Раскольников и Свидригайлов.




Свидригайлов: Вы знаете, что я сидел здесь в долговой тюрьме, не имея ни малейших средств. Выкупила меня Марфа Петровна; знаете, до какой степени может полюбить женщина? Это была женщина честная, неглупая. Представьте же себе, что эта самая ревнивая и честная женщина решилась снизойти на контракт со мною, который исполняла во все время нашего брака. Она была значительно старше меня. Я имел настолько свинства в душе, что объявил ей прямо, что совершенно верен ей быть не смогу. Но моя грубая откровенность ей в даже понравилась: "Значит сам не хочет обманывать, если заранее так объявляет". После долгих слез состоялся между нами устный контракт: по которому, первое, я никогда не оставлю Марфу Петровну и всегда буду ее мужем; второе, без ее позволения не отлучусь никуда; третье, постоянной любовницы не заведу никогда; четвертое, за это Марфа Петровна позволяет мне заглядывать на сенных девушек, но не иначе как с ее ведома; пятое, боже сохрани меня полюбить женщину из нашего сословия; шестое, если меня посетит какая-нибудь страсть, большая и серьезная, то я должен открыться Марфе Петровне. Насчет последнего пункта Марфа Петровна была довольно спокойна; это была умная женщина, а следовательно, не могла же на меня смотреть иначе как на развратника, который серьезно полюбить не в состоянии. Но умная женщина и ревнивая женщина - два предмета разные, в этом-то и беда. В случаях наших ссор я, большею частью, молчал и не раздражался, и это джентльменство всегда достигало цели; оно на нее влияло, и даже нравилось; бывали случаи, она мною даже гордилась. Но сестрицы вашей все-таки не вынесла. И каким образом это случилось, что она рискнула взять такую красавицу в свой дом, в гувернантки! Я объясняю тем, что Марфа Петровна была женщина пламенная и восприимчивая и что она сама влюбилась, - буквально влюбилась, - в вашу сестрицу. Ну да и Авдотья-то Романовна! Я очень хорошо понял, с первого взгляда, что тут дело плохо и, решился было и глаз не подымать на нее. Но Авдотья Романовна сама сделала первый шаг - верите или нет? Марфа Петровна даже на меня сердилась сначала за мое молчание о вашей сестре, за то, что я так равнодушен на ее беспрерывные и влюбленные отзывы об Авдотье Романовне? Сам не понимаю, чего ей хотелось! Марфа Петровна рассказала Авдотье Романовне обо мне всю подноготную. У нее была несчастная черта, всем рассказывать наши семейные тайны и беспрерывно на меня жаловаться. Полагаю, что у них и разговору иного не было, как обо мне, и Авдотье Романовне стали известны эти мрачные сказки, которые мне приписывают... Бьюсь об заклад, что вы уж тоже слышали?

Раскольников:Слышал. Лужин обвинил вас, что вы были причиной смерти ребенка.

Свидригайлов:Оставьте все эти пошлости в покое…

Раскольников: Говорили также о каком-то лакее и что вы были тоже чему-то причиной.

Свидригайлов:Сделайте одолжение, довольно!

Раскольников:Это не тот ли лакей, который вам после смерти трубку приходил набивать... еще сами мне рассказывали?

Свидригайлов:Тот самый. Черт возьми! Я вижу, что действительно могу показаться кому-нибудь лицом романическим! Судите же, до какой степени я обязан после того благодарить покойницу Марфу Петровну за то, что она наговорила вашей сестрице обо мне столько таинственного и любопытного. Это было для меня выгодно. При всем естественном отвращении ко мне Авдотьи Романовны и несмотря на мой всегдашний мрачный и отталкивающий вид, - ей стало жаль меня, жаль пропащего человека. А когда сердцу девушки станет жаль, то, уж это для нее всего опаснее. Тут непременно захочется и "спасти", и образумить, и воскресить, и возродить к новой жизни. Я смекнул, что птичка сама летит в сетку и приготовился. Мне всегда было жаль, что судьба не дала родиться вашей сестре во втором столетии нашей эры, дочерью какого-нибудь правителя. Она, без сомнения, была бы одна из тех, которые претерпели мученичество, и улыбалась, когда бы ей жгли грудь раскаленными щипцами. Сама только и жаждет, чтобы за кого-нибудь муку принять, а не дай ей этой муки, так она в окно выскочит. Я слышал о каком-то господине Разумихине. Он, говорят, рассудительный (что и фамилия его показывает), ну пусть бережет вашу сестру. Но в начале знакомства бываешь всегда как-то легкомысленнее и глупее, смотришь ошибочно. Черт возьми, зачем же она так хороша? Я не виноват! Одним словом, у меня началось с неудержимого сладострастного порыва. Авдотья Романовна целомудренна ужасно, неслыханно и невиданно. Тут у нас случилась одна девушка, Параша, которую привезли из другой деревни, сенная девушка, и которую я еще никогда не видывал, - хорошенькая очень, но глупа: слезы, подняла вой на весь двор, и вышел скандал. Раз, после обеда, Авдотья Романовна отыскала меня в аллее и с сверкающими глазами потребовала от меня, чтоб я оставил бедную Парашу в покое. Это был первый разговор наш вдвоем. Я, разумеется, почел за честь удовлетворить ее желанию, постарался прикинуться смущенным, ну, словом, сыграл роль недурно. Начались таинственные разговоры, нравоучения, упрашивания, даже слезы, - верите ли! Вот до какой силы доходит у иных девушек страсть к пропаганде! Я пустил в ход величайшее и незыблемое средство к покорению женского сердца, средство, которое никогда не обманывает - лесть. Нет ничего в мире легче лести. И как бы ни груба была лесть, в ней непременно половина кажется правдою. Без смеха не могу припомнить, как один раз соблазнял я преданную своему мужу и своим добродетелям барыню. Как это было весело и как мало было работы! Вся моя тактика состояла в том, что я просто льстил безбожно, и только что добьюсь пожатия руки, взгляда, то укоряю себя, что это я вырвал его силой, что она сопротивлялась, так сопротивлялась, я наверное бы никогда ничего не получил, если б я сам не был так порочен; а она, в невинности своей, не предусмотрела коварства и поддалась, сама того не ведая, и прочее, и прочее. Одним словом, я достиг всего, а моя барыня оставалась уверена, что она невинна и целомудренна. И как же она рассердилась на меня, когда я объявил ей в конце, что она точно так же искала наслаждений, как и я. Бедная Марфа Петровна тоже поддавалась на лесть, и если бы я захотел, то отписал все имение на себя еще при жизни. Надеюсь, что вы не рассердитесь, если я упомяну теперь, что тот же самый эффект начал сбываться и с Авдотьей Романовной. Авдотье Романовне еще не понравилось выражение глаз моих. Одним словом, в них все сильнее вспыхивал огонь, который пугал. Ох, если бы вы видели, Родион Романыч, хоть раз в жизни глазки вашей сестрицы так, как они иногда умеют сверкать! Этот взгляд мне снился. И представьте, что я тогда сделал? Никогда не предпринимайте ничего в бешенстве, Родион Романыч. Рассчитывая, что Авдотья Романовна нищая, что у ней на содержании и мать, и вы, я и решил предложить ей все мои деньги с тем, чтоб она бежала со мной в Петербург. Разумеется, я бы тут поклялся в вечной любви, блаженстве и прочее. Верите ли, скажи она мне: зарежь или отрави Марфу Петровну и женись на мне, - это было бы сделано! Но кончилось все катастрофой, Марфа Петровна достала этого подлейшего Лужина, и чуть не смастерила свадьбу, - что, в сущности, было б то же самое, что и я предлагал. Так ли? Раскольников:Ну, уж после этого я убежден, что вы приехали, имея в виду мою сестру.

Свидригайлов:Эх, полно, я ведь говорил, ваша сестра терпеть меня не может.

Раскольников:Да в этом-то я убежден, что не может, но не в том теперь дело.

Свидригайлов: А вы убеждены, что не может? (насмешливо улыбнулся) Вы правы, она меня не любит; но никогда не ручайтесь в делах, бывших между мужем и женой или любовником и любовницей. Тут есть всегда один уголок, который свету остается неизвестен и известен только двум. Вы ручаетесь, что она с отвращением смотрела?

Раскольников: По некоторым словам и словечкам вашим я замечаю, что у вас и теперь свои виды на Дуню, разумеется подлые.

Свидригайлов: Как! У меня вырывались такие слова и словечки?

Раскольников: Да они и теперь вырываются. Чего вы вдруг теперь испугались?

Свидригайлов: Я боюсь и пугаюсь? Пугаюсь вас? Скорее вам бояться меня. А впрочем, я охмелел. К черту вино! Эй, воды! Это все вздор, а я одним словом могу все ваши подозрения в прах уничтожить. Знаете, что я женюсь?

Раскольников:Вы уже это мне и прежде говорили.

Свидригайлов:Говорил? Забыл. Но тогда я не мог говорить утвердительно, потому даже невесты еще не видал. Ну а теперь дело сделано, я бы непременно вас взял и сейчас к ним повез, - потому я вашего совета хочу спросить. Эх, черт! Всего десять минут остается. Видите, смотрите на часы; я вам расскажу, потому это интересная вещица, моя женитьба- куда вы? Опять уходите?

Раскольников:Нет, я уж теперь не уйду.

Свидригайлов: Совсем не уйдете? Посмотрим! Я вас туда свезу, покажу невесту, но только не теперь. Вы направо, я налево. Вы эту Ресслих знаете? Ресслих, у которой я живу? Ну, так она мне все это состряпала; тебе, говорит, как-то скучно, развлекись. А я ведь человек мрачный. Вы думаете, веселый? Нет. А Ресслих эта шельма, говорит, один такой расслабленный отец, в кресле сидит и третий год ногами не двигается. Есть, говорит, и мать, дама рассудительная, мамаша-то. Сын где-то в губернии служит, не помогает. Дочь вышла замуж и не навещает, а на руках два маленьких племянника, да взяли, не кончив курса, из гимназии девочку, дочь свою последнюю, через месяц только что шестнадцать лет минет, значит, через месяц ее и выдавать можно. Это за меня-то. Мы поехали; ну что ж, что мне пятьдесят, а той и шестнадцати нет? Ну а ведь заманчиво, а? Выходит она, в коротеньком платьице, неразвернувшийся бутончик, краснеет, вспыхивает, как заря. Не знаю, как вы насчет женских личек, но, по-моему, эти шестнадцать лет, эти детские еще глазки, эта робость и слезинки стыдливости, - по-моему, это лучше красоты. Светленькие волосики, в маленькие локончики, губки пухленькие, ножки - прелесть!.. Ну, познакомились, я объявил, что спешу по домашним обстоятельствам, и на другой же день нас и благословили. С тех пор, как приеду, так сейчас ее к себе на колени, да так и не спускаю... Ну, вспыхнет, как заря, а я целую поминутно; мамаша-то, разумеется, внушает, что это твой муж и что так требуется! И это состояние жениховское лучше мужнего. Я с нею раза два переговаривал - не глупа девчонка; иной раз так украдкой на меня взглянет - прожжет. А знаете, у ней личико вроде Рафаэлевой Мадонны. Ведь у Сикстинской Мадонны лицо фантастическое, лицо скорбной юродивой, вам это не бросилось в глаза? Только нас благословили, я на другой день на полторы тысячи и привез: бриллиантовый убор один, жемчужный другой да серебряную дамскую туалетную шкатулку - так даже у ней, у мадонны-то, личико зарделось. Посадил я ее вчера на колени, да, очень бесцеремонно, - вся вспыхнула и слезинки брызнули, да выдать-то не хочет, сама вся горит. Ушли все на минуту, мы с нею как есть одни остались, вдруг бросается мне на шею (сама в первый раз), обнимает меня обеими ручонками, целует и клянется, что она будет мне верною женой, что сделает меня счастливым, а за все это желает иметь от меня только одно уважение и более: "ничего не надо, никаких подарков!" Согласитесь, что выслушать подобное признание от шестнадцатилетнего ангелочка довольно заманчиво.

Раскольников:Одним словом, в вас эта чудовищная разница лет и возбуждает сладострастие! И неужели вы и в самом деле так женитесь?

Свидригайлов:А что ж? Непременно. Всяк о себе сам промышляет и веселей тот живет, кто всех лучше себя сумеет надуть. Ха-ха! Да что вы в добродетель-то так всем дышлом въехали? Пощадите, батюшка, я человек грешный. Хе-хе-хе!

Раскольников:Вы, однако ж, пристроили детей Катерины Ивановны. Впрочем... впрочем, вы имели на это свои причины... я теперь все понимаю.

Свидригайлов: Детей я вообще люблю, я очень люблю детей. На этот счет я вам могу рассказать прелюбопытный один эпизод, который до сих пор продолжается. Знаете: у Марфы Петровны в деревне меня до смерти измучили воспоминаниями о всех таинственных местах, в которых, кто знает, тот много может найти. Черт возьми! Народ пьянствует, молодежь образованная от бездействия перегорает в несбыточных снах и грезах, уродуется в теориях. Попал я на один танцевальный вечер - канкан, каких нет. Вдруг, смотрю, девочка, лет тринадцати, премило одетая, танцует с одним виртуозом; другой пред ней визави. У стенки на стуле сидит мать. Девочка конфузится, краснеет, наконец начинает плакать. Виртуоз подхватывает ее и начинает вертеть, все кругом хохочут и - люблю в такие мгновения нашу публику, хотя бы даже и канканную, - хохочут и кричат: "И дело, так и надо! А не возить детей!" Ну, мне-то наплевать, сами себя они утешают! Я подсел к матери и начинаю о том, что я тоже приезжий, что какие всё тут невежи, что они не умеют отличать истинных достоинств и питать уважения; дал знать, что у меня денег много; пригласил довести в своей карете; довез домой, познакомился. Мне объявили, что мое знакомство и она, и дочь ее могут принимать не иначе как за честь; узнаю, что у них ни кола, ни двора, а приехали хлопотать о чем-то в каком-то присутствии; предлагаю услуги, деньги; узнаю, что они ошибкой поехали на вечер, думая, что действительно танцевать там учат; предлагаю способствовать с своей стороны воспитанию молодой девицы, французскому языку и танцам.

Раскольников:Оставьте, ваши подлые анекдоты, развратный, сладострастный человек!

Свидригайлов: Шиллер-то, Шиллер-то наш, А знаете, я нарочно буду вам этакие вещи рассказывать, чтобы слышать ваши вскрикивания. Наслаждение!

Раскольников:Еще бы, разве я сам себе в эту минуту не смешон? Еще бы вам-то не ощущать наслаждения, разве для развратника рассказывать о таких похождениях, - имея в виду какое-нибудь чудовищное намерение в этом же роде, - не наслаждение да еще при таких обстоятельствах и такому человеку, как я ...

Свидригайлов: Ну, если так, то вы и сами порядочный циник. Материал, по крайней мере, заключаете в себе огромный. Сознавать много можете, много... ну да вы и делать-то много можете. Искренне жалею, что с вами мало переговорил, да вы от меня не уйдете...

...





Читайте также:
Что входит в перечень работ по подготовке дома к зиме: При подготовке дома к зиме проводят следующие мероприятия...
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...
Основные этапы развития астрономии. Гипотеза Лапласа: С точки зрения гипотезы Лапласа, это совершенно непонятно...
Тест мотивационная готовность к школьному обучению Л.А. Венгера: Выявление уровня сформированности внутренней...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-05-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.017 с.