Чудесные исцеления и необъяснимые события в Энсенаде

Вечером 26 мая 1984 года пятеро редакторов газеты «Эль-Гардиан» стали свидетелями событий, в подлинности которых усомниться невозможно. Журналисты рассеялись в толпе, состоящей примерно из четырех тысяч человек, собравшихся вокруг платформы евангелической церкви... и видели, как более трех сотен человек упали, словно сраженные молнией, от одного прикосновения рук христианского проповедника Карлоса Аннакондиа и некоторое время спустя объявили о своем исцелении...

Из пяти профессиональных газетчиков (редакторов), находившихся в этом месте, трое были католиками, один был номинальным христианином, а пятый — атеистом. Прямо на глазах этой группы, привыкшей хладнокровно анализировать события и вещи с полной бесстрастностью в оценке, лежала респектабельная леди с пеной на губах. На мокрую траву падали дети, женщины падали в грязь, причем три из них были одеты в очень дорогие меховые шубы. Сотни молодых мужчин и женщин, а также старых людей качались, пытаясь сохранить равновесие. Мы ничего не преувеличиваем...

Все лица людей, к которым «прикоснулся» евангелист Карлос Аннакондиа, носили на себе видимые отпечатки боли или счастья, но это не явилось с их стороны результатом драматического представления. Это были простые люди, не способные на лицедейство или подчинение телепатии с такой готовностью. В такой обстановке невольно сравниваешь увиденное с библейскими временами, а именно с жизнью ранней церкви, но все происходящее никак нельзя назвать заранее придуманным шоу, нацеленным на обман ничего не подозревающих людей.

Аннакондиа не гипнотизер... Он, как прямой передатчик, использует Слово Божье и не отделяет себя от него. Ни одна из сказанных им фраз ни на йоту не отходит от Евангелий... он не утверждает свою способность исцелять, но говорит, что «Бог исцеляет». И случаев исцеления много. Репортер из «Эль-Гардиан», который страдал от болей в суставе левой коленки, возникших в результате падения, перестал чувствовать боль и теперь может свободно двигать ногой (он страдал от болей в течение трех месяцев)...

Почти тридцать тысяч человек, прошедшие за эти дни через служение, по мнению репортеров и обозревателей, представляют собой неоспоримые доказательства чудес, которые объяснить невозможно. Тем не менее, каждый вечер на этих собраниях в результате молитвы происходят реальные вещи. Это происходит, когда говорят о Христе и Боге — и только о Нем.

Как было сказано в газете, каждый вечер крусейда был необычайным. Песни хвалы наполняли аудиторию, и поднятые вверх руки являли желание людей поклониться Господу. Присутствующие радостно рассказывали о сверхъестественных чудесах, которые произошли в их жизни.

Одна женщина привлекла мое внимание, и ее свидетельство глубоко тронуло мое сердце. Она пережила чудо и рассказала о нем следующее:

Я провела свое детство с родителями и тремя братьями и сестрами в сельской местности, где река Рио-Дульсе пересекается с другими водными потоками. Это место находится на границе между провинцией Кордова и Сантьягодель-Эстеро.

Однажды случилось несчастье, когда моя мама открыла большой чемодан и оттуда выползла змея и покусала ее в нескольких местах. Испытывая сильную боль, она упала прямо у нас на глазах. Наш отец ничего не предпринимал, и хотя мой старший брат кричал на него, он никак не реагировал на происходящее. Вскоре после этого я увидела, как отец запряг лошадь и уехал, оставив нашу мать умирать на земле, а мы стояли рядом. С огромным трудом мы положили маму на кровать, но ей было очень плохо. Уже стемнело, поэтому мы решили отвезти ее в каноэ туда, где можно было получить помощь. Но все было бесполезно. Она умерла.

Так мы остались вчетвером без взрослых у мертвого маминого тела. Самым младшим в нашей семье был Хуан, ему было всего одиннадцать месяцев. Следующей по возрасту была я, мне тогда было четыре года. Моей сестре, Хуане, было пять и, наконец, Педро, нашему старшему брату, было восемь лет.

Мы соорудили гроб собственными руками, чтобы похоронить мать, и с помощью соседа, который пришел навестить нас, мы отвезли ее на кладбище. Наш ближайший сосед жил от нас в часе езды на лошади. Мы решили, что сосед пришел к нам, потому что отец, уезжая от нас, сказал ему о случившемся. После похорон наш сосед тоже ушел. Он обещал вернуться, но не пришел.

Мы остались одни. Мы вернулись в свою глинобитную хижину, предоставленные самим себе. Каждый день мы ходили на кладбище, поскольку считали, что раз там лежит мамино тело, мы защищены. Мы это делали каждый день в течение трех лет. Мы не боялись могил, и кладбище было нашим вторым домом. В самом деле, мы чувствовали себя там так комфортно, что даже играли и спали среди могил.

Сегодня я понимаю, что Бог защищал нас всех в то время, когда мы были предоставлены сами себе. Мы ели рыбу и охотились при помощи капканов. Мы ловили уток, овец, находили яйца и другие съедобные вещи. Своему маленькому брату Хуану мы давали молоко козы, у которой были маленькие козлята. Коза ложилась, и Хуан подползал к ней и сосал молоко прямо у нее из вымени. Наш старший брат отвечал за еду, но мы все ему помогали.

Однажды наш старший брат заставил нас поклясться, что первый из нас, кому представится такая возможность, убьет отца. Мы фактически были совсем дикими. Мы ходили голыми, были грязными и выглядели ужасно. Единственное, что помогало нам жить, было желание убить отца. Это придавало нам силы, и для этого нам нужно было выжить.

Три года спустя отец вернулся домой, связал нас, положил нас в мешки и привез в близлежащий город. Там он раздал нас разным фермерам, разделив нас, несмотря на большую любовь и привязанность друг к другу.

Фермеры, которые взяли меня, научили меня обрабатывать землю, печь хлеб и выполнять другую работу. И хотя мне было только семь лет, я много работала. Но сначала им пришлось практически приручить меня. Но даже после этого тот договор, который я заключила с братьями и сестрой относительно убийства отца, оставался источником моей жизненной силы. Мне нужно было вырасти, чтобы отомстить за маму. Больше я никогда не видела братьев и сестру, но надежда когда-нибудь увидеть их тоже помогала мне выжить.

Когда мне исполнилось четырнадцать, сын людей, в семье которых я жила, изнасиловал меня и жестоко избил. Однажды, уставшая от издевательств, выпавших мне на долю, я рассказала его родителям все. Они обвинили меня во лжи и так избили, что я попала на три месяца в больницу. Врачи говорили, что я не могу поправиться, потому что я не хотела жить.

Лихорадка отнимала у меня последние силы, но потом я вспомнила нашу клятву, и стала медленно выздоравливать. После больницы я снова смогла работать на ранчо. Однажды ночью, накануне своего семнадцатилетия, я убежала, спряталась в полях сорго и потом пешком дошла до ближайшего города. Туда я пришла на рассвете, и сразу пошла в полицейский участок, где рассказала обо всем, что со мной приключилось. Но они посадили меня в одну из камер, и там двое полицейских изнасиловали и избили меня.

Я действительно хотела умереть. В ту ночь меня хотел изнасиловать даже начальник полиции, но я бросилась к нему в ноги и стала умолять не делать этого. «Пожалуйста, перестаньте причинять мне боль», — молила я. Ему стало меня жалко, и он оставил меня в покое. Он сказал, что семья, которая меня вырастила, была очень могущественной в том регионе и что мне нужно снова вернуться к ним. Я сказала, что мой настоящий отец тоже был хорошо известен, и попросила начальника найти его. Я сказала начальнику, что отец обязательно даст ему деньги за мое освобождение. Наконец, капитан согласился освободить меня, но он уведомил о моем местонахождении и ту семью, и моего отца.

В тот же день я отправилась к отцу. Он никогда не видел моих братьев и сестру с тех пор, как раздал нас чужим людям. Я была рада, что он нашелся. Наконец я могла убить его. Я оказалась первой, кто нашел его. Я была молодой девушкой, которая умела хорошо управляться с ножами, и теперь я видела возможность исполнить ту клятву, которую мы дали друг другу много лет назад.

Мой отец в то время преуспевал в финансовом отношении. Он попытался поговорить со мной, создать мне удобства и комфорт, но я никак не реагировала на его старания. Я постоянно показывала ему ножи и говорила: «Не ложись спать, потому что однажды ночью я тебя убью».

День за днем во время обедов и ужинов я не садилась за один стол с отцом. Я брала свою тарелку и шла за угол, чтобы есть на полу, беря еду руками, демонстрируя перед отцом, что он сделал со мной. Видя такое, он начинал плакать и просить прощения, но я была переполнена ненавистью по отношению к нему.

Однажды я взяла нож и приготовилась его убить. Я хотела, чтобы это произошло открыто, потому что я хотела видеть его страдания. Я бросилась на него с ножом. Я думала, что я убила его, но когда я посмотрела на нож, я не увидела на нем ни капли крови. Тогда я сказала ему: «Папа, твое время еще не пришло, но я тебя все равно убью».

Однажды днем, когда я ела во дворе, я услышала громкий шум, словно упало что-то тяжелое. Этот звук заставил меня вздрогнуть, и я почувствовала запах смерти. Мой отец упал мертвым. Отчасти я была рада, хотя я хотела убить его собственными руками.

Смерть отца открыла путь для новых мучений, потому что я не знала, что делать со своей теперь уже сиротской жизнью. Молодой человек, который был знаком с отцом, пришел навестить меня и предложил мне выйти за него замуж. Я согласилась, потому что хотела, что обо мне хоть кто-нибудь заботился. Но бедам моим не было конца. Мой муж причинял мне боль и издевался, он не хотел работать и обращался со мной, как со служанкой.

Когда я забеременела, он повез меня в Буэнос-Айрес и оставил меня в одной семье. Со мной и там обращались ужасно. Мои мучения были настолько сильными, что однажды я решила броситься под проходящий поезд, но каким-то чудом тот поезд остановился прямо передо мной.

Перед рождением сына мой муж вернулся, чтобы забрать меня, и мои мучения продолжились вновь. Через некоторое время я убежала из дому и переехала в город Росарио уже с двумя детьми, мальчиком двух лет и месячной девочкой. Мне было трудно одной жить и работать. Наконец, муж нашел меня и переехал жить к нам.

В 1985 году один сосед сказал мне о крусейдах Аннакондиа. Там я отдала свою жизнь Господу, но во мне никаких изменений не наступило.

Несколько лет спустя я заболела. У меня началось кровотечение, но лечение никаких результатов не давало. В 1991 году я решила найти евангелическую церковь. Семя, которое посеял в меня брат Аннакондиа, наконец стало произрастать.

Я пошла в церковь со всей своей семьей. Я стала посещать ее постоянно, но в моем сердце не было прощения, и я не желала вспоминать свою прошлую жизнь. Мое прошлое было запрятано глубоко в сердце. И хотя я служила в церкви и была дисциплинированным работником, я не могла простить людей, которые когда-то причинили мне сильную боль.

Когда в 1996 году стало известно, что Карлос Аннакондиа снова собирается проводить в нашем городе крусейд, я изъявила готовность работать в качестве помощницы на богослужении Господа. За несколько дней до начала крусейда я сказала Богу, что хочу быть хорошей работницей. «Если во мне есть нечто, что нужно очистить, пожалуйста, покажи мне это», — молилась я. Я также просила Его дать мне возможность найти братьев и сестру. Я знала, что сестра находится в Санта-Фе, но найти ее я не могла. Я постоянно молилась за нее.

Однажды в десять часов утра перед началом крусейда я получила письмо от Хуана, моего младшего брата. Я тут же связалась с ним по телефону и через несколько дней поехала в город повидаться с ним.

Я благодарила Господа за то, что Он помог мне найти брата, и много раз я просила Бога простить меня за все те нечестивые дела, которые я совершила.

Во время последнего крусейда, когда брат Аннакондиа проповедовал о барьерах, не позволяющих верующим получить Божьи благословения, я наконец смогла простить всех своих обидчиков от всего сердца. Я увидела, что вокруг меня как будто бы летает ангел, а Божья рука сняла с меня всю ненависть и обиду, накопившиеся за всю мою предыдущую жизнь. Я так громко плакала из самых глубин души, моля Бога простить меня за все, что я замышляла против отца и мужа, что даже потеряла голос. Я смогла простить всех от всей души, и это помогло мне получить исцеление для разбитого сердца. И хотя я знала Бога уже несколько лет, я никогда раньше не могла простить по-настоящему. Тот барьер, то непрощение мешали мне получить приготовленные Им для моей жизни благословения.

Бог убрал ненависть к мужчинам, убрал обиду, которую я чувствовала по отношению к мужу. Он убрал горечь из сердца, дал мне новые силы и, помимо всего прочего, он восстановил мой брак.

Я воздаю Богу всю славу и всю честь за те изменения, которые Он внес в мою жизнь. Благодарю Его за Его слугу, его избранный инструмент, Карлоса Аннакондиа, который привел меня к познанию истины.

Кармен

 

Свидетельство этой женщины оказало сильное влияние не только на ее жизнь, но и на многих других людей, которые слушали ее. С платформы прозвучали и другие свидетельства. Я никогда не перестану удивляться чудесам и сверхъестественной силе Божьей.

Когда в тот вечер я благодарил Бога за все Его чудеса, которые Он совершил в нашей жизни, я понял Его цель на мою жизнь и Его волю на мое призвание.

Я до сих пор не понимаю, почему, но смолоду, даже когда я не знал Бога в сердце своем, я видел и чувствовал, что обо мне заботится некто могущественный, кого я видеть не могу. Несколько раз я говорил об этом ощущении своим товарищам.

Как многие аргентинцы, я родился в семье иммигрантов. Моя мать испанка, а отец итальянец. Я воспитывался в соответствии с итальянской культурой. Мой дедушка, типичный итальянец, обычно учил меня: «Мужчина не должен плакать. Если тебе сделают больно, не приходи ко мне в слезах, дай сдачи». Эти и другие нравоучения с младенчества формировали меня.

Мои родители были простыми людьми. Когда я был маленьким мальчиком, мы жили в многоквартирном доме вместе с родителями и моими двумя братьями — Анджело был самым старшим, младшим был Хосе Мария, а я был средним. Мой отец работал в электротехнической компании, а мама была домохозяйкой.

Все изменилось, когда отец серьезно заболел, и нам пришлось пойти работать. Тогда мне было всего десять лет, но каждое утро я должен был рано вставать, чтобы идти работать в мясную лавку. После полного рабочего дня я убирался в лавке и возвращался домой, и вскоре после этого шел в вечернюю школу учиться. Часто по утрам, когда нужно было идти на работу, я говорил маме, что у меня болит живот, хотя на самом деле мне просто не хотелось вставать. В таких случаях мама делала чашку крепкого чая, а затем отправляла меня на работу. Так я научился ответственности, и именно тогда я начал становиться зрелым человеком.

В Книге Притчей сказано: «Ленивая рука делает бедным, а рука прилежных обогащает» (Пр. 10:4). Все, за что я ни брался, было успешным. У меня со всеми были хорошие отношения. Даже когда я пошел в двадцать лет в армию, меня посылали работать в самые лучшие места. Никто не мог понять, что я делаю для того, чтобы мне оказывали такое предпочтение. Мне давали самые лучшие задания и продвигали по службе. Я всегда был впереди своих сверстников.

Когда мне исполнился двадцать один год, я встретил Марию, мою жену, которой тогда было всего пятнадцать. Мой дедушка обычно говорил, что нужно найти себе молоденькую девушку, чтобы ее можно было воспитать. Мы поженились, когда мне исполнилось двадцать пять, а ей — девятнадцать. Тогда же мы с братом открыли свое дело, и в этой компании я продолжаю работать по сей день.

Шло время, но в моей жизни была какая-то пустота, а в сердце поселился страх. Моей целью в жизни были мир и счастье, и я думал, что этих целей можно добиться успешным трудом и признанием на работе. Поэтому я много работал, считая, что с приобретением хороших вещей и накоплением денег я наконец стану счастливым. Когда мне исполнилось тридцать пять, я достиг солидного финансового положения, о котором всегда мечтал. Вместе с двумя моими братьями мы создали самую крупную из компаний подобного типа в стране. Я мог купить все, что хотел, и имел возможность подарить жене Марии и нашим четверым детям все, о чем бы они ни попросили. Поэтому само собой предполагалось, что я в соответствии со своими взглядами должен был чувствовать себя очень счастливым.

Однако я по-прежнему ощущал внутри пустоту и понял, что я ужасно ошибся. Ничего из приобретенного мной тяжелым трудом не могло принести мне мира или счастья. В конце каждой недели, обремененный своими проблемами, я вместе с Марией и детьми отправлялся на летний курорт в Атлантическом океане, пытаясь обрести там мир и покой. Но когда я возвращался домой на работу, я чувствовал себя еще хуже, чем раньше. По ночам я не мог уснуть, меня одолевали страхи, неуверенность и беспокойство. Я боялся самой жизни, смерти, болезней, боялся потерять все, что имел, боялся, что с моими детьми случится что-нибудь ужасное. Я даже чувствовал себя виноватым за то, что дал им жизнь и привел их в этот мир, заполненный войнами, насилием и наркотиками. Тогда же в своем сердце я решил больше не заводить детей.

С каждым месяцем и годом я чувствовал себя все хуже и хуже. У меня были все основания быть счастливым, но я таковым не был. Я думал: можно ли вообще обрести мир и счастье? И пришел к выводу, что эти мечты лишь изобретение человеческого ума.

В то время я входил в группу престижных бизнесменов. На каждом собрании меня представляли не просто как Карлоса, но как владельца такой-то компании. Я их не интересовал как человек. Им было интересно только то, чем я владел. Я стал замечать отсутствие честности в наших взаимоотношениях и стал отходить от тех, кто называл себя моими друзьями.

До того времени я никогда не задумывался о Боге, хотя я был крещен и венчался в католической церкви. Я верил в некоего отчужденного Бога, равнодушного к тем, кто мог разговаривать с Ним только через посредников. Тогда я даже не подозревал, что Бога волнует мое состояние, моя жизнь, и что Он хочет иметь со мной личные отношения. Я также не знал, что я мог стать Его другом, познать Его и быть в близких с Ним отношениях.

Однажды в 1979 году я услышал Благую весть. Я услышал Бога, Который мне сказал: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мат. 11:28). Меня пригласили на собрание, где проповедовал преподобный Мануэль Ритц, бывший в то время панамским посланником в Боливии. На этом собрании я понял, что все, о чем говорил проповедник, было адресовано непосредственно мне и моему сердцу. Он сказал: «Ваша жизнь наполнена страхами, неуверенностью и неудачами. Все это происходит на глазах у Бога. Отдайте Ему свое сердце, и Он позаботится не только о вашей семье, но и о ваших проблемах».

Когда я услышал эти слова, я заплакал так, как не мог плакать годами. Услышав голос Бога через одного из Его служителей, я понял, что Бог любит меня и помнит обо мне. Когда проповедник спросил, кто нуждается в Боге, я поднял руку, потому что я действительно нуждался в Нем всем своим сердцем. Я спросил жену, которая сидела рядом со мной, хочет ли она принять Иисуса. Она ответила: «Я так долго ждала этого момента».

Когда я поднял руку, с меня как будто бы свалилась тонна груза. В моей голове проносились разные мысли. Что скажут друзья, родственники или бизнесмены в клубе? Что подумают банкиры, с которыми я сотрудничал? А как насчет коммерческих менеджеров и других бизнесменов? Станут ли они смеяться надо мной из-за моего решения принять Христа в сердце? Но передо мной стоял Тот, Кто больше их всех вместе взятых.

Вечером 19 мая 1979 года ровно в десять тридцать мы с Марией приняли Иисуса в свое сердце. Я никогда не забуду, что произошло, когда мы покинули собрание. Когда мы вышли, все вокруг выглядело иным. Я не мог купить мира и счастья ни успехом, ни деньгами. Но Христос подарил мне все это просто потому, что Он любит меня. Ничто в моей жизни не могло привести к таким необычайным переменам, кроме моих поднятых рук в знак капитуляции перед Богом. Каждый последующий день я чувствовал себя все счастливее и счастливее. Я бросил курить и пить. Я чувствовал, что все мои сомнения и страхи остались позади. Я был зависим от телевизора, но с того дня, как я встретился со Христом, я как-то просто забывал смотреть его. Все в моей жизни изменилось.

После того как я познал Господа, мы родили еще пятерых детей. Сегодня моя семья состоит из нас с Марией, наших девятерых детей и трех внуков. Наши дети — это Карлос Альберто, Энджел, Мария Евгения, Хосе Мария, Ребекка, Моисей, Элиас, Рут и Натаниэль. Сегодня мы все действительно счастливы.

Поскольку мы с Марией стали христианами во время крусейда, у нас не было поместной церкви, в которую мы могли бы ходить. Поэтому мы решили вместе с другими семьями, которые отдали свою жизнь Господу на том же крусейде, начать совместные встречи.

Вместе с нами в собраниях участвовали несколько работников из нашей компании: наш менеджер по продажам, который руководил одним из наших отделов, и несколько других человек. Мы искали пастора, который мог бы вести нас за собой. Никто из нас не умел проповедовать, но Господь привел к нам пастора. В тот первый период пастор Гомельски помог нам расти духовно. Вместе с ним мы развили видение, как завоевывать души для Христа. Мы так горели этим желанием, что, даже плохо зная Слово Божье, мы проповедовали всем, делясь собственными переживаниями. Наша вера была простой, в ней не было системы, но тем не менее люди получали исцеление и спасались. Самое важное наше послание состояло в Благой вести о нашем Господе Иисусе Христе и Его любви к нам. Мы молились за больных, веруя, что они получат исцеление, — и они его получали. Мы проповедовали о спасении, не сомневаясь, что человек, стоящий перед нами, примет Господа.

Когда мы в 1979 году основали свою церковь, мы все были новообращенными. Нас было четыре супружеские пары вместе с детьми. Мы сами были церковными работниками, пресвитерами и диаконами. Но Бог очень быстро заполнил нашу церковь.

Через неделю после моего обращения я узнал о Божьем обетовании крещения Святым Духом и Его знамении говорения языками. Бог дал мне видение: я увидел стадион, заполненный людьми, а себя увидел проповедующим на языке, которого не понимал. С этого момента я почувствовал бремя за людей, которые не знали Христа. Я проповедовал о Господе каждому, кто попадался мне на пути.

И хотя я продолжал работать, самым важным в моей жизни теперь стало служение Господу, а не добывание денег. Это была сложная ситуация для членов моей семьи, которые еще не знали Господа и поэтому не могли принять мою жизнь, посвященную служению Ему. Они пытались доказать мне, что я заблуждаюсь, и приводили в подтверждение советы моих самых важных и умных друзей. Такие встречи всегда заканчивались тем, что я свидетельствовал им, и они предавали свою жизнь Господу.

В первые дни моего хождения с Господом со мной происходили буквально потрясающие вещи. Во время молитвы Бог постоянно показывал мне убогие окраины, где ютилась беднота. Когда ночью я закрывал глаза, я видел бедняков, от которых общество отвернулось: босоногих детей и хижины, сделанные из фанеры и ржавых железных листов. Сначала я не понимал, что хочет этим сказать Бог, и я решил, что должен раздать все свое имущество беднякам, включая свою долю в компании. Я чувствовал на своей душе сильное бремя и много дней провел в слезах и молитвах к Богу, не находя покоя. Когда я молился об этом вместе с Марией, Святой Дух коснулся ее, и она сказала: «Я с тобой». Но я не мог обрести покой.

Однажды я сказал Марии: «Я хочу все оставить и переехать в Чако, чтобы проповедовать в джунглях. Ты пойдешь со мной?»

Она ответила: «Я пойду туда, куда пойдешь ты».

В тот же день я ушел из дома и пошел раздавать свое имущество. Первым делом я отдал отцу только что купленную машину, потому что он в ней нуждался.

Затем я пошел к своему пастору, брату Гомельски. Подумав немного над тем, что я сказал ему, он ответил: «Ты много работал, чтобы приобрести то, что имеешь, ты все это не украл. Поэтому используй для Бога свое имущество только тогда, когда Он Сам тебе об этом скажет».

В тот момент я чувствовал себя, как Авраам, который занес нож над Исааком, чтобы убить его: когда Бог увидел, что Его слуга не колеблется, но проявляет готовность выполнить Его волю, даже предав смерти собственного сына, Он остановил Авраама. Бог увидел, что мое сокровище заключается не в земных богатствах, но в любви к Нему и к заблудшим душам. Сегодня я понимаю, что я совершил бы ошибку, раздав все бедным, потому что для многих людей, включая мою семью, мой поступок стал бы не благословением, но скандалом.

 

«Я даю тебе то, о чем ты просил»

Через два с половиной года и один день после моего обращения наш пастор принес мне приглашение проповедовать в бедной церквушке в городе Ла-Плата в провинции Буэнос-Айрес. Взяв это приглашение в руки, я почувствовал, будто в своем сердце получил от Бога нечто совершенно особенное. Я принял это приглашение.

Церковь была настолько бедна, что в ней не было даже пола, просто на земле лежало потертое ковровое покрытие. Приход состоял из двадцати пяти человек. В тот вечер после проповеди Святой Дух излился на нас с такой силой, что все находившиеся в помещении приняли крещение Святым Духом. К концу собрания жена пастора подошла ко мне и сказала следующее: «Бог проговорил ко мне и сказал, что проповедовавший сегодня человек принесет в город Ла-Плата пробуждение. Знамением тому будет излияние Святого Духа, Который наполнит каждого силой Духа».

На том собрании народу было немного, но там присутствовали также два брата из церкви города Бериссо, находящегося недалеко от Ла-Платы. Они пригласили меня организовать крусейд в их церкви. Так я начал проповедовать. Поскольку после первого крусейда мы организовали огромное количество других, мы основали рабочую команду, которую назвали «Весть о спасении».

12 апреля 1982 года Бог громким голосом заговорил ко мне. Он сказал: «Прочитай видение о поле с сухими костями в Книге пророка Иезекииля, тридцать седьмая глава. Начиная с сегодняшнего дня Я дам тебе то, о чем ты просил».

В молитвах я просил «Аргентину для Христа». Я хотел, чтобы Бог являл сверхъестественные знамения в моей стране, чтобы люди приходили к Его познанию. Я родился не в джунглях и не в пустыне, а в многомиллионном городе, но тем не менее никто и никогда не говорил мне об Иисусе. Я не слышал о Нем до того дня, когда мне рассказали о сверхъестественных знамениях, которые происходили на крусейде, на котором я принял покаяние. Именно эти знамения привели меня туда, где я встретился с Господом. Тогда я понял, что если в Аргентине не будут явлены чудеса и знамения Божьи, народ не поверит. В Евангелиях сверхъестественные знамения даются не для верующих, но для неверующих. В моей стране действует правило: «не увижу — не поверю».

Когда я читал тридцать седьмую главу Иезекииля, я понял, что чудеса совершаются излиянием Святого Духа.

И сказал мне: изреки пророчество на кости сии и скажи им: «кости сухие! слушайте слово Господне!» ...Тогда сказал Он мне: изреки пророчество духу, изреки пророчество, сын человеческий, и скажи духу: так говорит Господь Бог: от четырех ветров приди, дух, и дохни на этих убитых, и они оживут. И я изрек пророчество, как Он повелел мне, и вошел в них дух, и они ожили, и стали на ноги.

Иезекииля 37:4,9,10

Молва о нашем служении «Весть о спасении» стала распространяться повсюду благодаря тем чудесам, которые происходили во время наших богослужений. Люди бежали к платформе, чтобы принять Господа. Сегодня я могу вас уверить в том, что далеко не все, через что мне пришлось пройти в ответ на мой призыв, было легко. В моей жизни происходили вещи, которые я не мог понять.

Когда я принял крещение Святым Духом, произошло нечто необычайное. Братья, которые присутствовали на том собрании, увидели надо мной особенное знамение Бога. Во время служения пастор попросил меня помочь ему молиться за больных. Когда я стал молиться, люди стали буквально валиться друг на друга. Падение не было для меня чем-то новым. Я видел, как во время крусейда, который проводил панамский евангелист, люди тоже падали. Но я удивился, когда понял, что это происходит и во время моего служения. На какое-то время я прекратил молиться за других людей, пока Бог напрямую не сказал, что Он хочет использовать меня в этом служении.

Примерно в то же самое время я отправился покупать машину. Владелец машины открыл переднюю дверь, и пока он показывал мне машину, неожиданно в его доме у жены и детей началось проявление демонической деятельности. Жена стала бить вещи. Муж вошел в дом и с трудом сумел остановить ее. Злой дух мучил эту женщину в течение долгого времени. Позже этот человек сказал мне, что они были верующими, но отвернулись от Бога и совершили много ошибок.

После этого инцидента я понял, что от меня не зависит то, что происходит. В той женщине демоны демонстрировали свою силу, а я даже не знал, что она находилась в доме. Все происходившее совершалось вне моего контроля. Затем Бог дал мне нечто особенное — где бы я ни находился, Тот, Кто живет в моем сердце, проявляет Себя и заставляет дьявола бежать без оглядки. Тогда я понял, что ситуацию контролирую не я сам, но Бог. И я полностью предал себя в Его руки.

 

 

Часть 2

«Уверовавших же будут сопровождать сии знамения…»

Глава 2

Помазание в служении

Когда служишь Богу, пожинаешь богатые плоды и не только в Аргентине, но и во многих регионах американского континента. Люди испытывают жажду по Богу и желают обрести истинный путь. Я верю в то, что мы должны пройти хорошую подготовку к служению, и для этого нам нужно Божье помазание, которое поддерживало бы наши служения. Каждое дело, совершенное без Божьего помазания, будет мертвым детищем.

Даже те, кто не принял в свою жизнь Христа, должны увидеть это помазание. Окружающие нас люди должны увидеть в нас нечто особенное — в каждом дне нашей жизни, в нашей работе и в нашем участии в различных видах деятельности. Это нечто называется помазанием, хотя они могут не выражать это тем же словом. Если люди не увидят в нас помазания, они не поверят, что нас послал Бог. Лучше всего подготовить нас к служению может только Святой Дух. Без Его участия в нашей жизни мы не сможем выполнить волю Божью здесь, на земле. Вот почему мы должны быть наполнены Святым Духом и постоянно обновляться Его силой и Его благодатью.

Именно так произошло с молодой женщиной, которая страстно желала найти Бога. Милостивая рука Божья привела ее к тому, кто, сам того не осознавая, показал ей путь спасения. Вот ее прекрасное свидетельство.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!