ХОРОШО ЗАБЫТЫЙ ХОРОШИЙ ПРЫЖОК

Прыжок, подразумевающийся в названии сюжета {рис. 128), был в ходу в 70-х годах, и с тех пор довольно прочно забыт. К этому, действительно, есть определенные основания: мышечный аппарат гимнаста, гимнастки в наскоке на руки работает здесь не так эффек-

тивно, как в наскоке с прогиба­нием (140), само отталкивание выглядит не таким мощным, что объясняется функциональными различиями при работе двига­тельного аппарата при сгибании и разгибании тела. Кроме того, «ямаситу», а речь идет именно об этом прыжке, более удобно выполнять толчком о ближнюю часть коня, а это визуально изменяет пролет вперед за снаряд и снижает впечатление от второй полетной фазы (что, впрочем, не относится к женс­ким прыжкам).

Однако, у «ямаситы» есть ценные качества, которые лю-


ПРЫЖОК

бой грамотный гимнаст, тем более специалист, должны хорошо по­нимать.

Дело в том, что техническая форма «ямаситы» — единственная в переворотах вперед, где отталкивание руками выполняется за счет разгибания тела, а не сгибания, как в традиционном перевороте. Из рисунка можно видеть, что после низкого быстрого наскока на руки (к.к. 1—2) гимнаст (гимнастка) переходит в «закрытое» положение (к. 2). Тело слегка согнуто, напряжено, приход на руки должен быть достаточно жестким. Далее неизбежно следует фаза амортизации, в которой гимнаст, под воздействием инерционного напора дополни­тельно сгибается (к.к. 2—3), «проседает» в плечах и т. д. В этой фазе очень важно сохранить высокий тонус всего мышечного аппарата и «жесткость» системы в целом.

К моменту окончания амортизации (к. 3) тело больше поднимает­ся над опорой, и начинается собственно выталкивание, в исполнении которого вновь принимает участие практически весь двигательный аппарат гимнаста. Как и всякое отталкивание, оно построено на быс­тром выпрямлении тела, но здесь это, как уже отмечено, разгиба­ние34. При этом ноги гимнаста совершают быстрое обгонное движе­ние вверх-вперед и, в отличие от традиционной техники переворота* содействуют вращению тела в основном направлении — вперед. Ина­че говоря, при такой технике отталкивания руками все его компо­ненты «идут в дело», помогают исполнению программного вращения в перевороте!

Ну и что, скажет скептик, разве в целом есть выигрыш? Разве «ямасита» стал перспективным прыжком?

Конечно, все приходится взвешивать, ну а точки над «Ь> ставит сама жизнь, практика. Тем не менее, мы склонны защищать и рекла­мировать «ямаситу». Прыжок может давать блестящие результаты, если им правильно пользоваться.

Действительно, в общей мощности полета «ямасита» обычно про­игрывает общепринятому перевороту, хотя и это — не закон. Дей­ствуя смело, быстро набегая на мостик, применяя жесткий низкий наскок без утрированного движения плечами вперед, можно (и дол­жно!) добиться отличного, высоко-далекого полета.

Главное же в том, что отталкивание руками в «ямасите» очень эф­фективно в отношении создания вращения в полете, и в этом отно-

34 Мы имеем в виду, прежде всего, анатомическое разгибание в тазобедренных и межпозвонковых суставах. Имеющее при этом место выпрямление тела за счет работы плеча физически не менее важно, но (терминологически) это сгибание.


________________________________ 144. Тот самый «цукаха р а »

шении данный способ построения отталкивания гораздо рациональ­нее обычного. Автор помнит как на основе «ямаситы» даже не очень сильные мастера легко делали такой прыжок, как переворот—двой­ное сальто вперед.

Как говорится, новое — хорошо забытое старое. Настоятельно со­ветуем наиболее инициативным специалистам внимательно при­смотреться к схеме «ямаситы»: используя возможности в техничес­кой и скоростно-силовой подготовке современных гимнастов и гим­насток, вполне возможно «влить молодое вино в старые мехи». При этом заметим, что это в полной мере (а может быть и в большей) отно­сится к гимнасткам. Именно в условиях прыжков через продольного коня наиболее выигрышные особенности «ямаситы» могут быть ус­пешно реализованы.

ТОТ САМЫЙ «ЦУКАХАРА»

Прыжок под названием «цукахара», кажется, не требует коммен­тариев. Но это только кажется. В действительности, многое, из свя­занного с этим прыжком, заслуживает разговора.

Прежде всего, отметим, что первым исполнителем прыжка «полу­переворот вперед с поворотом кругом и полтора сальто назад» был, конечно, не Мицуо Цукахара. Уже до него этот прыжок делался в СССР, сначала Александром Углевым, а затем и другими гимнаста­ми. Лишь отсутствие громкого имени мешало им «запатентовать» свой «фирменный» прыжок.

Прыжок, вынесенный на международную арену японским масте­ром, положил начало существованию нового профиля прыжковых движений, особенность которых не только в наличии сальтового ус­ложнения с вращением назад в полете, но и в том, что при отталкива­нии руками {рис. 129т с. 346) в перевороте впервые был применен «курбет», то есть бросковое движение ногами назад, по направлению сальтового вращения.

По поводу этого компонента техники, тренеры, не склонные мыслить гибко и представляющие себе «курбет» исключительно в форме движения, исполняемого из стойки на руках, никак не могли представить себе рациональной техники «цукахары». Им казалось, что бросок ногами будет непременно идти вниз, «в пол» (к. 2-а) и давать, соответственно, недопустимо низкое и короткое движение. Однако, это вовсе не так.

Вспомним, как это должно делаться на самом деле. При правиль­ных действиях (соответствующих задуманной схеме прыжка) гим-


 




ПРЫЖОК__________________________________________________________

наст должен еще в наскоке на руки полностью повернуться кругом и придти в хорошо «растянутое» положение, в котором ноги заметно отстают во вращении, и поэтому тело прогнуто, а мышцы передней поверхности тела быстро натягиваются (к. 7). В этом случае возмож­но выполнение высокоэффективного курбета, содействующего ак­тивному вращению тела назад: из прогнутого положения гимнаст, быстро проходя верхнюю вертикаль, выполняет хлесткое сгибание в тазобедренных суставах и одновременно выталкивается руками вниз-вперед. Особенность правильного курбета в «цукахаре» (кото­рым сам М.Цукахара владел не слишком хорошо), заключается в том, что это быстрое, но небольшое по углу сгибание с броском стопами назад-вверх, а не в коем случае не вниз. Это дает превосходное движе­ние на взлет с активным вращением назад, а возможное (технически очень удобное) разгибание после такого курбета может прекрасно служить для исполнения поворотов.

Таким образом, «цукахара» своеобразный родственник «ямаси-ты» (143) в том смысле, что тот и другой прыжки используют актив­ную подкрутку за счет действий при опоре руками.

Важно отметить, что полноценные курбетные действия в «цука­харе» возможны только при условии полного, заблаговременного и


И «цукахара» ложный

точного поворота кругом в наскоке на руки. Это означает, что дан­ный поворот должен быть достаточно быстрым, нерастянутым и за­вершаться практически одновременно с постановкой кистей на коня. При этом необходимость прихода в активно растянутое поло­жение на руках (к. 1) заставляет исполнителя и поворот делать на фоне изгибания тела (в том числе бокового), а не в прямом, как каза­лось бы, положении, и это усложняет действия прыгуна.

Интересно, что наиболее техничный в этом отношении прыжок «цукахара» делают гимнастки. Их понуждает к этому продольное расположение коня: хочешь — не хочешь, а приходится полностью повернуться, чтобы попасть кистями на опору, да не вообще на коня, а поточнее — на его передний скат, что содействует созданию надеж­ного упора при отталкивании.

Иначе обстоит дело с мужским вариантом «цукахары». Располо­жение коня в длину (по гимнастической терминологии — не слиш­ком здесь удачной — «поперек») позволяет гимнастам вольничать и ставить кисти после наскока не так, какэтоделаютженщины. Очень скоро это привело к тому, что изначальная схема «цукахары» (полу­переворот с поворотом кругом на руки и т. д.) совершенно иска­зилась, и от «цукахары» — в буквальном смысле — осталось одно название...

И «ЦУКАХАРА» ЛОЖНЫЙ

С прыжками, называемыми «цукахара», в мужской гимнастике произошла любопытная, если не сказать курьезная, метаморфоза. Первоначальный образ этого прыжка был вполне ясен: гимнаст на­скакивает на руки, какв рондате, то есть с полноценным поворотом кругом, и затем на фоне курбетных действий уходит во вторую по­летную фазу. Но при массированном освоении этого движения сразу стало ясно, что далеко не всегда удается полностью повернуться кру­гом в наскоке (это ведь бывает и в акробатическом рондате). Более того, быстро выяснилось, что и при неполном повороте в наскоке тело гимнаста — благодаря накату (141)! — может получать достаточ­но активное вращение по сальто, избавляя гимнаста от необходимос­ти заботиться о курбете.

Однако, до тех пор, пока в практику не стали входить прыжки «цукахара» с поворотами в сальто, все эти особенности наскока оста­вались в сознании тренеров и гимнастов лишь как неизбежные нюансы обучения, в ходе которого, как известно, всегда бывают ошибки.


ПРЫЖОК


И «цукахара» ложный


 


Но все изменилось, как только мастера стали посягать на освоение «цукахары» с «винтами». Впрочем, произошло это далеко не сразу, так как потребовалось время на переход от простейших, небазовых форм «цукахары» (в плотной группировке, согнувшись) к прыжкам прогнувшись и выпрямившись или, хотя бы, в полугруппировке. Но, как только это произошло, началось смятение в умах. Исполни­тели «цукахары» с поворотами расслоились на две группы.

Представители первой из них действовали классически просто и честно: разучивался достаточно полноценный «гладкий» прыжок (в полугруппировке, прогнувшись и т. п.), и в полученном сальто назад {рис. 129) делался нужный поворот (обычно на 360°), по технике точ­но соответствующий акробатическому аналогу.

Совершенно иначе складывались события во второй, как бы экс­периментальной, группе. Гимнасты этой категории стали искать пути упрощения движения.

Но с чего можно начать упрощение «цукахары»? — Конечно, с наскока на руки! Опытным путем выяснилось, что если наскакивать боком, то есть с поворотом только на 90°, то затем все равно можно сделать сальто с поворотом «как бы на 360°». И прыжок пошел в. практику; причем абсолютное большинство не только исполните­лей, но даже судей (не исключая международных арбитров) и квали­фицировали, и оценивали, в свое время, этот прыжоккак «цукахару» с поворотом на 360°.

Между тем, этот прыжок (назовем его «лжецукахарой»35) не имеет со своим предшественником почти ничего общего!

Первое различие уже отмечалось: гимнаст наскакивает на руки с поворотом не кругом, а на 90° — боком. Уже одного этого было бы достаточно, чтобы не называть его «цукахарой». Но это далеко не все.

Вторая, и важнейшая, особенность «лжецукахары» в том, что по­ворот во второй полетной фазе, начинающийся из положения боком, в дальнейшем протекает как в сальто вперед, а не назад, как это дела­ется в «классическом» прыжке: поднимаясь плечами от опоры, гим­наст поворачивается лицом по направлению разбега и далее действу­ет как в любом сальто вперед с поворотами.

Есть и другие особенности «лжецукахары». В классическом прыжке повороты в обеих полетных фазах, как правило, делаются в

35 Иногда этот прыжок называют, правда, именем другого японского кори­фея — С. Касамацу. Однако, автору этих строк никогда не доводилось слышать или читать вразумительного определения чем же, в представлении судей, «цука­хара» с поворотом отличается от «касамацу».


одну и туже сторону, чаще — налево. (На эту тему в среде практиков было много споров, так как направление поворота часто определяет­ся субъективно — по зрительным и вестибулярным ощущениям, движению «ведущей» кистью, плечом и т. д. Мы же имеем в виду объективную физическую методику векторного обозначения на­правления вращения. В этой связи заметим, к примеру, что при на­скоке на руки, когда правая кисть и плечо поднимаются и тянутся влево, происходит поворот направо, а вовсе не налево, как часто дума­ют). Таким образом, в обычной «цукахаре» суммарный поворот со­ставляет, в принципе, 540°: 180° в наскоке и 360° в соскоке.

В «лжецукахаре» все иначе: легко убедиться, что если после наско­ка боком и отталкивания руками «честно» повернуться на 360° (как формально заявляется в названии прыжка), то и приземлишься бо­ком! Чтобы этого избежать, нужно либо увеличить второй поворот еще на 90°, либо на столько же его уменьшить (приземляясь, соответ­ственно, лицом или спиной по ходу движения). Последнее, ясное дело, проще, чем все исполнители и пользуются на практике.

Но и это еще не все! Если вы будете поворачиваться в том же на­правлении, что и в наскоке, то приземлитесь спиной к коню, а это неудобно и ненадежно. Все это диктует, в конечном итоге, един­ственное рациональное решение: в наскоке и в соскоке поворачи­ваться в разные стороны: 90° туда и 270° обратно. Что всеми и делается.

И последнее. «Лжецукахара», который считается как бы прыж­ком «с пируэтом», на самом деле выполняется со значительной «кра­жей» поворота. По сравнению с классическим прыжком «цукахара с поворотом на 360°», в «лжецукахаре» гимнаст не доворачивается на 180° — скрадывая по 90° в каждой полетной фазе.

В заключение отметим, что это — преимущественно мужская ис­тория, так как в женских прыжках иначе поставленный конь все по­добные фокусы практически исключает. Разумеется, не все гимнаст­ки и не всегда наскакивают на руки с идеально точным поворотом кругом (особенно, если судить по степени доворота стоп), но в целом структура женского прыжка «цукахара» обычно соответствует клас­сическому образцу.

Каково же резюме? Не считает ли автор, что «лжецукахара» — сво­его рода прыжок-эрзац? Разумеется нет. Здесь вообще главный ар­битр — практика. Гимнасты освоили этот прыжок, выполняют его — их право. Просто это другой прыжок, и не надо одно смешивать с другим. Сам факт возникшей когда-то путаницы показывает, что культура анализа движений (немаловажная для специалистов, в том числе судей) еще не всегда на должной высоте.


 




ПРЫЖОК





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!