Эмоционольная травма дочери, присущая ее отношениям с отцом 13 глава


 


176


Глава 7


Сяезы



щи, и снова к ней явился ангел и привел ее к маленькой лесной избушке, в которой она осталась жить, и жила в ней семь лет. За это время у нее выросли настоящие руки. Все эти семь лет король искал ее, и наконец, благодаря спокойствию и принятию своих страданий он нашел свою королеву, они отправились во дворец и стали жить счастливо.

Для меня эта сказка имела очень большое значение, когда я осознала опасность и защитную силу своего «панциря амазонки». Я осознала, что все попытки моего Эго достичь сверхуспешности и власти, чтобы компенсировать слабость моего отца, в конечном счете, оказались бесполезными. Неожиданно оказавшись безруч-кой, я должна была удалиться в лес своего одиночества и депрес­сии и научиться ждать и верить. В течение этого времени у меня не переставали течь слезы. Иногда ко мне возвращалась горькая обида за мое непрожитое детство, за то, что отец бросил меня, как затем бросали возлюбленные, а затем слезы застыли и преврати­лись в острые и агрессивные сосульки. А иногда я начинала то­нуть в потоках слез как бессильная жертва. Но вместе с тем при­ходили и тихие слезы, которые открыли мне доступ к инстинктив­ным, природным чувствам - тем настоящим чувствам, которые я долго вытесняла и подавляла. Как только слезы смягчили «пан­цирь амазонки» и открыли мое сердце, я начала ощущать исцеля­ющую силу природы. Я все больше и больше раскрывала свою ра­нимость, не пытаясь себя оправдать общепринятым коллективным мнением. Чем более открыто и спонтанно я стала выражать свои чувства по отношению к другим, тем меньше была моя тревога и мои контролирующие защиты и тем больше мне открывались дру­гие люди. Я стала осознавать, что мои страдания, мои открытые раны были самой важной частью моей связи с людьми. Мое не­профессиональное освобождение не включало в себя никаких осо­бенных действий. Оно произошло через принятие исцеляющих сил природы и умение ждать и быть открытой тому, что спонтан­но поднимается из глубин. Для той «сверхуспешной меня» это было очень нелегко. Вместе с тем, у меня продолжали литься сле­зы - вплоть до завершения работы над этой книгой - и постепен­но стали вырастать руки. И, наконец, я смогла начать писать и го­ворить так, что слова лились из внутреннего источника.

Иногда мне кажется, что в неудаче Психеи в выполнении четвертого задания, - когда она, поддавшись искушению, наруши­ла запрет, открыла склянку с бальзамом красоты и сразу крепко


заснула (стала бессознательной), - кроется определенный смысл. Психея выполняла эти задания, чтобы вернуть себе возлюбленно­го - Эроса. По мнению Нойманна, взяв запретный бальзам красо­ты, она признала великую силу маскулинного Эроса, и, отдавая предпочтение красоте перед знанием, она воссоединилась с феми-нинностью в своей сущности104. Многие современные женщины оскорбляются, если им говорят, что фемининность - это в первую очередь красота. По моему мнению, интерпретация Нойманна от­ражает расщепление между пуэллой и «амазонкой», сводя жен­ственность к красоте. Когда я смотрю на «неудачу» Психеи как на аспект трансформации и считаю ее уступившей, сдавшейся на ми­лость великих сил психики, то тем самым допускаю ее человече­скую слабость и человеческие ограничения. Такое признание не­обходимо всем людям, и не только женщинам, хотя его ценность чаще всего раскрывает именно фемининность.

Вместе с тем плодоносные слезы часто связывают с неуда­чей. Однако они смягчают землю для новых возможностей рос­та и защищают человека от дьявольской одержимости, мститель­ной активности и от погружения в беспомощную пассивность. Активное ожидание и принятие страданий, которое приносят слезы Девушки-безручки, спасают ее и от пассивности пуэллы, и от контроля «амазонки», позволяя ей активно верить, надеяться и строить доверительные отношения, которые ведут к исцеле­нию. Это слезы трансформации. Таков образ женщины, имею­щей эмоциональную травму. Сначала приходят боль и ярость по отношению к своей травме, а затем с ее принятием приходят сле­зы трансформации и природного исцеления, которые могут при­нести любовь и сочувствие.

104 Neumann, Amor and Psyche, p. 123.


 


178


Глава 7


 



Исцеление


Часть третья


Лишь бы мне, хоть на исходе угрюмого знанья

Ангелов, как подобает, восславить в согласии с ними.

Лишь бы звучные молоты сердца не отказали

Из-за хрупкой струны, неуверенной или

Сорванной. Лишь бы струящийся лик мой

Ниспослал мне сияние; лишь бы плач мой невзрачный

Цвел. Как бы, ночи, тогда вас любил я,

Удрученные. Не на коленях бы мне, безутешные сестры,

Вам предаться. В косах ваших текучих

Не растечься бы. Мы расточители мук.

Грустную длительность оглядываем, предвкушая

Их кончину. А ведь они - наши зимние листья,

Вечнозеленые листья, наш темный барвинок,

Одно из времен потаенного года, не только

Время, но и место, селенье, ложе, почва, жилище.105

Райнер Мария Рильке «Дуинские элегии»

105 Рильке P.M. Дуинские элегии // Рильке P.M. Часослов. - Пер. В. Ми-кушевича. - М.: ACT; Харьков: Фолио, 2000. - С. 301. - Примеч. пер.


Грани фемининности


Глава 8


Ежедневно, ежечасно мы должны сохранять чистоту кристалла, чтобы цвета могли обрести свой порядок. Я умоляю: не дайте мяе ускользнуть, позвольте мне выполнить мое предназначение во имя спасения моей души. Я должна жить так,

чтобы эта чистота создавала

порядок в разнообразии. Выдержать это - минимум того, что можно сделать, чтобы изменить сознание.

Флорида Скотт-Максвелл

Описав разновидности паттернов «вечной девушки» и «амазонки в панцире», я поняла, что в разные моменты жизни испытала их все на себе и каждая разновидность не только несет в себе ограни­чения, но и имеет положительные стороны. К тому же я поняла, что каждая из них что-то дает остальным.

У меня родился образ кристалла. Ограненный кристалл, если его разными гранями поворачивать к солнцу, по-разному играет и сверкает. То же самое относится к женщине. Поворачивая разны­ми гранями кристалл Самости, она в нужный момент может про­явить в себе нужное качество.

Например, преимущество «куколки-милашки» заключается в умении что-то получать от других. Многие женщины отказывают­ся от эмоционально насыщенной жизни, потому что стесняются что-либо принимать от окружающих. «Куколка-милашка» может давать, одновременно принимая, она легко адаптируется и подла­живается к другим людям, таким образом поддерживая диалог в межличностных отношениях. Кроме того, она способна успешно вписаться в коллектив, чем приносит большую пользу обществу. Когда же она жертвует своей идентичностью ради того, чтобы приспособиться к желаниям другого человека, она страдает из-за потери связи с Самостью.

Грани фемининности 183


Сила «девушки из стекла» - в ее чувственной связи с внут­ренним миром, миром фантазии и воображения. Хотя она может бояться реальности, во внутреннем мире она бывает не менее авантюрной и способной на героизм. Обладая такой способнос­тью, она может вдохновлять других людей на занятия творчеством и творить сама, если не будет уступать своей склонности прятать­ся от жизни.

Преимущество «парящей в вышине» состоит в том, что она бросает вызов косности и ищет приключений, которые заставля­ют ее меняться, исследовать и открывать новые горизонты. Она обладает смелостью пробовать что-то новое, исследовать неизвес­тное. Если она в своей нелюбви стоять на месте не позволит себе разбрасываться, то может стать лидером, ведущим различные ис­следования и преобразования в обществе.

Сила «никчемной» заключается в ее способности подвер­гать сомнению устоявшиеся коллективные ценности. Поскольку она склонна проживать свою Тень, т.е. неприемлемую соци­альную сторону своей личности, она находится в контакте имен­но с такими качествами, которые нужны культуре, но при этом отвергаются ею. Если ей удастся преодолеть свою склонность быть жертвой и отверженным изгоем, то она может стать успеш­ной, вписавшись в одну из социальных сил, ведущих к позитив­ным преобразованиям.

Как различные стили жизни пуэллы вносят свой вклад в це­лостную личность женщины, так и стили жизни «амазонки» обла­дают своими особыми чертами, которые способствуют развитию женщины. «Суперзвезда» с ее дисциплинированностью и способ­ностью добиваться успеха демонстрирует миру возможности жен­щины и ее компетентность. Если эти качества исходят из ее феми­нинного ядра, а не из защитного панциря Эго, она будет получать наслаждение от результатов своей деятельности и творчества и сможет принести пользу обществу.

Способность «покорной, преисполненной долга дочери» быть ответственной и терпеливой несмотря ни на какие трудности -важное качество для сохранения стабильности в жизни, а также в работе и в межличностных отношениях. Ее терпимость и законо­послушность - необходимые качества для плодотворной деятель­ности в обществе и в организации, где она работает. Если долг и послушание строятся на внутреннем фундаменте и не отчуждают


женщину от ее непосредственных чувств, то терпение и обязатель­ность могут стать необходимыми гранями в создании целостного фемининного образа.

Склонность «мученицы» отдавать и жертвовать очень важна с точки зрения творческой жизни и межличностных отношений. В истории мученицы всегда служили примером женского героиз­ма, например Жанна д'Арк. Но жертва не должна наносить вред фемининной Самости. Если «мученица» сможет научиться ра­доваться жизни и не забывать о себе, то ее способность отдавать и жертвовать собой ради других, не отказываясь от себя, будет источником вдохновения и избавит от чувства вины.

«Королева-воительница» умеет справляться с гневом и зна­ет, что она хочет. Она умеет бороться, чтобы выжить, и может о себе позаботиться. Это качество необходимо любому человеку, но в особенности - современной женщине. Отчуждение «королевы-воительницы» происходит, когда она забывает о своих феминин­ных чувствах и мягкости, и тогда ее борьба превращается в пере­стрелку. Если «королева-воительница» сможет достичь своего фе­мининного ядра и быть напористой, когда это уместно, то она мо­жет стать образцом развития фемининной силы и в индивидуаль­ной жизни женщины, и во всей нашей культуре.

У каждого из этих стилей жизни есть что позаимствовать. Глория, которая в основном была «куколкой-милашкой», научи­лась использовать упорство «королевы-воительницы», чтобы от­вечать требованиям общества, и страсть к приключениям «паря­щей в вышине», чтобы научиться делать что-то новое. Она ис­пользовала способность «никчемной» сказать «нет» порабощав­шим ее коллективным нормам. «Девушка из стекла» научила ее лучше относиться к своему внутреннему «Я», а «суперзвезда» до­бавила уверенности в своих способностях.

Грэйс была «девушкой из стекла». Ей нужно было уверенно взлететь вверх и продемонстрировать свои внутренние ценности миру, как это свойственно «парящей в вышине» и «суперзвезде», проявляя особое отношение к фантазии и душевной жизни. По­зволив себя обожать, как «куколка-милашка», она открыла себя для любви и признания, которых она заслуживала. У «никчем­ной» она научилась оставаться самой собой, не обращая внимания на возможное осуждение со стороны окружающих. А «королева-воительница» дала ей силу самоутверждения. «Покорная, преис-


 


184


Глава 8


Грани фемининности



полненная долга дочь» наделила ее стабильностью, позволяющей претворять в жизнь свои фантазии. А «мученица» дала необходи­мое ей ощущение героического самооправдания.

Хуанита, «парящая в вышине», стала развивать свою интуи­цию и желание идти на риск, чтобы использовать различные воз­можности,* а также ответственность «обязательной дочери», упор­ство и силу «королевы-воительницы» и способность «мученицы» к самопожертвованию. Путем познания «девушки из стекла» ей удалось углубить связь с фемининной душой. А признав достоин­ства «куколки-милашки», она научилась быть более преданной своему партнеру.

Проживать паттерн «никчемной» оказывается для пуэллы в каком-то смысле тяжелее всего. Вместе с тем из-за отсутствия свя­зи с социумом она ставит под сомнение его устои и в таком слу­чае может их изменить с помощью силы «королевы-воительни­цы», терпения «обязательной дочери» и способности к самопо­жертвованию «мученицы». Такой женщиной была Джин. У «ку­колки-милашки» она позаимствовала более терпимое отношение к коллективу, дающее ей контакт с обществом, необходимый, что­бы его изменить. У «парящей в вышине» она взяла положитель­ное отношение к возможности подняться над циничным песси­мизмом, который ее мучил и вводил в заблуждение. А «девушка из стекла» дала ей свою чувствительность, душевность и внима­ние, которые позволили ей бережней относиться к другим и к са­мой себе.

Так как «суперзвезда» имеет склонность постоянно устрем­ляться во внешний мир, Пэт нужно было развить способность удаляться от него в свое внутреннее пространство, что естествен­но для «девушки из стекла». Кроме того, она нуждалась в спо­собности принимать, присущей «куколке-милашке», не обращать внимания на требования общества к ее поведению, как это мог­ла делать «никчемная», и, подобно «парящей в вышине», быть выше стремления к успеху. Я пришла к выводу, что стили жиз­ни «амазонки» оказываются ближе друг к другу, чем стили жиз­ни пуэллы. Поэтому довольно часто «суперзвезда» может быть обязательной, способной на самопожертвование и борьбу. Но если она сможет признать, что эти качества для нее важнее, чем ее потребность в успехе, то они могут дать ей силу, превосходя­щую амбиции Эго.


Констанс, «покорная, преисполненная долга дочь», не умела расслабляться и радоваться жизни. Чтобы противостоять ригид­ной покорности, ей было бы полезно отыгрывать некоторые свои фантазии, как это бы сделала «парящая в вышине», а также пери­одически протестовать, подобно «никчемной». Способность «ку­колки-милашки» быть в центре внимания ей необходима именно для того, чтобы развить в себе игривость в противоположность ис­полнительности. А «девушка из стекла» показала ей, как превра­тить свою покорность другим в сосредоточенное внимание к потребностям своего внутреннего мира. «Обязательная дочь» тя­готеет к связям с социумом, поэтому уверенность в себе «короле­вы-воительницы» помогла Констанс ограничить ее склонность ставить потребности общества выше своих собственных.

Мэри как «мученице» было свойственно самоотречение. Раз­вив в себе умение «куколки-милашки» пользоваться любовью ок­ружающих, способность «парящей в вышине» жить со вкусом и искать приключений и присущий «никчемной» дух протеста, она смогла скинуть тяжелое бремя самоотверженности, которое так стоически несла на себе. Связь «девушки из стекла» со своей фан­тазией открыла перед ней глубину внутреннего мира и возмож­ность радоваться жизни. Поскольку она имела склонность отри­цать свою агрессию и защищала ее, заставляя других почувство­вать себя виноватыми перед ее жертвенностью, ей нужно было почувствовать себя уверенной в своих силах, как это делает «ко­ролева-воительница». Способность «суперзвезды» добиваться ус­пеха уравновесила склонность Мэри отрицать результаты своей деятельности.

Джеки, имевшая жесткую, агрессивную установку «короле­вы-воительницы», было необходимо развивать некоторую мяг­кость и восприимчивость «куколки-милашки», чтобы научиться принимать любовь. Чувствительность «девушки из стекла» откры­ла ей ее внутреннюю жизнь, а интерес к жизни «парящей в выши­не» смог побороть ее серьезность. У протестующей против коллек­тивных ценностей «никчемной» она научилась отстаивать свою уникальную ценность. Борец по характеру, Джеки обладала терпе­нием «покорной, преисполненной долга дочери» и способностью «суперзвезды» добиваться успеха, но ей следовало менее явно вы­ражать эти качества. А благодаря «мученице», жертвующей жела­ниями Эго ради чего-то более важного, «королева-воительница»


 


186


Глава 8


Грани фемининности



ощущает позитивную сторону смерти Эго во имя высшей феми­нинной самости.

Поиск связей с разными гранями внутренней фемининно-сти - это часть странствия женщины в направлении достижения целостности. Кроме того, это исцеляющий процесс. Недавно ран­ней весной вместе с любимой подругой мы совершили восхожде­ние в Скалистые Горы. Мы двинулись в путь, когда светило солн­це и было тепло, мы наслаждались красотой осин, у которых толь­ко-только начали распускаться почки. Затем нас ожидал долгий и трудный подъем. Проходя через лес, где деревья были похожи на гоблинов, мы устремились к вершине, преодолевая страх высоты, от которого кружилась голова и душа уходила в пятки. Затем мы карабкались по скалам и тащились по заснеженным горным доли­нам. Наконец, мы оказались на круглом плато, где озеро, небо и вершины гор сливались в одно, так что эта необыкновенная, вели­чественная и прекрасная картина, которую мы видели перед со­бой, вызывала благоговение и страх. Это чувство хорошо выразил Рильке: «С красоты начинается ужас»106. Итак, мы несколько часов двигались к цели, постоянно забираясь все выше и выше. Но едва мы достигли волшебного озера, окруженного со всех сто­рон величественными горами, неожиданно началась буря. Солнце скрылось, небо заволокло тучами, и вдруг появилось ощущение страшной, неминуемой опасности.

Усталые и измученные восхождением по скалам, покры­тым камнями и снегом, мы только там, стоя на вершине, поня­ли, что это место священно. Но мы не могли здесь оставаться, если хотели вернуться домой целыми и невредимыми. Поэтому мы снова устремились в путь: тащились по снежным долинам, спускались по скалам, пересекали альпийскую тундру, затем шли через тот же лес с деревьями-гоблинами, пока наконец не вернулись к трепещущим осинам. Завершив поход под дождем и градом, мы в конце концов вернулись домой. И вместе с тем, уже оказавшись внизу, мы знали, что снова вернемся сюда и в другой раз совершим это восхождение. Мы также знали, что каждая следующая наша прогулка не будет похожа на преды­дущую.


Странствие в пространстве различных граней фемининности для меня имеет много общего с этим восхождением. Некоторые пути оказываются легкими и приятными, как, например, в начале нашего пути, когда мы наслаждались хрупкой прелестью трепещу­щих осин. Другие ведут через заколдованный лес, в котором оби­тают гоблины. А некоторые требуют напряжения всех сил, чтобы карабкаться по скалам, скользить по снегу и льду и не поддавать­ся головокружению. Чтобы достичь мистического озера, чтобы добраться до кристалла самости, нужно пройти через все.

На мой взгляд, то же самое относится к стремлению женщи­ны обрести целостность. Ни одну сторону нельзя оставлять без внимания. Какой-то женщине покажется привлекательным один путь. Другая женщина будет наслаждаться, идя другим путем. При этом в конечном счете мы должны преодолеть все препят­ствия. Но в данном случае я говорю о пути женщины, который мне лучше всего известен и который больше всего связан с нашим культурным наследием.

Кристалл, позволяющий совершить волшебное странствие через его различные грани, - еще один способ обретения феми­нинной целостности. Это значит испытать и радости и горести в пути, спотыкаться и падать, получать травмы и страдания, прояв­лять волю к исцелению, бороться за свою жизнь, - и постоянно возвращаться в исходную точку.

Обращение к кристаллу фемининной самости дает возмож­ность разным качествам засверкать и проявиться в полную силу, не оставляя места слабости, - это вызов, с которым сталкивается современная женщина. А интеграция всех граней может стать ос­новой для поиска фемининной духовности.


106 Рильке. «Дуинские элегии». Элегия 1. - Примеч. пер.


188


Глава 8


 

Глава 9

Внутреннее прощение и освобождение отца107

Если мы ждем от мужчин, что они повернутся к их невидимым внутренним женским качествам, то казалось бы естественным, чтобы женщины подали им пример и показали мужчинам в своей собственной жизни, что может значить «женственность».

Хильде Бинсвангер

Женщины мне часто задают вопрос: «Существуют ли мифы и сказки о странствии женщины и о ее силе и храбрости?» Где мож­но взять какие-то модели внутреннего развития женщины? Одна сказка помогла мне во время моего собственного странствия, - это сказка об отважной девушке, которая отправилась искать лекар­ство, чтобы вылечить слепого и немощного отца. Совершив стран­ствие, она смогла исцелить отца: он прозрел и снова стал ценить фемининность. Совершив странствие, она вышла замуж за мужчи­ну, который восхищался ее умом, смелостью и добротой, - имен­но эти качества позволили ей довести до конца процесс исцеле­ния. Эта сказка пришла из далекого Таджикистана108, страны, ко­торая на юге граничит с Афганистаном, на востоке - с Китаем, а язык и культура родственны персидскому. Сказка называется «Отважная девушка»109.

107 В оригинале - Redeeming the Father. - Примеч. пер.

108 Таджикистан - государство в Центральной Азии, бывшая Таджикская
Республика в составе СССР; в древности был частью Персидской империи; тад­
жикский язык близкородствен персидскому и вместе с ним относится к юго-за­
падной группе иранских языков. - Примеч. ред.

к» «The Courageous Girl" in The Sandalwood Box: Folktales from Tadzhikistan. (New \fork: Charles Scribner's Sons), p. 16-25. (В рус. переводе: Отважная девуш­ка // Серебряный кувшин сказок. Таджикские народные сказки. - М.: Издатель­ский сервис, 2002. - С. 9.)


В древние времена в одном городе жил пожилой человек. У него было три дочери, но не было сыновей, а ему всегда хотелось иметь сына. Вот заболели у этого старика глаза, и он ослеп. Таби-бы "° лечили его, но не могли вылечить. Не видел старик ни свет­лого дня, ни детей, ни друзей, ни товарищей. И он очень был этим опечален. От горя и несчастья стал он худым и немощным. Од­нажды старику сообщили, что в далеком краю живет знахарь, и в саду у него растет трава, из сока которой знахарь делает лекарство, исцеляющее любую болезнь глаз. Услышав это, старик тяжко вздохнул и сказал: «Если б у меня был сын, он поехал бы в тот край и привез мне лекарство для глаз, тогда я бы избавился от слепоты». Старшая дочь стала просить отца: «Дорогой батюшка, разрешите мне поехать за тем лекарством!» Помедлив, отец согла­сился. Девушка оседлала лошадь, оделась в мужскую одежду, на­полнила хурджин111 едой и отправилась в путь. Ехала она, ехала несколько дней и ночей и на перекрестке дорог увидела малень­кий деревянный домик. Девушка открыла дверь, вошла и поздо­ровалась. В доме лежала больная старуха. Порывшись в хурджи-не, девушка достала еду из дорожных припасов и накормила ста­руху. Придя немного в себя, старуха спросила: «Сынок, откуда ты приехал и куда едешь?» - «Я приехал из далекого города, - отве­тила девушка, - отец мой заболел глазной болезнью и ослеп, я еду разыскивать лекарство от его болезни». - «Ох, сынок,- сказала старуха, - откажись от этого намерения! Много храбрецов ездило разыскивать это лекарство, но не нашли его и погибли. Никак нельзя добыть то лекарство, вернись домой!» После этого разгово­ра девушка потеряла надежду найти лекарство и вернулась домой. Тогда средняя сестра встала со своего места и сказала: «Дорогой батюшка, разреши мне поехать за лекарством, я обязательно его найду и привезу!» - «Как твоя старшая сестра ничего не привез­ла, так не привезешь и ты, оставайся лучше дома, а то погибнешь понапрасну». Средняя дочь долго упрашивала отца, и наконец, тот согласился. Как и ее старшая сестра, она оседлала лошадь, оделась в мужскую одежду, наполнила хурджин едой и отправилась в путь. Точно так же на перекрестке дорог она увидела маленький дере­вянный домик, котором лежала больная старуха. Девушка накор­мила старуху, и та у нее спросила, откуда она приехала и куда едет.

110 Табиб (тадж-) - лекарь. - Примеч. пер.

111 Хурджин (тадж.) - дорожный мешок. - Примеч. пер.


 


190


Глава 9





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!