Эмоциональноя травма дочери, присущая ее отношениям с отцом 25


 


кую дорогу туда, куда ей хотелось добраться, и тут раздался го­лос, который сказал ей, чтобы она шла медленнее и выбрала бо­лее легкую дорогу, заверив ее в том, что она все равно окажется в этом месте в то же самое время. В дальнейшем ей снилось, как она спокойно плывет по реке.

Сьюзен начала осознавать, что ее стремление к контролю принадлежит больше ее матери, чем ей самой. Она также стала осознавать, что депрессия, в которой она пребывала из-за того, что не добилась успеха, в существенной степени принадлежала отцу, когда он был унижен критикой вечно недовольной жены. Кроме того, она увидела, что в основном отыгрывает роль «лю­бовницы » своего отца, и это мешало ее отношениям с мужчина­ми. Она осознанно вступила в противостояние со своим внутрен­ним голосом, который осуждал ее и других. Она стала более от­крытой в своем общении с мужчинами и теперь пыталась лучше узнать их, не осуждая заранее. Естественно, она встретила тепло­го, эмоционального друга, но какое-то время ее охватывало же­лание прекратить с ним отношения, потому что он не так много зарабатывал, как ей бы хотелось. Но как только Сьюзен смогла узнать в этой критике осуждающий голос матери, ей удалось со­хранить эти отношения.

В данном случае более властной фигурой была ее мать; про­блема отца заключалось в его неспособности противостоять навяз­чивой амбициозности жены. В какой-то степени он «слишком» любил свою дочь, а потому привязывал ее к себе. Сьюзен нужно было это осознать, чтобы разорвать тесные узы, связывающие ее с отцом, и ощутить на себе влияние матери.

Иногда, как в случае Мэри, дочь поднимает мятеж против крайне авторитарного и ригидного отца. Ее отец был военнослу­жащим и требовал военной выправки даже дома от собственных детей. Мэри, у которой был дружелюбный и непосредственный, вольнолюбивый характер, восстала против отца. В подростковом возрасте она принимала ЛСД и общалась с людьми круга, кото­рый сейчас бы назвали «гламурной тусовкой* (fast crowd). Хотя у Мэри были артистические способности, она совсем их не раз­вивала; а, перейдя на второй курс, вовсе перестала учиться и ушла из колледжа. Несмотря на то, что у ее отца была заметная


склонность к авторитаризму и перфекционизму, он страдал хро­ническим заболеванием, вынуждавшим его проявлять слабость и уязвимость. Поскольку он никогда не допускал мысли, что ста­нет немощным, в восприятии Мэри он был как бы двумя разны­ми людьми: могущественным авторитарным судьей и слабым, болезненным мужчиной. В ее сновидениях образы мужчин так­же проявлялись в двух крайних формах. С одной стороны, это были мужчины-импотенты с крошечными пенисами; с другой -мужчины-насильники, которые пытались ее ударить ножом и убить. По ощущениям Мэри, образы мужчин-импотентов симво­лизировали ее неуверенность в себе, а образы агрессивных муж­чин-насильников воплощали ее склонность к умалению соб­ственного достоинства. Мать Мэри во многом была похожа на дочь - она была такой же добросердечной и общительной. Так как у Мэри были хорошие отношения с матерью, она впервые обратилась за поддержкой к женщине старше нее по возрасту. Но в этих отношениях она принимала на себя роль послушной дочери, тогда как старшая подруга часто относилась к ней кри­тически, авторитарно, как и отец. В процессе анализа Мэри ста­ла больше доверять себе и признала двойственный паттерн сво­его мятежа: она противилась власти отца и вместе с тем подчи­нялась ей, стараясь понравиться матери как старшей подруге. По существу, у нее появилась возможность самоутвердиться в отно­шениях с ней. Затем, по мере того как из ее сновидений стали исчезать образы мужчин-импотентов и мужчин-насильников, она вступила в близкие отношения с эмоционально зрелым муж­чиной, за которого впоследствии вышла замуж. Теперь она уже достаточно доверяла себе, чтобы принять решение серьезно за­няться искусством, чтобы стать в этой области профессионалом. Обретя новые внутренние силы, она даже отважилась на важный разговор с отцом, которому в момент кризиса, вызванного его болезнью, пришлось признать свою уязвимость. Все эти события привели к развитию более эмоционально близких отношений между отцом и дочерью.

Это только четыре примера эмоциональной травмы женщин, вызванной нарушением отношений с отцом. На самом деле, мож­но привести гораздо больше примеров и наблюдать широкое раз-


 


26


Глава 1





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!