Степень научной разработанности проблемы.





ВВЕДЕНИЕ

Постановка проблемы исследования.В данной работе изучается правовое регулирование охраны прав на аудиовизуальные произведения на международном и внутригосударственном уровне на примере российского, английского и американского права в контексте международного частного права.

Актуальность проблемы исследования рассмотрим с позиции иностранного элемента, которым осложнены отношения по поводу охраны прав на аудиовизуальные произведения. В международном частном праве принято выделять три группы иностранных элементов – субъект правоотношения, объект правоотношения и юридический факт[1].

Во-первых, говоря о субъекте изучаемых отношений, следует подчеркнуть, что аудиовизуальное произведение представляет собой сложный объект авторского права, то есть это произведение, состоящее из множества элементов, у каждого из которых есть свой автор, за которым сохраняется право на результат интеллектуальной деятельности, созданный именно им. Этим сложность субъектного состава лиц, которым принадлежат авторские права на фильм, не ограничивается, потому что личными неимущественными правами в отношении кинофильмов обладают авторы – режиссёр, автор сценария и композитор, а исключительные права принадлежат, как правило, продюсерам или киностудиям. Причём как авторы, так и обладатели исключительных прав могут быть гражданами или юридическими лицами различных государств. Например, известный итальянский композитор Эннио Морриконе является автором музыки к российскому фильму «72 метра»[2]. Кроме того, к форме договоров, опосредующих отношения между авторами и продюсерами аудиовизуальных произведений могут существовать различные требования в государствах, в которых испрашивается защита прав.

Во-вторых, кинематограф – это интернациональная сфера популярного искусства и важная часть международного бизнеса. А основными поставщиками фильмов в международный прокат являются американские[3] и – в меньшей степени – европейские киностудии, в том числе и британские (по данным Европейского Центрального Банка, по показателю экспорта аудиовизуальной продукции Великобритания занимает первое место в Европе[4]). То есть аудиовизуальное произведение как объект правоотношения может быть создано на территории иностранного государства, а идти в прокате в России.

В-третьих, совершенно типична ситуация, когда юридический факт, ставший причиной возникновения, изменения или прекращения правоотношения, связанного с аудиовизуальным произведением имеет место за рубежом: например, права авторов или владельцев аудиовизуального произведения нарушены в другом государстве. К примеру, чеченский писатель Руслан Закриев в 2015 году подал иск в Хамовнический районный суд города Москвы к кинокомпании «20th Century Fox», так как считает, что авторы сценария к кинофильму «Аватар» виновны в плагиате его романа «Секретное оружие».[5]

Все перечисленные доводы имеют важное значение в контексте потенциальных судебных споров о защите прав на аудиовизуальные произведения с участием иностранного элемента.

Кроме того, Россия находится в числе государств, где традиционно процветает пиратство медиа-контента (например, Россия на протяжении многих лет входит в подготовленный Торговым представительством США приоритетный контрольный список государств, в которых слабо развито законодательство в области защиты прав на интеллектуальную собственность, во многом из-за онлайн пиратства[6]). С распространением пиратских копий кинофильмов непосредственно ассоциируется, например, крупнейшая российская социальная сеть «Вконтакте» и один из крупнейших в мире торрент-трекеров «Rutracker.org». Следовательно, вероятность судебных споров между держателями исключительных прав из других государств и российскими гражданами или юридическими лицами, которые данные права нарушают, довольно высока.

Объект исследования – общественные отношения по поводу охраны прав на аудиовизуальные произведения.

Предмет исследования – международные договоры, содержащие положения об охране прав на аудиовизуальные произведения, и внутреннее законодательство Российской Федерации, Великобритании и США в области защиты прав на аудиовизуальные произведения.

Цель исследования состоит в выявлении особенностей современного регулирования отношений по охране прав на аудиовизуальные произведения в международном частном праве.

Для осуществления данной цели поставлены следующие задачи:

· выявить режим охраны прав на аудиовизуальные произведения в России с помощью анализа положений доктрины, законодательства и судебной практики;

· выявить режим охраны прав на аудиовизуальные произведения в Великобритании с помощью анализа положений доктрины, законодательства и судебной практики;

· выявить, какой режим охраны прав на аудиовизуальные произведения существует в США, проанализировав положения доктрины, законодательства и судебной практики;

· выявить, как охрана прав на аудиовизуальные произведения регулируется положениями международных договоров;

· провести сравнение режимов охраны прав на аудиовизуальные произведения в России, Великобритании и США;

· выявить способы разрешения правовых коллизий в сфере охраны прав на аудиовизуальные произведения, существующие в различных правопорядках;

· выявить вероятные пути, по которым пойдёт унификация режима охраны прав на аудиовизуальные произведения в МЧП;

· выявить пробелы регулирования охраны прав на аудиовизуальные произведения в российском законодательстве.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют диалектический подход к познанию действительности, сравнительно-правовой метод, социолого-правовой метод, системный метод, историко-правовой метод, формально-юридический метод и описательный метод.

Степень научной разработанности проблемы.

Об охране прав на аудиовизуальные произведения в российском праве пишут: Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц, И.А. Близнец и К.Б. Леонтьев, Ю.В. Гаврилин, Э.П. Гаврилов, Е.С. Гринь, С.Н. Данилин и А.Н. Борисов, В.А. Дозорцев, Е.А. Кондратьева и Д.В. Веденина, Е.С. Котенко, В.И. Серебровский, А.Ф. Шехавцова, Н.В. Щербак.

Об охране прав на аудиовизуальные произведения в Великобритании пишут: Т. Элпин и Дж. Дэвис (T. Alpin и J. Davis), Л. Бентли и Б. Шерман (L. Bentley и B. Sherman), И. Дерклэй (E. Derclaye), П. Кэймайнэ (P. Kamina), Т. Пресс (T. Press), Р. Рэйсмэн (R. Raysman), М. Сэйлокэннел (M. Salokannel).

Об охране прав на аудиовизуальные произведения в США пишут: Дж.Ф. Доугерти (J.F. Dougherty), П. Голдштейн и Б. Хугенхольц (P. Goldstein и B. Hugeholtz), С.Ф. Гормэн (S.F. Gorman), Л.Е. Хэррис (L.E. Harris), С.П. Лимер (S.P. Liemer), М.Б. Ниммер (M.B. Nimmer), Д.К. Обрэдович (D.C. Obradovich), Р.Б. Стэндлер (R.B. Standler), Н.К. Суль (N.C. Suhl).

Об охране прав на аудиовизуальные произведения в международном частном праве пишут: М.М. Богуславский, С.П. Гришаев, В.А. Жданов, Е.И. Каминская, О.А. Первачева, А.А. Соловьёв, G.B. Dinwoodie, P. Goldstein и B. Hugeholtz, A. Metzger, M.B. Nimmer, A. Tydniouk.

В качестве общей теоретической основы в работе были использованы публикации А.А. Малиновского, М.Н. Марченко, А.П. Смирнова, Е.А. Суханова.

Научная новизна состоит в том, что в данной работе режим охраны аудиовизуальных произведений в международном частном праве изучается отдельно от режима охраны других объектов авторских и смежных прав и сделана попытка спрогнозировать, в каком направлении унификация прав на аудиовизуальные объекты в международном праве пойдёт дальше, то есть в работе представлен авторский взгляд на развитие регулирования прав на аудиовизуальные произведения в МЧП в будущем. Кроме того, отдельное место в работе уделено сравнению правовых режимов охраны прав на аудиовизуальные произведения в Российской Федерации, США и Великобритании, которое позволило сделать некоторые рекомендации об учёте зарубежного опыта регулирования в данной сфере при реформировании российского законодательства.

На защиту выносятся следующие положения и выводы данной магистерской диссертации:

1. Особенности аудиовизуального произведения как сложного объекта авторских прав активно проявляются на уровне международно-правовой унификации отношений по созданию и использованию таких произведений. То есть режим регулирования прав на аудиовизуальные произведения на наднациональном уровне должен отличаться от режима регулирования прав на традиционные объекты интеллектуальной собственности.

2. Британский опыт законодательного регулирования в области охраны прав на аудиовизуальные произведения может быть полезен для российского законодателя, особенно в части сужения круга субъектов, которые получают права на аудиовизуальное произведение.

3. Основными направлениями унификации режима охраны прав на аудиовизуальные произведения в международном частном праве вероятнее всего станут: 1) закрепление определения аудиовизуального произведения; 2) упрощение формальных требований к договором, заключаемым между авторами аудиовизуальных произведений и продюсерами (изготовителями); 3) сближение подходов различных государств к определению круга субъектов прав на аудиовизуальные произведения.

4. В части объёма прав на аудиовизуальные произведения и способов их защиты международно-правовое регулирование достигло оптимального уровня унификации, обеспечив эффективный режим минимальной гарантированной охраны.

5. Эффективность международного режима охраны прав на аудиовизуальные произведения подрывается отсутствием строгого контроля за имплементацией положений международных договоров в данной сфере во внутренние законодательства государств.

6. Перспективным способом разрешения правовых коллизий в сфере охраны прав на аудиовизуальные произведения является применение относительно нового принципа lex originis и его унификация на международном уровне.

Структура работы.

Данная работа состоит из введения, двух глав и заключения. Глава I посвящена анализу режимов охраны прав на аудиовизуальные произведения в Российской Федерации (параграф 1.1), Великобритании (параграф 1.2) и США (параграф 1.3). В главе II исследуется режим охраны прав на аудиовизуальные произведения, унифицированный в международно-правовых документах (параграф 2.1), проводится сравнительно-правовое исследование режимов охраны прав на аудиовизуальные произведения в России, Великобритании и США (параграф 2.2) обобщаются способы разрешения правовых коллизий в сфере охраны прав на аудиовизуальные произведения в различных правопорядках на национальном уровне (параграф 2.3).

 


[1] Богуславский М.М. Международное частное право: учебник. – 6-е изд. – М.: Норма, 2012. – С. 18.

[2] Страница фильма на сайте Кинопоиск. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kinopoisk.ru/film/70952/

[3] По данным ежегодного отчёта Американской ассоциации кинокомпаний, в 2016 году американские и канадские студили занимали более чем треть мирового кинорынка. См: Theatrical Market Statistics 2016 / Motion Picture Association of America. P. 4. [Electronic source]. – Mode of access: http://www.mpaa.org/wp-content/uploads/2017/03/2016-Theatrical-Market-Statistics-Report-2.pdf

[4] Christiane Hellmanzik and Martin Schmitz. Visual proximity and audiovisual services trade // ECB Working Paper 1826, July 2015. P. 22. [Electronic source]. – Mode of access: https://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/scpwps/ecbwp1826.en.pdf

[5] Писатель из Чечни подал в суд на 20th Century Fox за нарушение прав при съёмке «Аватара». ТАСС. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tass.ru/kultura/2528306

[6] 2016 Special 301 Report. – P. 46 – 47. [Electronic source]. – Mode of access: https://ustr.gov/sites/default/files/USTR-2016-Special-301-Report.pdf





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!