Что если убеждение не помогает?

Что если жертва так или иначе не соглашается принять помощь? Продолжайте пытаться. Не сдавайтесь! Помните, что жизнь жертвы зависит от вашего постоянного уча­стия в ее судьбе.

Нами было обнаружено, что убеждение, по всей вероятности, обладает неким кумулятивным (суммирующим) действием. Если первая встреча с командой не подвигнет человека на лечение, то, возможно, начатое дело довершит вторая — или третья. Иногда требуется даже больше уси­лий со стороны участников команды, чтобы разрушить за­щитную систему жертвы. Поиск рационального объясне­ния поступков, проецирование, отрицание, подавление и самообман в совокупности своей создают барьер для само­познания личности, соперничающий с Великой китайской стеной.

Но как быть с поистине “неисправимым” пьяницей, или с тем, кто решительно уходит с самой процедуры убеждения, или с тем, кто действительно зашел слишком дале­ко, чтобы ему можно было помочь? Если человек продол­жает пить и так и не обращается за лечением, можно ли считать, что убеждение полностью провалилось? Нет. Пра­вильно проведенное убеждение всякий раз так или иначе приносит свои плоды. Если все делать как следует — пол­ных неудач не бывает. И вот почему:

• Люди — участники команды — необратимо меняют­ся сами. Теперь они понимают, что не одиноки. Они
знают, что всегда могут рассчитывать на помощь и
поддержку. С этого момента их жизнь коренным образом меняется.

• Меняется и семья химически зависимого человека —
от некогда скованной и инертной, исполненной страха,
вины, обуреваемой чувством стыда группки до полностью обновленного, активного и энергичного единого целого. Теперь все члены семьи знают, что такое химическая зависимость. Они распознают у себя ее симпто­мы, и стремятся сами себе помочь. Близкие начинают понимать: они не виновны в том, что химически зависимый человек болен. Какое моральное облегчение — сознавать, что это действительно так!

• И наконец, меняется отношение жертвы к употребляемому зелью. Брешь в защитной стене пропускает знание, которое жертва уже больше никогда не сможет полностью отрицать. Как заметила супруга одного алкоголика: “По крайней мере, мы ему навсегда пьянку испортили!”

В общем, убеждение никогда не проходит бесследно, и последствия его неизменно положительны. Оно никоим образом не повредит. Самое меньшее, что оно дает — так это шанс к выздоровлению даже в самых, казалось бы, безнадежных случаях; и самое большее — вновь возвращает всю семью к полноценной жизни.

Будем надеяться, что эти замечания убедят вас предпринять еще одну попытку — если первое убеждение не приведет к согласию жертвы принять лечение.

Помогите себе сами

Независимо от исхода убеждения, будет разумно поискать помощь и для себя. В первой части книги описаны многочисленные пути, которыми близкие алкоголика — особенно члены его семьи — попадают в сети активно развивающейся болезни. Химическая зависимость “заразна”, и нет ничего зазорного в том, чтобы обратиться за помощью ради собственного выздоровления.

Прежде чем двигаться дальше, давайте рассеем несколько заблуждений относительно семейной терапии.

• Во-первых, семья проходит лечение не ради химически зависимого человека.

• Во-вторых, возвращение химически зависимого чело­
века к трезвому образу жизни и восстановление духовного здоровья его семьи происходят независимо одно от другого. (Болезнь человека — не ваша вина; и вы не отвечаете перед ним за его выздоровление).

• И в-третьих, моральное выздоровление семьи не зависит от будущей трезвой жизни химически зависимого человека.

Говоря о моральном выздоровлении семьи, следует отметить один очень важный момент: поскольку болезнь химической зависимости охватывает всю семью, практически всем ее членам для возвращения к нормальной жизни потребуется некоторая помощь. Более того, если семья была подвержена химической зависимости долгое время, то, вероятно, всем ее членам без исключения для восстановления физического и духовного здоровья не обойтись без посторонней помощи.

Под помощью такой семье обычно подразумевается программа групповой семейной терапии, индивидуальное консультирование и регулярное, активное участие в собраниях Общества Взрослых Детей Алкоголиков.

Почему семья для выздоровления нуждается в специальной лечебной программе? Большинство семей на­столько “сроднилось” с проблемой химической зависимости, что их восприятие “масштабов бедствия” притупи­лось и стало крайне ограниченным. В попытке оградить себя от страдания и разрушительного действия болезни они выработали свои собственные, ограниченные и эмо­ционально недостаточные способы справляться с ней и ошибочно шагнули в эмоционально ущербную жизнь. И хотя их проблемы, вероятно, возникли на почве чужого пьянства (или наркомании), вовсе необязательно, что они (проблемы) исчезнут, если сам химически зависимый че­ловек станет трезвенником.

Многие люди также находят помощь и утешение, пользуясь услугами индивидуальной психотерапии. Однако, они обычно дороги и, следовательно, не всегда и не всем доступны.

Еще одна возможность — программа семейной терапии. Такая программа обеспечивает как персональное кон­сультирование всех членов семьи, так и занятия в группах взаимной поддержки, на которых можно обсудить свои проблемы с другими людьми, переживающими те же не­приятности.

Программы семейной терапии также дают точную информацию о заболевании химической зависимости: как оно воздействует на свою жертву и на тех, кто ее окружает, и какие методики помогли другим людям поправиться. В случае необходимости, рекомендуется обратиться к допол­нительным источникам помощи.

Поскольку эти программы работают с семьями в течение длительного периода времени, то они также помогают людям опробовать и освоить новые формы поведения для того, чтобы те могли сами справляться со своими пробле­мами и удовлетворять свои эмоциональные потребности. Выясните, существуют ли такие программы там, где вы живете.

Для членов семьи химически зависимого человека, как и для него самого, выздоровление означает прорыв сквозь защитный барьер и возвращение к реальной действительности. Как и химически зависимый человек, члены его се­мьи должны знать, что алкоголь и (или) наркотики— и есть самая суть проблемы. Они обязаны понять, что каж­дый из них сам отвечает за свое собственное поведение, чувства и выздоровление. Им необходимо осознать, что у них есть выбор, что попустительство с их стороны никогда не помогало и не поможет химически зависимому человеку прекратить употреблять спиртное (или наркотики) и удовлетворить свои эмоциональные потребности.

У большинства детей, выросших в семьях, подверженных химической зависимости, так никогда и не проявляется способность испытывать весь спектр доступных человеку эмоций. На восстановление глубокого, полноценного мироощущения, являющегося неотъемлемой частью жизни здоровой семьи, может потребоваться немало времени. Но сколько бы его не потребовалось, дело стоит затраченных усилий.

Что если химически зависимый человек упорно продолжает сопротивляться всем вашим попыткам ему помочь? Пусть это не станет препятствием на пути к вашему собственному выздоровлению. В самом деле, новое трепетное сияние лиц близких может оказать куда большее влияние на уже “перегруженную” всякими мерами воздействия жертву зависимости. На фоне вашего стремления быть здоровым, он со своим пьянством или болезненным пристрастием к наркотикам будет чувствовать себя еще более неуютно. Он будет ощущать себя еще большим изгоем. И это, вопреки всем вашим ожиданиям, может пробить брешь защитной стене.

 

Заключение

Вмешательство в жизнь химически зависимого человека — важный шаг в направлении лечения одного из самых широко распространенных заболеваний нашего общества. По меркам статистики, однако — когда миллионы людей непосредственно страдают этим заболеванием, и миллионы других растут в нездоровых семьях— этот шаг кажется просто ничтожным.

Если человечество действительно намерено победить болезнь химической зависимости (как оно победило столь же ужасные недуги, такие например, как полиомиелит и оспа), то мы обязаны вмешаться в жизнь нашего общества на всех его уровнях, общества, которое активно способствует употреблению алкоголя и наркотиков. Мы должны начать с распространения знания о том, что химическая зависимость — это действительно болезнь, а вовсе не при­знак моральной слабости или отсутствия силы духа.

Трагедия современного общества в том, что слишком немногие знают, что такое химическая зависимость, как она проявляется и как воздействует на человека. Многие семьи из поколения в поколение замкнуты в своем неведении. Но мир не без чудес. Каждый день кто-нибудь где-нибудь неожиданно зажигает слабый лучик надежды: быть может, еще не все потеряно. И через этого человека откры­вается доступ в закрытый семейный мирок. За долгие годы, сотрудникам Института Джонсона множество раз прихо­дилось слышать, как родители, супруги и дети говорили: “Мой отец (мать, брат, сестра, друг или подчиненный) — алкоголик. Мы все знали об этом, но думали, будто ничего уже не поделаешь. Затем, как-то однажды мне попалась брошюра, где рассказывалось об 'убеждении' — оно дей­ствительно помогает? Смогу ли я осуществить его? Может ли оно вернуть человеку здоровье и благополучие?” Й мы с радостью отвечаем “да” на все три вопроса.

У нас, в нашей профессиональной сфере, пока еще не хватает специалистов, чтобы охватить проблему во всей ее полноте. Нас тысячи — но химически зависимых людей по меньшей мере двадцать миллионов! Слава Богу, что обеспокоенных этой проблемой людей вдвое, вчетверо и даже в десять раз больше. Несметное множество их предпринимает кое-какие успешные действия.

Если вы решитесь и постараетесь в своей жизни помочь хотя бы одному химически зависимому человеку, пожалуйста, поверьте мне: я молюсь за вас.

Вернон Джонсон

 

Как помочь группе риска

В 1954 году американский нейрофизиолог Джеймс Олдс изучал при помощи микроэлектродной технологии на крысах то, какие функции несут на себе определенные структуры мозга. Для этого он внедрял в мозг микроэлектроды, подавал на них небольшое напряжение, а затем наблюдал изменение поведения крыс. Его интересовали механизмы возникновения сна. Однажды он ошибочно ввёл электроды не в ту область, которую ис­следовал. Ему показалось, что раздражение этой области принесло живот­ному явное удовольствие. Он соорудил рычажок и дал возможность кры­се, нажимая лапкой, стимулировать свой мозг Крыса начала это делать с частотой 5 000 стимуляций в час. Она это делала до тех пор, пока внезапно не упала и не заснула. Через некоторое время, проснувшись, она момен­тально возобновила самостимуляцию. Олдс пытался отвлечь ее, предлагая ей питье и еду, но она не обращала на это внимание. Ее также не интере­совал секс. Ее не отвлекал от этого занятия даже испуг. Она терпела очень сильную боль, которую ей причиняли экспериментаторы. В конце концов, крыса обессилела и умерла во время самостимуляции.

Его коллеги, нейрофизиологи, заинтересовавшись феноменом, стали изучать это явление. Они проделывали эти опыты с морскими свинками, кроликами, кошками, собаками, обезьянами, и всегда происходило одно и то же. Ничто не отвлекало животное от самостимуляции до самой смерти.

Аналогичные области были найдены в мозгу человека. Испытуе­мые, которым стимулировали эту и близлежащие области, говорили, что они переживали вспышки чувства необыкновенной интенсивности, по­хожего на оргазм, необыкновенной душевной легкости, при которой все боли и заботы исчезали из сознания.

Таким образом, были открыты и описаны структуры мозга, поддерживающие ощущение удовлетворенности.

Коллега Джеймса Олдса, нейрохимик Кеннет Блум занимался исследованиями межнейрональных связей, специфически окрашивая ткани мозга. В результате очень тонкой и кропотливой работы ему удалось воссоздать схему того, как мозг регулирует активность найденных центров удовлетворенности. После этого он начал исследовать белки ферментов, рецепторов, транспортные белки, обеспечивающие эту схему регуляции. Его заинтересовало, чем отличается поддержание удовлетворенности у людей пьющих, но не являющихся алкоголиками, и тех, кого употребле­ние алкоголя превратило в алкоголиков. Надо сказать, что и “пьяницы”, и “алкоголики” помимо того, что они одурманивают себя, испытывают от приема алкоголя приятное ощущение. Но их отличие состоит в том, что в период между употреблением алкоголя “пьяницы” чувствуют себя нор­мально, а “алкоголики” находятся в состоянии депрессии, которая сопро­вождается чувствами уныния, одиночества и душевной боли.

В 1990 году Кеннет Блум с соавторами опубликовал результаты исследования, которые можно было назвать революционными для наркомании нашего времени. Он нашел, что у “алкоголиков” гораздо чаще, чем у обычных “пьяниц”, ген, кодирующий мозговой белок, называемый рецептор (один из дофаминовых рецепторов мозга) отличается от нормального. Другими словами, существуют два варианта (аллели) этого а — А1 и А2. Большинство людей являются носителями А2 аллели, люди, которые унаследовали А1 аллель, особенно если она присутствует на обеих хромосомах человека, если начинают регулярно пить, то имеют большой шанс стать алкоголиками

До исследования Кеннета Блума многие классические генетики “леживали историю однояйцовых близнецов, т.е. полностью генети­ки одинаковых людей. В тех случаях, когда близнецы лишались родителей и воспитывались в разных семьях, обнаружилось, что несмотря разные условия жизни, либо оба становились алкоголиками, либо оба становились ими. Бывало даже так, что одного из близнецов усыновляли богатые и благополучные семьи, которые давали им хорошее воспитание, образование и отличные шансы для процветания в обществе. А другого близнеца воспитывала неблагополучная семья с отцом алкоголиком. Результат всегда оказывался одинаковым. Эти дети либо не станов­ились алкоголиками оба, либо оба становились. Это доказывало, что алкоголизм — наследственное заболевание.

Открытие Кеннета Блума дало подход к изучению механизмов “расположенности к алкогольной зависимости. Но и не только к [... Оказалось что А1 аллель гораздо чаще присутствует у злостных курильщиков, страстных игроков, людей, страдающих непреодолимой тягой к перееданию. Она была также найдена с повышенной частотой у вьетнамских ветеранов (по-другому — у людей, страдающих посправ-ическим стрессом. Здесь нужны разъяснения.. Не все солдаты, прошедшие ужасы вьетнамской войны, вошли в группу “синдрома ветерана вьетнамской войны”, многие сумели забыть пережитое и прекрасно адаптировались к обычной жизни. И только некоторые увязли в депрессии и продолжают жить ощущениями и кошмарами военного времени.)

Но не все люди одинаковы...

Чем же определяется, что некоторые люди вполне счастливы и успешно живут в современном обществе, а другие становятся лентяями, иганами, насильниками, наркоманами, алкоголиками. Оказывается, виноваты в этом генетические особенности той части нервной системы, которая отвечает за развитие и поддержание удовлетворенности. И тут возможны варианты: некоторые бывают счастливы всегда, у других активность центров удовлетворенности снижена. Душевные ощущения у этого человека далеки от комфортных. Чем ниже активность, тем большую душевную боль он испытывает. Когда эта активность почти отсутствует, то душевная боль настолько интенсивна, что её невозможно терпеть. Человек совершает самоубийство. Наоборот, если активность выше среднего, то переживаются чувства радости, счастья и блаженства.

Можно сказать, что у нас есть шкала уровней удовлетворенности — от ощущения ада до райских переживаний. На каждом из этих уровней человек по-разному воспринимает окружающий мир, по-разному в его сознании рождаются мысли, образы, по-разному возникают впечатле­ния. На высоте блаженства, которую дают сильные наркотики, человеку ничего не надо и любые мысли могут только испортить переживание блаженства. Наоборот, чем ближе человек приближается к душевному аду, тем интенсивнее работает его мышление, прогнозируя и прорабаты­вая планы по избавлению от мучения.

Алкоголь, наркотики — это уличные лекарства от душевных муче­ний. Одновременно они же являются веществами, вызывающими муче­ния в их отсутствие.

Но не только вещества могут модифицировать удовлетворённость. Некоторые виды поведения, такие, как азартные игры, болезненный секс и любовные приключения могут действовать, как наркотики, т.е. с ними на душе хорошо, а без них на душе очень плохо. И мы можем отнести их к наркотическим видам поведения

“Наркотические” это значит

1) с ними хорошо, 2) без них плохо, т е. хуже, чем было до употреб­ления; 2) они вредны для физического и душевного здоровья.

Чем же обеспечивается в мозгу поддержание активности цен­тров удовлетворения?

Клетки мозга возбуждают и подавляют друг друга при помощи спе­циальных молекул, называемых нейротрансмиттерами. Нейротрансмиттеры создаются внутри нервных клеток в результате процессов мета­болизма, т.е. химических превращений.

При нехватке материалов, из которых создаются нейротрансмиттеры, недостатках в транспортировке их внутри и во внеклеточном прост­ранстве, при искажении в усвоении другими нервными клетками у чело­века возникает “синдром дефицита удовлетворённости”. Дети с этим синдромом с рождения не чувствуют душевного комфорта и вынуждены компенсировать его нехватку. Как? — при помощи отклонений в пове­дении. “Дурное” поведение — лень, несобранность, гиперактивность, агрессивность, поведение наоборот, лживость и “вредность” — вот не­которые черты этого поведения.

Часто никакие психологические приемы и терапевтические воздей­ствия не оказываются эффективными для лечения детей. Но именно здесь может пригодиться современное генетическое обследование, выявляющее у данного ребенка данный характер отклонения в нейрометаболизме.

Что же делать тогда, когда определился диагноз?

Использовать специальные пищевые добавки.

Что такое пищевые добавки в современном понимании?

Это вещества, которые исправляют отклонения в метаболизме, при­чем совершенно ясно известен механизм их действия. И эти вещества не должны иметь никаких побочных эффектов в широком диапазоне назначаемых доз. За последние 10 лет, прошедших с эпохального открытия системы регуляции уровня удовлетворенности мозга, были разработаны пищевые добавки, способные компенсировать недостаток удовлетворенности, соответствующий найденным отклонениям.

Возможности современной иутрициологии

Еще в 1991 году в наркологической клинике города Спокен штата Вашингтон прошли успешные клинические испытания первых L-психотропных пищевых добавок Кеннета Блума, создавшего комбинацию витаминов и аминокислот специально для.

алкоголиков и героиновых наркоманов,

для людей, страдающих обжорством;

наркоманов, использующих стимуляторные наркотики (кокаин,
амфетамин и им подобные).

С тех пор перечень препаратов и технологий значительно расширился.

Компания “Парадигма”, занимающаяся обеспечением населения биологически активными добавками и информацией по их применению, имеет пищевые добавки, стабилизирующие уровень удовлетворённости, серии “Умный выбор” в ассортименте, который всё время расширяется, пройдя консультацию специалиста или самостоятельно ознакомившись научными материалами компании, Вы всегда сможете обеспечить себя, своих близких и друзей этими уникальными препаратами.

Яков Маршак, научный руководитель наркологического центра “Кундала”

 

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.


ТОП 5 активных страниц!

...