Административная реформа 2004 года.





Реформа позиционировалась не только разработчиками и Правительством, но и Президентом как способ повысить эффективность государственного управления и обеспечить прозрачность деятельности госаппарата для общества и, в частности, для бизнеса. Согласно мнению целого ряда экспертов, приоритетными оказались именно непубличные политические среднесрочные задачи административной реформы. Чрезмерная политизация и стала фундаментальным недостатком административной реформы, предопределив ее кризис и стагнацию.

Первой и ближайшей из этих конъюнктурных задач стало обеспечение политико-экономической лояльности верхнего слоя бюрократии и выведение федеральных ведомств из зоны лоббистского влияния сверхкрупного и крупного капитала. Министры приобрели право самостоятельно, фактически без согласования с премьером, определять госполитику в сферах своих компетенций. Таким образом планировалось исключить несанкционированный лоббизм на среднем и нижнем уровнях федерального госуправления. Одновременно были резко снижены роль и статус премьера и аппарата Правительства. Ожидалось, в частности, что это сделает невозможной личную унию главы Правительства с олигархическими кланами. Премьеру изначально была вменена лишь функция технического координатора деятельности кабинета. Аппарату Правительства в ходе административной реформы было специально запрещено вмешиваться в деятельность министерств.

Не менее важным концептуальным недостатком административной реформы стали ее форсированный характер и принципиальный отказ разработчиков учесть опыт эволюционной модернизации госуправления, накопленный другими странами. Однако, что характерно, ни в одной развитой стране административная реформа еще не завершилась. Так, правительство Великобритании, постоянно присутствующей в “первой десятке” формируемого ЕБРР рейтинга стран – лидеров эффективного госуправления, лишь в 1984 году (на седьмой год административной реформы) приступило к разделению функций министерств; причем работа эта была завершена британским правительством лишь в 1996 году.

Россия оказалась единственной страной G8, руководство которой планирует решить основные задачи модернизации госуправления всего за шесть лет.

Таблица 1. Цели и результаты административной реформы

Декларируемые цели реформы Реальные результаты реформы
Уменьшение количества федеральных ведомств и, как следствие, упрощение процедур согласования управленческих решений Рост числа федеральных ведомств с 56 до 81. Резкое удлинение “цепей согласования” правительственных решений
Рост эффективности государственного аппарата Если предыдущие российские кабинеты 1998–2003 годов принимали за год порядка 1200–1500 постановлений и столько же распоряжений, то соответствующие показатели действующего Правительства в 2004 году оцениваются на уровне примерно 550 постановлений и 850 распоряжений.
Снижение коррупции в госаппарате По оценкам аналитиков ФБК, в 2004 году лишь 7,7% закупок приходится на открытые конкурсы, что существенно ниже соответствующих показателей 2002–2003 годов. Это очевидным образом свидетельствует о несостоятельности прогнозов относительно снижения коррупции в правительственных структурах в результате первого этапа административной реформы
Снижение расходов на госаппарат Общие потери от снижения эффективности федеральных органов власти в 2004–2005 годах в результате реорганизации Правительства оцениваются экспертами Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования на уровне 700–800 млрд руб.
Упразднение избыточных функций Правительства и федеральных ведомств После признания избыточными и форсированной ликвидации примерно двух из пяти тысяч функций примерно 200 важнейших функций не исполняются надлежащим образом. Они неправомерно раздроблены, распределены между несколькими ведомствами; неадекватно своему значению представлены в структуре федеральных органов исполнительной власти; зачастую фактически выполняются не теми ведомствами, за которыми они закреплены указами Президента и распоряжениями Правительства
Законодательное утверждение нового распределения полномочий в структуре федеральных органов исполнительной власти и внесение соответствующих изменений в отраслевое законодательство До сих пор не начато
Внедрение новых стандартов госуслуг и административных регламентов До сих пор не начато
Внедрение программно-целевого бюджетирования Из 3,47 трлн рублей расходной части бюджета-2004 на обеспечение разделов “Национальная оборона” и “Национальная безопасность и правоохранительная деятельность” приходится суммарно порядка 930 млрд, то есть порядка 27%. Ни Минфин, ни правительственная комиссия по повышению эффективности бюджетных расходов до сих пор не сформировали механизмы контроля над расходованием силовиками бюджетных средств

Вопрос 10. Модели ГРЭ

Американская модель построена на системе всемерного поощрения предпринимательской активности, обогащения наиболее активной части населения. Малообеспеченным слоям населения создается приемлемый уровень жизни за счет различных льгот и пособий. Задачи социального равенства здесь вообще не ставятся. Эта модель основана на высоком уровне производительности труда и массовой ориентации на достижение личного успеха. В целом для американской модели характерно государственное регулирование, направленное на поддержание стабильной конъюнктуры и экономического равновесия.

Западноевропейская модель сформировалась в послевоенный период в условиях прихода к власти коалиции демократических сил. Западноевропейская модель характеризуется значительными позициями в экономике государственного сектора, преимущественно в сфере инфраструктуры (различные виды транспорта, портовое хозяйство, энергетика), а также в ряде отраслей добывающей промышленности.

Разветвленная система государственного регулирования экономики в ряде стран (Франция, Италия и др.) включает в себя составление и реализацию общенациональных программ развития. Характерной особенностью западноевропейской модели является выделение государством значительных ресурсов на социальные нужды. Наконец, западноевропейскому региону присуща глубокая межстрановая экономическая и политическая интеграция. Западноевропейская модель имеет несколько разновидностей: западногерманскую, шведскую и др.

Социальное рыночное хозяйство ФРГ. Эта модель сформировалась на основе ликвидации концернов гитлеровских времен и предоставления всем формам хозяйства (крупным, средним, мелким) возможности устойчивого развития. Государство активно влияет на цены, пошлины, технические нормативы. Лежащий в основе этой системы развитой рынок обнаружил свои преимущества в использовании побудительных мотивов высокоэффективной хозяйственной деятельности.

Шведская модель отличается сильной социальной политикой, ориентированной на сокращение имущественного неравенства за счет перераспределения национального дохода в пользу наименее обеспеченных слоев населения. Здесь в руках государства находится всего 4% основных фондов, зато доля государственных расходов в 2000-х гг. составила свыше 50% ВВП, причем более половины этих ассигнований направляется на социальные нужды. Естественно, это возможно только в условиях высокого налогообложения, особенно физических лиц. Такая модель получила название «функциональная социализация», означающая, что функция производства ложится на частные предприятия, действующие на конкурентной рыночной основе, а функции обеспечения высокого уровня жизни (включая занятость, образование, медицинское обслуживание, социально страхование) и развития инфраструктуры (транспорт, связь) — на государство.

Японская модель характеризуется определенным отставанием уровня жизни населения (в том числе уровня заработной платы) от роста производительности труда. За счет этого достигается снижение с\с продукции и резкое повышение ее конкурентоспособности на мировом рынке. Такая модель возможна только при исключительно высоком развитии национального самосознания, приоритете интересов нации над интересами конкретного человека, готовности населения идти на определенные жертвы ради процветания страны. Еще одна особенность японской модели развития связана с активной ролью государства в модернизации экономики, особенно на ее начальной стадии.

Южнокорейская модель представляет собой вариант японской. Общим для обеих стран является активное участие государства в перестройке экономики, ее модернизации и повышении конкурентоспособности экспортных товаров на мировом рынке.

Вследствие относительно меньшего, чем в Японии, развития рыночных отношений южнокорейское государство целенаправленно способствовало созданию мощных плацдармов рыночной экономики в лице крупных корпораций, так называемых чеболь, переросших затем в финансово-промышленные группы.

В то же время, как показал конец 90-х гг., у южнокорейской и японской моделей с их особенно сильным государственным вмешательством в рыночный механизм возникает пониженная приспособляемость последнего к мировым финансовым кризисам.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-04-03 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!