Я сдружилась как с Настей, так и со своей командой. Выучила все разновидности клинков, их различия, строение, и то, как правильно наносить удар.

С Анастасией мы ездили в Лондон каждые выходные: как и в первые месяцы моего пребывания в академии она покупала мне одежду, конечно же, на ее вкус. Чего только там не было, даже нижнее белье. Как и говорила, Настя занималась со мной. Я изменилась, поменяла стиль одежды и стала более уверенной. Перестала принимать все близко к сердцу, но краснеть не разучилась, и давать достойный ответ тоже…

Как оказалось, в академии есть диетолог, к котором Феникс меня потащила уже на третий день моего пребывания в учебном заведении. Теперь я уже год, и даже дома, куда я ездила на каникулы, употребляю только то, что мне можно, а можно мне мало. Самое сложное — это столовая академии: как можно сидеть за столом, полным вкусной еды всех видов, и ничего из этого не есть! НИЧЕГО!!!

С «королями», кроме Насти и Алана, я виделась очень редко, только на парах и в столовой. Алан приходил к нам по вечерам, и мы общались, он тоже помогал мне в изучении приемов. Был, так сказать, подопытным кроликом.

Сегодня мы с Настей приехали на дачу к её родителям. По приезду оказалось, что здесь были и «короли», причём все без исключения! Не думаю, что они обрадовались моему присутствию… Хотя меня это не очень-то и волновало.

— Насть, я выйду на улицу! — крикнула я и вышла за дверь.

А там я увидела море. Я подошла ближе.

Это море дышало как живое, родное, доброе существо, его равномерное, теплое дыхание было густо насыщено ароматными запахами. Вода касалась моей кожи незаметно, ласково — было даже как-то уютно. Я инстинктивно старалась не думать о том, чего не могу себе позволить в данный момент. Ясно, я хочу того и этого, но у меня ведь нет этого сейчас и возможно не скоро будет, а этот миг — вечность в моей жизни, почему я должна испортить его мыслями о невозможном?

Наша жизнь сама как морской прибой с его вечной пляской волн. Приливы и отливы, то радости, то беды.

Меня не покидала мысль о том, что завтра я убью человека. Я знала это также точно, как и то, что сегодня воскресенье, а завтра в шесть утра мы прибудем в отель Питтсбурга.

Завтра еще один человек умрет. Я застрелю его, просто нажму на курок винтовки «МБ-12». Я не буду рыдать, ненавидеть себя, и мне не будут мерещиться убитые мной люди на каждом углу, как было первые шесть раз. Как сейчас помню, когда, вернувшись в академию, меня успокаивал Алан, как Настя будила меня посреди ночи.

Каждую ночь на протяжении полугода мне снился один и тот же сон… Человек, истекающий кровью, и я возле него, с окровавленными руками, в которых был нож.

Всего за один чертов год янаучилась вниманию и сосредоточенности, выдержке и терпению, выжгла большую часть эмоций. Теперь я умела стрелять в людей и не испытывать боли. Теперь я много чего умела, хотя когда-то была совершенно обычной девушкой.

За моей спиной послышались шаги. Кто-то сел рядом и, так же как и я, стал смотреть на море, а может на горизонт.

— Волшебно, море такое спокойное. Иногда хочется стать морем и не жить жизнью, какой живем мы. Быть обычным человеком — ничего не делать, ходить на учебу, ходить на работу, обычную работу, где не рискуешь своей жизнью, знаешь, что придешь домой, а тебя кто-то ждет, что ты начнешь следующий свой день как предыдущий. Не мучиться вопросом «Все ли следы замел? Не выйдут ли на твой след? Не пострадают ли твои родные?».

Я повернула голову в сторону говорившего, чтобы убедиться: не начались ли у меня галлюцинация, не ослышалась ли я. Нет. Не ослышалась. Аскольд со мной говорит, кстати, первый раз за мое обучение в команде «гепардов».

— Да, я с тобой говорю, — видимо, прочитав на моем лице удивление, сказал он. — Знаешь, с какой мыслью я начинаю каждый день?

— Эм… нет.

Он усмехнулся:

— Не устаю удивляться, как самый обычный день в мгновение ока превращается в ад.

— Это же не твои слова? Это слова Джоди Пиколт из книги «Хрупкая душа».

— А я и не говорил, что они мои. Я просто сказал, что это мои ежедневные мысли. — Он посмотрел в мою сторону, — откуда ты знаешь?

— Бабушка… она читала мне этот роман на ночь, после смерти родителей.

Мне стало грустно от воспоминаний. Я редко видела родителей, они все время были в разъездах. Приезжали раз в полгода, а если повезет, могли и раза три. Но это лучше, чем знать, что твои родители никогда не вернутся, и ты их никогда не увидишь. Мне было пять лет, когда это случилось. После бабушка взяла надо мной опеку. Все было хорошо целых десять лет, а потом что-то произошло… В день моего пятнадцатилетия, придя домой со школы, я не нашла бабушку дома, но нашла от нее записку:

«Ярочка, хорошая моя. Поздравляю тебя с Днём Рождения! Ты уже взрослая, поэтому я решила, что тебе пора жить собственной жизнью. Не бойся, никто не узнает, что ты теперь живешь одна. Всё будет хорошо.

Запомни: жизнь — это то, что происходит, когда не исполняются все "А если?.." Когда то, о чем ты мечтаешь, или на что надеешься, или чего боишься, приходит мимо».

— Аскольд, вот ты где. Я тебя уже обыскалась, пойдем в дом, — к нему подошла девушка, кажется, её зовут Виктория.

Он еще раз посмотрел на меня, поднялся ноги и ушли.

***

Питтсбург — второй по величине город в штате Пенсильвания, США. Город является экономическим, культурным, научным и транспортным ядром региона Большой Питтсбург. Большой портовый город, расположенный на берегу реки Огайо, крупный финансовый и торговый центр США. Город был основан в середине 18 века, в 1761 году на берегу реки было возведено укрепительное сооружение — форт Питт, вокруг которого и строились жилые дома.

Современный Питтсбург узнаваем по своему центру — так называемому «Золотому треугольнику» с его небоскребами, торговыми и офисными центрами, театрами и мостами. Именно в этом «Золотом треугольнике» находится офис нашей жертвы.

Жертва: Марат Синьковский.

Возраст: 45 лет.

Место рождения: США, Питтсбург.

Гражданство: США.

Профессия: бизнесмен: на протяжении десяти лет занимается наркобизнесом.

Увлечения: молодые девушки, гонки, бои без правил.

Моя цель. Моя жертва. Называйте, как хотите. Буквально через несколько минут я избавлю этот мир от еще одного человека. И тогда весь бизнес повалится. Так происходит всегда. Главное — убить его быстро и тихо. А когда тело найдут, все его сотрудники станут бессильны.

— Эй, Ярослава, ты точно все помнишь?

— Джаред, уж поверь, всё будет сделано как надо. Можешь не беспокоиться, — я послала ему ехидную улыбку.

— Яр, не ехидничай, в городе объявлен режим чрезвычайной ситуации. Нам нужно будет быстро убраться отсюда, — парень пошел в сторону лестницы, — так что действуй максимально быстро. Мы будем ждать тебя в машине.

Несколько дней назад в Питтсбурге был произведен теракт, было взорвано несколько зданий: стадионы «Heinz Field» и « PNC Park», Научный центр Карнеги, музей» Mattress Factory», и обсерватория Аллегейни. Террористов ищут по всему городу, но, как я думаю, их вряд ли удастся найти. Если они не глупы, то давно уже покинули город, а может и страну.

Как сказал Джаред, нам не стоит здесь задерживаться. Вот что за черт? Я в этом городе впервые, и мне, как любому человеку, неважно с каким он здесь заданием, хочется пройтись улицами города. А этот чрезвычайный режим всё испортил.

Обернувшись в сторону офиса Марата Синьковского, я подошла к краю крыши и посмотрела на часы. Ну, что ж, пора.

Сейчас я находилась на крыше здания напротив кабинета Марата Синьковского. Мы с командой продумали абсолютно все: и баланс, и наклон корпуса, и подобрали специальное оружие, и место, откуда стрелять, чтобы цель была видна как на ладони, и вероятность скрыться с места преступления незамеченной…

Взяв в руки винтовку, я почувствовала привычную тяжесть, но ничего, руки уже привыкли, они выдержат. Раньше я бы впала в панику, если бы меня оставили одну наедине с моей целью, а теперь я сосредоточена, научена выдержке и терпению, без единой мысли «Зачем я это делаю?». Я теперь точно знаю: или я его сейчас, или потом меня.

Я приняла лежащее положение и прицелилась. Марат как раз сидел за своим столом. Отлично, удобнее и не придумаешь.

Выстрел.

Я задержала дыхание.

Голова Марата тихонько опустилась вниз, его тело обмякло. Пуля точно вошла в висок.

Я поднялась и начала собирать вещи. Время действует против меня. В любую минуту кто-нибудь может войти в его кабинет и увидеть труп.

Посмотрев в сторону кабинета бывшей жертвы и убедившись, что туда никто не вошел, я скрылась в дверном проеме здания.

Быстро спустившись вниз, вышла через черный вход, прошла по тёмному двору в направлении дороги. Там я обнаружила наш BMW. Как только я села в машину, она сорвалась с места.

 

Вечером уже в самолете, ко мне подошел Виктор.

— Яр, ну как ты?

— Ты что, смеешься надо мной? — я подняла на него глаза. — Да ладно, всё нормально. Только в следующий раз убиваешь ты.

Парень улыбнулся и сел около меня.

— Я рад, что ты привыкла. Мы все к этому привыкаем: кто-то быстрее, кто-то дольше. Некоторым даже нравится чувство того, что он решает чью-то судьбу, что вот-вот он убьет предвкушение убийства, — я подняла вопросительно бровь. — Ладно-ладно, я понял, — он поднял руки вверх. — Мне просто интересно, как ты адаптировалась в новой среде.

— Ты что, решил поговорить со мной по душам?

— А это так очевидно? — он снова улыбнулся.

— За год я тебя прекрасно выучила. Поэтому, предотвращая твой следующий вопрос, отвечу: да, это действительно приятно осознавать, что одно твое движение и решит судьбу другого человека, то всё зависит только от тебя. Особенно, если раньше ты такого не мог. Честно говоря, появляется такое ощущение, что именно для этого ты и родился, — парень всматривался в мое лицо, его глаза словно сканировали меня на подлинность слов. — Раньше мне было страшно, меня охватывала паника, снились кошмары, а сейчас… кхм… абсолютный покой в душе, хладнокровность, словно нет у меня сердца, Виктор, — я опустила глаза в пол, чтобы Виктор не заметил того, что было у меня в глазах. С одной стороны это приятно, не чувствовать угрызений совести о том, что ты совершаешь ошибки. С другой же, на душе как-то неспокойно, тревожно, тоскливо и грустно.

Я повернула голову в сторону Виктора, он смотрел в иллюминатор и о чём-то размышлял. Я грустно улыбнулась про себя.

Если бы мне кто-нибудь сказал, что я буду сидеть и обсуждать с человеком убийство других людей – в жизни бы не поверила. Да не то, что не поверила, а рассмеялась бы в лицо человеку, который сказал это.

Глава 11

Мысли о том, что что-то сегодня произойдет, поселились в моей голове еще вчера и не покидали ее даже во время сна. Мой супруг спокойно спал на своей половине кровати, ни о чём не подозревая.

Я вспомнила о своей пятилетней дочери. Мне было больно от одной мысли о том, что все эти пять лет я её почти не видела. Я каждое утро просыпалась с мыслью, что вот-вот, еще чуть-чуть, и я снова увижу её улыбающееся лицо, увижу в ее глазах счастье от того, что мы наконец встретились.

Сегодня мы улетим на последнее наше задание, а после вернемся на родину и больше никогда не покинем её. Я этому безумно рада, ведь моя дочь не пойдет по моим стопам, не будет рисковать жизнью, не будет убивать других по желанию начальства.

— Ань, доброе утро. Что случилось?

— Нет, ничего, — я посмотрела в сторону мужа, — я сейчас завтрак приготовлю, и можно будет собираться.

Александр выбрался из кровати и направился в ванную, поцеловав меня по пути. Я попыталась отогнать от себя все ненужные мысли и думать о том, что скоро увижу свою дочь, и всё закончится.

Готовить я умела, но не очень любила, да и времени на это не было. Разогрев вчерашний ужин, я накрыла на стол, вскоре появился мой муж. Он сел за стол и принялся за еду.

— Ну что, Ань, готова? Сегодня все решится, и уже послезавтра мы будем дома, — он улыбнулся.

— Да, да, я готова. Давай быстрее, мы можем опоздать на самолет, — меня не покидали мысли о том, что случится что-то плохое.

***

Мы стояли в аэропорту, ожидая регистрации на свой рейс. Меня обуревали нехорошие мысли, мне нужно было с кем-то поделиться. И я все же решилась поговорить об этом.

— Саш, я не могу понять, почему нам нужно лететь с остальными людьми, так раньше не было.

— Мирослав сказал, что все самолеты заняты. — Да ладно, прям все пятнадцать. — Слушай, я понимаю, что ты хочешь поскорее закончить это все, но… я не уверен, что…— я опешила, что значит его «не уверен»?

— Александр, ты же обещал мне, что это будет последний наш полет! А сейчас ты не уверен в своих словах?!

— Аня, я всё прекрасно понимаю, я так же как и ты хочу, чтобы всё закончилось, и мы бы спокойно растили нашу дочь вместо того, чтобы быть в постоянных разъездах.

— Ты обещал мне! — не унималась я.

— Я знаю. Я поговорил с Мирославом, он дал обещание, что это будет последний наш полет, что после него все закончится.

— Я ему не верю, я… я просто хочу чтобы все закончилось, — на моих глазах выступили слезы.

Александр подошел ко мне и обнял, поцеловав в висок.

— Всё будет хорошо, золотце.

«Объявляется посадка на рейс номер «АН356» Лондон - Эскишехир. Просьба пассажиров пройти к выходу № 5».

— Пойдем, нам пора, — муж взял меня за руку, и мы направились к выходу.

Я сильно нервничала и то и дело оглядывалась по сторонам. Мне все сейчас казалось подозрительным, и я была уверена, что это неспроста. Моя интуиция никогда не подводила.

— Аня, престань, пожалуйста. Самолет пятнадцать минут назад взлетел, а ты вся как на иголках сидишь!

— Я не могу, Саша. Зачем мы согласились? Мы могли бы отказаться, — мой голос дрожал, а в глазах стояли слезы, — Сашенька…

— Да чего ты нервничаешь, не впервые летим, — он смотрел на меня и улыбался. Но я знала, что стоило ему отвернуться, как его лицо изменилось. Он сам нервничал, он прекрасно знал, что его я никогда не буду вести себя так, если только нам что-то не угрожает…

— Саш, я… — я не успела договорить. Мои слова оборвал взрыв в хвосте самолета. Я поняла, что все кончено.

Крепко вцепилась в ремень безопасности, по моим щекам текли слезы. Я посмотрела на своего возлюбленного с грустной улыбкой:

— Вот, что имел в виду Мирослав, сказав, что это будет последний наш полет, — но он уже не реагировал на мои слова. Его голова была опущена вниз, а по левой руке стекала кровь.

Я оглядела пассажиров: все кричали, плакали и молили Бога о спасении, которому не суждено было прийти. Я прекрасно знала, кто такой Мирослав, и что, если он дает обещание, то всегда его выполняет. И тут я поняла, почему он не дал нам личный самолет: ему легче было убить сотни людей и свести все к несчастному случаю, чем взорвать один из самолетов колледжа и быть пойманным с поличным, ведь весь транспорт проходит проверку перед заданием.

Я снова посмотрела на уже мертвого мужа. Поцеловав его в висок, отвернулась в другую сторону. Перед ударом моей единственной мыслью было «Ярослава…».

Девушка проснулась в кресле самолета, по её щекам сбегали ручьи слёз. Она шептала как молитву, пытаясь убедить себя:

— Это всего лишь сон, это всего лишь сон.

Со стороны выхода раздался голос парня:

— Через пятнадцать минут будем в академии.

Глава 12

Я снова опаздываю. Вот, что не изменилось — я опаздываю, так же, как и вначале. Лиам (наш руководитель) уже не злится, лишь смеется надо мной. Так же как сейчас, когда я бегу на тренировку и спотыкаюсь о камень. Как и вначале обучения.

— Ну что, Ярослава, какая теперь причина опоздания? — всё еще смеясь, он подает мне руку, помогая подняться с земли.

Я скромно потупила глаза в пол: не думаю, что ему еще раз нужно называть причину. Он ее уже на протяжении двух лет выслушивает.

— Зря я вас так мало наказываю за опоздания. Давай свою сумку, — он протянул руку и стянул её с моего плеча, — а теперь вперед и с песней. Тридцать кругов. Что ты так смотришь? Давай беги.

Очередная тренировка с утра пораньше. Все действия выполняются на автомате, я даже не думаю о том, как мне все надоело. В мои сегодняшние планы не входит ничего, кроме плана: тренировка, душ, завтрак, учеба, обед, немного свободного времени и ужин. В конце дня я упаду на кровать и отключусь от мира сего буквально через пять секунд после падения.

На самом деле, я уже привыкла, ведь так начинается каждый день. За исключением тех, когда у нас задания, но по возвращению в Академию все начинается по новой.

А вот задания — это всегда что-то новое. Новое задание — новый город, новая цель, новая история.

Пробежав тридцать кругов, я прошла «девять кругов ада», а после вернулась в комнату, где все еще спала Настя. Везет же некоторым, у них тренировки через день.

Приняв душ и одевшись в черные легинсы, тунику синего цвета и ботфорты, я принялась будить Феникса. Получив два раза по заднице, я все же решилась на кардинальные меры. Зайдя в душ и набрав стакан холодной воды, я вылила ей на голову.

— Что за чёрт? — заорала Настя на всю комнату, — ты с ума сошла?!

— Вставай, на ужин опоздаешь…

— Который час? — посмотрев на прикроватные часы, она подскочила как ошпаренная, — а раньше разбудить было не судьба?

— Я тебя пятнадцать минут бужу, и от этого страдает моя филейная часть.

— Прости, — пропищала она в ответ, — ты меня подождешь?

Я коварно улыбнулась:

— Конечно… нет, — подходя к двери, сказала я.

— Ах, ты, — в меня полетела подушка, — я тебе устрою.

Выбежав за дверь, я побежала дальше, Настя не отставала.

— Вау, какие ножки, — раздалось со стороны одной из открытых дверей. Я решила узнать, о чем это они. А когда увидела причину их крика, начала смеяться. Настя бежала за мной в лифчике и трусиках, абсолютно не обращая внимания на людей вокруг. Девушка остановилась и, осмотрев свой наряд и густо покраснев, ретировалась в комнату.

А я пошла дальше, все еще посмеиваясь про себя. Вошла в обеденный зал и быстро прошла к столу, за которым собрались все, кроме Виктора. Принялась за завтрак, попутно рассказывая о случившемся Настином конфузе. Посмотрев на Джареда, я подумала «Ох, зря я это начала рассказывать», так как лицо его покраснело, челюсти были сжаты, а на лице ходили желваки.

— Эй, успокойся, — я прикоснулась к его плечу.

— Ешьте, нам нужно на пары. Я пойду, — он поднялся из-за стола и ушел.

Остаток завтрака прошел в тишине. Меня грызла совесть за то, что случилось. Нужно было извиниться и перед Настей и перед Джаредом.

— Ребят, я подойду позже.

По дороге в комнату я обдумывала, что буду говорить Насте, но, когда я подошла к двери, все слова вылетели из головы, из-за доносившихся из комнаты звуков. Решив, что я ослышалась, я заглянула в комнату.

— Черт! — вырвалось у меня.

Они повернули голову в мою сторону. Я покраснела и закрыла дверь.

Весь оставшийся день я пыталась не попадаться им на глаза. Вечером, когда я сидела в комнате, зашли Настя и Алан. Настя посмотрела на меня и, увидев, что я снова покраснела, сказала:

— Да ладно, тебе, Яра. Забудь, что ты видела, — она ободряюще улыбнулась.

— О чем это вы?

— Да так, о своем, о девичьем.

— Ну ладно, не хотите — не говорите, — он нахмурился, но через секунду его выражение лица сменилась на нормальное. — Кстати, дамы, завтра бал… вы готовы?

— Какой бал? — спросили мы с Настей в один голос. Я — удивленно, а она — пораженно.

— Он не завтра, я же знаю, — стояла на своем Настя.

— Насть, ты во времени потерялась? Он завтра. Только не говори, что ты забыла. Ты же девочка, а девочки такое не забывают.

— Я не забыла. Тебе пора, — она указала на дверь.

— Ты меня выгоняешь?

— Да!

— Но я только пришел.

— И что? Ты человек занятой, — она подтолкнула его к двери, — тебе есть чем заняться.

— Ты точно забыла о бале, — он рассмеялся.

— Да что ты такое говоришь! Конечно, нет.

— Ну-ну, — он ехидно улыбнулся, — пока, девочки.

Закрыв за ним дверь, Феникс сползла на пол по стене со словами: бли-и-и-ин, как я могла забыть.

Глава 13

День был прекрасен, несмотря на то, что Настя как ошпаренная бегала по всему зданию за ректором и просила разрешения съездить в город, чтобы купить платье. На что Лайонел только смеялся и говорил, что у неё их и так много. Все же она выпросила разрешение.

Почти шесть часов она носилась по городу в поисках именно того единственного платья для себя. Ну, и для меня, конечно. К концу дняу меня уже болели ноги, а она все не унималась…

— Яр, нам еще в салон красоты зайти надо.

— З-зачем? Я думала, ты сама все сделаешь.

— Я польщена, что ты мне доверяешь, но, как ни прискорбно, я мало на что способна, особенно, когда не хватает времени. Так что крепись. Ты знала, на что идёшь.

— Я не зн… — она посмотрела в мою сторону, взглядом, в котором читалось «да ладно, ты живешь со мной второй год, пора бы уже выучить все».

Стоя сейчас перед зеркалом, я понимала, что весь этот сумасшедший день прожит не зря. Вряд ли Настя смогла сотворить со мной, да и с собой тоже, нечто похожее

Моя прическа отражала образ греческих богинь и жриц. Хаотично сплетенные косы, обрамляющие затылок, были спрятаны под шикарной диадемой из золота в форме венка. Облачена я в тёмно-синее вечернее платье без бретелек, с высоким разрезом и завышенной талией. Рукава платья и верхняя часть вышита кружевом. Туфли на высоком каблуке. Не знаю, как я уговорила себя, их купить.

— Яр, ты готова? — Настя вошла в комнату, в руках у нее были черные кружевные перчатки. — Держи, не смей их снимать до конца бала. Пойдем, нас уже ждут.

Девушка повернулась ко мне спиной и пошла в направлении бального зала. Я последовала за ней, разглядывая её образ. Насколько бы я не была красива, её мне было не превзойти.

У неё была очень эффектная прическа: каждая прядь накручена на крупные бигуди и уложена в определенную форму. В верхней части головы волнистые локоны сплетены в косу а-ля «рыбий хвост». Между собой они закрепляются небольшими заколками, подходящими по стилю к платью. Нижняя часть волос более свободна и ниспадает вдоль туловища. Вечернее платье белого цвета с одной широкой бретелькой тесно облегало верхнюю часть её тела, с бретельки свисала воздушная прозрачная ткань, а талию «обнимал» широкий пояс, цветом и своим видом чем-то напоминающий золото.

Внизу лестницы нас ждали Джаред и Алан. Увидев нас, они прекратили разговор и повернулись к нам. Джаред, не раздумывая, протянул руку Насте.

— Кхм, — прокашлялся Алан, — ты не ошибся? Не той руку подаешь.

— Да ладно тебе Алан, — Настя рассмеялась, — с кем не бывает?

Парень в ответ нахмурился и, оттолкнув Джареда, взял под руку Феникса и направился в бальный зал. Джаред, посмотрев в их сторону, подал мне руку.

— Прекрасно выглядишь. Пойдем, нас ждут, — он повел меня вслед за парой «королей».

Мы медленно приближались к двойным дверям в бальный зал.

Войдя в зал, я ахнула. Я здесь уже была, но такой красоты никогда прежде не видела. Мы очутились на балконе, с которого открывался вид на огромную комнату: здесь без проблем могло поместиться несколько футбольных полей. Бальный зал больше не напоминал тот, что был несколько дней назад, он не был холодным и мрачным, везде звучали звонкие голоса. Стены зала были отделаны белым мрамором, а огромные колонны были покрыты сусальным золотом. Деревянный пол так наполировали, что он больше напоминал поверхность озера. В сверкающей комнате собралось около сотни пар: девушки в элегантных бальных платьях и парни во фраках. Единственным источником света была люстра, освещающая зал ярким светом. Официанты бегали между гостями, разнося высокие бокалы с вином и шампанским.

Я взглядом нашла Настю, она стояла подле своей команды. Почувствовав мой взгляд, она обернулась и улыбнулась мне, подняв вверх бокал.

— Не смотри в их сторону, пойдем к нашим. Скоро открытие бала начнется.

Как только мы подошли к нашей группе, раздался голос ректора:

— Дамы и господа, добро пожаловать на бал в честь дня создания Академии.

Заиграла музыка и некоторые пары начали вальсировать. Это были выпускники, которым осталось учиться полгода. Я смотрела на них с восхищением. Это мой первый бал в Академии, да и вообще первый в жизни.

Пары изящно двигались по паркету, как будто они принадлежали музыке, их шаги были безупречны. Я с трепетом наблюдала, как они превратились в единое целое, как элегантные платья девушек летали, когда они кружились, растворяясь в руках партнеров.

На моем лице появилась широкая улыбка. Побывать на таком балу мечтает каждая девушка.

— Давай, пошли, — Джаред протянул мне руку.

Музыка стала тише. Я вложила свою руку в его, и он вывел меня в центр зала. Мы кружились среди сотен других пар. Мы танцевали, перемещались по залу, пересекаясь с другими парами, бальные платья мелькали как бабочки. Я закрыла глаза. Медленно открыв их, я увидела, что Джаред с любопытством смотрит на меня сверху вниз. Он наклонился к моему уху, и сказал:

— Сейчас нам нужно сменить партнера, — мои глаза расширились, — не бойся, все будет хорошо. — Сказав это, он отпустил меня и перешел к другой девушке.

На мою талию легла чужая рука, и меня снова закружили в танце. Когда музыка вновь смолкла, меня оторвали от пола, подняв вверх за талию. Я вскрикнула от неожиданности, мои руки автоматически вцепились в плечи партнера в поисках опоры.

Когда он опустил меня, когда я едва коснулась туфлями пола, моей выдержке пришел конец:

— В следующий раз нужно предупреждать! — с этими словами я целенаправленно и со всей силы наступила каблуком Аскольду на ногу. Очень по-детски поступила, но что сделано, то сделано.

И, не дожидаясь возмущенных слов в мою сторону, я сбежала с танцпола.

Подойдя к Виктору, я выдохнула с облегчением:

— А ты не поменялась. Дитё дитём, — он снова смеялся надо мной. — Я бы все отдал, чтобы стать причиной такого выражения лица у Аскольда.

В ответ я церемонно отвернулась, взяв со стола бокал с шампанским.

— Эй, ребята, — к нам подошли остальные участники группировки, — нам в кабинет директора нужно срочно.

Войдя в кабинет Лайоннела, я заметила Настю и Алана, они что-то бурно обсуждали. Настя улыбалась как чеширский кот. За спиной раздалось шипение, мне даже голову не нужно было поворачивать, чтобы узнать, кто это был. Джаред — очень ревнивый парень. Не в первый раз он себя так ведет.

— Ну что же, рад, что все собрались, — за столом сидел Лайонел Несторович. Нам нужно обсудить кое-какие моменты. — Он указал в сторону диванов. На одном уже разместились «короли», — прошу, присаживайтесь.

Он дождался, пока мы сядем, продолжил:

— Как мне стало известно несколько часов назад… — в кабинет без стука вошел Видарт, — руководитель группировки «гепарды» сегодня покинул Академию. Теперь у вас, — он указал в нашу сторону, — больше нет предводителя. И, посовещавшись, мы решили, что лучше будет объединить вас с другой группировкой.

В кабинете стояла оглушающая тишина, все были в шоке.

— По какой причине именно с нами? — вопрос Аскольда прогремел, как гром среди ясного неба.

— Видарт любезно согласился взять «гепардов», так сказать под свое крыло. И это не обсуждается.

— Лайонел, можно я теперь скажу, — дождавшись утвердительного кивка, Видарт продолжил. — Значит так, мне абсолютно неинтересны ваши отношения друг между другом вне тренировок. Я очень хочу, чтобы вы это поняли. Никаких отказов и возражений я не приемлю. Поэтому будьте так добры, примите эту новость достойно. Теперь ваше расписание абсолютно идентично. Завтра жду всех на тренировке, все свободны.

Вот черт, и что теперь будет?

Глава 14

2018 год

«Жизнь набирает новые обороты», — про себя ухмыльнулась я, видя, как назревает очередной скандал между Аскольдом и Джаредом. У нас осталось ровно два дня до очередной миссии, а они до сих пор не могут решить свои проблемы. Как, впрочем, и весь прошедший год.

А год прошел весьма занимательно, было такое ощущение, что я нахожусь на пороховой бочке, которая вот-вот взорвется. Они ежедневно, ЕЖЕДНЕВНО находили причину, чтобы спорить по поводу того, кто лучше. Большая часть группы после того, как Алан получил по шапке, не лезла в их споры. Как же мне это надоело.

— Олени, — сзади подошла Настя. — Как так можно? Я не могу понять… Им что, больше нечем заняться?.. Два петуха! — она потянула меня за руку к выходу, — пойдем, поможешь вещи собрать.

— Ты всё ещё едешь туда раньше нас?

— Я буду придерживаться последнего плана, если их вечно слушать… мы никогда не придем к нужному выходу, и все пойдет под откос.

— Может, вместо тебя поеду я? — сказав это, покосилась в её сторону.

— Хочешь побыть шпионом? — она рассмеялась. — Лучше не надо, без опыта тебя сразу же поймают, так что сиди здесь. Прилетишь с парнями, или, если что-то изменится, позвонишь мне.

Мы прошли в комнату, где уже стоял рюкзак с её вещами. Она подошла к кровати и села.

— Ты же сказала, что тебе помощь с вещами нужна.

— Ну… Мне надо было как-то тебя вытянуть оттуда, или ты убила бы их прямо там. У тебя такой зверский вид был. Я действительно начала бояться за их здоровье.

Я недоуменно посмотрела на нее и рассмеялась.

— Да ладно тебе, — я немного помолчала и добавила: — Хотя, может, ты и права… вроде бы взрослые парни, а ведут себя как дети малые.

— Типичная игра в «кто дальше пустит струю», — сказала Настя. — Только в одном Джаред ее точно пускает дальше.

Мои глаза чуть ли из орбит не выпали от такого заявления.

— Стоп, стоп, стоп, — я замахала руками перед собой. — Не продолжай!

— Да ладно тебе, Яр, не маленькая уже. Может и тебе стоило бы присмотреться, — она поиграла бровями.

— Это ты сейчас на что намекаешь?

— Не на что, а на кого! Ты видела, как на тебя Аскольд поглядывает?

— Ага, конечно, конечно, не буду тебя переубеждать! После того случая на балу все возможно, но кто знает, какие коварные планы строятся у него в голове.

— Я часто замечаю его взгляды на тебе, и они уж точно никакие не коварные, а скорее наоборот, — она снова поиграла бровями.

— У тебя паранойя на почве новой миссии? Я же даже не его типаж. Я же…

— Даже не смей это говорить! — повысила голос Настя. — Ты у меня красотка! Вот раньше да, а сейчас ты подтянула тело, а внешность у тебя и так была приятная. На балу так вообще как королева выглядела, если бы не знала тебя, подумала бы, что ты из знатного рода, к примеру, герцогиня, графиня или баронесса! — она улыбнулась. — А насчет Аскольда я серьезно. Ты вот просто посмотри. Яр, ну ради меня, пожалуйста, — я вздыхаю.

— Хорошо, — неохотно соглашаюсь, все равно ведь не отстанет.

Настя взвизгнула и, вскочив с кровати, обняла меня.

— Я люблю тебя! Ты самая лучшая!

Мы еще болтали, когда позвонили и сказали, что такси уже ждет. Я проводила её, мы обнялись на прощание, и она уехала. Я пошла на ужин: теперь две группы сидели вместе, наши столы соединили. В столовой было шумно, отовсюду звучали голоса, и вкусно пахло. Наши повара просто волшебники.

Подойдя к столу и сев, я решила не обращать внимания на все ещё спорящих парней. Принявшись усердно рассматривать еду, пыталась «отключить» доносящиеся до меня голоса. На ужин у меня была красная рыба и коричневый рис.

— Настя уже уехала? — спросил Алан.

— Да, — тихо ответила я. Мне очень хотелось спросить: был ли он когда-нибудь в роли шпиона. Как только я узнала о плане, который придумали Аскольд и Джаред, у меня зачесались руки. Хотелось попробовать себя в новой роли, но мне не довелось. — Слушай, Алан, а... — и тут я услышала:

— Джаред, твою мать, мы меняем план. Никакой слежки, никаких «игр». Мы просто…

— Да вы достали уже! — на меня уставились все сидящие за столом, — сколько можно?! Вы постоянно спорите, у вас семь пятница на неделю. Вы хотя бы подумали о последствиях ваших: «меняем план». Настя уже уехала, — я посмотрела на наручные часы, — ровно три минуты назад взлетел её самолет! Так что, мы оставляем всё как есть, — мой стул заскрипел по полу и с грохотом упал. Я, не обращая внимания на это, направилась к двери, возле которой, повернувшись, сказала: — вроде бы взрослые мужики, а ведете себя как дети. Научитесь работать вместе!

С утра ко мне зашел Алан со словами: «Они все-таки его изменили, представляешь, даже не огрызались друг на друга. Не бойся, Насте я позвонил».

— Не могли они сразу нормально решить проблему?

— Видимо, нет.

— И что они изменили?

— Ммм, — его глаза заблестели, — тебе нужно это самой услышать. Думаю, тебе понравится. — Я хотела спросить, что он имел в виду, когда он стянул меня за ногу и повел к двери. — Давай, пошли. Ты должна это услышать лично.

***

— Что?!?!

— Не делай вид, что не услышала, — грубо сказал Аскольд.

— Я-то услышала, но я понадеялась, что ослышалась, — не менее яростно отвечала ему я. — Какая к чёрту неделя? Какая к черту домработница?

Господи… На кой чёрт мне это сдалось!

— Ярослава, так надо, — обратился ко мне Джаред.

— Хорошее оправдание моей задачи в этой миссии! Я вам в домработницы не нанималась!

— Это всего на неделю. Мы пробудем там неделю. Тебе нужна какая-то история, тем более Мирослав как раз нуждается в помощнике по дому… это нам на руку.

— Да чего сразу я-то? Есть еще Кристина и Эльза! Почему им досталось нормальное задание, а мне убирать за кем-то.

— Я же говорил, что она бушевать будет, — засмеялся Виктор.

— Пускай делает, что хочет, но все остается так же. Её мнение никого не интересует.

— Может, ты помолчишь, Аскольд? Я не с тобой разговор веду. Вечно привычка лезть, куда не надо.

— Яр, утихомирься, прошу, — послышался голос Алана. — Они правы, нам на руку то, что ты будешь в его доме.

Как можно успокоиться?

— Яра, нам вечером уезжать, уже ничего изменить нельзя. Твое резюме ему отправили еще вчера, и сегодня он согласился взять твою кандидатуру.

Они еще и без меня все сделали…

Ну просто превосходно!

Была бы моя воля, задушила бы всех участвующих в разработке плана. Аскольда в первую очередь. По нему же видно, что он идею подал.

— Ладно, обсуждение закончили, идём собираться, — меня подтолкнули к выходу.

Выйдя из комнаты, я пошла по широкому коридору, не обращая никакого внимания на остальных. Ничего не изменилось: как была для них ничем, так и осталась. Ну не совсем ничем, а идеальной машиной убийств.

Глава 15

Ко мне подполз мой кот и уткнулся своим носиком в руку, выражая поддержку хозяйки. Он всегда чувствовал, что со мной происходит. Мой кот — ходячий антидеприсант. Весь день он пролежал у меня около головы, успокаивая.

Я вспомнила слова Джареда о том, что «жертва» — бывший преподаватель нашей Академии. Он совершил кое-какое преступление и был уволен. Что же он такого сотворил, что его выгнали…

Мне хотелось спать, но мысли о том, что как только я закрою глаза, мне сразу же приснится тот самый момент крушения самолета, не давала спокойно заснуть. По этой причине я пролежала весь день в постели и обдумывала, что буду делать на следующей неделе, которая, кстати, начнется уже завтра.

Я не могу поверить в то, что они сделали.

Господи, мне придется драить пол, мыть посуду, вытирать пыль по всему дому Мирослава! Если бы они меня предупредили, может быть, я бы обдумала их слова и, в конце концов, согласилась. Но они всего лишь поставили перед фактом. Мне вот интересно: они подумали о том, каким образом я буду искать информацию, если буду пахать как лошадь на человека, которому я должна перерезать горло? У меня же не будет времени на это! Мне нужно будет облазить весь дом в поисках документов, наркотиков, номеров телефонов, попутно строя из себя домработницу.

— Хэй, ты как? — в комнату заглянула Эльза, вся светящаяся от восторга. Конечно, ей же досталась роль обычной туристки.

— Хэй, нормально, — я попыталась выдавить из себя улыбку.

— Ты все ещё злишься, — констатировала она.

Ох, какая проницательность. А как бы ты себя вела на моем месте?

— Не хочешь, не отвечай, но бери вещи и пошли. Все уже в сборе.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!