глаз хлынули слезы.

Тут я почувствовала, что меня схватили за руку. Я испугалась. Повернув голову, я увидела светловолосого парня. На его лице было написано любопытство. Я узнала в нем парня, с которым меня знакомили Элис и Джаспер.

- Ты в порядке? – просил он, вопросительно поднимая вверх бровь.

Я кивнула и стала быстро моргать, чтобы избавиться от слез. Я не хотел, чтобы кто-то видел, что я плачу. Но, я чувствовала, что было поздно, и что окружающие все равно заметили мое состояние.

- Все хорошо. Я в порядке, - сказала я. Мой голос немного дрожал, но я все же улыбнулась. - Спасибо, что спросили.

Он кивнул.

- Да, я знаю, что Таня иногда бывает такой сукой. Ей нравиться мучить людей. Ей комфортно, когда кто-то страдает. Кстати, я Майк.

- Изабелла, - пробормотала я. - Я…ммм, я собиралась идти спать.

Я поднялась на третий этаж и обернулась. Таня стояла на лестничном пролете и разговаривала с какой-то девушкой. Они то и дело посматривали на меня, смеялись и что-то шептали друг другу. Я понятия не имела, о чем они шептали и договаривались, но совершенно точно ничего хорошего в этом не было. Мне так хотелось побежать вниз, но я не могла снова увидеть Эдварда с другой девушкой. Созерцание этого было намного больнее всех Таниных ударов.

- Позволь тогда мне проводить тебя, - сказал Майк, посмотрев на Таню.

Я сузила глаза и посмотрела на него. Он вежливо улыбнулся. Я думаю, парень не настолько глуп, чтобы сделать мне что-то плохое в доме, где так много людей. Хотя… Я, действительно не знала этих людей. Ведь, Тане ничего не помешало ударить меня, так что же помешает Майку сделать то же самое? Взвесив все «за» и «против», я кивнула. Лучше уж рискнуть с Майком, чем снова нарваться на Таню.

Таня могла нанести мне вред абсолютно по любой причине, а Майк всего лишь поступает, как джентльмен. И потом, доктор Каллен и Эдвард говорили, что никто не посмеет тронуть меня без моего разрешения. В противном случае, они его накажут. Странно, но эти их слова заставили меня чувствовать себя в безопасности, находясь рядом с мужчиной. Я понимала. Что не должна была этого чувствовать, но ничего не могла с собой поделать.

Майк шел следом за мной и без остановки что-то рассказывал. Я ничего ему не отвечала. И пусть это было не вежливо, но мне хотелось поскорее скрыться у себя в комнате.

Остановившись возле дверей моей спальни, я открыла дверь. Я поблагодарила Майка, а он, пожелав мне спокойной ночи, развернулся и уже собрался уйти. Я присела на корточки и стала расстегивать «молнию» на ботинках. Мне хотелось скорее их снять. Ноги ужасно болели. Это и не удивительно, ведь я практически всю жизнь проходила без обуви. Но тут «молнию» заклинило. Я пыталась подергать за застежку. Но ничего не помогало. Я слегка поранила палец.

- Ой! – завизжала я. - Вот дерьмо!

Услышав мои вопли, Майк вернулся.

- Ты в порядке? – с беспокойством спросил он.

Нахмурившись, я посмотрела на него.

- «Молнию» заклинило. Не могу расстегнуть, - пробормотала я.

Он слегка рассмеялся и, недолго думая, опустился передо мной на корточки. К моему удивлению, у него довольно легко получилось расстегнуть «молнию». Я простонала. Почему же у меня не получилось?

Вдруг, боковым зрением, я увидела какое-то движение в коридоре. Это был Эдвард. Выражение его лица пугало. Я не могла понять, что его так расстроило. Зайдя в комнату, он схватил Майка за рубашку и резко вытащил его из комнаты. Он толкнул его к стене, а затем ударил по лицу. У парня из носа потекла кровь. Он начал кричать, но Эдвард не останавливался. Майк попытался защитить себя, и случайно задел Эдварда по лицу. Очевидно то, что Майк, пусть даже так, ответил ему, его только раззадорило. Он начал бить его еще сильнее, а когда тот упал, Эдвард стал бить его ногами.

Увидев, как Эдвард пинает Майка, я как будто пришла в себя. Я тут же вспомнила, как Чарли избивал ту девушку. Она умерла прямо у меня на глазах. Все это потом преследовало меня в кошмарных снах. Я зашла к себе в комнату. Нужно было что-нибудь сделать, чтобы остановить все это. Майк не сделал ничего плохого. Эдвард просто все не так понял. Я не нуждалась в Эдварде, я и так поняла, что парень не желал мне ничего плохого, он лишь хотел помочь.

Джаспер и еще несколько ребят прибежали на помощь. Я вышла в коридор. Джаспер пытался оттащить Эдварда от Майка. У Эдварда бы все тот же убийственный взгляд. Он проигнорировал Джаспера и приподнял Майка так, чтобы тот посмотрел ему в глаза. Майк выглядел ужасно. Но к счастью, он был в сознании.

- Если ты еще когда-нибудь тронешь ее хоть пальцем, то клянусь Богом, я расправлюсь с тобой. Это всех касается, я расправлюсь со всеми вами без разбора, - сказал Эдвард. Его голос был холоден.

Едва он произнес эти слова, мои глаза расширились. Мне показалось, что мое сердце сейчас остановиться… Я подумала о докторе Каллене. Практически то же самое он сказал мне, когда я взяла его оружие. Эдвард посмотрел на меня. Как только наши глаза встретились, гнев исчез с его лица. Он встал и хотел дотронуться до меня, но я отстранилась от него. Я быстро зашла к себе в комнату и закрыла дверь на замок. Мне не хотелось его видеть. Мне нужно было побыть одной, мне нужно было подумать… Я была смущена, напугана, и вообще во мне была масса противоречивых эмоций и чувств. И теперь мне нужно было время, чтобы найти во всем смысл, и чтобы все встало на свои места.

Я легла на кровать, взяла подушку и накрыла ей свою голову. В дверь постучали. Я услышала, как Эдвард зовет меня по имени, но проигнорировала это. Вскоре в коридоре стало тихо.

Сев, я сняла с себя обувь, платье и украшения. Я не стала одевать что-то сверху, и легла прямо так, в нижнем белье. Внизу играла музыка – вечеринка продолжалась всю ночь. Всю эту ночь я провела в размышлениях. Я волновалась о Майке, надеюсь, Эдвард его не сильно покалечил. И, может, это было смешно, но я волновалась об Эдварде. А ведь в этом не было никакого смысла. Его нельзя было оправдать. Ведь он избил парня только потому, что тот дотронулся до меня. Но, ведь, если он видит меня как человека, как личность, а не как вещь, тогда почему, же он охраняет меня, будто я его собственность.

В итоге я заснула. Но поспать долго мне не удалось. Я проснулась от собственного крика, в холодном поту – мне снова приснился кошмар… Но была и другая причина моего пробуждения. Кто-то стучал в мою дверь. Я сидела и не шевелилась. Я надеялась, что, кто бы это ни был, он обязательно уйдет. У меня все еще не было никакого настроения разговаривать.

- Изабелла? Открой дверь. Я слышал тебя.

Я вздохнула и закрыла глаза. Это снова был Эдвард. Он стучал снова и снова, звал меня, просил, чтобы я открыла дверь. Одна часть меня, очень хотела впустить его, но я еще я понимала, что мне необходимо побыть одной сейчас. В итоге, он перестал стучать, и я услышала, как хлопнула дверь его спальни.

Я уснула. А когда проснулась, часы показывали 7 утра. Встав с кровати, я надела штаны и футболку. Честно, меня не особо заботило, как я выгляжу. Потом я пошла умываться. Косметика, которую мне вчера нанесла Элис, смывалась не так-то просто. Легкий блеск все равно остался на моей коже. Принимать душ не хотелось. Волосы были покрыты лаком, но их мыть я тоже не стала, а просто закрепила их в хвостик.

Открыв дверь своей спальни, я замерла на месте. Стена и ковер были забрызганы кровью. Простонав, я быстро отвела взгляд и пошла к лестнице. На втором этаже тоже был небольшой беспорядок. Мальчики еще спали, поэтому я не знала, что твориться у них в комнатах.

Но, спустившись в гостиную, я едва не упала в обморок. Еще никогда в жизни я не видела такого беспорядка. Хлам был повсюду. Пустые бутылки из-под пива, еда на ковре и мебели. Разлитое повсюду спиртное… Все пропахло пивом. В углу валялось битое стекло, а одна из подушек, лежащих на кушетке, странным образом вообще отсутствовала.

На кухне обстановка была не лучше… В раковине горы грязной посуды, на столе бутылки и остатки еды. Простонав, я открыла холодильник и достала бутылку с содовой. Затем я пошла в прачечную и взяла там тряпки и пару перчаток. Поднявшись на третий этаж, я заглянула к себе, и, взяв из ванной бутылку пероксида, снова вернулась в коридор.

Встав на колени, я надела перчатки, открыла бутылку с содовой и налила ее на пятна крови. Я изо всех сил старалась не думать о том, что это кровь, иначе мне будет плохо. Я ненавидела кровь. За всю жизнь у меня уже был большой опыт, по отмыванию крови… Взяв тряпку, я со всей силой, на которую только была способна, стала оттирать пятна. Также используя содовую, я стрела кровь со стены. Я была даже немного благодарна тому, что кровь со стены отмывалась намного легче, чем с ковра.

Закрыв содовую, я открыла пероксид. Налив его немного на ковер, я попросила про себя, чтобы отбеливатель не разъел ковер, а только свел остатки крови.

Тут дверь спальни Эдварда открылась. Я замерла, мое сердце учащенно забилось. Он вышел из комнаты. Я посмотрела на него. Эдвард выглядел опустошенным и разбитым, его волосы были взъерошены. Когда он увидел меня, его глаза расширились. Вздохнув, он нахмурился.

- Господи, что ты делаешь?! Ты не должна делать этого!

Он присел рядом и выхватил у меня тряпку. Я была поражена. Неужели я делала что-то не так? Он пристально посмотрел на меня. У меня тут же возник вопрос, а можно ли было использовать пероксид, чистя этот ковер? Может, я чего-то не знала. Ведь у них были специальные окна, которые нужно было мыть специальным чистящим средством. Может это относилось и к ковру? Может он тоже был необычным? Но я не хотела портить его, я всего лишь хотела все убрать до того, как приедет доктор Каллен. Мои глаза наполнились слезами. Я проклинала себя за то, что я такая слабая… Я не могла выносить ТАКОГО его взгляда… Все это походило на хаос.

- Черт возьми, ты плачешь? – с недоверием спросил он.

Я отвернулась и закрыла глаза, полагая, что это поможет мне успокоиться. Но все напрасно… я снова открыла глаза и боковым зрением увидела его руку. Он протянул ее ко мне. Я вздрогнула и отстранилась от него. Он замер, на его лице было написано замешательство. Его взгляд потряс меня…

Затем он опустил руку, несколько раз часто моргнул, а потом провел рукой по своим волосам…

- Клянусь, я не понимаю и не вижу ничего правильного в том, что ты делаешь.

Я подняла вверх бровь.

- Простите, - инстинктивно ответила я, понимая, что не хочу его расстраивать.

Но, казалось, мой ответ расстроил его еще больше. Простонав, он бросил тряпку в стену. Ударившись, она упала на пол…

- Ты извиняешься? За что ты извиняешься?! Cio e scopare pazzesco! (Это ебаное безумство) Я потеряю свое гребаное мнение, если мы не остановим этот танец, который мы танцуем, Изабелла!

Я с недоумением уставилась на него. Его голос был громким, в нем было столько эмоций… Он, и правда был, чем-то рассержен, но я не могла понять, чем именно.

- О чем вы говорите? – спросила я, встряхнув головой и пытаясь понять, что происходит.

Что мы делали? Какой танец? Я не хотела расстраивать его, я и не думала делать ничего такого, чтобы свести его с ума…

Простонав, он внезапно схватил меня за руку. Мое тело мгновенно отреагировало на его прикосновение. Меня как будто пронзил электрический разряд. Я только уставилась на его руку. Почему он трогал меня? Но в глубине души, я искренне хотела, чтобы он не убирал руку…

- Скажи мне, ты не чувствуешь этого? – спросил он. Его голос звучал чуть тише.

Я была в шоке… Неужели он все понял? Единственное, о чем я могла думать, так это то, что вчера я его поцеловала. Это была причина, по которой он был расстроен?

- Скажи мне, ты не чувствуешь те же искры, которые чувствую я, и я оставлю тебя в покое. Но я устал стараться избегать тебя, Белла.

Я с удивлением уставилась на него… Я мельком взглянула на его руки, а затем снова посмотрела ему в глаза. Его взгляд был таким пристальным, таким смелым.

- Вы тоже это чувствуете? – нерешительно спросила я, пытаясь убедить себя, что то, что я только что услышала, мне не показалось.

Он слегка рассмеялся…

- Конечно, я чувствую это… Господи, ведь так очевидно, что я чувствую это. Я ведь поцеловал тебя вчера вечером, - сказал он.

Я несколько раз моргнула.

- Но, я поцеловала вас… я конечно не должна была этого делать, потому что вы говорили мне, что никогда не делали этого и…

Я не договорила. Эдвард снова рассмеялся…

- Ты едва прикоснулась к моим губам. Фактически, я поцеловал тебя. Ты права, я никогда не делал этого. Именно это и делает положение сумасшедшим. Я пытался сказать тебе об этом всю неделю…

Вздохнув, он провел рукой по своим волосам. А потом он посмотрел на меня… Его глаза просили меня что-то сделать, но я не понимала, что…

- Скажите мне? – смущенно спросила я.

Он простонал и, встав, встряхнул головой.

- Madonn', dovete scopante scherzandolo! (Мадонна, ты издеваешься надо мной?) Non potete essere quei ciechi. (Ты не можешь быть такой слепой) Sparimi gia nella testa maledetta dio e superilo con! (У меня уже мозги закипают) Mettalo dalla mia miseria scopante! (Неужели, ты не замечаешь?) Come potete non vedere quello ti amo?! (Как ты можешь не видеть, что я люблю тебя!?)

Ну конечно, он, как обычно, разглагольствовал на итальянском… Я не поняла ничего из того, что он говорил… Вздохнув, я подняла тряпку, которую он отшвырнул, и принялась снова оттирать ковер. Слушать его дальше было просто бесполезно.

Наконец замолчав, он подошел к стене, облокотился на нее, а потом присел на корточки, обхватив колени руками.

Я взглянула на него и заметила, что он смотрит на меня с любопытством… Он выглядел таким измученным, с темными кругами под глазами.

- Вы собираетесь переводить? – нерешительно спросила я, вопросительно подняв вверх бровь.

Он встряхнул головой, его губы изогнулись в легкой улыбке.

- Я бы сам смыл кровь, - спустя мгновение сказал он. - Я устроил это дерьмо, и ты не должна это убирать.

Пожав плечами, я положила тряпку возле себя. На ковре осталось небольшое розоватое пятнышко.

- С ним все в порядке? – спросила я.

Эдвард уставился на меня.

- А это имеет значение? – в итоге спросил он.

Я вздохнула. Он опять не желал ответить мне прямо.

- Вы знаете, он помог мне, - мягко сказала я.

Эдвард посмотрел на меня. Очевидно, он не совсем понимал, о чем я говорю.

- По пути в мою комнату, на лестнице, меня загнали в угол. Он вмешался, чтобы помочь. Он проводил меня до комнаты, поэтому они оставили меня в покое.

Его глаза немного сузились.

- Кто загнал тебя в угол? – спросил он. Теперь его голос звучал более грозно.

- А это имеет значение? – ответила я ему, его же фразой.

Возможно, для него и не имело значение, как теперь чувствует себя Майк Ньютон, но только не для меня.

Он простонал.

- Ньютон в порядке. Его вылечат. Выглядел он намного хуже, чем чувствовал себя в тот момент. Так, кто загнал тебя в угол?

- Таня, - сказала я.

На его лице моментально отразился гнев. Я думаю, он все еще был зол на нее из-за того скандала.

- Она тронула тебя? – спросил он.

По голосу я поняла, что он изо всех сил борется с собой, старается быть спокойным.

- Да, но ничего страшного. На моем теле нет никаких следов, - сказала я, пожимая плечами. Да, в моей жизни со мной случались вещи и похуже, чем небольшой удар локтем.

Эдвард встряхнул головой.

- Меня не волнует, что на тебе не осталось следов. Она не имеет никакого права трогать тебя, даже пальцем.

Я вздохнула.

- Вы собираетесь и ее избить за то, что она тронула меня? Сначала Джейкоб Блэк, потом Майк Ньютон. Кто следующий? Вы собираетесь бить каждого, кто притронется ко мне? Послушайте, я понимаю, что я ваша собственность, Эдвард, но я не люблю, когда из-за меня страдают люди. Я говорила вам, что провела жизнь, расплачиваясь за ошибки других людей, и я не могу даже думать о том, что кто-то страдает из-за меня. Если вы хотите обвинить кого-нибудь, обвините меня. Накажите меня. Но пожалуйста, не бейте, не травмируйте других людей только потому, они были так неудачливы и встретились со мной.

Его глаза расширились. Я задалась вопросом, стоило ли мне ему все это говорить. Было даже немного странно то, как легко и непринужденно я говорила с ним.

- Ты считаешь, что я рассматриваю тебя, как собственность? Как нечто, что мне принадлежит? – спросил он. Эти слова он произнес практически шепотом. Кажется, мои слова очень задели его.

Я пожала плечами.

- Я не знаю, что мне еще думать. Сначала я так не считала, но когда вы вот так нападаете на людей… Это становится похоже на то, что если кто-то вдруг замарает ваше имущество, а вы очень расстроитесь. Вы сказали Майку практически то же самое, что сказал мне доктор Каллен, когда я прикоснулась к его оружию.

Вздохнув, он сцепил ну голове пальцы «в замок». Он выглядел таким расстроенным.

- Черт побери, я не хотел, чтобы у тебя сложилось такое впечатление. Белла, я огрызаюсь на людей, порой без причины. Мне так жаль, если я напомнил тебе об отце. Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь вспоминала тот день. Клянусь Богом… Я только это чувствую…я… - он заколебался. Потом глубоко вздохнув, он посмотрел на меня.

- Я чувствую, что должен защищать тебя. И это, не потому что думаю, что ты принадлежишь мне. А потому что Я ХОЧУ, чтобы ты принадлежала мне…

Я была в замешательстве.

- Есть разница? – спросила я.

Простонав, он закатил глаза.

- Это не делает меня чертовски правым. Господи… Послушай, я…ммм… забочусь о тебе. Хорошо? – нерешительно сказал он, осторожно наблюдая за моей реакцией. - Я знаю, что иногда я слишком резко реагирую, но это только потому, что я не хочу, чтобы кто-то травмировал или обидел тебя. Я знаю, наверное, нет никакого смысла, наверное, своим поведением я травмирую тебя еще больше, чем они все, вместе взятые. Но я НЕ ХОЧУ травмировать тебя… Я не делаю это преднамеренно. Ты не похожа ни на кого из тех, которых я когда-либо знал. Ты очаровываешь меня…

Я уставилась на него.

- Я очаровываю вас? – ошеломленно спросила я.

Эдвард очаровывал меня, потому что он был сложным, великолепным человеком. Но я никак не могла подумать, что Я БУДУ ОЧАРОВЫВАТЬ его… Во мне не было ничего необычного, я не могла ему ничего предложить, и другая девушка могла бы добиться больших успехов.

- Ты знаешь, ты как будто не видишь себя. Ты отличаешься от остальных. Ты проницательна, ты настолько сильная и мудрая, не смотря на свой возраст. Ты понимаешь меня, как никто другой понять не может. И ты, molto bella,(очень красивая) - сказал он.

Я помнила эти слова,… Джаспер сказал мне то - же самое, когда увидел меня вчера, в том костюме.

- Вы думаете, что я…красивая? – с недоверием спросила я.

Когда он понял, что я знаю перевод этих слов, его глаза расширились от удивления. Кивнув, он застенчиво улыбнулся. Вдруг, он внезапно приблизился ко мне. Теперь мы сидели так близко, что наши ноги касались друг друга.

- La mia bella ragazza, - мягко сказал он, смотря в мои глаза.

- Вы же знаете, что я не знаю, что это означает, - пробормотала я, чувствуя, как мои щеки покрывает румянец.

Он всегда отказывался перевести свои фразы, и это меня ужасно раздражало. Интересно, а сказали бы мне Джаспер или Эммет? А может Элис?

Тут Эдвард провел тыльной стороной ладони по моей раскрасневшейся щеке. От его нежного прикосновения мое сердце учащенно забилось. Я закрыла глаза. Моя голова инстинктивно потянулась к нему.

- Моя красивая девочка, - прошептал он.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!