Формирование советского тоталитаризма




(1929-1939 гг.)

 

В России отдельные элементы коммунистического тоталитаризма – ликвидация демократии (разгон Учредительного собрания, земств и городских дум, грубые нарушения прав человека и т.д.), однопартийная система (все российские партии, кроме большевистской, были загнаны в подполье уже к лету 1918 г.), массовые репрессии (жертвами «красного террора» первых лет советской власти стали 1,5 – 2 млн чел.) – появились уже в годы Второй русской революции и Гражданской войны (1917-1922 гг.), но системой он стал только в 1929-1939 гг., когда произошли качественные изменения во всех сферах жизни советского общества.

В экономике были ликвидированы рынок, частная собственность и негосударственный сектор, созданы мобилизационная экономика и административно-командная система.

В социальной сфере завершилось формирование господствующего класса советского общества – номенклатуры (советской бюрократии), внутри которой победила сталинская гвардия (карьеристы послереволюционного призыва). Прошла экспроприация подавляющего большинства населения – нэпманов, крестьян, репресированных и др. Возникло четко выраженное социальное неравенство. Средняя зарплата номенклатурщика (наркома, секретаря обкома партии и т.п.), по подсчетам Л.Д. Троцкого, в 1936 г. была
в 3 - 4 раза выше зарплаты стахановца (высококвалифицированного и хорошо оплачиваемого рабочего-передовика) и в 80 - 100 раз больше зарплаты чернорабочего. Изменились национальный состав и психология номенклатуры (ленинские «гвардейцы» были космополитами, сталинские – шовинистами).

В политической сфере был установлен режим личной власти Сталина. Партия и государство стали чисто бюрократическими институтами (по образному выражению Троцкого, «свинцовый зад бюрократии перевесил голову революции»). Резко выросла роль карательных органов. Невиданных масштабов достигли репрессии. В 30-е гг., по подсчетам профессора А.И. Курганова, было уничтожено 3,5 млн чел. (в 20-е годы – 2 млн). В лагерях и тюрьмах сидело 9% взрослого населения СССР. Произошел коренной поворот в национальной политике: в 20-е гг. она была интернациональной,
в 30-е гг. стала великодержавной и шовинистической.

В духовной жизни изменился характер государственной идеологии – классовые ориентиры сменились великодержавными. Завершилось формирование идеологического аппарата тоталитарного государства и его моноидеологии («единственно верного учения»).

Таким образом, к концу 30-х гг. в СССР сформировался тоталитарный режим, который практически не отличался от фашистских режимов в Италии и Германии. Этот факт отмечал ещё
Н.А. Бердяев, который в 1937 г. писал:

«Сталинизм…перерождается незаметно в своеобразный русский фашизм. Ему присущи все особенности фашизма: тоталитарное государство, государственный капитализм, национализм, вождизм… Ленин не был ещё диктатором в современном смысле слова. Сталин уже вождь-диктатор в современном фашистском смысле».

Формирование сталинского тоталитарного режима привело к серьезным изменениям в государственном строе СССР.

На рубеже 20-30-х гг. окончательно сформировался режим личной власти Сталина. В это время была разгромлена последняя антисталинская группировка в партийном и советском руководстве – бухаринская. В 1929 г. Н. Бухарин и его сторонники потеряли все свои посты в руководстве партии и государства. В апреле 1929 г. «правая оппозиция» (бухаринская) была разгромлена на Пленуме ЦК ВКП (б). В июле Бухарин был снят с поста редактора «Правды» и отстранен от руководства Коминтерном, в ноябре – выведен из Политбюро ЦК партии. В 1930 г. из политбюро был выведен последний сторонник Бухарина Томский, что означало конец сталинской чистки партийного руководства от членов Политбюро, вошедших в этот орган при Ленине. Одновременно в 1929 г. ЦКК и ОГПУ провели большую чистку всех партийных организаций, исключив из ВКП(б) и репрессировав значительное число активистов всех антисталинских группировок в партии (троцкистской, каменевской, бухаринской и др.).

Орудием постоянных чисток партийного и государственного аппарата стал НКВД СССР. Это новое ведомство было создано в июле 1934 г. путем слияния ОГПУ СССР и республиканских наркоматов внутренних дел. При этом де-юре советская политическая полиция была несколько ограничена в своих правах. Чекисты потеряли право вынесения смертных приговоров (приговор выносил суд, а списки приговоренных утверждало Политбюро ЦК партии), и их ведомство было лишь одним из отделов НКВД наряду с милицией, пограничными войсками и т.д. Однако де-факто её всевластие сохранялось (генеральный прокурор СССР Вышинский запрещал органам прокуратуры вмешательство в следствие, проводимое НКВД), а после убийства С.М. Кирова (1 декабря 1934 г.) полномочия органов государственной безопасности расширились. 1 декабря 1934 г. постановлением ЦИК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик» была радикально изменена процедура рассмотрения дел «о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти». Следствие по ним проводилось в течение 10 дней, кассационное обжалование приговоров и ходатайства о помиловании запрещались, а приговоры приводились в исполнение немедленно. Чекистам было разрешено применять пытки. Формально они были разрешены указанием ЦК ВКП(б) 1937 г. и шифрованной телеграммой Сталина 1939 г., фактически применялись задолго до этого. На протоколах допросов подследственных того времени есть резолюция председателя Совнаркома СССР В.М.Молотова: «Бить, бить, бить. На допросах пытать». Были созданы чрезвычайные органы юстиции – Особое совещание НКВД в Москве (в 1934 г. оно заменило Судебную коллегию ОГПУ) и «тройки» в регионах (созданы в 1937 г.).

С помощью этих репрессивных органов Сталин уже на рубеже 20-30-х гг. организовал массовые репрессии. Главным их объектом стало крестьянство. В ходе коллективизации было депортировано 2 млн крестьян, около 500 тыс. из них погибли в ссылке уже в 1930-1932 гг. 6 млн крестьян умерли от голода 1930-1932 гг. Одновременно жертвами репрессий стали и другие социальные слои, опасные для коммунистического режима, - старая интеллигенция, духовенство и т.д.

В 1928 г. был организован «шахтинский процесс» (в городе Шахты Донецкой области), когда из 55 арестованных «вредителей»-инженеров 5 были расстреляны, а остальные были осуждены на 10 лет. Он стал сигналом к травле дореволюционной интеллигенции. Тысячи «старорежимных» инженеров были уволены, лишены продуктовых карточек и бесплатного медицинского обслуживания, некоторые – жилья. В 1929 г. от «социально чуждых элементов» были очищены Госплан, Наркомфин (80% его чиновников начали свою карьеру ещё до революции), Наркомзем и Комиссариат по торговле. В августе-сентябре 1930 г. были арестованы многие видные специалисты Госплана, Госбанка, наркоматов финансов, торговли и земледелия, в т.ч. крупнейшие российские экономисты Кондратьев и Чаянов. В сентябре 1930 г. 48 чиновников Наркомторга и Наркомфина, признавших себя виновными «в трудностях с продовольствием и исчезновении серебряных денег», были расстреляны. Всего в 1928-1931 гг. жертвами травли старой интеллигенции стали
138 тыс. специалистов, 23 тыс. их них были объявлены «врагами советской власти» и лишены гражданских прав. В Донбассе в 1930-1931 гг. были уволены или арестованы 48% инженеров.

Частью широкого наступления большевистского режима на «социально чуждые элементы» стала антицерковная кампания. После смерти патриарха Тихона (1925 г.) большевики запретили созыв Поместного Собора РПЦ, поэтому патриарший престол оставался вакантным до 1943 г. «Местоблюститель патриаршего престола» (исполняющий обязанности патриарха) митрополит Петр был арестован, два года (1925-1927 гг.) провел в заключении и его преемник митрополит Сергий (будущий патриарх). С началом сталинского «великого перелома» положение РПЦ ещё более ухудшилось.
В 1929 г. религиозные организации были объявлены единственной легальной контрреволюционной силой, имеющей влияние на массы, что означало обоснование широкого применения репрессий против церкви. Постановлением ЦИК СССР от 8 апреля 1929 г. деятельность религиозных объединений была поставлена под жесткий контроль местных властей и резко ограничена. За «использование религиозных предрассудков для ослабления государства» предусматривалось применение ст.58 УК РСФСР и наказание от 3 лет тюремного заключения до смертной казни. В октябре 1929 г. были сняты колокола с церквей. Объяснение этой акции было явным издевательством над верующими: «Колокольный звон нарушает право широких атеистических масс…на заслуженный отдых». Духовенство было задавлено налогами (в 1928 - 1930 гг. они выросли в 10 раз), лишено всех гражданских прав, в т.ч. продуктовых карточек и бесплатного медицинского обслуживания. В 1930 г. 13 тыс. представителей духовенства были репрессированы. Началось массовое закрытие церквей и монастырей. К 1936 г. были закрыты все монастыри и 72% церквей. В Москве из 500 церквей осталось 87, в Орле – ни одной. Численность духовенства сократилась в 6 раз по сравнению с 1914 г. и в 4 раза - по сравнению с 1928 г .

Завершением борьбы с «социально чуждыми элементами» стало постановление ЦИК СССР от 12 декабря 1930 г., юридически оформившее особую группу населения – «лишенцев» (лиц, лишенных гражданских прав), в которую включались бывшие дворяне, владельцы частных предприятий, царские чиновники, духовенство, члены всех партий, кроме большевистской, белые офицеры и т.д., всего 7 млн. человек. Они лишались избирательных прав, прав на жилье, бесплатного медицинского обслуживания и продуктовые карточки, а их имущество конфисковывалось.

В середине 30-х гг. сталинские репрессии переросли в Большой террор 1937 - 1938 гг. Его цели:

1. Создание нового государственного и партийного аппарата из молодых бюрократов, полностью подчиненных Сталину.

2. Окончательная ликвидация всех социально-политических элементов, опасных для сталинского режима.

В связи с этим в годы Большого террора одновременно решались две взаимосвязанные задачи – радикальной чистки советского и партийного аппарата (путем физического уничтожения тысяч советских чиновников и офицеров) и радикальной ломки старой социальной структуры России (путем уничтожения «социально чуждых» слоев населения). Первая задача была успешно решена к 1938 г., когда ленинская гвардия была уничтожена полностью, а сталинская гвардия не раз подвергалась всё новым и новым чисткам. Практически полностью сменилось партийное руководство. Из 1966 делегатов XVII съезда партии (1934 г.) было репрессировано 1108 чел., из 139 членов и кандидатов в члены ЦК, избранных на этом съезде, - 98 чел. (70% состава ЦК). В Ленинграде было репрессировано более 90 % партийных работников, в Туле – 4 секретаря райкомов партии из 5. Из 26 наркомов, входивших в СНК СССР в 1935 г., погибли 20, из 20 членов советского правительства 1938 г. – 20. В некоторых наркоматах были репрессированы все их работники. Так, были арестованы весь состав Наркомата станкостроения и все директора подчиненных ему заводов, кроме двоих. В 1937-1938 гг. были арестованы 35 тыс. генералов и офицеров Красной Армии, большинство из которых были расстреляны или умерли под пытками (11 тыс. вернулись в армию в 1939-1941 гг.). Больше всего пострадал высший командный состав. Из 5 маршалов были репрессированы 3, из 15 командармов – 13, из 9 флагманов флота – 8, из 57 комкоров – 50, из 186 комдивов – 154, из 16 армейских комиссаров – все, из 28 корпусных комиссаров – 25. Одновременно были репрессированы более 40 тыс. сотрудников НКВД. Репрессии коснулись и работников Коминтерна, живших в СССР. Были расстреляны 13 наркомов Венгерской Советской республики 1919 г., в том числе её вождь Бела Кун, 3/4 членов ЦК Югославской коммунистической партии, все 12 членов ЦК Компартии Польши, оба главных редактора газеты Компартии Германии «Роте Фане» и др. Жестокому разгрому подверглись также молодые партийные кадры (комсомольские). Были репрессированы 72 члена и кандидата в члены ЦК ВЛКСМ из 93, 319 секретарей обкомов комсомола из 385 и 2210 секретарей райкомов ВЛКСМ из 2750.

Вторая задача Большого террора решалась не менее жестоко.
В июле 1937 г. нарком внутренних дел Н. Ежов подготовил и предоставил в Политбюро ЦК ВКП(б) приказ о начале массового террора, в котором предусматривались арест 260 тыс. «враждебных элементов» (бывших царских чиновников, белогвардейцев, кулаков и т.п.) и расстрел 73 тыс. из них. При этом местным властям было дано право на превышение этих цифр. В результате к августу
1938 г. число намеченных жертв было увеличено на 200 тыс. На практике были перевыполнены и эти планы. По советским архивным данным, в 1937-1938 гг. было арестовано 1 млн 575 тыс. чел., 682 тыс. были расстреляны. По подсчетам западных ученых
(Р. Конквеста и др.), число жертв Большого террора было гораздо более значительным: арестовано 6 млн чел., 3 млн казнены и 2 млн погибли в лагерях. При этом жертвами «ежовщины» стали практически все «бывшие». Погибли все члены российских партий, значительная часть старой российской интеллигенции (27 астрономов Пулковской обсерватории из 29, 87 академиков АН БССР из 105 и т.д.).

Другой результат Большого террора – резкое увеличение числа заключенных. В 1934 г. при реорганизации ОГПУ в НКВД в ГУЛАГе было 780 лагерей и 212 тыс. заключенных, в начале 1941 г. – около 2 млн (по официальным советским данным; по подсчетам современных западных ученых, - 10-15 млн.). При этом население ГУЛАГа быстро менялось. Ежегодно 20-35% заключенных (со сроком менее 5 лет) освобождались, многие погибали (на тяжелых работах узники сталинских лагерей жили в среднем три месяца, столько же, сколько в гитлеровских концлагерях; в 1938 г. умерли 8% общего числа заключенных). Политзаключенные (осужденные по ст.58 УК РСФСР) составляли 25-30% узников сталинских лагерей, остальные формально отбывали наказание по чисто уголовным статьям, но фактически также были жертвами тоталитарного режима (осужденные за «расхищение социалистической собственности», «нарушение паспортного режима», «недобор минимального числа трудодней», «самовольную отлучку с места работы» и т.п.).

В 1929-1939 гг. серьезные изменения произошли во всех отраслях советского права.

Новым памятником советского конституционного права стала Конституция СССР 1936 г. Де-юре она была более демократической, чем советские Конституции 1918 и 1924 гг. В ней вводились демократические принципы избирательного права (отменялись лишение избирательных прав по социальным мотивам и дискриминация крестьянства), расширялись права советских граждан и т.д. Но де-факто в условиях сталинского тоталитарного режима использовать эту «демократию» было невозможно, и новая Конституция юридически оформила важнейшую черту тоталитаризма – однопартийную систему. Формально кандидаты в депутаты советов всех уровней (от Верховного Совета СССР до сельсовета) выдвигались «общественными организациями» (партийными организациями, профсоюзами, кооперативами и т.д.). На деле кандидатов «блока коммунистов и беспартийных» (единственного избирательного блока) подбирали райкомы, горкомы и обкомы ВКП(б), обеспечивавшие их обязательное избрание (выборы не были альтернативными). Де-юре была закреплена диктатура коммунистической партии (де-факто она существовала с октября 1917 г.), но сделано это было более небрежно, чем в Конституции СССР 1977 г. В ст.126 (о праве граждан на объединение в общественные организации) гл. X «Основные права и обязанности граждан» говорилось, что ВКП(б) является «передовым отрядом трудящихся, …представляющим ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных». Другое серьезное изменение в государственном строе СССР, закрепленное Конституцией 1936 г., - замена двухуровневой системы высших органов государственной власти (Съезд Советов СССР) одноуровневой (Верховный Совет СССР). Несколько изменилось государственное устройство СССР. Союзными республиками стали Грузия, Армения, Азербайджан, Киргизия и Казахстан.

Ужесточилось уголовное право. В августе 1932 г. был принят «Закон об охране социалистической собственности» («Закон о пяти колосках»), по которому за хищение общественной (государственной и колхозной) собственности независимо от размеров похищенного предусматривался расстрел, при смягчающих обстоятельствах – лишение свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества и запрещением амнистии. В апреле 1935 г. был издан указ, разрешающий привлечение к уголовной ответственности за тяжкие уголовные преступления (убийство, нанесение телесных повреждений, насилие, грабеж) с 12 лет. В результате в 1935-1939 гг. 155 тыс. подростков 12-16 лет были направлены в колонии, 92 тыс. осуждены, и более 10 тыс. оказались в ГУЛАГе (к апрелю 1939 г.).

Более жестоким стало и административное право. В декабре 1932 г. были введены паспорта («в целях очистки» городов, рабочих поселков и строек «от кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов») и прописка, которая давала городскому населению (сельское население паспортов не получило) право на жилье, социальное страхование и продуктовые карточки. При этом советские города были разделены на «закрытые» (Москва, Ленинград, Киев, Минск, Харьков, Одесса, Владивосток, Ростов-на-Дону) и «открытые» (все остальные). Снабжение «закрытых» городов было значительно лучше, чем в «открытых», но в них ограничивалась прописка. В 1933 г. было выдано 27 млн паспортов и одновременно началась «очистка» городов от «социально чуждых элементов». Из «закрытых» городов было выселено 385 тыс. человек (в Москве за одну неделю выселили 3,5 тыс. чел., в Ленинграде за месяц – 54 тыс.), из «открытых» - 420 тыс. В 1934 г. только в «закрытых» городах за нарушение паспортного режима было задержано 630 тыс. чел.,
66 тыс. из них были высланы в административном порядке (без суда и следствия), 3,5 тыс. осуждены и 176 тыс. высланы в другие города. Три состава «деклассированных элементов» (18 тыс. чел.) в 1933 г. были направлены из Москвы и Ленинграда в Сибирь. В одном из них только за месяц погибли 2/3 депортированных (4 тыс. из 6 тыс.).

В трудовом праве усилились мобилизационные элементы.
В 1933 г. началась принудительная мобилизация городского населения на сельскохозяйственные работы. В Харькове ежедневно отправляли в деревню по 20 тыс. чел.

Противоречивый характер носило развитие семейного права. С одной стороны, прекратилось сознательное разрушение семьи (расширялась государственная помощь семье, усложнилась процедура развода и т.д.), с другой – усиливались административные моменты (в 1936 г. были запрещены аборты).

Большой террор 1937-1938 гг. и законы того времени («Закон о пяти колосках» и др.), которые сделали возможным превращение шестой части суши в «Архипелаг ГУЛАГ», означали не только построение в СССР социализма, как уверяла сталинская пропаганда, но и нечто гораздо большее. Окончательно сформировавшаяся к концу 30-х годов диктатура Сталина воплотила в жизнь мечту тираний всех эпох – абсолютного господства над человеком, над его телом и душой. Система социализма, установившаяся в Советском Союзе, была более совершенной и прочной, чем фашистские режимы Муссолини и Гитлера. Она предъявила свое властное право не только на душу человека, но и на переделку её и даже на создание Нового Советского Человека – Хомо Советикус. Эту грандиозную задачу нельзя было осуществить лишь методами голого террора, хотя террор как изначальное орудие создания нового мира имел огромное значение. Для того чтобы создать новый тип советского человека, необходимо было произвести несколько последовательных операций по очищению российского общества, и коренным образом изменить не только его социальную структуру, но и его физический состав.

В годы революции и Гражданской войны произошло массовое уничтожение представителей господствующих классов России и ее интеллигенции. Но одновременно уничтожались в ходе подавления многочисленных крестьянских восстаний и крестьяне, доведенные до отчаяния поборами и террористической политикой новой власти – человеческий материал, абсолютно непригодный с точки зрения советской власти для строительства нового мира. Речь шла здесь не о тысячах, а о миллионах уничтоженных и вынужденных покинуть свою страну в 1917-1922 гг. Период новой экономической политики (1922-1929 гг.) был использован коммунистическим режимом для собственной консолидации. Именно в это время заканчивает свое формирование диктаторский режим Сталина – ставленника новой российской элиты, партийной бюрократии. Теперь террор направляется не только против остатков буржуазной интеллигенции, лояльно сотрудничавшей с советской властью; не только против бывших членов буржуазных партий (октябристы и кадеты), но и против тех, кто принадлежал к социалистическим (эсеры) и даже марксистским партиям (меньшевики, бундовцы). Закладывается основа рабовладельческой империи – ГУЛАГ.

Революция сверху, проведенная сталинской диктатурой в 30-е годы, знаменовала собой новой период в создании советского общества и советского человека. Коллективизация, приведшая к гибели наиболее производительные слои крестьянского населения, к обнищанию другой его части и созданию огромной и почти бесплатной армии рабочих, вместе с тем была и революцией в физическом смысле – миллионы людей погибли, чтобы другие десятки миллионов стали подходящим материалом, из которого диктатура могла бы лепить нового человека.

Заявление Сталина в 1939 г., что социализм в России построен, полностью соответствовало действительности. К этому времени была создана социально-экономическая модель, сохранявшаяся до начала 90-х годов. К этому же времени была закончена грандиозная чистка советского общества, коснувшаяся на этот раз не только не согласного с линией Сталина и критикуемого партией меньшинства, но и партийного большинства, во всем согласного со Сталиным. Были уничтожены основные кадры партийных, государственных и военных работников – все те, кто мог бы быть носителем исторической памяти народа, те, кто был, возможно, ещё способен проявить собственную инициативу и уже тем самым представлял потенциальную угрозу диктатуре.

Чистка 30-х гг. была на самом деле грандиознее всех её позднейших описаний историками, политиками и социологами. Уничтожение преданных режиму партийно-государственных и военных кадров было в количественном отношении куда меньшим, чем уничтожение обыкновенных колхозников, рабочих, служащих и их семей, производившееся по разверстке из центра. Каждая область должна была выявить и обезвредить определенное количество «врагов народа». Во время чисток 30-х годов диктатура получила, наконец, то, чего она добивалась двадцать лет после октябрьского переворота, - массовую поддержку террора со стороны либо горевших энтузиазмом, либо запуганных советских граждан. Эти граждане и стали исходным материалом для создания единственного в мире доведенного до конца тоталитарного государства.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!