ПОВОРОТ МАХОМ НАЗАД: ТЬМА НЮАНСОВ




«Бросковые» повороты кругом, выполняемые махом назад из упора или в подъеме, могут быть очень эффектными, если делаются умеючи. Гимнаст, способный блеснуть в таком, казалось бы, простом движении, всегда выглядит наособицу, так как традиционные «обе-ручные» давно приелись. Но движения эти не слишком популярны; это можно объяснить тем, что они довольно прихотливы и, чтобы украсить ими комбинацию, требуется виртуозное исполнение.

Обсудим такой поворот, выполняемый в упоре.

Он должен делаться на широком, свободном, «хлестком» махе, рассчитанном на динамичный подъем тела примерно до 45° над гори­зонталью. Акцент при этом должен ставиться не на движении стопа­ми вверх, к стойке (ее ведь не будет!), а пораньше, с «оттяжкой» на­зад-вверх. Ноги при этом и все тело, активно двигаясь в махе, оста­ются строго в срединной плоскости снаряда.

Однако главное здесь—действия руками в повороте. Прежде все­го это — очень быстрая попеременная работа руками, при которой одна кисть как бы подбивает другую, исключая этим, в идеале, безо­порное положение (хотя нередко оно и возникает даже у хороших исполнителей).

Важный нюанс: рука, разноименная повороту (снимающаяся с опоры первой), покидает жердь довольно рано, тогда, когда ноги только еще делают свой акцентированный бросок назад-вверх и — немедленно, по кратчайшему пути переносится в хват сверху на жердь, одноименную повороту. Только при этом условии у гимнаста будет в дальнейшем необходимый «темп» для исполнения основной части поворота при наличии надежной опоры.

Второй нюанс, еще более существенный: переводя руку на другую жердь, гимнаст поначалу не должен поворачиваться/Плечевой пояс в момент постановки руки расположен почти так же, как и до начала поворота. Поспешный поворот искажает структуру броскового маха назад, превращает его в мах «боком» и лишает движение необходи­мой энергетики (это еще один пример действия «закона локализации основных действий: не выполнивэнерообеспечиваюшихдействий, нельзя вводить усложняющие). Кроме того, он провоцирует еще бо­лее серьезные ошибки, о которых — ниже.

Третий нюанс, самый важный: оказавшись в положении мимо­летного упора обеими руками на одной жерди, гимнаст ни в коем слу­чае не должен сближаться с нею и передавать на нее тяжестъ\ Этим, в частности, и объясняется требование не поворачиваться преждевре-


БРУСЬЯ______ ____________________________________________________

менно; гимнаст, позволивший себе это, как правило, оборачивается лицом (животом) к жерди и притягивается к ней, после чего движе­ние немедленно ломается.

Далее. Как только разноименная рука встает на опору, она тут же активно упирается в нее и как бы заводит жердь круговым движени­ем направо-назад (при левом повороте), «за спину». Другая рука, снявшись с опоры, некоторое время остается согнутой у груди (кисть у правого плеча), а затем быстро переводится назад, за спину, встре­чая опережающим движением новую опору. Эти действия, представ­ляющие собой, фактически, как бы круговое отталкивание опорной рукой, и обеспечивают собственно поворот кругом.

Характерны движений головой в этом повороте. С началом ак­тивного разворота (чаще — влево), в первой его половине, голова на­рочито отстает в движении (взгляд — на правую кисть), а как только левая рука уходит за спину, голова быстро поворачивается налево кругом. При этом — еще один нюанс! — нельзя смотреть вперед и, тем более, вниз; голова не должна явно опускаться на грудь; взгляд как бы скользит чуть повыше «горизонта». Если это требование не выполняется, окончание поворота происходит без оттяжки, с силь­ным и некрасивым сгибанием тела.

Есть и другие существенные нюансы этого движения. В частно­сти, мах назад, на основе которого поворот строится, делается до­вольно необычно: ноги должны «стаскивать» за собой все тело — включая плечевой пояс!— назад, смещая его вдоль жердей. Зачем это нужно? Дело в том, что если мах будет строиться по «школярской» схеме «мах назад — плечи вперед» (56), то после поворота это приво­дит почти к неизбежному падению назад на жерди (рис. 68-а). Если же по ходу броска ногами плечевой пояс тоже оттягивается назад, то после поворота тело приходит в отличное активное положение (б).


 

Отсюда еще один вывод: мах на по­ворот должен быть не столько вы­соким, сколько высоко-далеким.

И еще несколько соображений о фазе исполнения собственно по­ворота. Казалось бы, классичес­ким принципом является исполне­ние поворота в апогее маха, на взлете, когда руки освобождаются от давления на опору. Это так, и не так. Если бы гимнаст мог делать в этих условиях поворот очень ком­пактно, то упомянутый принцип был бы всем хорош. Но комменти­руемое движение не совсем обыч­но: промежуточная опора о жердь,

неудобная постановка кистей, «слом» линии тела при перехода из упора в упор сзади и другие причины препятствуют быстрому пово­роту и требуют дополнительного времени. Поэтому если действия поворота начинать в самом конце подъема, то их окончание будет слишком поздним и придется по времени на спад, как это часто и бы­вает на практике (рис. 69-а).

Идеально было бы начинать поворот пораньше, как мы и реко­мендуем, и завершать его в высшей точке подъема (б). Но это, к сожа­лению, не всем доступно. Для этого нужна, в частности, очень хоро­шая подвижность в плечах и умение пользоваться ею в сложной си­туации упора сзади.

Наконец, возможен компромисс, который и дает оптимальное ре­шение: начинать работать «по повороту» незадолго до, а заканчивать ее вскоре после окончания маха ногами назад-вверх (в).

Все сказанное относится и к подъему махом назад с поворотом, но с добавлением еще одного нюанса. Названный подъем выполняется, как правило, в связке с махом дугой в упор на руках, причем руки после этого обычно держатся на жердях со значительным сгибанием в локтях. В процессе собственно подъема тело гимнаста, как и в пре­дыдущем упражнении, «оттаскивается» назад от кистей, и руки зна­чительно выпрямляются в локтях (рис. 63-6). Для гимнаста, разучи­вающего данный подъем, это один из ключевых моментов: если он «не отпускает» плечи назад и поддается во время подъема естествен­ному соблазну удержать руки согнутыми, а еще хуже — поддернуть ими себя вперед, к кистям (так обычно делают при простом подъеме



БРУСЬЯ___________________________________________________________

махом назад, особенно в стойку!), то сразу после поворота гимнаст неотвратимо падает назад в упор на руках — по той причине, которую мы уже рассматривали выше (рис. 68-а).

ОДИН ЭЛЕМЕНТ? ДВА?

Тряхнув гимнастической стариной, можно вспомнить, как с пол­века назад были популярны различные движения с перемахами нога­ми. Это и опорные прыжки типа «разножек», аналогичные соскоки с перекладины, подъемы и перемахи на брусьях. Эпоха, о которой идет речь, еще не знала бросковых движений, и поэтому названные уп­ражнения выглядели как простое механическое соединение двух последовательных элементов. Например: подъема махом назад в вы­сокий упор на перекладине («под стойку») и — соскока ноги врозь. Или: наскока в упор на руках на коне и — соскока оттуда ноги врозь и т. п. Так же трактовался и аналогичный подъем с перемахом на брусьях: выполнялся невысокий подъем махом назад (рис. 70-а, к.к. 1—6), и из положения нефиксированного упора с выпрямлен­ным телом, после мгновенной, но явной паузы (к. 6) — перемах ноги врозь (к.к. 6—8). Впрочем, был возможен и более высокий подъем, но после этого приход в упор углом с остановкой оказывался практичес­ки невозможным, ноги всегда опускались сразу под жерди, и прихо­дилось идти в упор на согнутых руках (к.к. 8— 9) с дальнейшим махом назад и разгибанием рук («клюка»).

Начиная с 50-х годов, в гимнастику пришла бросковая техника, которое многое изменила. Коснулось это и движений с перемахами. Мощный мах при бросках, сильно «возбуждающий» двигательный аппарат гимнаста, естественным образом привел к тому, что движе­ния типа перемаха органически слились с волной действий, подго­тавливающих и реализующих «броски» ногами. Благодаря этому, подъем с перемахом ноги врозь и аналогичные ему упражнения (на­пример, с поворотом и подлетом углом по типу «воронинского» на перекладине) превратились в своеобразные подлеты, вобравшие в себя перемах как усложняющее действие (рис. 70-6). Если в старых аналогах этого движения окончание подъема и перемах имели «пере­мычку» — паузу с движением тела в прямом положении (рис. 70-а, к. 6), то в бросковом варианте такая пауза стала не только неумест­ной, но и почти невозможной технически, ведь после хорошего брос­ка назад (рис. 70-6, к.к. 2—5) мышцы передней поверхности тела бы­стро, сильно натянуты и идеально подготовлены для выполнения пе­ремаха.


___________________________________ 75. Один элемент? Два?

Но это еще не все. Мощное, форсированное исполнение хорошо подготовленного перемаха превращает его в этих условиях в эффек­тивное «контрдействие», не только вызывающее перемену направле­ния вращения всего тела, ной содействующее дополнительному уве­личению высоты подлета! В результате гимнасты получили возмож­ность шире варьировать упражнение, в частности — делать его с более эффектным приходом в упор углом.


Подобные же изменения произошли и в других видах многобо­рья: примитивные «разножки» на перекладине, в опорных прыжках


БРУСЬЯ





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!