ТКАЧЕВСКИЙ»: ТОНКОСТИ КОНТРТЕМПА

Все действия-движения, выполняемые гимнастом на опоре при выполнении «ткачевского» или его модификаций, подгоняются к последней, решающей фазе — контртемпу с прогибанием тела и «подрывом» грудью, от которого зависит почти всё — и возможность


                   
   
   
 
 
 
     
   
 
 

вращения тела вперед в полете, и характер необходимой (или воз­можной) «складки», и точность возвращения на опору.

Обычный вид окончания «под­рыва» показан на рис. 30-а: к кон­цу резкого прогибания тела грудь гимнаста выведена вверх-назад, нижняя часть туловища и ноги расположены горизонтально, ру­ки — под углом примерно 45° к го­ризонту. Это «индикаторное» по-

ложение, которое свидетельствует, что и контрвращение вперед, и перелет назад-вверх подготовлены, в основном, как нужно, хотя и без особых излишеств.

Более поздний отход (б) делает траекторию полета настильной, дает большее смещение по горизонтали; кроме того, при большем подъеме тела над опорой придется и сильнее вращаться вперед в по­лете , чтобы дохватиться. И то, и другое грозит недохватом.

Наконец, относительно ранний отход (в) приводит к противопо­ложным результатам: вращение вперед в полете облегчается, а траек­тория делается крутой, и если первое весьма желательно, то второе может привести к падению на гриф.

С описанными вариантами движения и их признаками не следует смешивать случаи, когда гимнаст работает с разной активностью во время контрового прогибания тела. Парис. 31 центр тяжести тела


Ткачевский»: тонкости контртемпа

гимнаста к моменту отхода при всех вариантах действий может нахо­диться на одной и той же высоте и направление вылета может быть практически одинаковым, тогда как ноги располагаются по-разно­му. Вариант а соответствует норме, случай 6 — более активной, а в — относительно пассивной работе. Во всех этих случаях вылет (движение по траектории) будет более или менее сходным, но контр­действия, при прочих равных условиях, окажутся разными: в б они выражен сильнее, а в в слабее всего. Но, глядя на рис. 31, было бы ошибкой считать, что важнейшее действие этого перелета — «контр­темп» — зависит только от степени прогибания при отходе. Здесь дополнительно действуют еще несколько важных факторов.

Первый из них, конечно, мощность действий «контртемпа», о ко­торой много раз говорилось. При вялой, замедленной работе даже темп, показанный на рис. 31-6 окажется менее эффективным, чем вариант в, если последний сопровождается очень короткими, резки­ми действиями (вспомним в этой связи еще раз и то, что говорилось о мышечном тонусе в сюжете 1).

Еще один фактор—работа руками на опоре. На. рис. 32-а показана естественная биомеханическая форма контрдействий. Они носят, как и при бросковых оборотах (см. сюжет 5 и рис. 3) волнообразный характер: начинаясь с периферии, они «добегают» до плечевого пояса и, наконец, до кистей. Внимание\ — Только в том случае, если «под­рыв» грудью (с резким торможением и опусканием ног) заканчива­ется четким, жестким, осознаваемым отталкиванием руками «за го-


 




ПЕРЕКЛАДИНА


Ткачевский»: в полете


 


лову», разгибание можно считать реализованным, а «контртемп» — состоявшимся. Если же гимнаст отпускает опору или прекращает эффективное взаимодействие с нею прежде, чем механическая вол­на, вызванная разгибанием, «добежит» до кистей (22), можно счи­тать, что никаких контрдействий просто не было! Трудность этого момента, провоцирующая ошибки в работе руками, заключается в том, в частности, что контрдействия, начатые в тазобедренных суста­вах, по времени следуют раньше, чем финальное отталкивание рука­ми, и гимнаст, несмотря на желательность быстрой, мощной работы, не должен излишне торопиться и опережать естественный ход вещей.

Впрочем, существует техника, при которой и торможение ног, и «подрыв грудью» (это, в сущности, одно и то же действие!), и оттал­кивание руками происходят одновременно (б). Это техника синхрон­ного отталкивания, физически более трудная, чем традиционное волнообразное движение, но существенно более эффективная (8). Гимнаст, овладевший такой техникой или, по крайней мере, прибли­зившийся к ней за счет более быстрого перехода действий от тазобед­ренных суставов к плечевым, выигрывает в эффективности «контр­темпа».

И в заключение обратим внимание на действия головой. Не странно ли, что в самый ответственный момент, когда гимнаст мощ­но разгибается (рис. 28, к.к. 7—10), его голова опущена на грудь? Ведь это, как мы знаем, в силу действия шейных тонических рефлексов, препятствует разгибанию!

Но ничего странного в этом нет. Дело в том, что к моменту перехо­да в полет (к. 10) действия разгибания, фактически, давно заверши­лись И, на самом деле, инициатива перешла к мышцам-сгибателям тела, которые немедленно проявят себя, как только опора будет поте­ряна (см. следующий сюжет). Ато, что наклон головы вперед еще и помогает гимнасту в начале полета ориентироваться—дополнитель­ная удача, которой могло и не быть...

ТКАЧЕВСКИЙ»: В ПОЛЕТЕ

Традиционная форма движения в полете при «ткачевском» обще­известна (рис. 28): отпустив гриф в сильно и резко прогнутом поло­жении (к. 10), гимнаст вылетает вверх-назад, одновременно быстро сгибаясь в тазобедренных суставах. Если для окончания «подрыва» показательным было положение прогнувшись, то и для стандартного полета в этом упражнении есть свой индикатор. Это — горизонталь­ное положение «на спине» в момент прохождения над грифом (к. II),


которое, разумеется, мимолетно, поскольку гимнаст продолжает бы­стро сгибаться, поднимаясь головой и туловищем над опорой.

Как уже отмечалось, успех дела в «ткачевском» определяется ин­тенсивностью контрвращения вперед, зависящего, в свою очередь, от действий на опоре и, в особенности, «подрыва» грудью (к.к. 7—10). В дальнейшем, имея вращение вперед, гимнаст может в каких-то пределах манипулировать его скоростью, если у него есть возмож­ность менять позу.

При обычном «ткачевском» все старания гимнаста направлены на то, чтобы ускорить контрвращение вперед, при этом для исполните­ля особенно важно форсированно поднять и повернуть вперед голо­ву, плечи и руки, чтобы сориентироваться и подготовить дохват. С решением этой задачи и связано сгибание тела: с одной стороны, само сгибание есть не что иное как группировка, ускоряющая вращение; с другой стороны это движение протекает — при верном исполне­нии! — за счет преимущественного движения плечами вверх-вперед (при остановившихся ногах). Следует ясно осознать, что характер этого движения практически целиком зависит от эффективности контрдействий на опоре: при слабом «контртемпе» плечи поднима­ются мало, аноги идут вверх больше обычного, ивсе тело имеет тен­денцию запрокидываться назад (рис. 31-а). И напротив — чем эф­фективнее контртемп, тем больше выражено вращение плечами впе­ред в полете (б, в).

(Нелишне здесь еще раз напомнить, что сам гимнаст не имеет ни­какой возможности выбирать как именно ему сгибаться в полете — «плечами к ногам» или наоборот. Представление иных тренеров и гимнастов, будто это возможно и зависит лишь от желания или «уме­ния» исполнителя — грубейшее и, прямо сказать, постыдное заблуж­дение! В действительности, гимнасту в этой фазе подвластны только суставные движения; он может согнуться-разогнуться больше или меньше, быстрее или медленнее, но основной результат движения плечами и руками к опоре будет, все-таки, зависеть от предшествую­щих действий на опоре, а не в полете).

Любопытный штрих связан с разведением ног. Большинство гимнастов начинает разводить ноги еще на опоре (рис. 28, к. 10). Это можно себе позволить, если у исполнителя достаточно возможнос­тей, но следует знать, что чрезмерно раннее и сильное разведение ног во время отталкивания руками снижает эффективность контртем­па, так как маховая работа ног в передне-задней плоскости при этом подменяется их движением по горизонтали и чем больше такое раз­ведение, тем больше действия ногами уходят впустую! Строго гово-


 




ПЕРЕКЛАДИНА_________________________________________________

ря, ноги следует разводить только с началом полета, да и то в меру, так как поспешное и широкое разведение ног в полете и здесь будет, по тем же причинам, мешать подъему туловища вперед-вверх при сги­бании. Наилучшая схема действий ногами такова: контртемп делает­ся ноги вместе; начало сгибания в полете — со сведенными ногами или с легким их начальным разведением; при окончании сгибания — максимально широкое разведение ног в стороны и возможно более долгое удержание этого положения в полете.

С появлением «люкинской» формы перелета появились и новые аспекты техники полета. «Индикаторная» форма «лежа на спине», пригодная для оценки ординарного «ткачевского» (рис. 28, к. 10), здесь уже не годится: гимнаст намного активнее вращается вперед в полете, и к моменту прохождения ЦТ тела над грифом гораздо боль­ше поднимается плечами вперед, вплоть до почти идеального здесь положения «стоя» (рис. 31-6).

Один из наиболее сложных вариантов «люкинского» это, конеч­но, перелет с поворотом на 360°, лишь теперь начинающий входитьв широкую практику.

Как лучше делать здесь поворот, и при каких условиях он воз­можен?

Разумеется, возможны варианты. В свое время автор этих строк, задолго до опытов В. Люкина, давал в сборную СССР разработку, в которой предлагал перелет с поворотом в полугруппировке. По тем временам это был оптимальный подход, так как надеяться на перелет выпрямившись было еще рановато. Возможен был и вариант переле­та с поворотом в положении слегка согнувшись. Сам В. Люкин делал этот поворот относительно поздно, на нисходящей ветви траектории и с запаздывающим дохватом. Это было, конечно, весьмадостойное, но еще не совершенное исполнение.

А схема, близкая к оптимуму, примерно такова (рис. 33). Предель­но мощными и точными действиями на опоре (уместен спад в «ки­тайской» форме, к.к. 1—6) гимнаст добивается высокого вылета с форсированным вращением вперед. Бросок достаточно мощный, но короткий и невысокий (к.к. 5—8). «Подрыв» (к.к. 8—II) предельно активный, по возможности с синхронным разгибанием в суставах и переходом ног книзу через горизонтальное положение (к. 11). Работа всем телом — жесткая, с полным выталкиванием руками за голову (к.к. 9—II). Сразу после вылета гимнаст быстро и незначительно сги­бается (к.к. 11—12). Это сгибание — естественная биомеханическая реакция на мощное разгибание при «подрыве»; визуально оно мало заметно, а в техническом смысле весьма полезно, так как ускоряет


Ткачевский»: в полете

«крутку» вперед и выводит гимнаста в позу, из которой винтообразую-щие действия выполняются наиболее эффективно. Немедленно после сгибания следует выпрямление тела (к.к. 12—13), и гимнаст проходит над грифом в закрытом положении «стоя» с приподнятыми руками (к. 13); именно на этом разгибании тела и выполняется быстрый пово­рот с асимметричной работой руками и круговым движением тазом.

Окончание перелета и форма прихода в вис целиком зависят, в конечном итоге, от трех решающих факторов: высоты вылета над снарядом (т. е. и времени в полете), скорости контрвращения вперед и скорости безопорного поворота. Чем выше все эти показатели, тем больше у гимнаста шансов дохватиться в наклоне вперед и придти на опору не вертикальным падением, а в достаточно культурный вис с мягким махом вперед.



Лучшие современные исполнители уже достигли уровня, при ко­тором подобное движение может делаться почти идеально, то есть с вылетом и поворотом при прямом теле и приходом в вис с оттяжкой. Примерно такой уровень движения продемонстрировал недавно гру­зинский гимнаст А. Георгадзе (40). Но пока что таких исполнителей мало, и остальным мастерам есть над чем потрудиться!


ПЕРЕКЛАДИНА_________________________________________________





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.


ТОП 5 активных страниц!

...