Я: Привет. Спасибо, что присмотрел за мной прошлой ночью. 2 глава

— Нет, но спасибо, что поделился этим смущающим обстоятельством перед девушками.

Я не могу больше сдерживать свой смех. Очко в мою пользу. Думаю, я засмеялась немного громко, потому что в комнате вдруг стало тихо, и все посмотрели на меня.

— Ты находишь это смешным, Нэвиш? — он коварно мне улыбается. Она говорит о том, что он раскусил меня.

— Абсолютно, — говорю я, отказываясь уступать.

— Приятно слышать, — его ответ звучит зловеще.

Гевин на кухне уплетает оставшиеся куски бекона, но я знаю, что наш разговор с Тором не ускользнул от его внимания. Тор и Майк присоединяются к нему на кухне.

— Приготовлю нам что-нибудь на обед, — вызывается Тор, выбрасывая свою смесь для тренировки. Пейтон бросает на меня взгляд, который говорит, что у меня будут неприятности. Показываю ей язык, но знаю, что она права. Он точно раскусил меня, и он не собирается позволять мне избежать неприятностей за этот трюк. Тор готовит всем буррито с курицей, но я не настолько глупа, чтобы съесть свой. Придется ли мне следить за своей едой с этого момента? Парни садятся рядом с Пейтон и мной и уплетают свои буррито.

— Ты не голодна? — усмехается он.

— Вообще-то нет. Спасибо. У меня был плотный завтрак, — передаю пульт Гевину, так как слышу, как он говорит о шикарных фильмах. — Я думаю, что заварю себе чай, — я удивлена, когда Тор следует за мной на кухню. Тянусь, чтобы достать кружку из шкафчика, но его рука опережает меня.

— Позволь мне сделать его для тебя, — на его лице простодушная улыбка. Он так близко. Я могу почувствовать тепло его тела, так как он стоит позади меня. Это устрашающая тактика. — Умно, дорогая. Надеюсь, ты вдоволь насмеялась, потому что следующий ход мой, — ухмыляется он возле моего уха. Затем передает мне кружку, и я даже не пытаюсь отрицать свою вину.

Как только я возвращаюсь в гостиную с чаем, Тор наносит свой первый удар.

— Итак, Гевин. Я слышал, что у тебя сегодня свидание с Элизой. Знаю, что ты был влюблен в нее в течение довольно долгого времени, — говорит он. Сейчас можно услышать даже как пролетает муха.

— Это запрещенный ход, Тор. Что с тобой не так? — Гевин качает головой. Он смотрит на меня и одними губами произносит «прости».

— Что? Ты всегда хотел пойти на свидание с этой крошкой, — защищается Тор.

— Не будь кретином, Тор. Ты знаешь, что он гулял с Нэвиш позавчера, — возмущается Пейтон.

— Окей. И это не сработало. Это не измена. Он волен сам решать, что к чертовой матери, он хочет.

— Хватит! — требует Гевин. — Давайте сменим эту идиотскую тему.

— Все в порядке. Мы просто друзья. Давайте не делать большого события из этого. Думаю, это замечательно, что у тебя будет свидание с тем, с кем ты очень этого хотел, Гевин, — я сжимаю его плечо, чтобы дать понять, что я действительно в порядке. Тор думает, что меня трахнули и бросили. Придурок. Он не знает, что у нас с Гевином ничего не было на свидании. Я действительно счастлива за него. Он будет отличным бойфрендом для любой девушки. Надеюсь, что с Элизой у него все сложится не так, как со мной.

— Спасибо. Я хотел сказать тебе это лично, — отвечает Гевин и сердито смотрит на Тора.

— Не беспокойся, Гевин.

— Хэй, Нэвиш. Давай закончим смотреть фильм в моей комнате.

Беру свое одеяло, и мы оставляем парней одних.

 

***

 

Я пытаюсь зарегистрироваться на свои осенние занятия, но уже хрен знает какой раз звонит мой телефон. Секретарь раздражена, потому что я постоянно отвлекаюсь. Я продолжаю получать звонки от неизвестных парней, которые хотят познакомиться и зовут на свидания. Так как все эти парни знают мое имя, то предполагаю, что они друзья Тора, которым он поручил преследовать меня до конца моей жизни. Как, черт возьми, у него оказался мой номер? Они все говорят, что не знают, кто он, черт возьми, такой. Последний парень, однако, сказал, что нашел мою анкету на сайте знакомств. Я попросила его дать мне информацию, чтобы взглянуть позже. Сейчас я отключаю свой телефон, чтобы леди, работающая со мной, не придушила меня, и я смогла заплатить за свои занятия. Я выбрала полный курс творческого письма. Хочу быть писателем. Жизель и Пейтон обе на медсестринском деле, а Тор на специальности по спортивной подготовке. Я даже не знала, что такая существует. Вот тебе на. Я закончила все свои дела и написала Пейтон, что уже все сделала. Ей нужно было встретиться с некоторыми «сестренками» из общины, пока я разбиралась с расписанием. Этот кампус такой огромный. Мне определенно нужно потратить несколько дней до начала занятий, чтобы узнать, где здесь что.

Пейтон встречает меня через двадцать минут, и мы решаем поесть на территории кампуса в «Rising Roll Gourmet». Я рассказываю ей обо всех звонках, и она чуть ли не падает со своего стула от смеха.

— О. Мой. Бог. Это действительно чертовски смешно. Я должна увидеть эту анкету. Найди ее на своем телефоне.

Захожу на сайт, который мне скинул парень и нахожу имя пользователя Райские Достоинства. Этому ублюдку удалось запятнать прозвище, которое он дал мне однажды. Он описал меня как неопытную девушку, которая ищет парня, чтобы он взял все в свои руки и научил всем своим непристойным фантазиям. Также на сайте имеется мое недавнее фото с увеличенной на нем задницей. Узнаю свою белую майку и лосины, которые надевала вчера, так что он, должно быть, сделал фото, когда следовал за мной на кухню. Мой номер телефона здесь доступен для всех. Слава Богу, что этому мудаку хватило совести не показывать мое лицо. Я не знаю пароль, так что не могу удалить анкету.

— Я собираюсь убить его, — Пейтон смеется уже сильнее. Люди вокруг смотрят на нас, как на сумасшедших. — Это не смешно. Тебе лучше собрать с него долги.

— Райские достоинства. Серьезно? Он сделал отличный снимок твоей задницы. Могу только представить всех этих парней, уставившихся на фото, — она вытирает слезы и пытается унять свой смех.

— Ауу. Пейтон, это грубо. Ты ведь не на его стороне? — что ж, это его ответный удар. Хорошо, у меня есть кое-что получше. — Давай сходим в компьютерный класс. У меня есть идея, и я не хочу тратить чернила на нашем принтере дома.

Потребовалось немного креатива и инструменты из приложения «Pic Monkey» (Прим. Pic Monkey – многофункциональный фото-редактор), но после некоторых манипуляций с графикой мой шедевр окончательно готов. Благодаря Google, я нашла фотографию Тора в футбольной форме. Используя инструмент наложения слоев, я добавляю красивый большой розовый вибратор в руки Тора. А также заглавие, которое гласит «Тор владеет вибратором с таким же изяществом, как и играет в футбол. Какой же его любимый?». Пейтон смотрит через мое плечо и смеется до упада.

— Из-за вас у меня будет грыжа. Я не смеялась так сильно с... вообще никогда.

— Заткнись, Пейтон. Из-за тебя я попадусь. Иди, посмотри принтер, потому что я собираюсь напечатать это дерьмо и развесить повсюду, — я толкаю ее в сторону принтеров.

— О, черт, нужно подкопить денег, детка. Мне придется столкнуться с некоторыми похоронными расходами, потому что Тор точно убьет тебя, — она идет к принтеру, и я устанавливаю на двадцать копий. Я бы хотела напечатать больше, но не хочу быть пойманной. Когда распечатывается последняя листовка, я выключаю компьютер, и Пейтон встречает меня возле двери с копиями.

— Готова развесить это, детка? — спрашивает Пейтон.

— Ты не будешь вешать это, ты нейтральная сторона. Это моя битва, — настаиваю я.

— Малышка, я ненавижу этот раскол между вами, но я перестала быть нейтральной стороной, когда ты рассказала мне свой план. Сейчас я соучастница, — она берет десять копий, а остальные протягивает мне. — Кроме того, я знаю здесь все многолюдные места, так же хорошо, как и постоянные места сборищ его футбольных дружков.

— Мне нравится, как это звучит, — я улыбаюсь. Пейтон подмигивает мне, и я знаю, что она мой защитник.

— Мне не нравится, что он наезжает на тебя за то, что ты якобы переспала с кем-то, в то время как сам он двигается дальше. Это был идиотский поступок. Подожди, пока он не выяснит правду. Это также будет моей местью, — она оборачивается, чтобы убедиться, что мы одни в коридоре. — Я украла это для нас, — говорит она, когда дает мне один из степлеров из лаборатории. Да. Это моя лучшая подруга.

— Что бы я без тебя делала? — шучу я.

— Ничего, — радостно улыбается она. — Сейчас, давай, пошевеливайся, пока не стемнело, гений зла. Встретимся снаружи, когда все развесим.

— Окей.

Пейтон идет в противоположную сторону, и с моих губ срывается маленький смешок. Не могу дождаться, когда Тор увидит это. Оу, я готова быть мухой на стене, когда его друзья буду насмехаться над ним. Я могу сменить номер, но, так или иначе, никто не знает меня. А эта шутка о нем. Заканчиваю развешивать копии через полчаса и иду обратно к нашему месту. Пейтон уже меня ждет. Мы обменялись деталями мест, где поместили листовки, и посмеялись. Сегодня, в самом деле, весело, кроме надоедающих телефонных звонков. Пейтон соглашается завтра утром пойти со мной, чтобы изменить мой телефонный номер.

Когда мы возвращаемся домой, Тор как раз заканчивает свой телефонный разговор с Жизель. Она также поддерживает связь с Пейтон. Очевидно, ей необходимо остаться на неделю дольше, чем она думала. Ее маме нужна помощь с дедушкой, терапией и всем остальным. Я знаю, что он ждет от меня комментариев по поводу звонков, которые получала сегодня, но я не хочу доставлять ему такое удовольствие. Я притворюсь, что все хорошо.

— Как прошла регистрация сегодня? — спрашивает он.

— Хорошо. Я попала во все четыре класса, что и хотела, — отвечаю ему притворно любезным тоном. — В общем, действительно хороший день, — он поймет смысл этого утверждения завтра, когда пойдет на футбольную тренировку.

— Приятно слышать это, — он усмехается. Пейтон тянет меня в мою комнату.

— Прими душ и переоденься, сегодня у нас будет девичник в моей комнате. Даю тебе возможность первой попасть в ванную.

Оставляю Тора, там, где он и стоял, а сама иду, чтобы взять пижаму. Сейчас только шесть, но я планирую провести эту ночь в спальне Пейтон вместе с фаст-фудом и различными шоу по телевизору. Нужно насладиться беспечными ночами, пока мы можем. Когда начнется семестр, наши веселые часы закончатся. Я действительно хочу еще раз попасть на пляж, возможно только с Пейтон, и погреться на солнце. Уверена, она согласится на это.


Меня грубо разбудили, сорвав одеяло. Потребовалось несколько раз моргнуть, чтобы мой взгляд сфокусировался на разъяренном Торе. Еще едва рассвело. Вдруг вспоминаю, что на мне лишь трусики и тонкая маечка, в которой я без лифчика. Я пытаюсь прикрыться, но его это не волнует.

— В какую, черт возьми, игру ты играешь, Нэвиш? Какого хрена ты уничтожаешь мою репутацию? — он наклоняется и тянет меня за лодыжку к краю кровати, пока мы не оказываемся лицом к лицу. — Я еще даже не был на тренировке, а мне уже звонят парни и говорят о чертовых постерах, которые ты развесила вчера. Даже не пытайся отрицать это.

— Я и не пытаюсь, — язвительно говорю, скрещивая руки на груди. — Ты украл и отдал мое любимое платье. Стоит ли упоминать, что ты поместил анкету с моей задницей на сайте знакомств. Ты тоже не невинен. Что делаешь, то и получаешь, — я выхожу из себя.

— Это было безобидно. Я отдал твое платье бездомной женщине, и использовал снимок твоей задницы на сайте вместе с прозвищем. Никто не знал, что это ты, — защищается он. — Ты же подкинула мне диарею и поиздевалась над моим футбольным снимком, на котором изображен один из самых запоминающихся моментов. Ты переступила границы, и я сделаю то же самое.

Окей, даже я могу признать, что немного переборщила.

— Убирайся, Тор, — предупреждаю я.

— Заставь меня, сладкая, — ухмыляется он. Я встаю и толкаю его в точеную грудь с такой силой, на которую только способа, но он едва шевелится. Пробую еще раз, но он ловит мои руки. Я борюсь, чтобы освободиться из его хватки, пока мы оба не падаем на мою кровать. Он устраивается между моих ног, а руками скользит вдоль моей майки. Мои предательские соски твердеют от этого прикосновения. Тор смотрит на мою грудь и выгибает бровь. Я могу чувствовать, как между нами твердеет его член. Даже с его спортивными штанами, которые являются лучшим барьером, чем мои трусики, я могу ощутить его размер. Святой черт, он огромен.

— Ты чертовски смелая. Я собираюсь насладиться тем, что преподам тебе урок, заставив сдаться, — он наклоняется ближе, пока его дыхание не касается моего уха. — Твое тело уже это сделало, — шепчет он.

— Уже что? — спрашиваю я, стараясь не показать, насколько он возбуждает меня. Ни один парень не держал меня так с тех пор, как я была с ним.

— Твое тело уже сдалось мне. От твердости твоих сосков и до влажности твоих трусиков сейчас, твое тело умоляет меня взять тебя.

— Если это так, что говорит тогда твой твердый член? Что твое тело тоже сдалось мне? — он прищуривается, и его губы останавливаются в сантиметре от моих.

— Нет, милая. Мой член твердый из-за победы. Я уже подчинил твое тело своему желанию. Это говорит мне, что ты потеряла контроль. Не имеет значения, как сильно ты хочешь ненавидеть меня, твое тело говорит обратное. Я собираюсь трахнуть твой разум, а тело оставить неудовлетворенным. Верх справедливости, на самом деле. Потому что ты никогда не получишь это.

Он прижимается ко мне своим членом в штанах, чтобы подчеркнуть то, что он говорит, и мое дыхание сбивается. Ублюдок.

— Отвали от меня, мудак. Оставь это для Жизель.

Он скатывается с меня, и я вижу, что его член упирается в штаны как антенна. Ненавижу, что мое тело предало меня. Я сексуально неудовлетворена, и он все только усложняет. Я была в порядке со своим вибратором, пока не переехала сюда. Его было достаточно для моих одиноких ночей, но я не могу его нигде найти. Сначала думала, что забыла его где-то во время переезда, но сейчас думаю, что Тор связан с его исчезновением. Гад. Ненавижу его. Он поправляет себя и идет к двери, но затем останавливается в дверном проеме.

— Просто знай, что сейчас я не буду сдерживать себя. Посмотрим кто более коварный. Ты подняла ставки. Вызов принят, — он подмигивает.

 

***

 

На следующее утро, когда Пейтон просыпается, она идет со мной, чтобы сменить мой номер телефона. Я могла бы сделать это по телефону, но не хочу связываться с тем, что придется дозваниваться сумасшедшее количество раз. Это выводит меня из себя. Затем мы останавливаемся в ближайшем «Старбаксе», чтобы перекусить и выпить латте. Я рассказываю ей сокращенную версию моей встречи с Тором этим утром.

— Что ж, теперь тебе понятно, что у вас обоих остались чувства друг к другу, верно? — она изучает мою реакцию на ее «дозу реальности», как она это называет.

— Не знаю, какие у меня к нему чувства. Я ненавижу то дерьмо, через которое он заставляет меня пройти, но солгу, если скажу, что полностью справилась с чувствами. Мне нужно сделать это. Что касается его чувств, я думаю, что он ненавидит меня. Он хочет, чтобы я прочувствовала боль, через которую заставила пройти его, — я делаю глоток своего напитка и думаю о мрачности этого утверждения.

— Ты не видишь? Он тоже не отпустил тебя. Это все началось, потому что он думает, что ты переспала с его лучшим другом. Если бы у него не было чувств к тебе, он бы не вытворял такое дерьмо. Он бы не вел себя как подросток, чтобы забраться тебе под кожу. Он бы сфокусировался только на Жизель и футболе. Его реальная проблема с тобой, это то, что ты заставляешь его чувствовать. Не знаю, любовь ли это, но в любом случае, это нерешенное. Это дерьмо доходит до критической точки, — она делает глоток, и я обдумываю все, что она сказала. Это имеет смысл. Что, если он запутался так же, как и я? Только у него есть девушка, и это делает все намного сложнее.

Хотя я не могу забыть его ненавистные слова. Ничего не может это оправдать. Не знаю, что он собирается делать дальше, чтобы наказать меня за прикол с плакатами, но это должно остановиться. Я уже измотана. Могу сказать ему, что уже никто не победит. Мы только все усложняем каждый раз.

Возможно, я смогу призвать его к перемирию до следующего удара. Сомнительно, но можно попробовать.

Еще светло, когда мы возвращаемся домой. И снова Тор и его обычная команда развалились на диване, и смотрят бейсбол на ESPN (Прим. ESPN — американский кабельный спортивный телевизионный канал). Я хочу убить Пейтон, когда она заходит и садится между ними. Я неловко стою, так как не желаю садиться между Гевином и Тором.

— Привет, ребята, — я машу им рукой и смотрю на Пейтон, мысленно ругая ее. — Буду в своей комнате, — извиняясь, говорю я.

— Не будь такой, Нэвиш, — зовет меня Гевин. — Присоединяйся к нам. Мы не кусаемся.

— Да, — соглашается Тор. — Ты отдала парню девственность, но это не значит, что ты не можешь сидеть рядом с ним. Что случилось, то случилось.

Я потеряла дар речи. Он упомянул это. Мой рот открылся от удивления, но Гевин пришел мне на помощь.

— Какого черта, Тор? О чем ты говоришь? У нас никогда не было секса. Откуда ты это взял?

Сейчас настала очередь Тора удивляться. Он в изумлении смотрит на Гевина и меня и качает головой.

— Какого черта происходит? Никогда не видел, чтобы ты вел себя как кретин по отношению к девушкам. Ты буквально травишь Нэвиш с той ночи на пляже, — заканчивает Гевин. Более того, это происходит с того момента, как я приехала, но я молчу.

— Нэвиш, ты сказала…

— Я никогда не говорила, что мы переспали, Тор. Это ты предположил, — говорю я, прерывая его.

— Да, но ты не исправила меня, — вопрос в его карих глазах очевиден.— Мне нужно идти, — говорит он, затем встает и берет свои ключи со столешницы. Он выходит за дверь, не оборачиваясь и не извинившись. Я встаю, чтобы пойти в свою комнату, но Гевин хватает меня за руку.

— Что происходит между вами, Нэвиш? Я чувствовал, что что-то не так с самого начала.

— Отпусти меня, Гевин. Ничего не происходит между нами. Поговори со своим другом, — я вырываю свою руку и бегу к себе в комнату. Пейтон присоединяется ко мне приблизительно через полчаса. Она сказала, что парни относятся с подозрением к моей с Тором неразберихе.

— Ваше сексуальное напряжение и нерешенные чувства ясны как день, — предупреждает Пейтон. — Исчезновение Тора, после того как он обнаружил, что ты не спала с Гевином, не помогло ситуации. Он слишком обеспокоен тем, с кем ты видишься и что делаешь, чтобы быть просто соседом по комнате. Вам, ребята, лучше решить это дерьмо до того, как вернется Жизель. Она сразу все поймет по вам. Ты можешь поговорить с Тором о том, чтобы он все с ней прояснил, — я сажусь и обдумываю все, что она сказала. Знаю, что она права. Когда наступает вечер, она приглашает меня пойти с ней в женское общество, чтобы завершить некоторые планы на предстоящий сбор средств, но я отказываюсь. Я ем тарелку хлопьев на ужин и рано ложусь спать.

Я кручусь и ворочаюсь, когда четкий образ моей мамы приходит ко мне во сне. Я возвращаюсь назад, в тот день, когда нашла ее мертвой в ее кровати. Я позволила своим друзьям из местного колледжа уговорить меня пойти на вечеринку на весенних каникулах. Помню, как моя мама поощряла меня пойти туда, она боялась, что моя молодость бесследно проходит. Немного поколебавшись, я пошла на вечеринку, выпивала и немного повеселилась. Это веселье стоило мне целой жизни. Той ночью я поздно вернулась домой и решила проверить маму, перед тем как пойти в кровать. Только ее тело было уже холодным. В отчаянии я трясла ее, надеясь, что ошиблась. Я сжимала ожерелье Святого Кристофера, которое она дала мне для защиты и кричала ей, чтобы она проснулась. Она не должна была оставить меня так, не тогда, когда я была на вечеринке. Я заливаюсь слезами. Вина и гнев соревнуются между собой за право поставить меня на колени, из-за того, что оставила ее умирать в одиночестве. Как я могу простить себя за то, что не была здесь в последние часы ее жизни? Я кричу, и неизмеримая боль разрушает мое тело.

Теплые руки оборачиваются вокруг моего тела, когда я начинаю дрожать. Я открываю глаза и понимаю, что это был кошмарный сон. Тор притягивает меня к себе и пытается успокоить, мягко повторяя «Шшшш». Мне не снился этот кошмар уже некоторое время, но сейчас его оказалось достаточно, чтобы я потеряла над собой контроль.

— Я здесь, Нэвиш. У тебя был плохой сон. Я слышал, как ты кричала. Он был о твоей маме?

Не могу иметь дело с его переменчивым настроением прямо сейчас. Он опять поменял свое отношение ко мне на сто восемьдесят градусов. Я борюсь с его захватом, пока не вырываюсь. Мне нужно мое ожерелье Святого Кристофера прямо сейчас. Спрыгиваю с кровати и бегу, чтобы вытащить его из верхнего ящика комода, где положила его на сохранение. Я не могу носить его каждый день, потому что не готова к ежедневному напоминанию, что моя мама никогда не вернется. Скольжу рукой по ящику комода, но его здесь нет. Святое дерьмо. Бьюсь об заклад, Тор отдал его бездомной вместе с моим платьем. В панике я опускаюсь на пол рядом с комодом. Мое дыхание становится прерывистым. Слезы снова начинают бежать по моим уже высохшим щекам. Тор спрыгивает с кровати и становится на колени передо мной.

— Ты, черт возьми, взял одну вещь, которую я никогда не смогу заменить. Хорошо, ты выиграл. Ты хотел меня разрушить? Что ж, ты сделал это. Ты разбил меня на гребаные никчемные кусочки, ты отомстил, так что можешь проваливать, — у меня не осталось сил бороться.

— Что я взял? Пожалуйста, скажи мне, что ты ищешь? — он выглядит почти так же жалко, как я себя чувствую. Он на коленях умоляет меня рассказать ему. — Пожалуйста, позволь мне помочь тебе, Хэвен.

О, черт возьми, он опять сделал это. Нет, он не мог назвать меня старым прозвищем прямо сейчас.

— Мое ожерелье с кулоном Святого Кристофера, придурок. Моя мама дала его мне перед смертью, чтобы у меня был защитник, присматривающий за мной, — говорю я, задыхаясь от рыданий. Он моментально поднимается и бежит в свою комнату. Я знала, что он взял его. Означает ли это, что оно все еще у него? Мне не приходится долго гадать. Тор появляется с моим ожерельем в руке.

— Платье — это единственное, что я отдал. Я взял несколько вещей, чтобы ты подумала, что их я тоже отдал. Оставшиеся вещи я спрятал в глубине своего шкафа. Я не видел, что брал, и мне очень жаль, — он отдает мне ожерелье и делает успокаивающий вдох, перед тем как продолжить. — Я не хочу больше бороться с тобой. Ненавижу то, что ты до сих пор заставляешь меня чувствовать. Я не могу понять это или как-то охарактеризовать, но знаю, что неправильно это чувствовать, когда у меня есть девушка. Когда я думал, что ты переспала с Гевином, это вернуло меня обратно в тот день, когда ты разбила мне сердце на школьной стоянке. Я ненавидел то, что у тебя все еще была власть надо мной, чтобы заставить чувствовать так. Я хотел, чтобы тебе было так же больно, но вместо облегчения, я почувствовал себя еще более запутанным и злым. Этот парень не я.

Я крепко сжимаю ожерелье в своей ладони. Не знаю, что сказать на его признание. У меня нет слов.

Тор поднимает меня и несет обратно в кровать. Он укладывает меня и ложится рядом. У меня нет желания бороться с ним. Мне нужен комфорт, который он предлагает. Он притягивает меня в свои объятия, и я позволяю себе прижаться к нему. Он накрывает нас одеялом и у меня не занимает много времени, чтобы заснуть.

 

***

 

Запах свежезаваренного кофе просачивается в мою комнату, маня меня. Сажусь и оглядываюсь, но я одна. Место возле меня холодное, значит, Тор ушел давно. Уверена, что это был не сон, или был? Нет, ощущение его теплого тела, прижатого к моему, не могло быть сном. Я вскакиваю с кровати, беру душевые принадлежности, некоторую одежду и направляюсь в ванную. Сегодня определенно будет ленивый день. Все, что я хочу делать — это свернуться калачиком на диване и смотреть Lifetime фильмы. После того, как заканчиваю в душе, я иду на кухню, готовая для кофе и разговоров с Пейтон. Твою же мать. Тор стоит на кухне и достает продукты, как я предполагаю, для завтрака. Он без футболки и его спортивные шорты сидят низко на бедрах. Эти его сексуальные линии мышц настолько четкие и заманчивые, что я должна отвернуться. К сожалению, он ловит меня на том, что я глазею на него. Он слегка усмехается, но никак не комментирует это.


— Доброе утро, Тор, — говорю я робко. Неужели мы решили все вчера? Будет ли наше негласное перемирие продолжаться сегодня? Он поворачивается спиной и продолжает резать продукты, которые, похоже, необходимы для омлета с куриной грудкой.

— Ты голодна, Хэвен?

— Чтооо?! — заикаюсь я. Он определенно сбил меня с толку, назвав старым прозвищем.

— Я спросил, голодна ли ты? — уточняет он.

— Я услышала эту часть. Я о части с «Хэвен», — зло говорю я.

— Хммм. Хорошо, я говорил, что не хочу больше бороться. Мне нравится имя «Хэвен» больше, — подмигивает он.

— Тор…

— Лэндон, — поправляет он. — Думаю, мы оставим в прошлом Тора.

— Как же так? — оспариваю я. Лэндон бросает нож и смотрит на меня несколько секунд. Затем он поднимает меня, и мои ноги оборачиваются вокруг его талии по собственному желанию. Тонкое короткое платье, которое я надела, поднимается и оголяет бедра. Его губы находят мои, и я задыхаюсь из-за неожиданности момента. Это позволяет его языку проникнуть ко мне в рот, и я не останавливаю его. Наши языки сплетаются, пока его руки накрывают мою задницу. Он углубляет поцелуй, и я могу почувствовать, как стала влажной напротив его члена. Только тонкая ткань моего белья и его спортивные шорты отделяют меня от его твердости. Захватываю его волосы в кулак, пока растворяюсь в нем. Черт, это так неправильно. Его рот покидает мой и опускается вниз к моей груди, облизывая сосок через мое платье.

— Черт, — стону я. Лэндон рычит, а затем опускает меня.

— Чертовски верно, детка. Мне нужно выйти на минутку. Я так сильно хочу трахнуть тебя, что у меня болит член, — он идет к себе в комнату, оставляя меня стоящей на кухне.

Не могу поверить, что только что почти произошло. Мое тело было готово. Если бы Лэндон не остановился, я бы определенно позволила ему трахнуть меня. Этот поцелуй был сексуальным, как ад, даже лучше, чем в нашем прошлом. Мы на опасной территории. Мой разум проигрывает этот поцелуй еще раз и то, как хорошо я чувствовала его член напротив себя. Мне нужно отвлечься. Заканчиваю делать омлет, который он начал, чтобы сосредоточить свои мысли на чем-то еще. Я почти закончила с третьим омлетом, когда чувствую, как руки оборачиваются вокруг моей талии. Я не поворачиваюсь. Его естественный запах вместе с ароматом вымытого тела проникает мне в нос. Он ушел, чтобы принять душ.

— Нам нужно поговорить, — шепчет он в мое ухо. Слова сами по себе не сексуальны, но у меня опять начинает покалывать внизу живота.

— Лэндон, мы не можем, — говорю я, затаив дыхание. Мое тело растворяется в его — в полном противоречии от моих слов.

— Я знаю. Я не трахну тебя, пока ты не будешь моей и не будешь доверять мне полностью. Однако сейчас я хочу быть с тобой. Я хочу обнимать тебя. Я хочу чувствовать твои губы на моих, — что значит, я буду его? Он все еще с Жизель.

— Лэндон, это так неправильно. Ты до сих пор с Жизель, — он сжимает мою талию крепче.

— Вот именно. Ты владеешь моим сердцем, и это делает ситуацию в целом такой дерьмовой. Я пытался отрицать это. Пытался отрицать то, что мое сердце по-настоящему хотело. Я должен дать ей уйти. Не могу быть полным уродом и сделать это по телефону. Я должен ей больше, чем это.

— Не хочу быть причиной, по которой вы расстанетесь, — настаиваю я. Убираю его пальцы со своей талии, и он ослабляет хватку. — Мы не должны целоваться или делать что-либо еще. Это все еще измена.

— Это не будет твоей виной, Хэвен. Мой разрыв с Жизель был неизбежен с того момента, как ты вернулась в мою жизнь. Мы можем попытаться бороться с этим, но я знаю, что ты чувствуешь. Ты хочешь, чтобы я сказал это вслух? Окей, я скажу. Я до сих пор влюблен в тебя, и даже если ты уйдешь через эту дверь, мое сердце будет следовать за тобой, — Лэндон проводит руками по волосам, как делает всегда, когда он в глубокой задумчивости либо нервничает. — Я обдумал это серьезно и единственная правильная вещь, которую здесь можно сделать, это сказать ей правду. Не могу обманывать ее, зная, что влюблен в тебя.

Мои руки немного трясутся от его признания, потому что знаю, что тоже до сих пор в него влюблена. Я только ненавижу то, что кто-то должен пострадать из-за этого в процессе. Лэндон подносит мои трясущиеся руки к своему рту и целует каждую.

— Пойдем. Давай поедим, — он смотрит на третий омлет и улыбается. — Пейтон здесь нет, любимая. Она приходила до рассвета, чтобы переодеться и ушла опять, — он кладет два омлета на тарелку и наливает стакан апельсинового сока.

— Обжора, — обвиняю я. Он тянет меня в гостиную, прежде чем я успеваю схватить тарелку.

Он ставит свою тарелку и стакан на кофейный столик, затем усаживает меня возле себя на диване. Отрезает кусочек омлета вилкой и подносит к моим губам.

— Открывай, — командует он. Я делаю, как он говорит, и съедаю кусочек, который он мне предлагает. Он поочередно кормит меня и себя. Мы в большой беде. Выпиваю весь его апельсиновый сок, и он смеется.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.


ТОП 5 активных страниц!

...