Этика телефонного разговора




1). Всегда надо представляться, когда Вы звоните, если не знакомы/малознако мы с адресатом или если Вы редко звоните этому адресат у. Надо также учитывать, что теле­фонная связь может быть плохой, т. е. Ваш голос еле слы­шен или искажен и поэтому даже хороший знакомый может сразу не разобраться, с кем он говорит.

2). Почти всегда надо спрашивать, занят человек или нет и сколько у него времени на телефонный разговор. Бес-

церемонным является поведение звонящего, который сразу без необходимых уточнений границ разговора начинает вес­ти этот разговор.

3). Если Вам звонят, а Вы очень заняты и не можете разговаривать, то, как правило, бремя повторного звонка лежит не на том, кто звонил, а на Вас. Исключений здесь может быть два: 1) если у звонящего нет телефона; 2) если по каким-либо причинам затруднительно звонить тому, кто позвонил Вам.

Невежливо заставлять звонящего перезванивать Вам вновь из-за Вашей занятости. Когда Вы так делаете, то не­вольно даете понять, что цените-уважаете его меньше, чем себя.

4). Когда звонят по телефону и спрашивают не Вас, а другого человека, то невежливо спрашивать «кто это?» или «кто говорит?». Во-первых, неприлично отвечать на вопрос вопросом. Во-вторых, своим вопросом Вы можете поставить в неудобное положение того, кто спрашивает. Спрашивающий не всегда распо ло жен представляться по­стороннему, взявшему телефонную трубку. Его право — оставаться инкогнито для посторонних. Спрашивающий «кто говорит?» вольно или невольно «лезет в душу» позво­нившему. С другой стороны, спрашивающий «кто говорит?» вольно или невольно «лезет в душу» и тому, кому непосред­ственно звонят, поскольку адресат может быть тоже хотел сохранить тайну своих отношений со звонящим. (Так роди­тели поступают порой в своем стремлении контролировать каждый шаг своих взро слых детей, чем ограничивают их право на личную жизнь. Излишний контроль и излишняя опека со стороны родителей приводят к тому, что взрослые дети или остаются инфантильными, несамостоятельными или отчуждаются от родителей.)

В случае отсутствия адресата нужно спрашивать не «кто говорит?», а «что передать адресату?»

5). В телефонном разговоре должен преобладать, за редким исключением, деловой или телеграфный стиль. Раз­говоры вокруг да около неуместны. Нужно по возможности сразу же формулировать вопросы, из-за которых Вы звони­те, и не стесняться просить об этом же собеседника, если он «увлекся» разговором на посторонние темы. Просить собе­седника о переходе к предмету телефонного разговора нуж­но тактично, без грубого прерывания его речи.

В принципе, допустимы и неделовые разговоры по теле-

фону, но лишь после того, как выясняется, что обе стороны располагают желанием и временем вести такие разговоры.

6). Нужно иметь в виду, что телефонное общение не та­кое полное как общение «лицом к лицу». Поэтому требова­ния к разговору в целом более жесткие, т. е. нужно вести себя более осторожно, осмотрительно. Слово, сказанное по телефону, и слово, сказанное лицом к лицу, может быть оценено по разному и даже противоположным образом.

В телефонном разговоре нужно говорить менее эмоцио­нально, шутить осмотрительнее, стараться избегать резких слов и выражений.

Обязательность, точность

Необязательный человек очень неудобен для окружаю­щих, хотя он может быть милым, обходительным и т. п. На такого человека нельзя положиться, нельзя рассчитывать. Пусть он не обижается, если его перестают уважать и избе­гают общения с ним. «Точность — вежливость королей» — утверждает поговорка. Не король тот, кто необязателен, кто ведет себя небрежно по отношению к своему же собствен­ному обязательству.


 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Открытое письмо всем убийцам и заказчикам

Убийств

Жизнь человека священна. Всякий по­кушающийся на неё должен знать: уби­вающий других людей убивает себя.

По телеканалу СТС 23 августа 1998 г. в передаче о тяже­лой жизни банкиров в частности сообщалось, что киллеры (“профессиональные” убийцы) соглашаются убивать сред­него предпринимателя за 2 тыс. долл., крупного предприни­мателя — за 5 тыс. долл. Киллерами становятся, как прави­ло, молодые люди, для которых ничего святого нет и кото­рые для-ради куска хлеба готовы убивать. Это, по существу, больные люди...

Заказчики убийств нередко рассуждают как Сталин: “нет человека — нет проблемы”. Используя убийство как средст­во решения проблем, они игнорируют не только право, но и фундаментальные ценности их собственной жизни.

Муки совести. Нет человека, у которого совершенно от­сутствовала бы совесть. Заказчики убийств и киллеры вы­нуждены всю дальнейшую жизнь жить с тяжелым камнем на сердце, с нечистой совестью, фактически постоянно ис­пытывая моральный стресс. Мы все, люди, связаны друг с другом тысячами нитей, единством культуры, языка, места жизни. Лишая жизни кого-то, мы так или иначе разрываем часть своих связей, осуществляя буквально вивисекцию. В итоге образуется эффект пустоты жизни. Убийца одинок в неприятном для себя смысле: экзистенциально, по жизни.

Дальнейшая жизнь убийцы или заказчика убийства во многом бессмысленна, так как она лишается благородного содержания. Как может убийца, сделав свое дело, смотреть в глаза других людей спокойно-честно-прямо, без этой страшной тайны, без этого сознания, что он кого-то лишил жизни? Убийство — злодейство, какими бы целями они ни оправдывалось1.

1 Я не беру случаи убийства на войне, на дуэли, по неосторожно-123

Безусловно прав был А.С. Пушкин, утверждавший: “ге­ний и злодейство — две вещи несовместные”. Злодейство и творчество несовместимы. Как можно сочинять стихи и при этом убивать людей! Для кого сочинять стихи, если ты убил одного из тех, кому они предназначены?

Несовместимы также злодейство и любовь. Убийца уже не может нормально любить женщину, детей, кого бы то ни было.

В первом случае (любви к женщине) это понятно. Красо­та и убийство несовместимы. Красота — это гармония, ра­дость жизни, ее продолжение-умножение. Убийство — это дисгармония, мука жизни, ее уничтожение. Говорят: “у вой­ны — неженское лицо”. То же можно сказать и об убийстве.

Во втором случае (любви к детям) это также понятно. Дети — цветы жизни, ее будущее, ее воспроизводство. Убийство — это препятствование к воспроизводству жизни, к ее продолжению, это уничтожение будущего жизни. Ведь убивая взрослых людей, убийца убивает неродившихся, но могущих родиться детей или оставляет сиротами родивших­ся.

Лишая жизни человека, убийца приносит неисчислимые страдания близким этого человека, его друзьям и знако­мым. Разве близкие, друзья убитого виноваты в чем-то пе­ред убийцей? Убийца фактически поступает как слон в по­судной лавке.

Лиш ающий жизни други х фактически лишает себя на­следства, кастрирует себя. В самом деле, разве может убий­ца или заказчик убийства иметь нормальных детей? Ведь яблоко от яблони недалеко падает. Конечно, и у злодеев мо­гут быть хорошие дети. Но это скорее исключение, чем пра­вило.

Бумеранг. Если у убивающих совесть маленькая и им вроде бы на всё и вся наплевать, пусть подумают о возмож­ном разоблачении и возмездии.

Убивая других, они должны помнить, что и сами подвер­гают себя опасности быть убитыми. “Поднявший меч — от

сти или в целях самообороны. Это особые случаи. В них надо разби­раться отдельно.

меча и погибнет” — старая как мир истина. Решение про­блем в своем кругу с помощью убийства порождает ситуа­цию “пауков в банке”.

Страх разоблачения. Страх разоблачения и наказания не менее силен, чем муки совести. Подумайте, потенциальные убийцы, о том, что после убийства вы будете вынуждены жить в постоянном страхе перед разоблачением и наказани­ем. Цель убийства — решить проблему, а в итоге, вследст­вие убийства, вы можете так усугубить свои проблемы, что прежние проблемы покажутся вам ничтожными.

Глупый шаг. Идущий на убийство не просчитывает все последствия своего шага. Он поступает глупо, недальновид­но, поскольку обрекает себя на постоянный психологиче­ский-моральный дискомфорт до конца жизни. Он должен понимать, что он не только индивидуум, но и представитель рода человеческого. В нем общечеловеческого не меньше, чем сугубо личностного, индивидуального. Убивая другого человека, он убивает в себе Человека. Каждый человек — это целый мир. Лишая жизни кого-либо убийца обедняет человеческий мир, в том числе и себя. Пусть он подумает над тем, что если он убивает мужчину, то возможно он уби­вает отца своего будущего зятя, деда своих внуков и т. д. и т. п. Если он убивает женщину, то убивает еще не родив­шихся детей...

Решая свои проблемы с помощью убийства человек по­ступает не просто глупо, а примитивно, не как разумное существо, а как бездушная разрушительная стихия, которая не ведает, что творит. Давайте взвесим на чашах весов весь жизненный путь убиваемого (от утробы матери через рож­дение, кормление, воспитание, обучение, образование к весьма сложной — взрослой, профессиональной, творческой — жизни) и моментальное уничтожение вместе с его спо­собностями, талантами, умениями, любовью близких и т. д., и т. п. Несоизмеримы эти две чаши весов. На одной чаше: длительное восхождение к вершинам жизни. На другой: почти мгновенное исчезновение. Как трудно вырастить че­ловека и как легко его убить! Об этом потенциальные заказ­чики убийств и убийцы должны помнить. Не мы дали чело­веку жизнь и не нам ее забирать у него!

Самоубийца. Идущему на убийство порой наплевать и на свою жизнь. Он не боится возмездия и даже своей гибели. Это так. Но пусть он подумает над тем, чего достигает убийством. Пытаясь убить другого и рискуя быть при этом убитым, он падает в бездну небытия.

Всякий подумавший об убийстве должен всерьез занять­ся своим психическим здоровьем.

Убийца поступает, в сущности, как людоед. Ведь он пи­тается тем, что дает ему убийство.

Пусть потенциальные убийцы и заказчики убийств по­думают о последствиях, а совершившие преступление по­каются и отдадут себя в руки правосудия.

P.S.

Я обращаюсь к близким, друзьям, знакомым потенци­альных и действительных убийц. Дайте им это письмо. И если мо и слова не подействуют на этих людей прямо , то пусть они послужат материалом для бесед с ними. Личное влияние с теми же словами-аргументами может быть гораз­до более действенным.

Я обращаюсь также ко всем людям доброй воли. В об­ществе нужно создать атмосферу нетерпимости к насилию и убийству. И пора, наконец, объявить бойкот всем тем писа­телям, кинематографистам, телевизионщикам, журналистам, которые без конца демонстрируют сцены насилия и убийст­ва, смакуют их, а преступников-убийц изображают героями.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!