САНЖИРОВКИ -ВИТАМИННЫЙ КОНЦЕНТРАТ ТУРНИСТА




Сам по себе поворот кругом, выполняемый махом из виса и полу­чивший хождение под названием «санжировки», казалось бы, не бог весть какой элемент. Он не труден, не так уж эффектен, и как са­мостоятельное упражнение практически не используется в комбина­циях. Между тем, уже много лет это движение считается — и не без основания! — одним из ценнейших упражнений на перекладине (аныне — и на брусьях разной высоты). Правда, ценность санжиро-вок не соревновательная, а — чисто учебная.

Чем жетакхороши санжировки?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, уточним о чем, конкретно, идет речь. Реплика кажется странной, поскольку «всякий знает», что санжировки — это темповые повороты кругом, следующие обыч­но друг за другом в форме усложненных размахиваний в висе. Обыч­но — махом вперед и с нарастанием амплитуды вплоть до максимума, до выхода в стойку на руках, если гимнаст к этому уже готов технически.

Но этого определения мало. Дело в том, что довольно часто и гим­насты, и тренеры грешат против техники санжировок, лишая ихтех качеств, ради которых ими, собственно, и следует овладевать.

Наиболее характерная — и очень грубая в данном случае! — ошиб­ка — подмена истинных санжировок тяжелыми поворотами вокруг руки: гимнаст делает невысокий, замедленный махвперед и, опираясь на одну руку, выполняет банальный поворот «плечом вперед» (15), приходя в вис разным хватом или запоздало перехватывая опорную руку в хват сверху. Следует знать, что такое движение не имеет ничего общего с теми санжировками, которые помогают совершенствовать ма­стерство турниста и которые так высоко ценятся специалистами.

Подлинные санжировки должны отвечать следующим требова­ниям.

1. Во всех фазах санжировки делаются на предельно достижимой по техническим условиям оттяжке, с закрытой осанкой, вузкомхвате.

1. Используется исключительно бросковый, короткий, «сухой» мах с незначительными суставными движениями, позволяющий уверен­но наращивать амплитуду размахиваний и, к моменту поворота, раз­гружающий обе кисти (3).


ПЕРЕКЛАДИНА


19. Отходы и трае к т о р и и


 


3. Собственно поворот (на махе вперед) делается на разгиба­нии быстрым винтообразным движением от ног к кистям, начинаю­щимся немедленно вслед за броском. Ни в коем случае не допус­кается поворот всем телом сразу, за счет отталкивания руками от опоры.

4. Поворот выполняется без смещения в сторону, практически с одновременным отпусканием обеих кистей, которые меняются места­ми на грифе, тогда как тело в течение всего упражнения движется в строго в неизменной передне-задней плоскости.

5. Немедленно по окончании поворота плечами кисти ставятся на гриф практически одновременно и восстанавливается полная, пре­дельная «оттяжка» (4), которая используется в сочетании со всеми действиями, организующими активные действия на спаде перед сле­дующим броском.

Гимнаст, хорошо овладевший такой техникой санжировок, может повторять их в виде сколь угодно длинной серии, в которой каждый мах «замыкается сам на себя» и позволяет эффективно тренировать движение, не вводя в него ничего лишнего.

Ну так чем же хороши именно такие санжировки?

Что ж, это действительно замечательное тренировочное упражне­ние, все достоинства которого даже трудно перечислить. Вот главные из них:

шлифуются действия броска и подготовка к ним, причем, благо­даря изменению амплитуды маха постоянно варьируются важные технические компоненты, ритм движения, что крайне необходимо для воспитания технических навыков гимнаста;

осваивается быстрый виртуозный полпируэт, техника которого может использоваться как в безопорных движениях, так и на опоре, например, в больших оборотах на одной руке;

в каждом цикле маха гимнаст имеет отход в безопорное положение и тем самым тренирует навык, нужный для исполнения полетных элементов, причем (при санжировках меняющейся амплитуды) с возможным отходом на различной высоте маха;

совершенствуется работа кистями при поворотах и дохватах; на­рабатывается навык «пассировки» кистями грифа, в том числе при ограниченном контроле зрением;

систематически подкрепляется навык восстановления техничес­ки правильной осанки с оттяжкой после поворота и с организацией подготовительных действий на спаде;

серийно повторяющиеся санжировки идеально организованы как циклизованноеупражнение, в котором нет ничего лишнего.


Все сказанное относится, прежде всего, к санжировкам на махе вперед, хотя лучшие тренеры давно поняли, что крайне полезны и санжировки махом назад. Технически они заметно труднее традици­онных санжировок, так как базируются на менее проработанном гимнастами броске назад, выполняются из хвата в хват снизу и прак­тически «на ощупь», без зрительного контроля. Труднее и сам пово­рот, который после маха назад должен выполняться на сгибании тела, как бы втягиванием живота, что для гимнаста координационно ме­нее привычно, чем поворот разгибанием. Но тем полезнее навык, который гимнаст приобретает, освоив такие санжировки.

Итак, санжировки — полезнейший концентрат из крайне необхо­димых для турниста базовых навыков; в них нет ничего случайного, никаких побочных, сорных действий. Всё предельно плотно скомпо­новано в методически безупречной и технически совершенной фор­ме. Циклические санжировки махом вперед и назад — модель иде­ального учебно-тренировочного упражнения.

ОТХОДЫ И ТРАЕКТОРИИ

На перекладине делается множество полетных движений — со­скоков, подлетов, перелетов — основная масса которых это упражне­ния, выполняемые «большим махом», то есть движением из виса. Основные положения безопорного перемещения известны из общих основ техники гимнастических упражнений, но важно знать не толь­ко то, как движется тело гимнаста, уже покинувшего опору, но и ус­ловия его перехода в полет с заранее заданными характеристиками.

Что это за условия, если говорить о перекладине? Какими пара­метрами должно в этом случае обладать движение?

Основными условиями, определяющими нормальность полетно­го движения на перекладине, является, конечно, получение должно­го перемещения и вращения. Параметры того и другого крайне важ­ны и заслуживают отдельного обсуждения.

Рассмотрим вначале факторы, определяющие перемещениетсла гимнаста в полете.

Представим себе, что вместо тела гимнаста движется масса на свя­зи — шарик на ниточке (рис. 15-ана с. 56). Что произойдет, если связь будет рваться в разных фазах движения этой массы вокруг опоры?

Из рисунка видно, что, начиная полет, тело будет перемещаться по касательной к траектории (вспомните школьный учебник по фи­зике, где показано куда вылетают искры из-под точильного круга). Покидая опору в разные моменты вращения вокруг оси снаряда,


 




ПЕРЕКЛАДИНА_________________________________________________

можно получить и разные траектории — целый их «веер». Обобщая, можно сказать, что существуют три основных категории отходов: «ранний», когда тело покидает опору прежде, чем достигнет ее уров­ня; «нормальный» — на уровне опоры и — «поздний» — с подъемом тела (до перехода в полет) выше уровня опоры. При этом ранний от­ход сообщил бы нашему модельному шарику удаление от снаряда, нормальный привел бы к подлету вверх без смещения по горизонта­ли, а поздний вызвал бы движение к опоре или даже через нее.

Но это — упрощенная модель. А что на самом деле?

Рассмотрев реальный отход, например, на одинарное или двойное сальто (рис. 15-6), мы увидим, что, как правило, гимнаст в этом слу­чае отпускает гриф перекладины у горизонтали, то есть использует отход, который мы назвали «нормальным».

Сразу бросается в глаза разночтение между фиг. а и б: «нормальный» отход в случае с моделью (а) давал траекторию вертикальную, без уда­ления от снаряда, а в примере с гимнастом (б) мы видим высоко-дале­кий отход, к которому гимнаст обычно и стремится. В чем здесь дело?

Причина очевидна: гимнаст это ведь не пассивный шарик; при отходах он, как правило, активно действует, и это меняет характер последующего движения в полете. Типичный результат активной работы гимнаста при отходе в полет показан на примере сальто вып­рямившись {рис. 15-6). В этом случае исполнитель, сделав бросковое движение со сгибанием тела, затем начинает выпрямляться и вы­талкивает себя вперед от перекладины. В результате, в момент отхо­да он имеет не только движение вверх, полученное благодаря «нака­ту» с большого оборота, но и — вперед. Сумма двух таких действий и обеспечивает в момент отхода скорость, направленную вперед-вверх, и соответствующую траекторию полета.


___________________________________________ 20. Отход и крутка

Итак, возможны активные и пассивные отходы в полет. Первые, в сущности, нетехничны и находятся за пределами квалифицирован­ной гимнастики. Это, в частности, сальто «срывом», при котором гимнаст, имея после спада некоторый мах и более никак его не орга­низуя, в определенный момент «бросает руки» и, вращаясь по инер­ции, делает примитивное сальто «самокрутом», какправило низкое и плохо управляемое. Правда, возможны и более трудные «самокрут-ные» движения, например — двойное сальто в группировке, когда гимнаст, осторожничая, рано группируется и в момент перехода в полет практически ничего не делает, «замораживая» позу отхода. Такое сальто иногда допустимо на ранних этапах освоения в качест­ве пробного вращения, но как заученная форма движения, конечно, противопоказано. Строго говоря, при верно поставленной тех­нической подготовке таких сальто, даже пробных, вообще быть не должно, так как подобные упражнения следует сразу осваивать на добротной базовой основе, исключающей суррогатные технические формы.

Что касается активных отходов, то они могут быть весьма разно­образными, и наиболее характерные из них мы рассмотрим особо. Здесь отметим лишь, что, уходя со снаряда, можно ведь не только отталкиваться от него (как на рис. 15-6), но и притягиваться к грифу. И это вовсе не означает, что гимнаст «дергает» на себя перекладину. Просто достаточно сделать отход в процессе броска со сгибанием тела (рис. 15-в), как возникает то, что мы называем здесь «притягивани­ем». Результат такого отхода — движение на перекладину или через нее. Нужны ли такие отходы? В прошлые времена многие бы ужасну­лись — боже упаси! Но теперь-то мы знаем, что такие отходы не только возможны, но по многим соображениям просто незаменимы (27,40-46,180).

ОТХОД И КРУТКА

Все знают, что полетное движение это не только перемещение, но и, как правило, вращение тела. Более того, вращение — домини­рующая характеристика гимнастических движений. Оно состав­ляет обычно главную заботу гимнаста, особенно в полетных упраж­нениях.

Говоря о переходе в полет с перекладины, важно уточнить от ка­ких именно факторов зависит «крутка».

Один из этих факторов — накат. Так мы назовем условно то вра­щение, которое гимнаст уже имеет к моменту перехода в полет. При-


ПЕРЕКЛАДИНА_____________________________________

рода этого вращения нами уже анализировалась, когда мы сравнива­ли различные виды больших оборотов и способы управления их ско­ростью (5,8,9). Заканчивая свое пребывание на опоре, гимнаст имеет какую-то скорость вращения, которая и сохранится в полете, если больше ничего не делать. Чистым и наглядным выражением этого типа вращения может быть любое вращение «самокрутом», о котором мы уже упоминали выше (см. рис. 15-а и текст кнему). Но ясно, что и при организованных, высокотехничных отходах накат должен иг­рать большую роль: чем мощнее разгон на опоре, тем сильнее — при прочих равных условиях — будет и вращение тела в полете — в том же направлении, что и на снаряде. И наоборот: спокойные махи в висе, медленные большие обороты и проч. никогда не дадут и достаточно активного вращения в полете.

Еще один фактор это — группировка-разгруппировка, то есть уп­равление скоростью вращения тела посредством изменения позы в полете. Напомним, что этот способ управления «круткой» (также, как и накат) предполагает сохранение ранее заданного направления вращения6.

Обратимся теперь к самому радикальному способу влияния на вращение тела гимнаста в полете. Это действия типа «отталкивания-притягивания», которые мы уже упомянули в предыдущем сюжете. Но обратимся к ним еще раз, имея в виду полетные движения на пе­рекладине и «крутку» в них.

Итак, к моменту перехода в полет (но еще сохраняя опору!) гим­наст имеет угловую скорость, полученную благодаря накату. Можно ли в этой фазе движения дополнительно повлиять на дальнейшее вращение тела?

Конечно, можно! И в очень значительных пределах: от тонкой корректировки с незначительными для глаза изменениями до пол­ной перестройки всей структуры вращения. Принцип необходимых для этого действий сводится, фактически, к отталкиванию руками от опоры с определенными действиями ногами, направленными по ходу движения всем телом или против него.

На рис. /^схематически показаны такие действия на примере аб­страктного маха из виса (хотя это может быть и любое другое рабочее положение).

Рассмотрим три принципиальных случая.

6 Строго говоря, не только направления, но и количества механического вра­щательного движения в принципе. См. на этот счет все о законе сохранения момента количества движения.


Отход и крутка

Первый. Если гимнаст, имея накат, не будет в момент перехода в полет вообще менять позу, то есть не станет совершать никаких дей­ствий типа отталкивания или притягивания, то останется при своей начальной «крутке», которая сохранится и в полете. Но это — не что иное как осуждаемый нами пассивный отход, как бывает, напри­мер, при осторожном исполнении недоученного двойного сальто (рис. 16-а).

Второй случай и другая возможность — сделать бросковое движе­ние ногами по ходу маха всем телом, то есть, фактически, — курбет, который, как известно, дает «подкрутку». То же самое произойдет и здесь: гимнаст, сделавший «проброс» ногами при отходе в полет, по­лучает дополнительное вращение, и тем большее, чем активнее был бросок. Эта возможность чрезвычайно важна и, забегая вперед, ска­жем, что ни одно по-настоящему сложное современное упражнение, требующее активного вращения по сальто, не может быть достойно выполнено без использования подобной техники. Подчеркнем лишь, что описанный курбет (или его аналог на махе назад) в форме обычного броска должен происходить именно в момент перехода в полет, то есть — начинаться на опоре, а завершаться уже в полете! В этом смысле движение, показанное на рис. 16-а, совершенно не соот­ветствует описанным требованиям, так как гимнаст подтянул ноги до перехода в полет, а в момент потери опоры уже полностью зафик­сировал позу.

Есть и третья, противоположная возможность: можно, используя опять-таки опору, выполнить в фазе отхода контрдвижение (23,43, 98,140), своего рода «антикурбет», который может столь же сильно


ПЕРЕКЛАДИНА


Тактика наката


 


вмешиваться в картину вращения тела, но — с другим знаком. Ис­пользование такого «контртемпа» позволяет гимнасту решать весьма разнообразные задачи: ослаблять исходное вращение, нейтрализо­вать его, получая весьма разнообразные подлеты или форсированно преодолевать начальное вращение, как это имеет место в упраж­нениях с выраженным контрвращением тела (40—47,50,63,75,98, 137,187).

Подведем предварительные итоги. Выполняя на перекладине по­летные упражнения, гимнаст имеет возможность формировать структуру и параметры вращательного движения, влияя на него бла­годаря: 1 -е — накату, 2-е — действиям на опоре при переходе в полет и 3-е — в самом полете, посредством изменения позы на фоне ранее полученного вращения. Из трех этих факторов самым радикальным является второй, так как он позволяет не только активно влиять на интенсивность, но и способен изменить направление вращения. До­статочно активен и накат, но его роль все же скромнее: он влияет на интенсивность «крутки», но не в состоянии менять ее направлен­ность. Наименее радикален третий фактор — «группировочный», ко­торый лишь меняет интенсивность ранее полученного вращения в тех пределах, которые были заданы действиями на опоре.

Названные факторы вращения и связанные с ними технические приемы дают гимнасту возможность очень свободно и тонко управ­лять движением. Но этому нужно еще научиться!

ТАКТИКА НАКАТА

Мы уже говорили, что среди нескольких факторов, обеспечиваю­щих вращение тела гимнаста в полете, первым (по времени вступле­ния в действие, но не обязательно по значению) должен быть назван накат, то есть скорость, полученная гимнастом к моменту отхода в полет.

Насколько же мощным и вообще каким должен быть накат? Как лучше действовать гимнасту на опоре, готовя полетное движение с оборотов?

Принципиальный ответ на этот вопрос очевиден: конечно, для высококлассного исполнения любого полетного элемента нужно стремиться к возможно более мощной работе, а значит, и возможно больше, смелее разгонять предшествующие обороты.

Но это — максималистская позиция. Ав реальной жизни не так все просто. Далеко не каждый, даже самый классный гимнаст всегда готов работать на высокой скорости, особенно если чувствует себя не


вполне уверенно. Автор этих строк помнит, как уже прославившийся Николай Андрианов разучил и ввел в свою комбинацию тройное сальто назад в группировке, но делал его осторожно, и последний оборот перед соскоком был у него явно замедленным — более мед­ленным, нежели при исполнении относительно простых движений в таком же соединении.

Казалось бы — парадокс! Требуется очень активная крутка, а мас­тер замедляет обороты. Но никакой странности здесь нет, конечно. В исполнении таких движений, как «трёшка», главенствующую роль играет точность действий, и разумный исполнитель всегда поступит­ся возможной скоростью в пользу уверенности исполнения.

Как же сочетать активную, энергичную работу с уверенным уп­равлением действиями в таких соединениях как «обороты — отход»?

Решение этой задачи всегда было и остается для гимнастов (и не только гимнастов) весьма сложным. Давно известно (и доказано на­учно), что по мере увеличения скорости двигательных действий и вызванных ими движений сложность координационной работы на­растает. Да это хорошо известно даже из житейской практики: замед­ленные операции (включая мышление!) производить легче и проще, чем ускоренные. Вот почему в процессе освоения упражнения гим­наст всегда движется, если это возможно по технически условиям, относительно спокойно, и лишь по мере приобретения совершенного навыка движение может делаться быстрее и переходить «на автомат».

Как же в свете всего этого лучше строить исполнение рискован­ных, точностных связок? Не значит ли сказанное, что чем сложнее выполняемые гимнастами полетные элементы, тем осторожнее дол­жна быть и их работа?

Жизнь показывает, что это, конечно, не так: лучшие мастера даже при исполнении рискованных упражнений действуют смело и энер­гично (не говоря уж о том, что некоторые элементы просто невоз­можно делать слишком осторожно, вполсилы!). Но то лучшие! — Возразит читатель. А как быть тем, кто еще не достиг высокого уровня? — Вообще не посягать на трудные элементы или довольство­ваться их посредственным исполнением?

Конечно, дерзать надо, и надо вводить усложненные упражнения. Но при этом полезно помнить некоторые «ещи.

Вернемся к накату и разберемся в его тактике.

Исследования и сама практика показывают, что любое полетное движение, особенно сложное, лучше всего удается, если гимнаст не разгоняет предшествующие ему обороты, доводя скорость до предела перед самым концом связки, а заблаговременно стабилизирует ее,


 




                 
 
 
   
 
   
     
   
 
 

пусть даже и на довольно высо­ком уровне. Конкретный при­мер: выполняя перед сложным для вас соскоком или переле­том серию оборотов (на обяза­тельно «гладких»), вы должны вначале энергично нарастить общую скорость движения до величины, позволяющей сделать основное движение достаточно мощно и притом уверенно, а затем — перед отхо­дом — выполнить оборот на уже достигнутой скорости, как бы по инерции, «автоматичес­ки» и уже переключив контроль действий с оборотов на ключе­вое, заключающее действие со­единения.

В символической форме это построение связки показано на рис. 17. Можно видеть, что движения, предшествующие отходу, в норме выполняются на достаточно высокой, но стабилизированной скорости, позволяющей гимнасту не тратить ни силы, ни внимание на исполнение этой, уже отслеженной и как бы зафиксированной в своем качестве, части соединения.

Такая техника построения связки универсальна по смыслу и дей­ствует во всех аналогичных ситуациях, связанных с наращиванием мощности движений. См. об этом, в частности, в разделах, посвя­щенных разбегу в опорных прыжках (128), исполнению серийных прыжков в акробатике и др.

ОТХОДЫ СО СРЫВАМИ И БЕЗ

Из старых времен к нам пришло словцо «срыв». Когда-то практи­ковалось сальто «срывом», делался одноименный соскок махом впе­ред из упора продольно (потом это название — без всякого на то осно­вания — перешло в женскую гимнастику) и т. д. В нынешние времена слово это обычно означает то, что оно и должно означать—техничес­ки неверный отход в безопорное положение или буквальное падение со снаряда (впрочем, есть еще и понятие психологического и сорев­новательного «срыва»).


____________________________ 22. Отходы со срывами и без

Обратимся к техническому значению понятия «срыв» и рассмот­рим в этой связи некоторые небезынтересные детали.

Одно из ключевых действий гимнаста — переход в безопорное положение при соскоках, перелетах и т. п. упражнениях. Организа­ция такого перехода требует от гимнаста многого (19,20). Здесь же коснемся только одного момента — условий технически «несрывно-го» перехода в полет.

Вспомним собственно «срывы», то есть случаи внезапного или как бы внезапного ухода со снаряда, когда гриф перекладины резко освобождается от давления и отвратительно вибрирует. Собственно, неприятен здесь не только и не столько звук срывного движения, сколько его последствия, так как «срыв» это свидетельство непола­док в движении, сигнал бедствия. Ведь нормальный переход в безо­порное положение должен быть не только верным по определяющим параметрам полета, это само собой, но и происходить благопристой­но — мягко, бесшумно и в этом смысле красиво.

Каковы технические условия нормального отхода?

Ясно, что перекладина не будет «возмущаться», если ее деформа­ции, вызванные суммарным действием ряда сил (2—4), снимать не вдруг, а более или менее плавно. То есть, если перекладину уподо­бить натянутому луку, то его «тетиву» (гриф) нельзя отпускать как при выстреле, а следует освобождать постепенно.

Как этого добиться?

Ну, во первых, все нормальные переходы в полет, как уже было показано (19), выполняются на этом снаряде близко к зоне движения тела у горизонтали, когда давление в принципе уже значительно меньше, чем у нижней вертикали (2). Однако и здесь еще есть замет­ная центробежная сила, и если момент перехода в полет не подгото­вить, технически не обработать, произойдет срыв. Так действуют, например, плохо подготовленные гимнасты, пытающиеся «бросить­ся» на сальто назад «ратшм темпом» (рис. 18-а на с. 64). В этом случае гимнаст раскрывает кисти, либо вообще не подготовив отход брос­ком, либо делает это невпопад, например — одновременно с броском {рис. 18-6), а это — грубая ошибка.

Как же это должно происходить в норме?

Здесь нужно вернуться к уже упоминавшейся нами технике вол­нообразного движения, возникающего в теле гимнаста при традици­онном броске (8). Но давайте прежде вспомним как ведет себя обык­новенная веревка или цепочка, лежащая на столе, если ее дернуть за один конец и таким образом пустить вдоль нее волну, способную Добежать до другого конца веревки {рис. 18-в). Мы увидим, что ранее


ПЕРЕКЛАДИНА_________________________________________________

неподвижная дальняя часть веревки (до которой мы и не дотрагива­лись!) приподнимется и хлопнет по столу. Другими словами — на время освободится от связи с опорой!

Нечто очень сходное происходит и с телом гимнаста, вдоль кото­рого бежит механическая волна, возбужденная собственными актив­ными действиями спортсмена: начав бросок активным движением стоп, исполнитель движения, последовательно сгибаясь и разгиба­ясь, проводит по всей биодинамической цепи импульс, достигаю­щий рук и в определенный момент освобождающий кисти от давле­ния на опору! Именно в этот момент верно действующий гимнаст и «бросает гриф», который успевает к этому времени достаточно плавно разгрузиться, благодаря чему отход в полет происходит «культурно». Главное же в том, что это означает наличие организо­ванных (а в процессе обучения и хорошо осознанных) действий пере­хода в полет. Посмотрим еще раз {рис. 18-г): с началом броскового движения возникает «бегущая волна», вначале захватывающая ноги (к.к. 2—4), потом, после их притормаживания, передающаяся на ту­ловище (к.к. 4— 5) и, наконец, достигающая руки собственно кистей (к.к. 5—6).

Описанная техника мягкого перехода в полет, конечно, не един­ственная, хотя она наиболее традиционна.


Щучьи уроки

Существуют и другие приемы и факторы, помогающие окульту­рить отход. В первую очередь это действия отталкивания-притяги­вания. Не трудно, в частности, заметить, что выталкивание от опоры присутствует и в разобранном нами волнообразном движении: за­канчивая выпрямление тела, гимнаст активно отбрасывает опору на­зад, за голову, снимая тем самым имевшее здесь место натяжение пе­рекладины {рис. 18-г, к.к. 5—6). Возможны и аналогичные приемы при исполнении абсолютного большинства других отходов, но суть их везде одинакова — техника отхода должна предусматривать не внезапную, а достаточно постепенную разгрузку грифа при его осво­бождении.

Вдумчивый читатель заметит, однако, что хорош не всякий мяг­кий отход, также, как не всякий срыв плох. Можно отойти от опоры очень красиво, мягко, но... на перекладину. А можно сорваться так, что тютелька в тютельку встанешь на ноги. Что ж, это верно! Но это не имеет прямого отношения к предмету нашего состоявшегося раз­говора. Это — другая тема (19).

ЩУЧЬИ УРОКИ

Прежде, когда возможности даже лучших турнистов не заходили дальше «гладких» одинарных сальто, было популярно сальто назад сгибаясь-разгибаясь или, как его ласково окрестили, «щучка». Как водится, движение вначале эксплуатировалось отдельными мастера­ми, которые были способны в этом упражнении блеснуть (а это воз­можно и сейчас, нужно лишь знать в этом толк!), а затем стало расхо­жим и время от времени появлялось в обязательных комбинациях. То есть его обязаны были делать все. Тут-то и выяснилось, что эле­мент не так прост, как кажется, особенно если стремиться к его высо­коклассному исполнению.

Тренеры и гимнасты1, легкомысленно относившиеся кэтому дви­жению, брали его в работу как обычный вариант сальто назад («бланш»): ну подумаешь, сгиб-разгиб! Вместо движения прогнув­шись «дернуться туда и обратно», вот и все...

Но оказывается — «не всё». Выяснилось, что если гимнаст владеет полноценным, достаточно высоким выпрямленным сальто и хочет именно на этой основе делать «щучку», то всякая попытка «просто» добавить к привычному движению сгибание-разгибание в полете кончается «перекрутом». И чем плотнее и четче гимнаст сгибается в полете (стремясь лучше «продать» движение в полете), тем сокруши­тельнее фиаско. Оно и понятно! Ведь сгибание тела — не что иное,


             
   
 
 
   
 
 
 
   
 

ПЕРЕКЛАДИНА_________________________________________________

как род группировки, а она, как всякий знает, ускоряет вращение в полете.

Какой же вывод делает наш легкомысленный тренер? Он внушает ученику: ну, ты уж разошелся! Это ведь тебе не бланш. Работай по­спокойней , тогда и не перекрутишь! Послушный ученик резко «сбав­ляет обороты», делает очень вялое движение на отход и, едва успевая наметить сгиб-разгиб в полете, с трудом встает на ноги. Не сальто, а эрзац! Тут-то и становится понятно, что существует некая проблема, которую не решишь кавалерийским наскоком.

Как же строить такое движение?

Прежде всего нужно помнить, что в гимнастике практически нет движений, которые не поддаются отличному исполнению. Если есть реальное упражнение — должна быть и достойная его техника! Са­мым беспомощным и некомпетентным было бы решение прими­риться с приспособительным, вялым, стертым исполнением «сгиба-разгиба». Это сальто не только можно, но и должно выполнять с вы­соким вылетом и четкой, подчеркнутой демонстрацией «складки» в полете. Более того, практика показывает (и теоретически это объяс­няется) , что самые высокие и эффектные одинарные сальто это имен­но сальто сгибаясь-разгибаясь, а также так называемые «затяжные»!

Что же происходит при грамотном исполнении подобных упраж­нений?

На рис. 19 — принципиальная картина сальто сгибаясь-разги­баясь. Упражнение выполняется по программе «моновращения», то

есть тело в целом все время имеет угловую скорость неизменного на­правления, но со специальными корректирующими контрдейст­виями на опоре. Опорная часть уп­ражнения выполняется, в большей своей части (к.к. 1—5), как это обычно и должно быть — на пол­ной мощности. Но в фазе отхода (к.к. 5— 7) гимнаст больше и мощ­нее обычного разгибается на опоре, «подставляя грудь» и отчетливо от­талкиваясь руками назад, за голову (ср. с движением на рис. 16-в). Мера этого «контртемпа» должна, разумеется, тонко соответствовать всему ходу движения: чем сильнее





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!