Песнь первая. Битва. Книги Юддха Канда 39 глава





 

Глава 58

Сампати рассказывает обезьянам, где скрывается Сита

 

Коршун Сампати прискорбно внимал печальному рассказу обезьян, решивших расстаться с жизнью, и со слезами на глазах отвечал: - О обезьяны, вы сказали мне, что Джатаю, мой младший брат, погиб в сражении с Раваной, который превосходил его силой. Старый и лишенный крыльев, я могу только мирится с этими известиями, потому что у меня нетболее силы отомстить за смерть моего брата. В давние времена, когда Индра убил демона Вритру, брат мой и я, желая узнать, кто из нас сильнее, взмыли высоко в небо. Мы поднимались все выше и выше, все ближе с солнцу в ореоле лучей. Поймав поток воздуха, мы стремительно поднимались ввысь, но солнце уже было в зените, и Джатаю стал терять сознание. Видя, что брат мой измучен солнечными лучами, я с любовью прикрыл его своими крыльями, чтобы избавить от величайших страданий. Но солнце опалило мне крылья, и я упал на гору Виндхья, о славные обезьяны, где и остался, не зная, какая участь постигла моего младшего брата. Дальновидный Ангада спросил Сампати, брата Джатаю: - Если ты действительно брат Джатаю и слышал мой рассказ, скажи, может быть тебе что-нибудь известно об обители этого демона? Скажи, не знаешь ли ты, где находится этот отвратительный и глупый демон Равана, далеко отсюда или близко? Знаменитый старший брат Джатаю отвечал достойными его словами, вселяя радость слушавших его обезьян: - О обезьяны, крылья мои обожжены, я коршун, лишившийся своей силы, и все же хотя бы словом я послужу Раме. Я знаю царство Варуны и все земли, которые Вишну покрыл тремя шагами. Я также знаю о войне между богами и асурами, о пахтанье океана, из которого появилась амрита. Хотя старость лишила меня силы, миссия Рамы имеет ко мне непосредственное отношение. Я видел юную и прекрасную женщину в чудесных одеждах. Злобный Равана уносил это нежное созданье, и она кричала: <О Рама! О Рама! О Лакшмана!> Срывая с себя украшения, она бросала их на землю. Ее шелковая накидка, словно луч солнца, задела горную вершину, сияя в темных руках демона, как вспышка молнии на облачном небе. Поскольку она звала <Рама! Рама!>, я понял, что это Сита. Теперь слушайте, я расскажу вам, где находится обитель этого демона.

Сын Вишравасу и брат Куверы, этот демон по имени Равана живет в городе Ланка, возведенном Вишвакармой. Остров Ланка лежит в ста йоджанах отсюда посреди океана. Он окружен золотыми стенами, воротами и валами из золота канчана, величественные дворцы с золотом хема украшают его. Огромные стены, сияющие, как солнце, окружают его. Там находится несчастная Ваидехи, облаченная в шелковые одежды. Равана заточил ее в своих покоях под охраной демониц. Там вы найдете Ситу. В четырехстах милях отсюда на южном берегу моря живет Равана. О обезьяны, скорее поспешите туда и явите вашу доблесть! Неведомое чувство подсказывает мне, что, увидев это место, вы вернетесь. Первыми путь туда преодолели сорокопуты с раздвоенным хвостом и все, питающиеся зерном. Вторыми были те, кто питаются насекомыми и фруктами; третьими были петухи, а четвертыми - цапли, ястребы и хищники; пятыми стали стервятники, шестыми - сильные, молодые и красивые лебеди, а последними - ястребы. Все мы происходим от Ваинатеи (1.309), о превосходные обезьяны. Я отомщу этому отвратительному пожирателю плоти, Раване, который был так жесток к моему брату (2.309). Даже отсюда я видел Равану и Джанаки, потому что все мы унаследовали от Супарны (3.309) необычайно острое зрение. Благодаря своей природе и пище мы можем видеть ясно видеть на расстоянии четырехсот миль. Природа заставляет нас искать добычу на большом расстоянии, тогда как другие птицы когтями наскребают ее под деревьями, на которых живут, потому что у них слабое зрение. Подумайте, как вам перебраться через соленый океан. Разыскав Ваидехи, возвращайтесь, цель ваша будет достигнута. Теперь я хочу, чтобы вы отвели меня на берег океана, в обитель Варуны. Я предложу, как это положено традицией, воду духу моего великодушного брата, удалившегося в небесную обитель. Могучие обезьяны отнесли Сампати, у которого были обожженные крылья, на берег океана, а потом вновь перенесли царь птиц на гору Виндхья. Узнав, где находится Сита, они испытали величайшую радость.

 

Глава 59

Сампати вдохновляет их продолжать поиски

 

Вожаки обезьян слушали сладкий как нектар рассказ Сампати, царя коршунов, с великим облегчением на сердце. Джамбаван, вместе с другими обезьянами поднявшись с земли, сказал царю коршунов: - Где Сита? Кто видел ее? Кто похитил дочь Митхилы? Расскажи нам все, и этим ты спасешь лесных обитателей. Кто забудет могущество стрел Дашаратхи, которые летят со скоростью молнии, или стрелы, выпущенные Лакшманой? Тогда Сампати еще раз успокоил обезьян, прервавших свой пост и внимательно слушавших о Сите: - Слушайте, как я узнал о похищении Ситы и кто рассказал мне, где находится большеглазая дева! Много лет лежал я на этой непреодолимой горе, простирающейся на много миль. Я стал стар, члены мои ослабели, и сын мой Супаршва всегда приносил мне пищу. Если гандхарвы всегда веселы и довольны, змеи злы, а лани робки, то мы, стервятники, прожорливы. Однажды, мучимый голодом, я требовал пищи, и сын мой на рассвете улетел за добычей, но вернулся поздней ночью ни с чем. Изо всех сил пытался он раздобыть мне пищи и, чтобы умилостивить меня, искренне сказал: - Дорогой отец, желая принести тебе обычное количество пищи, я летел по небу и остановился близ горы Махендра, чтобы преградить путь тысячам тварей, направляющимся к морю. Я всматривался вниз, охраняя путь, и неожиданно увидел кого-то похожего на груду черной сурьмы, несшего прекрасную как рассвет женщину. Я решил схватить их, своих жертв, но вдруг он стал смиренно молить меня дать им дорогу. Как мало на земле подобных мне созданий даже среди злобных пожирателей мирных тварей! Он быстро пронесся мимо, продолжая свой полет. Потом ко мне приблизились небожители. Почтительно поклонившись, великие риши сказали мне: <Благодаря великой удаче Сита еще жива! Хорошо, что ты пропустил его с этой женщиной!> Затем славные сиддхи сообщили мне, что это был Равана, царь демонов, с дочерью Джанаки, супругой Рамы, сына Дашаратхи. В шелковых одеждах, охваченная горем, с распустившимися волосами она звала: <Рама! Лакшмана!> Так, о отец мой, прошел этот день. Все это поведал мне Супаршва, но что я, птица, мог сделать, не имея крыльев? Но послушайте, как я могу помочь вам своим словом и знанием, чтобы вы проявили свою доблесть! Дело сына Дашатахи имеет ко мне непосредственное отношение, в этом нет сомнений. Разумных, сильных и мудрых, вас послал сюда царь обезьян. Стрелы Рамы и Лакшманы с оперением цапли могут разрушить все три мира! Хотя десятиглавый Равана очень силен, несомненно, никто не устоит перед вашими объединенными усилиями! Не стоит медлить, скорей исполните свой долг. Мудрецы, подобные вам, не откладывают осуществление своих высоких замыслов!

 

Глава 60

История аскета Нишакары

 

Сампати по традиции предложил воду духу почившего брата, и после этого обезьяны вместе с царем коршунов вернулись на чудесную гору и расселись вокруг него. Желая вселить в обезьян уверенность, Сампати приободрил Ангаду, который сидел в кругу своих спутников: - Слушайте меня внимательно и молча, о обезьяны, и я расскажу вам, как я узнал, где находится Маитхили. Давным-давно я упал на вершину горы Виндхья, о безупречный царевич, потому что крылья мои были обожжены жарким солнцем. Я не приходил в себя в течение шести дней. Потом слабый, лишенный сил я стал озираться вокруг, не в силах ничего различить. Я продолжал пристально вглядываться в озера, скалы, реки, леса и страны, и память стала возвращаться ко мне. Я подумал: <Эта гора на берегах южного моря полна радостных птиц, на ее склонах много глубоких пещер>. Здесь была почитаемая богами обитель мудреца Нишакары, совершавшего суровые аскезы. В этот час великий святой уходил на небеса. Я провел на этой горе восемь тысяч лет, и очень хотел увидеть аскета. Медленно, несмотря на сильную боль, я полз с высокой вершины вниз по острой, как нож траве. Прежде мы с Джатаю не раз посещали этого мудреца. По его чудесной обители гулял мягкий ароматный ветерок, там не было деревьев без цветов и фруктов. Я приблизился к святой хижине, жаждя увидеть благословенного Нишакару, и стал ждать под деревом. Наконец вдалеке я увидел сиявшего как огонь риши, который, повернувшись на север, совершал в море омовение. Как все живые существа следуют за дающим, так и его окружали медведи, олени шримары, тигры, львы и змеи всех видов. Увидев, что святой вошел в свою хижину, они ушли, подобно министрам, покинувшим царя, когда он пожелал уединиться. Мудрец рад был увидеть меня. Он ненадолго зашел в свою хижину, потом вышел и спросил меня о благополучии. <О друг мой, - сказал он, - я не узнал тебя из-за твоего пестрого оперенья. Твои два крыла опалены огнем, ты совсем исхудал и ослаб, ты весь дорожишь. В прежние времена я знавал двух стервятников, быстрых, как ветер. Это были два брата, по желанию способные менять свой облик. Ты, я знаю, старший из них, Сампати, а Джатаю - твой младший брат. Принимая человеческий облик, вы посещали мою обитель и растирали мне стопы. Что за болезнь мучает тебя? Откуда ты пришел, потеряв свои крылья? Кто наложил на тебя это наказание? Расскажи мне все!

 

Глава 61

Сампати рассказывает свою историю мудрецу Нишакаре

 

Сампати поведал аскету о своем страшном, трудном и необдуманном полете к солнцу: - О благословенный, полученные мной раны, стыд, который я испытываю, и истощенность не позволяют мне быть многословным. Гордые своим могучим полетом, мы с Джатаю, хотели проверить свои силы и дали обет в присутствии мудрецов на горе Кайлас, что будем продолжать свой полет, преследуя солнце, пока оно не скроется за горой Астачала. Набрав огромную высоту, мы посмотрели на землю с ее многочисленными городами, которые показались нам не больше колеса колесницы. Иногда до нас долетал звук музыкальных инструментов, а иногда звон украшений. В некоторых местах мы видели поющих женщин в красных одеждах. Стремительно летя по воздуху, мы следовали дорогой солнца и наблюдали леса, казавшиеся нам зеленым островками. Горы выглядели галькой, а реки - нитями, опутавшими землю. Химават, Виндхья и другие величайшие горы, Меру напоминали нам слонов, стоящих в пруду. И все же мы оба обливались потом, были встревожены и утомлены. В полном замешательстве, теряя сознание, мы уже не в силах были различить, где юг, покровительствуемый Ямой, богом смерти, где юго- восток, покровительствуемый богом огня, где запад, покровительствуемый Варуной, богом воды. Нам казалось, земля объята пламенем, как в час уничтожения мира. Глаза мои и ум ослабели, с большим трудом я смотрел на солнце. Огненная планета казалась нам во много раз больше земли. Неожиданно Джатаю, не сказав мне ни слова, начал падать. Видя это, я стал спускаться и прикрыл его своими крыльями, благодаря чему брат мой не сгорел, но я в своей надменности опалил крылья и был отброшен потоком ветра. Я полагаю, Джатаю упал в Джанастхане. Мои крылья безвозвратно погибли, и лишившись силы, я упал на гору Виндхья. Я потерял все, что имел - брата, крылья и могущество. Из последних сил я сполз с вершины этой горы и теперь пребываю на краю смерти.

 

Глава 62

Мудрец Нишакара раскрывает Сампати, где находится Сита

 

Рассказывая знаменитому мудрецу все, что со мной случилось, я плакал от горя, и благословенный риши, подумав мгновенье, сказал мне: - У тебя вновь вырастут крылья, ты обретешь прежнее зрение, силу и могущество. Из Пуран и силой предвиденья я знаю, что грядет великое событие. У царя Дашаратхи из рода Икшваку родится доблестный сын по имени Рама. По указанию отца он удалится в лес вместе со своим братом Лакшманой. Равана, сын Наиррити, царь демонов, непобедимый для богов и данавов, похитит из леса Джанастхан супругу Рамы. Благородная и славная, в горе она отвергнет все соблазны и искушения - восхитительные на вкус яства и прочие наслаждения. Узнав об этом, Васава предложит ей <паяшу>, подобную амрите, которую богам нелегко добыть. Зная, что пищу эту принес ей Индра, Маитхили примет ее и часть прольет на землю, мысленно предлагая Раме с такими словами: <Жив ли мой муж и его младший брат или они уже достигли небесной обители, пусть они примут эту пищу!> Когда сюда придут посланцы Рамы, ты должен будешь сообщить им все, что тебе известно о Сите, о небесный странник! Для чего еще ты оказался в таком положении? Жди своего часа, ты еще обретешь крылья. Я предвижу день этот день, но ожидая здесь, ты окажешь служением Раме своим словом. Так исполнишь свой долг перед двумя царевичами, брахманами, духовными наставниками, мудрецами и Индрой. Я тоже жажду увидеть двух братьев Раму и Лакшману, после чего смогу со спокойным сердцем расстаться с жизнью. Так сказал мне великий риши, постигший природу бытия.

 

Глава 63

У Сампати вновь вырастают крылья

 

Утешив меня этими и многими другими словами, красноречивый аскет покинул меня и вернулся в свою хижину. Я медленно пополз в пещеру, карабкаясь по горе Виндхья, и стал ждать вас. Прошло сто лет, но я хранил в сердце слова отшельника, и продолжал ждать положенного часа. Мудрец Нишакара ушел на небеса, а я, терзаемый разными мыслями, предавался горю. Ко мне приходила мысль о смерти, но я гнал ее, памятуя слова великого аскета. Решимость, которую он вдохнул в меня, сохраняла мне жизнь и рассеивала печаль, как пламя в жаровне разгоняет тьму. Я знал о могуществе злобного Раваны, и все же сказал своему сыну: <Почему ты не спас Ситу, хотя слышал ее скорбный зов? Ты же знал, что царевичи потеряли ее!> Из любви к царю Дашаратхе я был недоволен своим сыном. Пока Сампати говорил с обезьянами, у него на глазах тех обитателей лесов неожиданно начали расти крылья. Видя, что тело его покрылось рыжевато-коричневыми перьями, Сампати в безграничной радости сказал обезьянам: - По милости Нишакары, этого мудреца безграничного могущества, мои крылья, опаленные солнцем, выросли снова, и я обрел могущество, как в юности! Сегодня я обрел былую силу. Продолжайте искать Ситу, и мои выросшие крылья станут залогом вашего успеха! С этими словами Сампати, лучшая среди птиц, желая убедиться в силе своих крыльев, взлетел на вершину горы. Могучие обезьяны поверили в успех своих поисков и, преисполненные радости, приготовились явить свою доблесть. С быстротой ветра те славные обезьяны, твердо намереваясь найти Ситу, дочь Джанаки, отправились на юг, в ту часть света, которой покровительствовал Абхиджит (1.316).

 

Глава 64

Обезьяны смущены величием океана

 

Сильные, как львы, обезьяны, стали прыгать и кричать от радости, узнав от Сампати, что Равана будет убит. Счастливые, они спустились к океану, всем сердцем желая найти Ситу. Доблестные воины, они увидели бескрайние просторы этого зеркала целого мира. На северном берегу Индийского океана могущественные и героические обезьяны остановились. Они смотрели на океан, который, казалось, то спал, то играл, то покрывался огромными волнами, являя великое множество морских животных. У славных обезьян шерсть стала дыбом от изумления и страха перед великим океаном, они почувствовали себя подавленными. Видя, что океан непреодолим, как и небо, они стали сокрушаться и плакать: - Что нам теперь делать? Тогда могучий Ангада попытался развеять печаль своих доблестных воинов, растерявшихся перед океаном: - Никогда не следует впадать в уныние, это самое плохое, что может случиться: волнение уничтожает человека, словно потревоженная змея - ребенка. Тот, кто впадает в волнение, когда пришло время явить свою доблесть, становится слабым и не достигает цели. Наступила ночь, которую Ангада провел, совещаясь со старшими обезьянами. Они расселись вокруг него подобно Марутам, окружившим Васаву. Кроме Ангады, сына Бали, и Ханумана, кто еще мог удержать армию обезьян? Созвав старших вместе со всей армией, удачливый Ангада, покоритель своих врагов, поприветствовал их и обратился со словами, исполненными добрых чувств: - Кто из вас достаточно силен, чтобы пересечь океан? Кто способен исполнить приказ Сугривы, повергающего врагов? Какая обезьяна может прыгнуть на четыреста миль и освободить вожаков от великого волнения? По чьей милости мы, увенчанные успехом, довольные, вернемся домой, к нашим женам и сыновьям? Кто даст нам возможность с просветленным сердцем встретиться с Рамой, могущественным Лакшманой и Сугривой, царем обезьян? Если кто-то из нас может прыгнуть через океан, так пусть он, благословенный, предстанет перед нами и освободит всех нас от страха! Но никто не отозвался на слова Ангады, обезьяны, казалось, были ошеломлены. Тогда этот вожак вновь обратился к своей великой армии: - О выдающиеся среди воинов! Беспримерной доблести, выходцы из безупречных семей, вы достойны уважения! Скажите, как далеко может прыгнуть каждый из вас, чтобы беспрепятственно пересечь море?

 

Глава 65

Вожаки обезьян являют свою доблесть

 

В ответ на слова Ангады, обезьяны стали показывать свои возможности - Гая, Гавакша, Гавая, Шарабха, Гандхамадана, Маинда, Двивида и Джамбаван. Гая первым крикнул: <Я могу прыгнуть на сто миль!> Гавакша отвечал: <Я прыгну на двести миль!> Тогда Шарабаха и его спутники сказали: <Я могу прыгнуть на триста миль, о обезьяны!> Ришабха крикнул: <Я наверняка смогу преодолеть четыреста миль до Ланки!> И могущественный Гандхамадана сказал: <Я могу прыгнуть на пятьсот миль!> Маинда в свою очередь сказал: <А я - на шестьсот миль>, так же как знаменитый Двивида: <Я без труда прыгну на семьсот миль!> Тогда Шушена, полный сил, лучший среди обезьян, провозгласил: <Знайте все, что я одним прыжком могу преодолеть восемьсот миль!> Выслушав их всех, поднялся старейший среди них Джамбаван и после слов приветствия мудро сказал: - В былые времена я тоже мог отправиться, куда угодно, но теперь я стал совсем стар. Однако в нынешней ситуации, похоже, ничто больше не принесет успеха миссии Рамы и царя обезьян, и поэтому я прыгну на триста миль. В этом нет сомнений. Сделав паузу, Джамбаван добавил: - Увы, у меня нет на это сил! Некогда я обошел вокруг вечного Вишну, когда он тремя шагами отмерил землю во время жертвоприношения сына Вирочаны. Но теперь я стал и быстро устаю. В молодости я был неподражаемо силен, но сейчас я могу прыгнуть только на триста миль, но этого недостаточно, чтобы все мы достигли успеха в нашем деле. Дальновидный Ангада поклонился Джамбавану и сказал: - Я легко прыну на четыреста миль, но смогу ли я вернуться? Нет, конечно! Тогда Джамбаван отвечал вожаку обезьян: - О лучший среди обезьян, всем известна сила и быстрота твоего прыжка, но сможешь ли ты преодолеть восемьсот миль? (1.318) Я не уверен, что ты сделаешь это. Дорогой сын, слуги не должны повелевать своим господином; ты должен возглавлять этот поход. Ты наш вожак и наше единственное благо. Ты глава армии, и тебя, как жену, надо постоянно защищать. Это твоя роль, о доргое дитя. Прежде всего нужно позаботиться о главном, так поступают самые опытные люди. Если корень крепок, соки, питающие плоды надежно защищены. Ты возглавляешь наш поход и, о мудрый и доблестный герой, должен согласиться с этим правилом. Ты - наш покровитель и сын нашего покровителя, о превосходный Ангада. При твоей поддержке мы исполним возложенную на нас миссию. Ангада, сын Бали, отвечал мудрому и могущественному Джамбавану: - Если я не совершу этого прыжка, и другие обезьяны не сделают этого, то нам несомненно придется снова начать великий пост, потому что если мы вернемся, не исполнив воли царя обезьян, у нас по-моему, нет надежды сохранить жизнь. Явит ли он милосердие или гнев, это царь обезьян и нарушение его воли влечет смерть. В таком случае у нас никакого иного выхода. И ты, о светлая голова, подумай об этом! Неожданно Джамбаван просиял от счастливой догадки, посетившей его: - О воин, миссия беспрепятственно будет исполнена! Я назову того, кто свершит ее! И послал героического Ангаду за Хануманом, лучшей среди обезьян, который спокойно сидел поодаль.

 

Глава 66

Джамбаван взывает к Хануману пожертвовать собой ради всеобщего блага

 

Джамбаван видел упадо духа многотысячной армии обезьян и сказал Хануману: - О воин, один среди многих, постигший суть писаний, почему ты молча сидишь в стороне? Мужеством и силой ты равен Раме и Лакшмане, и даже самому царю обезьян, о Хануман! Сын Ариштанеми (1.320), могущественный и знаменитый Гаруда - лучший среди всех крылатых созданий. Много раз я видел, как эта всемогущая птица с огромными крыльями с неиссякающей силой носила змей из океана. Сила его крыльев напоминает могуществои силу твоих рук. Никто не сможет противостоять тебе. Среди остальных ты отличаешься силой, разумом, мужеством и верностью, поэтому приготовься пересечь океан. Пунджика-Тхала, наиблагороднейшая среди апсар, под именем Анджаны стала женой обезьяны Кесарин (рассказать по лекции Атма-таттвы, как это произошло). Известная на всю Вселенную, она была несравненно прекрасна. По проклятию одного мудреца, о друг, она родилась в роду обезьян, по желанию меняющих облик. Однажды эта дочь Кунджары, царя обезьян, приняла облик прекрасной и юной девы, облаченной в шелка, с пышными гирляндами на шее, и отправилась гулять на вершину горы, напоминавшей груду облаков во время дождей. Случилось богу ветра украсть желтые с красной каймой одежды большеглазой девы, которая стояла на вершине горы. Марута увидел ее красивые округлые бедра и высокую грудь, ее добродушное милое лицо. Ослепительной красоты изящная дева с тонкой талией очаровала сердце бога ветра и порывисто заключил ее в объятья. Порясенная Анджана, верная супружескому обету, закричала: - Кто жаждет опорочить женщину, преданную ее господину? Бога отвечал: - Я не желаю тебе зла, о прекрасная дева, пусть сердце твое будет спокойным. По моей милости ты родишь благородного сына, сильного и разумного, доблестного и мужественного, проворством и быстротой равного мне. Слова эти порадовали твою мать, и в пещере она родила тебя, о лучший среди обезьян. Еще ребенком ты увидел, как над бескрайним лесом встает солнце, и, приняв его за фрукт, попытался схватить. Подпрыгнув в воздух, ты поднялся на тысячу йоджан, о великая обезьяна, и хотя солнечные лучи обрушились на тебя, ты не дрогнул. Индра, увидев, как ты мчишься по воздуху, в гневе метнул в тебя молнию. Падая, ты о скалу ранил себе левую щеку, и потому тебя стали звать Хануманом (1.321). Когда разрушитель Ваю, повсюду несущий ароматы земли, увидел тебя в таком состоянии, он пришел в гнев и перестал дуть в трех мирах. Боги вселенной, обеспокоенные бедствием, обрушившимся на миры, попытались успокоить разгневанного Павану, бога ветра, и Брахма даровал тебе благословение, согласно которому ты будешь неуязвим в любом бою. Индра был очень доволен, увидев, как ты выстоял под ударом молнии, и тоже даровал тебе замечательное благословение: <Ты не умрешь, пока сам не пожелаешь смерти! Безгранично мужественный сын ветра, силой и быстротой ты подобен отцу>. О друг, мы потеряны, но ты, опытный и мужественный, для нас второй повелитель обезьян. В те времена, когда Вишну тремя шагами покрыл вселенную, я, о дитя, двадцать один раз обошел всю землю с ее горами, лесами и долинами. Посланные богами, мы собрали все травы, которые потом использовали, извлекая из океана нектар бессмертия. Тогда сила наша была очень велика. Теперь я стар, доблесть покинула меня, но ты самый достойный среди нас. Яви свою доблесть, о герой, тебе нет равных. Стряхнись, о доблестная обезьяна, и преодолей бескрайний океан. Вся армия обезьян жаждет увидеть твою доблесть. Поднимись и одним прыжком преодолей могущественную водную стихию, потому что среди всех земных тварей ты самый быстрый. Неужели тебя не тронет печаль обезьян? Яви свою силу подобно Вишну, тремя шагами завоевавшему всю вселенную, о лев среди обезьян! Сопровождаемый славными обезьянами могущественный Хануман, сын ветра, принял облик, позволивший ему пересечь океан, и сердца обезьян преисполнились радости.

 

Глава 67

Хануман готовится к полету на Ланку

 

С восхищением взирали обезьяны на своего необычайно проворного вожака, который готовился преодолеть четыреста миль над океаном. Забыв о своем унынии, они принялись кричать и прославлять героизм Ханумана. Все три мира вместе с ними испытывали изумление и радость, подобно той, когда сам Господь явил свое могущество, тремя шагами завоевав всю вселенную. Под шумные приветствия обезьян могущественный Хануман стал увеличиваться в размерах и, от удовольствия размахивая хвостом, являть свою силу. Прославляемый старшими обезьянами и полный сил, он принял несравненный облик, подобно льву, растянувшемуся у входа в горную пещеру. Сын Маруты стал зевать, и рот этой разумной обезьяны походил на пылающую жаровню или огонь без дыма. Он возвышался среди обезьян, и шерсть на нем стояла дыбом от радости. Почтительно поклонившись старшим, он сказал: - Я сын Ваю, который крушит горные вершины и дружит с огнем. Могущественный и бесконечный, он гуляет по всей вселенной. Великая душа, он стремителен и быстр. Тысячу раз я, не останавливаясь, могу обойти огромную гору Меру, достигающую небес. Своими сильными руками, расплескивая море, я могу затопить мир с его горами, реками, озерами, а могучими бедрами и ногами я заставлю океан, обитель Варуны с ее гигантскими обитателями, выйти из берегов. Пока почитаемый всеми Гаруда, питающийся змеями, один раз пересечет вселенную, я могу тысячу раз обежать вокруг него. Более того, одним прыжком я могу достать славное солнце, появляющееся на небосводе в ореоле лучей, прежде чем оно скроется на западе. Я могу прыгнуть выше звезд и планет, иссушить океан и расколоть землю. Горы разрушатся, не выдержав тяжести моих шагов, безграничной силой своего прыжка я заставлю море выйти из берегов. Я вознесусь в небеса, увлекая за собой бесчисленные цветы с кустов и деревьев, и мой полет со шлейфом цветов, напомнит всем Млечный путь. О обезьяны, все живое, затаив дыхание, будет следить за моим полетом, как я оторвусь от земли и буду парить в небесах, а потом приземлюсь на другом берегу. Вы увидите, как я, огромный, словно великая гора Меру, покорю небеса. Своим продолжительным прыжком я раскидаю облака, горы, иссушу океан. Могуществом я равен орлу или ветру. Я не знаю никого, кто превзошел бы царя птиц, бога ветра или меня. В мгновенье ока я вознесусь в небо, словно молния в облако. Я преодолею море подобно Вишну, тремя шагами покорившего вселенную. Сердце подсказывает мне, что я встречусь с Ваидехи, и это наполняет меня радостью. Подвижный как Марута, и быстрый как Гаруда, я преодолею десять тысяч миль, я убежден в этом. Я могу вырвать амриту из рук Индры, вооруженного молнией или у Брахмы. Будьте уверены, перевернув Ланку вверх дном, я вернусь! Голос безгранично мужественного Ханумана гремел словно раскаты грома, и изумленные обезьяны радостно взирали на него. Слова его развеяли печаль в их сердцах, И Джамбаван восторженно сказал: - О герой! О сын ветра! Ты избавил своих собратьев от великих беспокойств, и теперь славные обезьяны, собравшиеся здесь, свершат деяния, сулящие тебе благо. По милости мудрецов, с одобрения наших старейшин и благословений наших духовных наставников ты преодолеешь океан. А мы до твоего возвращения будем стоять на одной ноге. От тебя одного зависит жизнь всех лесных обитателей! Хануман, тигр среди обезьян, обратился ко всей армии: - Никто не сможет превзойти меня в этом прыжке. Я прыгну с вершины скалистой и крутой горы Махендра. Поросшая ароматными деревьями, она устоит под моей тяжестью, когда я буду готовиться прыгнуть на четыреста миль. С этими словами Хануман, сокрушающий врагов сын ветра, равный Богу, забрался на величайшую среди гор, устланную ковром цветов и зеленой травы, по которой бродили лани, поросшую цветущими лианами и деревьями, склонившимися под тяжестью фруктов и цветов, которую любили посещать львы, тигры и стада опьяненных супружескими играми слонов; кругом шумели водопады и пели птицы. Поднявшись на гору, Хануман, могуществом не уступающий Махендре, стал переходить с одной вершины на другую и давить на них своими могучими руками, так что великая гора загудела, подобно слону, на которого напал лев. Из ее треснувших скал хлынули воды, слоны и лани были охвачены страхом, а огромные деревья дрожали. Гандхарвы, развлекавшиеся на этой горе, поскорее покинули ее, птицы разлетелись, сонмы видьятхаров бежали с высокого плоскогорья; огромные змеи в страхе укрылись в расщелинах скал, летели вырванные с корнем деревья и камни. Риши в страх бежали с этой горы, которая казалась путником в бескрайнем лесу, лишившимся своих друзей. Проворный и доблестный Хануман, быстрый как ветер, неизменно повергающий во прах своих врагов, устремленный к высокой благородной цели, мысленно уже достиг Ланки. Конец книги 4 Кишкиндха канда

 

 

Книга 5

СУНДАРА КАНДА

 

Глава 1

Полет Ханумана

 





Читайте также:
Методы лингвистического анализа: Как всякая наука, лингвистика имеет свои методы...
Гражданская лирика А. С. Пушкина: Пушкин начал писать стихи очень рано вскоре после...
Обучение и проверка знаний по охране труда на ЖД предприятии: Вредный производственный фактор – воздействие, которого...
Общие формулы органических соединений основных классов: Алгоритм составления формул изомеров алканов...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-04-14 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.036 с.