СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 16 глава

Ты хочешь, чтобы Христос, Бог наш, был судьей между мной и тобой, - я не отказываюсь от такого суда. Ведь он. Господь наш, наилучший судья для праведных, он знает, что внутри человека и в его сердце, и все, что кто-нибудь подумает в мгновение ока, для него открыто и известно - ничего не укроется от огня очей его, знающего сокровенные тайны; он знает, за что вы восстали на меня, за что ненавидите меня, за что пострадали и за какое безумие я в конце концов воздал вам милостивое наказание. Наоборот - вы виновники всего, ибо вы, говоря словами пророка, считали меня за червя, а не за человека, толковали обо мне, сидя у ворот, и пели обо мне, выпивая вино с другими изменниками, пусть же судит все ваши льстивые советы и замыслы истинный судья - Христос, Бог наш. Ты ведь хочешь поставить судьей Христа, а делам его не следуешь, ибо он говорил: пусть не зайдет солнце, пока вы будете гневаться, а ты даже на Страшный Суд хочешь идти без прощения и отрекаешься от обидчиков.

Напрасных гонений и зла ты от меня не претерпевал, бед и напастей мы на тебя не навлекали, а если какое-нибудь небольшое наказание и было, то было оно за твое преступление, ибо ты вступил в соглашение с нашими изменниками. Не возводили мы на тебя лжи и не приписывали тебе измены, которой ты не совершал; за твои же действительные проступки мы возлагали на тебя наказание, соответствующее вине. Если же ты не можешь пересказать всех наших опал из-за множества их, то может ли вся вселенная перечислить все измены и притеснения в государственных и частных делах, которые вы причинили мне по вашему дьявольскому умыслу? Ничего мы тебя не лишали, от Божьей земли тебя не отлучали, но ты сам лишил себя всего, подобно скопцу Евтропию, - не Церковь его предала, а сам он от нее отрекся, так и ты: не Божья земля тебя изгнала, а сам ты от нее отторгся и принялся губить ее. Какое же я тебе сделал зло и какую обнаружил ненависть? Видели мы тебя с юности при нашем дворе и в совете, и еще до нынешней твоей измены ты всячески пытался нас погубить, но мы никогда не наказывали, тебя за твои злые замыслы. Это ли наше зло и неумолимая ненависть, если, зная, что ты замышляешь против нас зло, мы держали тебя в таком приближении и чести, какой не удостаивались твои отцы: всем ведь известно, в какой чести и богатстве жили твои родители и какие пожалования, богатство и 'честь имел твой отец, князь Михаиле. Все знают, каков ты по сравнению с ним, сколько было у твоего отца управителей по селам и сколько у тебя. Отец твой, князь Михаиле, был боярином Кубенского, ты же был наш боярин: мы удостоили тебя этой чести. Разве не достаточно было тебе чести, имения и наград? Нашими пожалованиями ты был лучше своего отца, а заслугами - хуже, ибо совершил измену. Но если так, чем же ты недоволен? Это ли твое добро и любовь к нам, если ты всегда тщательно расставлял против нас сети и препятствия и, подобно Иуде, предназначал свою душу для гибели?

А что, по твоим безумным словам, твоя кровь, пролитая от рук иноплеменников ради нас, вопиет на нас к Богу, то, раз она не нами пролита, это достойно смеха: кровь вопиет на того, кем она пролита, а ты выполнял свой долг перед Отечеством; ведь если бы ты этого не сделал, то был бы не христианин, но варвар. Вот о нас можно так сказать: насколько сильнее вопиет к Богу наша кровь, пролитая из-за вас, - не кровавый поток из ран, но пот, пролитый мною при многих непосильных трудах и ненужных отягчениях, совершенных по вашей вине! Также взамен крови я пролил немало и слез из-за вашей злобы и притеснений, немало издыхал и стенал и испытал из-за этого оскорблений, ибо вы не возлюбили меня и не поскорбели вместе со мной о нашей царице и детях. И это мое страдание вопиет на вас к Богу еще более, чем другие ваши злодейства: ибо одно дело - пролить кровь за православие, а другое - желая чести и богатства. Такая жертва Богу не угодна: он скорее простит удавившемуся, чем погибшему ради славы. Мои же обиды и то, что хоть крови я не пролил, но зато испытал от вас оскорбления и противодействия, все, что было посеяно вашей строптивой злобой, не перестает жить и непрестанно вопиет на вас к Богу! Совесть же свою ты вопрошал не искренне, а лживо и потому не нашел истины, думая только о военных подвигах, а о бесчестии, нанесенном нам, не пожелал вспомнить; поэтому ты и считаешь себя неповинным.

Какие же светлые победы ты совершал и когда ты со славой одолевал наших врагов? Когда мы послали тебя в нашу отчину Казань привести к повиновению непослушных, ты вместо виновников привел к нам невинных, обвинив их в измене, а тем, против кого ты был послан, ты не причинил никакого вреда. Когда наш недруг, крымский царь, приходил к нашей вотчине Туле, мы послали вас против него, но царь устрашился и вернулся назад, и остался только его воевода Ак-Магомет-улан с немногими людьми; вы же поехали есть и пить к нашему воеводе Григорию Темкину и только после пира отправились за ними, и они ушли от вас целы и невредимы. Если вы и получили при этом многие раны, то никакой славной победы не одержали. А как же под городом Невелем: пятнадцатью тысячами человек вы не смогли победить четыре тысячи, и не только не победили, но сами от них едва возвратились, ничего не добившись? Это ли светлая и славная победа, достойная похвалы и чести? А -если что было не в твоей власти, то это тебе в вину и не ставится!

А что ты мало видел свою родительницу, мало встречался с женой, покидал Отечество и вечно находился в походе против врагов в дальних городах, терпел болезни и раны от варварских рук и поныне страдаешь от многих ран, - то ведь все это происходило тогда, когда господствовали вы с попом и Алексеем. Если это вам не нравилось, зачем вы так поступали? Зачем, сделав это своей властью, возлагаете на нас вину? А если бы и мы это приказали, то тут нет ничего удивительного, ибо вы обязаны были служить по нашему повелению. Если бы ты был воинственным мужем, ты бы не считал своих прежних бранных подвигов, а стремился бы к новым; потому ты и считаешь свои бранные подвиги, что ты оказался беглецом, не вынесшим бранных подвигов и захотевшим покоя. Разве же мы презрели твои небольшие ратные подвиги, если мы забывали заведомые твои измены и противодействия и ты был среди наших вернейших слуг по славе, чести и богатству? Если бы не было этих подвигов, то какого наказания ты заслужил бы за свое злодейство?! Если бы не наше милосердие к тебе, если бы, как ты писал в своем дьявольском письме, ты подвергся гонению, тебе не удалось бы убежать к нашему недругу. Твои бранные дела нам хорошо известны. Не думай, что я слабоумен или неразумный младенец, как нагло утверждали ваши начальники, поп Сильвестр и Алексей. Не надейтесь запугать нас страшилищами, которыми пугают детей: если это не удалось вам прежде, не думайте, что сделаете это теперь. Как сказано в притчах: "Не покушайся на то, чего взять не можешь".

Ты пишешь, что ждешь воздаяния от Бога, - поистине время справедливо воздает за всякие дела - добрые и злые, но только следует каждому человеку рассудить: кто какого воздаяния заслуживает за свои дела? Пишешь, что мы не увидим твоего лица до дня Страшного Суда, - видно, ты дорого ценишь свое лицо. Но кому же нужно такое эфиопское лицо видеть? Встречал ли кто-нибудь честного человека, который бы имел серые глаза? Ведь даже твой вид обнаруживает твой коварный нрав!

А если ты не собираешься молчать и всегда будешь обращаться с молитвами против нас к пребезначальной Троице и к Пречистой Богородице и ко всем святым, то, даже если бы ты и справедливо молился, вспомни-ка, окаянный, что сказано об этом в послании божественного [Дионисия] о епископе Поликарпе [следует рассказ Дионисия Ареопагита и сходный с ним другой рассказ о святом муже, молившемся против грешников, молитву которого не принял Христос; после обоих рассказов заключение:] И если такого праведного и святого мужа, справедливо молившегося о гибели грешников, не послушал ангельский владыка, то тебя, смердящего пса, злого изменника и грешника, молящегося о злом, наверное не послушает [следуют библейские цитаты].

О святом князе Федоре Ростиславиче - с охотой принимаю его в судьи, хотя он вам и родственник, ибо святые видят, что было между вами и нами от начала и доныне, и поэтому рассудят справедливо. А как, вопреки вашим суетным злым немилосердным замыслам, святой Федор Ростиславич действием Святого Духа исцелил нашу царицу Анастасию, которую вы уподобляли Евдоксии? Ясно поэтому, что он не вам способствует, но нам, недостойным, оказывает свою милость. Так и теперь мы надеемся, что он будет помогать более нам, чем вам, ибо "если бы вы были детьми Авраама, то творили бы дела Авраама, а Бог может и из камней сделать детей Аврааму". Не все ведь произошедшие от Авраама считаются его потомством, но только те, кто живет в вере Авраама. По суетным же замыслам мы ничего не решаем и не делаем и на лживое основание ногами своими не опираемся, но, поскольку у нас хватает сил, стремимся к твердым решениям и, опершись ногами на прочное основание, стоим на нем непоколебимо.

Никого мы из своей земли не изгоняли, а если кто отпал от православия, то по своей воле. Избитые же и заточенные, как я выше сказал, получили наказание по своей вине. А если вы называете себя невинными, то совершаете еще худший грех, ибо, сотворив зло, не хотите раскаяться и получить прощение. Грех ведь не тогда опасен, когда его совершают, а когда, совершив его, не приносят покаяния и выдают нарушение закона за законный поступок. Радоваться же победе над вами мне незачем: не радостно узнать об измене своих подданных и казнить их за эту измену. Скорее надлежит скорбеть, что у них мог возникнуть такой дьявольский замысел - сопротивляться своему владыке, данному Богом. Возможно ли, чтобы эти убиенные за свою измену предстали перед Господним престолом? Да и не может быть людям это ведомо. Вы же, изменники, вопиете неправедно и не получите просимого, ибо, как было сказано выше, просите ради баловства.

Ничем я не горжусь и не хвастаюсь, и нечем мне гордиться, ибо я исполняю свой царский долг и никого не считаю выше себя. Скорее это вы гордитесь, ибо, будучи рабами, присваиваете себе святительский и царский сан и учите, запрещая и повелевая. Никаких средств для мучения христиан мы не придумываем, а, напротив, сами готовы мучиться ради них от их врагов не только до крови, но и до смерти. Подданным своим воздаем добром за добро и наказываем злом за зло, и не потому, что нам хочется их наказывать, а по нужде - из-за их злодейских преступлений, ибо сказано в Евангелии: "Когда состаришься, то прострешь руки свои и другой тебя перепояшет и поведет, даже если не хочешь". Видишь ли, что часто я не хочу, но приходится наказывать преступников за их преступления. Пишешь, что мы надругаемся над монашеством и потакаем ласкателям - не знаю каким, не остаткам ли вашего дьявольского совета? Среди бояр наших нет несогласных с нами, кроме только ваших друзей и советников, которые и теперь, подобно бесам, не оставляют своих коварных замыслов [следуют библейские цитаты]. Губителей нашей души и тела среди нас нет. Ты опять помышляешь помыкать мною, как младенцем, - вы ведь называете гонением, если я не хочу, подобно ребенку, быть в вашей воле. Вы же всегда хотите быть мне и властителями, и учителями, как младенцу. Мы же уповаем на Божью милость, ибо достигли возраста Христова, и, помимо Божьей милости, милости Богородицы и всех святых, не нуждаемся ни в каких наставлениях от людей, ибо невозможно, властвуя над множеством народа, добиваться наставлений от других. Насчет Кроновых жрецов ты писал нелепости, лая, подобно псу, или изрыгая яд, подобно змее: родители не станут причинять своим детям таких неприятностей - как же мы, цари, имеющие разум, можем впасть в такое нечестие? Все это ты писал по своему дьявольскому, собачьему умыслу. А если ты свое писание хочешь с собою в гроб положить, значит, ты уже окончательно отпал от христианства. Господь повелел не противиться злу, ты же и перед смертью не хочешь простить врагам, как делают по обычаю даже невежды; поэтому над тобой не должно будет совершать и последнего отпевания.

Город Владимир [Волмер, Валмиеру], находящийся в нашей вотчине. Ливонской земле, ты называешь городом нашего недруга, короля Сигизмунда. Этим ты доводишь свою собачью измену до конца. А что ты надеешься получить от него многие пожалования - это правильно, ибо вы не захотели жить под властью Бога и данных Богом государей, а захотели самовольства; поэтому ты по своему дьявольскому умыслу и искал себе такого государя, который ничем сам не управляет, но хуже последнего раба - от всех принимает повеления, сам же никем не повелевает. Но ты не найдешь себе там утешения, ибо там каждый о себе заботится: "Кто избавит тебя от насилий со стороны обидчиков, если даже сироты и вдовы не находят правого суда?" - ибо вы враги христианства!

Об антихристе мы слыхали, - вы, замышляющие зло против Божьей Церкви, поступаете подобно ему. О "сильных во Израиле" и о пролитии крови я уже писал; а что мы якобы потакаем кому-либо - неправда, это вы не переносите возражений, а любите, чтобы вам потакали. Никакого советника, рожденного от блуда, мы не знаем, - наверное, это кто-нибудь из вас, а моавитянин и аммонитянин - ты сам. Так же как они, происходя от Лота, сына Авраама, всегда воевали с Израилем, так и ты, происходя из государского рода, беспрестанно стремишься нас погубить.

Писал ты свое письмо, выступая как бы судьей или учителем, но ты не имеешь на это права, ибо повелеваешь с угрозами. Как все это напоминает коварство дьявола! Он ведь то заманивает и ласкает, то гордится и пугает, так и ты: то, впадая в безмерную гордость, ты воображаешь себя правителем и пишешь обвинения против нас, то притворяешься беднейшим и скудоумнейшим рабом. Как и другие, бежавшие от нас, ты написал свое письмо собачьим, неподобающим образом - в исступлении ума, в неистовстве, по-изменнически и по-собачьи, как подобает одержимому бесом [следуют пространнейшие цитаты из Библии и из сочинений византийских духовных писателей против лиц, присваивающих себе права правителей, учителей и священников].

Дано это крепкое наставление в Москве, царствующем православном граде всей России, в 7072 году от создания мира, в 5-й день июля [5 июля 1564 г.].

Примечания

Первое послание Андрею Курбскому, было написано 5 июля 1564 г. в ответ на послание Курбского. Послание печатается по изданию: Послания Ивана Грозного / Подгот. текста Д. С. Лихачева, Я. С. Лурье. Пер. Я. С. Лурье. Ред. В. П. Адрианова-Перетц. М., 1951. С. 283-328.

Бог наш Троица... - В посланиях Грозного земной порядок описывается как отражение небесной иерархии. Особенная роль при этом отводится Св. Троице. Проповедь тринитарной концепции - Троицы Единосущной и Нераздельной - во второй половине XVI в. приобрела особую важность из-за распространения ересей.

...крест честной первому во благочестии царю Константину... - Константин Великий (286- 337) - римский император, утвердивший христианство в качестве государственной религии Римской империи. Вскоре после I Вселенского Собора его мать императрица Елена приехала в Иерусалим на поиски Гроба Господня. В результате на месте Голгофы были построены базилика и ротонда Св. Гроба, там же были обретены три креста и таблица с надписью имени Иисуса. Фигура Константина Великого - знаковая для русской культуры. Ее роль возрастает в XV- XVI вв., когда древнерусские книжники часто прибегают к сопоставлению исторических функций Константина и русских "государей и самодержцев" в деле утверждения самодержавной власти и борьбы с еретиками.

...от великого князя Владимира...- Отсюда начинается изложение родословия Ивана Грозного. При этом он опирается на цикл произведений, объединяемых названием "Сказание о князьях Владимирских", в которых была воплощена концепция священной преемственности русской государственности и царственности по отношению к римскому и константинопольскому наследию.

...князь Андрей Михайлович Курбский, изменнически пожелавший быть Ярославским князем. - Курбский происходил из рода князей Ярославских и в посланиях неоднократно называл себя "Ярославским владыкой".

...ваши друзья и слуги... - Речь идет о бежавших в Литву знакомых и слугах Курбского. Под первыми, очевидно, подразумевались князья Заболоцкие - Владимир Семенович и Иван Иванович, Михаил Оболенский и др. Под слугами имелись в виду не только слуги Курбского - братья Калыметы, К. Зубцовский и др., но и не служившие ему "худые" (незнатные) люди, такие, как Тимоха Тетерин и Марк Сарыхозин. Послам предписывалось различать эти две группы перебежчиков и беседовать только со знатными ("радными"), "а с худым того не говорити, худому излаяв, да плюнути в глаза, да и пойти прочь".

Как же ты не устыдился раба своего Васьки Шибанова? - Первое послание царю, ответом на которое является это послание, Андрей Курбский, согласно рассказу XVII в., отправил со своим слугой Василием Шибановым. Грозный, принимая послание на Красном крыльце, пробил Шибанову ногу жезлом и, стоя перед пригвожденным гонцом, выслушал его до конца.

...присоединился к врагам христианства... - "Врагами христианства" Грозный называет Великое княжество Литовское и Польшу, обвиняя их в разорении церквей и непоклонении иконам. В летописи под 1561 г. было записано: "Безбожная Литва поклонение святых икон отверьгше, святые иконы пощепали... и церкви разорили и пожгли и крестьянскую веру и закон оставльше и люторство восприяша".

...наватская ересь... - Речь идет о ереси новациан, которые считали, что Церковь является сообществом святых, поэтому все грешники должны быть отвергаемы.

...самодержавие находится под властью известного попа... - Речь идет о Сильвестре (в иноках Спиридоне, ум. до 1577 г.) - священнике Кремлевского Благовещенского собора. Сведения о его роли в политической жизни России 1540-1550-х гг. плохо документированы и противоречивы. С уверенностью можно говорить лишь о том, что он принимал в эти годы участие во многих мероприятиях, которые были направлены на создание таких "нормативных" памятников, как "Домострой" и "Степенная книга". В 1560 г. Сильвестр был сослан в Соловецкий монастырь. Его семьи репрессии не коснулись, сын Сильвестра Анфим в 1561 г. был послан дьяком в Смоленск.

Устраивал же я игры... - Речь идет, возможно, о неких полуязыческих забавах, запрещенных Стоглавым Собором, но при дворе случавшихся. Об одной из таких "потех" рассказывает летопись: "И тут была у него потеха: пашню пахал вешнюю и з бояры сеял гречиху, и иныя потехи: на ходулех ходил и в саван наряжался".

...Алексеем... - Алексей Федорович Адашев (1530-е - нач. 1561 г.) с 1547 г. принимал активное участие в политической жизни страны, был участником практически всех военных походов царя Ивана Васильевича. С марта 1553 г. входил в "ближнюю думу" царя. В 1560 г. был отправлен в Ливонию и вскоре умер в Дерпте от "огненного недуга". Все родственники Адашева были казнены.

Разве не говорил Иоанн Лествичник: "Видел я насильственно обращенных в монахи, которые стали праведнее вольных"? - Иоанн Синаит (483- 563), был прозван Лествичником по названию созданного им аскетического трактата "Лестница райская". "Лествица" состоит из 30 бесед, адресованных инокам, стремящимся к духовному самосовершенствованию, наибольшим препятствием на пути к которому являются страсти.

Много было насильно постриженных, и получше Тимохи... - Тимофей (Тихон) Тетерин-Пухов был насильно пострижен в Списком монастыре, откуда сбежал в конце 50-х гг. в Литву.

...божественный Златоуст и великий Афанасий... - Иоанн Златоуст (ок. 350-407), христианский философ и богослов, оставивший после себя огромное литературное наследие. Его труды были широко известны в Древней Руси. Афанасий Александрийский (293-373) - один из наиболее почитаемых на Руси отцов Церкви. Здесь речь идет о толкованиях Златоуста и Афанасия Александрийского на Евангелие от Матфея (23, 30).

Не видишь разве, что власть священника и управителя с царской властью не совместима? - В этой части послания Иван Грозный, отстаивая суверенитет царской власти и отличие ее от священнической, иллюстрирует свои тезисы ветхозаветными рассказами о борьбе государей с непокорными подданными.

С этого времени Греческая держава стала делиться и оскудевать. - Грозный рисует историю распада Византии как историю нараставшего раздора между царской и "святительской" властями.

...с великим князем Димитрием-внуком... - Князь Дмитрий Иванович, внук великого князя Ивана III, в 1497 г. был венчан Иваном III на царство. В 1502 г. был заточен и в правление великого князя Василия III убит.

...как жестоко я страдал из-за вас от юности до последнего времени. - С этого места начинается подробное изложение биографии Ивана Васильевича Грозного, от смерти его отца Василия III в 1533 г., недолгого правления матери Елены Глинской (ум. в 1538 г.), которое сопровождалось непрерывными мятежами боярско-княжеских группировок

Бессмертным себя я не считаю... (...) Я же верю в Страшный Суд... - Иван Грозный отрицает обвинения в ересях, суть которых сводилась к отрицанию бессмертия человеческой души и возможности Страшного Суда. При этом царь сам обвиняет Курбского в склонности к манихейству. Сторонники различных ветвей этого учения верили в несовершенство материального мира и его катастрофичность. Они считали, что миром правит не Бог, а сатана, а справедливость вернется в мир лишь после Страшного Суда. Отрицая возможность плотского воплощения Бога, они считали, что плотское тело Иисуса Христа было лишь иллюзией, поэтому они не поклонялись Богородице, отрицали святость икон и т.д.

...сказано об этом в послании божественного [Дионисия]... - Речь идет о Дионисии Ареопагите (в научной традиции Псевдо-Дионисий Ареопагит), которому приписывается цикл философских сочинений — "Corpus Areopagiticum", состоящий из четырех книг: "О божественных именах", "О таинственном богословии", "О небесной иерархии" и "О церковной иерархии". Эти произведения стали популярны среди русских книжников с XV в. К ним неоднократно обращались Нил Сорский, Иосиф Волоцкий и др. Грозный цитирует послание Дионисия Ареопагита иноку Димофилу, которое было включено митрополитом Макарием в Великие Минеи Четьи.

Иван IV Грозный, Сочинения, С.-Пб., "Азбука классики", 2000

УЧРЕЖДЕНИЕ ОПРИЧНИНЫ

(по Никоновской летописи)

Г.

(...) Тоя же зимы, декабря в 3 день, в неделю (1), царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии с своею царицею и великою княгинею Марьею (2) и с своими детми (...) поехал с Москвы в село в Коломенское. (...) Подъем же его не таков был, якоже преже того езживал по манастырем молитися, или на которые свои потехи в объезды ездил: взял же с собою святость, иконы и кресты, златом и камением драгам украшенные, и суды (3) золотые и серебряные, и поставцы (4) все всяких судов, золотое и серебряное, и платие и денги и всю свою казну повеле взята с собою. Которым же бояром и дворяном ближним и приказным людем повеле с собою ехати, и тем многим повеле с собою ехати з женами и з детми, а дворяном и детем боярским выбором изо всех городов, которых прибрал государь быта с ним (5), велел тем всем ехати с собою с людми и с коими, со всем служебным нарядом (6). А жил в селе в Коломенском две недели для непогодия и безпуты, что были дожди и в реках была поводь велика... И как реки стали, и царь и государь ис Коломенского поехал в село Танинское в 17 день, в неделю, а из Тонинского к Троице, а чюдотворцову память Петра митрополита. Декабря 21 день, празновал у Троицы в Сергиеве монастыре, а от Троицы из Сергиева монастыря поехал в Слободу (7). На Москве же тогда быша Афонасий митрополит всеа Русии, Пимин архиепископ Великого Новаграда и Пъскова, Никандр архиепископ Ростовский и Ярославский и ины епископы и архимандриты и игумены, и царевы и великого князя бояре и околничие и все приказные люди (8); все же о том в недоумении и во унынии быша, такому государьскому великому необычному подъему, и путного его шествия не ведамо, куды бяще. А генваря в 3 день прислал царь и великий князь из Слободы ко отцу своему и богомолцу к Офонасию митрополиту всеа Русии с Костянтином Дмитреевым сыном Поливанова с товарыщи да список, а в нем писаны измены боярские и воеводские и всяких приказных людей, которые они измены делали и убытки государьству его до его государьского возрасту после отца его блаженные памяти великого государя царя и великого князя Василия Ивановича всеа Русии. И царь и великий князь гнев свой положил на своих богомолцов, на архиепископов и епископов и на архимандритов и на игуменов, и на бояр своих и на дворецкого и конюшего и на околничих и на казначеев и на дьяков и на детей боярских и на всех приказных людей опалу свою положил в том, что после отца его... великого государя Василия... в его государьские несвершеные лета, бояре и все приказные люди его государьства людем многие убытки делали и казны его государьские тощили, а прибытков его казне государьской никоторой не прибавляли, также бояре его и воеводы земли государьские себе розоимали, и другом своим и племяни его государьские земли роздавали; и держачи за собою бояре и воеводы поместья и вотчины великие, а жалования государьские кормленые емлючи, и собрав себе великие богатства, и о государе и о его государьстве и о всем православном християнстве не хотя радети, и от недругов его от Крымского и от Литовского и от Немец не хотя крестиянства обороняти, наипаче же крестияном насилие чинити, и сами от службы учали удалятися, и за православных крестиян кровопролитие против безсермен и против Латын и Немец стояти не похотели; и в чем он, государь, бояр своих и всех приказных людей, также и служилых князей и детей боярских похочет которых в их винах понаказати и посмотрити (9) и архиепископы и епископы и архимандриты и игумены, сложася с бояры и з дворяны и з дьяки и со всеми приказными людми, почали по ним же государю царю и великому князю покрывати; и царь и государь и великий князь от великие жалости сердца, не хотя их многих изменных дел терпети, оставил свое государьство и поехал, где вселитися, идеже его, государя, бог наставит.

К гостем же и х купцом и ко всему православному крестиянству града Москвы царь и великий князь прислал грамоту с Костянтином Поливановым, а велел перед гостьми и перед всеми людми ту грамоту пронести дьяком Пугалу Михайлову да Овдрею Васильеву; а в грамоте своей к ним писал, чтобы они себе никоторого сумнения не держали, гневу на них и опалы никоторые нет. Слышав же сия пресвященный Афонасий митрополит всеа Русии и архиепископы и епископы и весь освященный собор, что их для грехов сия сключишася, государь государьство оставил, зело о сем оскорбеша и в велице недоумении быта. Бояре же и околничие, и дети боярские и все приказные люди, и священнический и иноческий чин (10), и множества народа, слышав таковая, что государь гнев свой и опалу на них положил и государьство свое оставил, они же от многого захлипания слезного перед Офонасием митрополитом всеа Русии и перед архиепископы и епископы и пред всем освященным собором с плачем глаголюще: "увы! горе! како согрешихом перед богом и прогневахом государя своего многими пред ним согрешения и милость его велию превратихом на гнев и на ярость! ныне к тому прибегнем и кто нас помилует и кто нас избавит от нахожения иноплеменных? како могут быть овцы без пастыря? егда волки видят овца без пастуха, и волки восхитят овца, кто изметца от них? (11) такоже и нам как быти без государя? И иная многая словеса подобная сих изрекоша ко Афонасию митрополиту всеа Русии и всему освященному собору, и не токмо сия глаголюще, наипаче велием гласом молиша его со многими слезами, чтобы Афонасий митрополит всеа Русии с архиепископы и епископы и со освященным собором подвиг свой учинил и плачь их и вопль утолил и благочестивого государя и царя на милость умолил, чтобы государь царь и великий князь гнев свой отовратил, милость показал и опалу свою отдал, а государьства своего не оставлял и своими государьствы владел и правил, якоже годно ему, государю; а хто будет государьские лиходеи которые изменные дела делали, и в тех ведает бог да он, государь, и в животе и в казни его государьская воля: "а мы все своими головами едем за тобою, государем святителем, своему государю Царю и великому князю о его государьской милости бити челом и плакатися" (12).





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.


ТОП 5 активных страниц!

...