ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ УКРЕПЛЕНИЮ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В свою очередь, благоприятными факторами, способствующими укреплению отношений, являются: сходство в образовании, социаль­ном положении, во взглядах на большинство основных жизненных вопросов, одинаковая физическая привлекательность партнеров, раз­деляемые интересы и виды активности, сходные сексуальные потреб­ности, а также личностные особенности, в числе которых: способность создавать и принимать душевную близость, способность к хорошей адаптации, эмоциональная стабильность и многие другие.

М. Яффе и Ф. Фенвик (1991) подчеркивают значение сексуальной совместимости, под которой они понимают не «технику» любви, ко­торой, по их мнению, можно вполне обучиться в процессе взаимной адаптации, а действительное влечение партнеров друг к другу и при­мерно равное значение этой сферы супружеских отношений для обо­их. Сексуальные отношения не проявят свою связывающую силу, если взгляды на него у супругов очень различаются или если секс играет намного большую или меньшую роль в жизни одного из партнеров по сравнению с другим. По мнению авторов, на основе взаимной притя­гательности и любви почти все сексуальные проблемы разрешимы, а без этого они, скорее всего, окажутся непреодолимыми.

Предбрачное ухаживание

Это важный этап при подготовке к браку и выборе супруга. Роль этого этапа претерпела существенные изменения в настоящем столе­тии, так что теперь существует сильная тенденция к пренебрежению предбрачным ухаживанием у современных юношей и девушек (у пос­ледних во многом вынужденно). С. В. Ковалев выделяет три важней­шие функции этого периода, которые соответственно отражают три ос­новные и хронологически относительно последовательные этапа на­чала семейной жизни.

1. На протяжении всего ухаживания происходит накопление со­вместных впечатлений и переживаний. Это эмоциональный по­тенциал последующей семейной жизни, запас чувств, из кото­рого супруги будут черпать силы и радость в трудные периоды


брака. Причем важна именно совместность впечатлений, ибо иначе переживающий трудные минуты жизни супруг будет обращаться не к общему, а к индивидуальному светлому прошлому, обрекая себя тем самым на мысленное одиночество вдвоем, которое никогда не проходит бесследно для супружеского со­юза.

2. Узнавание друг друга и одновременно уточнение и проверка при­нятого решения. Вера в «перевоспитание» другого в процессе
совместной жизни в большинстве случаев оказывается несосто­ятельной. Как правило, всем тем, кто утверждал, что еще до
вступления в брак был осведомлен о слабостях характера избран­ника, но «закрыл на это глаза», ожидая, что эти слабости исчез­нут в процессе совместной жизни, пришлось разочароваться в
своих исходных понятиях. Зато представители стабильных се­мей, изначально считавшие, что их характеры хорошо подходят
друг другу, единодушно утверждали обратное, то есть улучше­ние соответствия характеров с течением совместной жизни.

По мнению С. В. Ковалева, следует обратить внимание на:

■ особенности семейного уклада избранника (его прасемьи), ко­торые кажутся ему естественными;

■ способность возможного избранника к преодолению неизбеж­ных в браке препятствий;,

■ подготовленность будущего партнера к выполнению обиходных
семейных функций (и своему принятию степени этой подготов­ленности).

Главное на этапе узнавания — проверка своих чувств и чувств дру­гого, а также оценка возможной совместимости. Для определения воз­можной совместимости наиболее важна проверка функционально-ролевого соответствия (анализ взаимных брачно-семейных пред­ставлений, идущих от прасемьи). Следует обратить внимание на складывающийся стиль взаимоотношений и общения (насколько он приемлем для последующей жизни), на уровень понимания друг дру­га, на взаимную способность к преодолению конфликтов.

3. Третья функция и, соответственно, третий этап предбрачного
ухаживания — это проектирование семейной жизни: определе­ние материально-бытовых условий и определение уклада семьи.

В настоящее время обычно выделяют следующие семейные укла­ды: традиционная патри- и матриархальная семья, эгалитарная семья, супружеская семья (без детей), материнская семья. В неопатриархаль-


ной семье стратегическим (внесемейным) и деловым лидером являет­ся муж, а тактическим (внутрисемейным) и эмоциональным — жена. В неоматриархальной — наоборот. Эгалитарная семья предполагает равноправие мужа и жены во всех без исключения вопросах семейной жизни.

Особенностью современного предбрачного ухаживания является так называемый «предбрачный эксперимент» — своеобразное моде­лирование всей реальности семейных отношений до их официально­го юридического начала (включая сексуальный контакт). По мнению С. В. Ковалева, «предбрачный эксперимент» может помочь в опреде­лении функционально-ролевой совместимости, а вовсе не в сексуаль­ной сфере, хотя он обычно затевается ради выявления именно сексу­альной совместимости. Для достижения интимно-личностного соот­ветствия часто требуются годы, во многом по той причине, что способность к полноценной интимной жизни возникает у женщин поз­же, чем у мужчин: часто к 26-28 годам. Начало сексуальных отноше­ний до брака нередко приводит или к «добрачному разводу» или к «вы­нужденным бракам».

Возможно также, что сама попытка «проверить отношения» гово­рит о недостаточном принятии людьми друг друга, об их неготовности брать на себя серьезные обязательства. В то же время последствия обыч­но не заставляют себя ждать: большинство беременностей у нерожав­ших женщин происходит вне брака — 61,7% от всех зачатий, причем в 16-17 лет - 95,6%, в 25-29 лет - 54,9%.

В. А. Сысенко ввел понятие «способность к браку», предполагаю­щее такие слагаемые:

■ способность заботиться о другом человеке, самоотверженно ему
служить, деятельно делать добро;

■ способность сочувствовать, сопереживать, сострадать, то есть
«входить» в эмоциональный мир другого партнера, понимать его
радости и горести, переживать неудачи, находить духовное еди­нение;

■ способность к кооперации, сотрудничеству, межчеловеческому
общению, наличие навыков и умений в осуществлении многих
видов труда, организации домашнего потребления и распреде­ления;

■ высокая этическая культура, предполагающая умение быть тер­пимым и снисходительным, великодушным и добрым, прини­мать другого человека со всеми его странностями и недостатка­
ми, подавлять собственный эгоизм.


Все эти способности, считает В. А. Сысенко, являются показателя­ми умения человека быстро изменять свое поведение в соответствии с изменяющимися особенностями, проявлять терпимость, устойчивость и предсказуемость своего поведения, способность к компромиссу.

Литература

Адлер А. Наука жить /Пер. с англ. и нем. Киев, 1997.

Ароне К. Развод: крах или новая жизнь? М., 1995.

Гаспарян В. А. Молодость. Любовь. Семья. Социологические проблемы. СПб.: Сова,

1996.

Гаспарян В. А. Семья на пороге XXI века (социологически^ проблемы). СПб.: Петропо­лис, 1999.

Голод С. И. Личная жизнь: любовь, отношения полов. Л., 1990. Демографический ежегодник России. М., 1999. Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Ковалев С. В. Подготовка старшеклассников к семейной жизни: тесты, опросники, ро­левые игры: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1991.
КрайгГ. Психология развития. СПб.: Питер, 2002.

Население и общество. Статистический сборник. М., 2000.

Обозов Н. Н. Межличностные отношения. Л., 1979. Обозов И. Н., Обозова А. Н. Факторы устойчивости брака: Тез. конф. «Семья и личность!

в г. Гродно. М., 1981.

Социология молодежи. Учебник/ Отв. ред. В. Т. Лисовский. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996, Сысенко В. А. Молодежь вступает в брак. М.: Мысль, 1986. Сысенко В. А. Устойчивость брака: Проблемы, факторы, условия. М., 1991. Фотеева Е. В. Семья в современном буржуазном мире. М., 1988. Шнайдер Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. Апрель Пресс. ЭКС-

МО-Пресс, 2000.

ЯффеМ., Фенвик Ф. Секс в жизни женщины. М., 1991. Abler R. М., Sedlacek W. E. Freshman sexual attitudes and behaviors over a 15-year-period //

Journal of College Student Develoment. 30.1989. 201-209. Adams В. В. Mate selection in the Unated States: A theoretical summarization. In W. Butt,

R. Hill, I. Nye, I. Reis (Eds.). Contemporary theories about the family (Vol. 1. P. 259-

267). New York: Free Press. 1979. Centers R. Sexual attractions and love: An instrumental theory. Springfield, IL: Chas, С Tomas.

1975. Gerrard M. Sex, sex guilt, and contraceptive use revisited The 1980s // Journal of Personality

and Social Psychology, 52, 975-980. Melville K. Marriage and the family. N.Y., 1977. Murstein B. Stimulus-value-role: a theory of marital choice // Journ. of marriage and the family.

1970. Vol. 32.

Nye I., Berardo F. The family: its structure and interaction. N.Y., 1973. Леш /. L. Family systems in America. N.Y., 1976. Williams, J. D. Jacoby, A. P. (1989). The effects of premarital heterosexual and homosexual

experience on dating and marriage desirability // Journal of Marriage and the Family, 51,

489-497.


Тема IV

ПРОБЛЕМЫ ЛЮБВИ И БРАКА

Тема любви и брака — неиссякаемый источник вдохновения писа­телей и философов. В этике с понятием любви связаны интимные и глубокие чувства, особый вид сознания, душевного состояния и дей­ствий, которые направлены на другого человека, общество и т. д. В люб­ви органично соединены физиологическое и духовное, индивидуаль­ное и социальное, личное и общепринятое. Нет такого развитого об­щества и нет такого человека, кто в той или иной степени не знал бы, что такое любовь. Э. Фромм писал: «Любовь — единственный удов­летворительный ответ на вопрос о проблеме существования челове­ка» . Далее он говорит, что большая часть людей не способна развить ее до адекватного уровня возмужания, самопознания и решимости. Лю­бовь вообще — это искусство, требующее опыта и умения концентри­роваться, интуиции и понимания; словом, его надо постигать. Причи­ной того, что многие не признают этой необходимости, являются, по мнению Фромма, следующие обстоятельства:

1) большая часть людей смотрит на любовь с позиции «как быть
любимым», а не «как любить»;

2) существует представление, что проблема в самой любви, а не в
способности любить;

3) смешиваются понятия «влюбленность» и «состояние любви», в ре­зультате чего доминирует представление о том, что нет ничего
легче любви, в то время как на практике это совсем иначе. Лю­бовь, по Э. Фромму, — это активная заинтересованность в жизни и
развитии того, к кому мы испытываем это чувство. Где нет актив­ной заинтересованности, там нет любви (Фромм Э., 1990, с. 42).

В разные эпохи выделялись разные виды и аспекты любви, дела­лись попытки систематизировать формы ее проявления, расположив их по мере значимости и по смыслу. Для выражения различных аспек­тов и оттенков любви древние греки, например, использовали различ­ные термины. Словом eros они обозначали чувства, направляемые на предмет с целью полностью вобрать его в себя. Этот термин выражает любовь-страсть, ревность и чувственное влечение и связан с его пафо­сом, аффектной, чувственной стороной.


Слово philia (обычно переводится как любовь-дружба) обозначает связь индивидов, обусловленную социальным или личным выбором. Это внутренняя склонность, влечение, выросшее из интимной близо­сти и общения с конкретным лицом. Основное состояние здесь — «ду­шевный покой», внутренняя близость, взаимопонимание, что, одна­ко, не означает холодную расчетливость или слепую импульсивную страсть. Таким образом, philia означает духовную, открытую, основан­ную на внутренней симпатии любовь, выражает соединение подобных (тогда как eros — это борьба и соединение противоположных) прин­ципов.

Слово storge означает любовь, которая связана с органическими родовыми связями, нерушимыми, не поддающимися отмене (особен­но семейные связи). Это нежная, уверенная, надежная любовь, кото­рая устанавливается между родителями и детьми, мужем и женой, граж­данами и Отечеством. В такой любви человек находит покой и дове­рие, чувство уверенности. Этот термин выражает чувства не отдельной личности, а чувство родовой общности, без которого греки не пред­ставляли своего существования.

Термин agape греков означал разумную любовь, возникающую на основе оценки какой-либо особенности любимого, его черт характера и т. п. Ее человек может разумно обосновать, ведь она основана на убеж­дении, а не на спонтанных чувствах, привычках. Этот аспект любви исторически связан с адекватной оценкой другой личности, что лежит в основе взаимоуважения.

В средние века христианство трактовало любовь как высший принцип нравственности, наиболее глубоко раскрывающий чело­веческую сущность. Под любовью понималась некая внутренняя сила человека, которая никогда не иссякает, а беспрестанно, без устали распространяется на все действия человека, направляя его к благоденствию.

ВИДЫ ЛЮБВИ

Наиболее разработанной на данный момент является типология любви, предложенная Д. А. Ли и эмпирически проверенная на двух боль­ших выборках (807 и 567 чел.). Автор выделяет шесть стилей, или «цве­тов», любви:


1) эрос — страстная, исключительная любовь-увлечение, стремя­
щаяся к полному физическому обладанию;

2) людус — гедонистическая любовь-игра, не отличающаяся глуби-

ной чувства и сравнительно легко допускающая возможность измены;

3) сторге — спокойная, теплая и надежная любовь-дружба;

4) прагма — возникает из смесилюдуса и сторге — рассудочная, лег-

ко поддающаяся контролю; любовь по расчету;

5) мания — вырастает из смешения эроса и людуса, иррациональ­
ная любовь — одержимость, для которой типичны неуверенность
и зависимость от объекта влечения;

6) агапе — бескорыстная любовь-самоотдача, синтез эроса и сторге.

Считается, что для женщин более характерны сторгические, праг­матические и маниакальные проявления любовных чувств, а молодым мужчинам более свойственны эротические и особенно «людические» компоненты.

В настоящее время наиболее популярна трехкомпонентная теория любви Роберта CTepH6epra(SternbergR., 1986; МайерсД., 1999; Крайг Г., 2000; Человек от рождения до смерти, 2001). По Стернбергу, лю­бовь имеет три составляющие: интимность, страсть и решение (обяза­тельство). Интимность, или чувство психологической близости, про­является в искренней симпатии к другому человеку, в стремлении под­держать его, сделать его жизнь лучше, в общности интересов и занятий. Страсть относится к таким видам возбуждения, которые приводят к физическому влечению и сексуальному поведению в отношениях. К мотивационным потребностям страсти помимо половой потребно­сти относят также потребность в самоуважении, потребность принад­лежать кому-то или потребность получить поддержку в трудную ми­нуту.

Последняя вершина треугольника любви Стернберга — решение-обязательство. Кратковременный аспект этой составляющей заклю­чается в том, что конкретный человек любит другого. Долговремен­ный аспект — обязательство сохранять эту любовь.

Р. Стернберг разработал систематику любовных отношений на ос­нове различных комбинаций трех компонентов любви. Например, симпатия между людьми характеризуется проявлением чувства близо­сти, интимности, без страсти и принятия обязательств. Таковы отно­шения братьев и сестер. Отношения при отсутствии интимности и стра­сти Стернберг характеризует как придуманную любовь; отношения, в которых присутствуют интимность и обязательство сохранять лю-


бовь, характеризуется как любовь-товарищество. Наличие в отноше­ниях всех трех компонентов — интимности, страсти и обязательства — характерны для совершенной любви. Большинство реальных любов­ных отношений попадает в промежутки между этими категориями.

Таблица 4. Систематика видов любви, основанная на трехкомпонентной теории Стернберга

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!