ЕЩЕ ОДИН ШТРИХ К «БРОСКУ»





Кольца — единственный подвижной снаряд в гимнастике. Прав­да где-то, во мгле гимнастической истории, смутно мелькает и трапе­ция, то есть свободно подвешенная перекладина, которую ныне можно увидеть только в цирке.

Подвижность колец придает структуре и технике движений на кольцах неповторимое своеобразие. Но многое роднит этот аппарат с другими, «жесткими» снарядами, построенными также в расчете на исполнение махов в передне-заднем направлении, то есть — с перекладиной, атакже с мужскими и современными женскими бру­сьями.

Сходства и различия техники движения на кольцах с техникой упражнений на фиксированных опорах довольно примечательны. Нередко их анализ позволяет более ярко высветить особенности по­строения действий гимнаста и лучше понять то, что не всегда очевид­но вне такого сравнения.

Характерный пример — все те же размахивания. Если посмотреть на новичка, пытающегося «помахаться» в висе на кольцах, то, ско­рее всего, мы увидим что-то похожее на три первых кадра рис. 78 (на с. 210): гимнаст сгибается (к.к. 1—2) и разгибается (к.к. 2—3) в висе, почти не вводя в движение кольца с тросами. Это напоминает размахивания изгибами на перекладине, но как махи на кольцах со­вершенно не годится. Гимнаст подменяет здесь движение всего тела махами как бы изолированных ног. При этом в итоге (к.к. 2—3) тело очень мало поднимается, тогда как настоящий мах вперед или назад это обязательно хороший, хоть и не фиксированный подъем!

Как же «школярские» махи превращаются в настоящие размахи­вания?

Здесь нужно вспомнить, что звенья биодинамической цепи, ко­торую представляет собой тело человека, все время взаимодейству­ют, и это взаимодействие обычно носит как бы волнообразный ха­рактер, когда механическое возбуждение последовательно передает-


 


           
 
   
 
 
   


КОЛЬЦА___________________________________________________________

ся от одного звена цепи к смежным звеньям (22). В связи с этим пол­ноценный мах на кольцах следует выполнять так, чтобы возбужда­лась вся цепь тела гимнаста. Для этого уже первое движение ногами из виса, динамично начинаясь, должно затем столь же активно при­тормаживаться, в результате чего механическая волна получает быс­трое продвижение от стоп к опоре, последовательно вовлекая в этот процесс все звенья тела вплоть до кистей с кольцами (к.к. 3—4). На махе нового направления (к.к. 4—5) этот эффект — при правильной работе — усиливается, и тело, сохраняя позу, близкую к прямой, под­нимается все выше. Контрольным («индикаторным») здесь является горизонтальное положение тела (к. 5) с подъемом его ОЦТ (а не толь­ко стоп!) до уровня опоры или даже выше.

Впрочем, все сказанное достаточно банально, и ни для кого не со­ставляет секрета.


Интересно другое. В структуре описанных действий особенно ярко высвечиваются все необходимые компоненты техники броска. Сравните с перекладиной: ведь там, взяв мах, или даже получив его с помощью, можно некоторое время сохранять в висе совершенно пас­сивные маятникообразные махи. Но на кольцах этот номер не прохо­дит! Здесь нужно все время работать, иначе движение почти сразу затухает. И чтобы его поддерживать, необходимо непрерывно и очень четко действовать, вовлекая в движение все звенья, особен-


Эта однобокая опора

но — руки с кольцами, которые в конце каждого маха должны воз­можно активнее и как можно дальше отводиться по горизонтали в сторону, противоположную маху ногами.

Навык этих действий и связанные с ними контрольные ощуще­ния, очень важны для гимнаста. Хороший «кольцевик» очень остро чувствует всю цепь манипуляций, начинающихся на каждом махе острым броском и завершающихся быстрой активной оттяжкой со смещением стоп по горизонтали, которое дает гимнасту ощутимую опору и позволяет благодаря этому подниматься. Некоторые мастера даже разворачивают в конце маха вперед кисти наружу, супинируя их, чтобы лучше прочувствовать активную опору о кольца, падаю­щую в этом случае не на фаланги пальцев, а на более мощную, «кор­невую» основу ладони.

ЭТА ОДНОБОКАЯ ОПОРА

Опора, которую гимнаст имеет на кольцах, неполноценна. Ее свойства меняются в зависимости от положения тела на снаряде, сте­пени отклонения тросов от вертикали и фазы движения. Если натя­нутые тросы колец располагаются отвесно (рис. 79- а на с. 212), то и опираться о них можно только по вертикали, причем действуя ис­ключительно вниз, тогда как при движении колец вверх опора про­сто исчезает. Всякая попытка действовать в этом случае на кольца по горизонтали также будет совершенно бесполезной, с таким же успе­хом можно пытаться отталкиваться от воздуха...

Но как только тросы с кольцами отклоняются от вертикали, ситу­ация меняется тем больше, чем значительнее угол отклонения колец от отвесного положения (б): натягивая отклоненные тросы, гимнаст получает возможность отталкиваться от них не только в вертикаль­ном, но и в горизонтальном направлениях. Крайней была бы вообра­жаемая ситуация, при которой кольца с тросами, поднявшись гори­зонтально (в), давали бы хоть и однобокую, но совершенно жесткую опору по горизонтали, но... не давали бы на этот раз никакой верти­кальной опоры.

Реальная картина показана на фиг. г: гимнаст выполняет обычные размахивания, заставляя кольца совершать колебательные движения около вертикали и также имея, хоть и небольшую, но существенную возможность опираться о кольца не только в вертикальном направ­лении (вниз), но и по горизонтали. При этом отталкивание возможно только в направлении, одноименном маху.

Какое это имеет значение? — Спросит читатель.




Значение очень большое, так как с этим связаны основные осо­бенности построения движений на кольцах, включая и многие техни­ческие проблемы. В первую оче­редь это проблема раскачиваний.

Дело вот в чем. Если бы кольца были подвешены на бесконечно длинном тросе, то и угловые его отклонения были бы бесконечно малыми. Это означало бы, что го­ризонтальная опорная реакция в любой фазе маха была бы всегда практически равной нулю. И тог­да ОЦТ тела гимнаста всегда дви­гался бы исключительно по верти­кали — в плоскости подвеса снаря­да, то есть только вверх и вниз и,— практически никогда по горизон­тали. А это означает, что раскачи­вания на кольцах (то есть маятни-кообразные колебания всего тела и снаряда с их смещением в передне-заднем направлении) были бы при работе «в покое» вообще нам неве­домы!

Но раскачивания все-таки воз­никают, и притом в самой непри­ятной форме, уводя иногда «под откос» целую комбинацию. Отсю­да кажется естественным вывод в том роде, что самая точная работа это — размахивания без раскачи­ваний. И когда мы видим филиг­ранные действия лучших «коль­цевиков», то убеждены, что уж у них-то никаких раскачиваний, действительно, нет и быть не может.

Но это не совсем не так, а в ка­ком-то смысле совсем не так.


__________________________________ 88. Подначимте!

На самом деле отклонения ОЦТ тела гимнаста от опорной верти­кали при верной работе не только не отсутствуют, они практически неизбежны! Сольлишьвтом, что при точных действиях гимнаст до­бивается идеального баланса таких отклонений (как бы — микрока-чей) на махах обоих направлений.

Кач на кольцах — движение относительно медленное, и прежде, чем он под действием силы тяжести разовьется, можно успеть махом другого направления скомпенсировать ранее возникшее отклонение ЦТ системы «гимнаст-снаряд» от отвесного положения. И так долж­но происходить на протяжении всей комбинации, важно лишь, что­бы сумма всех реал ьно возникших разнонаправленных отклонений тела от опорной плоскости все время оставалась бы равной нулю.

Читатель спросит: неужели такая работа доступна?

Да не только доступна, это — будни гимнастики! Ведь даже любое «статическое» равновесие, например, стойка на руках, делается, в принципе, точно также: гимнаст вовсе не стоит подобно статуе, а все время балансирует, уравновешивая отклонения тела от наилучшего положения так, чтобы в итоге стоять «мертво».

В практическом плане сказанное означает, что гимнасту важно ос­воить на кольцах полноценные размахивания, при которых действия на махе каждого направления были бы хорошо управляемыми и рав­ноценными как по амплитуде, так и по степени отклонения тросов во время исполнения этих движений. Это, к сожалению, далеко не всегда получается, так как биомеханические условия выполнения маха впе­ред и маха назад не одинаковы (73,92,159). Так, меньшая подвиж­ность в плечах, дающая о себе знать при махе назад, нередко бывает причиной несбалансированного смещения тела в одном направле­нии, после чего может возникнуть кач. Это предъявляет повышен­ные требования и к действиям на махе вперед: если гимнаст — в срав­нении с предшествующим махом назад — недорабатывает руками (рис. 79-г, к. 5) и слабо отводит кольца назад, «за голову», то в даль­нейшем это и может привести к раскачиванию. Причем подобная опасность тем реальнее, чем больше уже достигнутая амплитуда раз­махиваний. Именно поэтому особенно сильные, «губительные» рас­качивания мы наблюдаем не у новичков, а у мастеров.

88. ПОДКАПНИТЕ!

Внимательный зритель (читатель), наблюдая работу мастеров на кольцах, порой увидит странное: вот гимнаст вышел к снаряду, тре­нер его подсадил и... вместо того, чтобы помочь успокоиться в висе,


           
 
 
   
   
 

КОЛЬЦА___________________________________________________________

тихонько его подталкивает, умышленно задавая небольшой, но яв­ственный кач. Чаще всего это бывает, когда гимнаст начинает ком­бинацию подъемом махом назад в стойку на руках.

Что все это значит?

Хитрость здесь простая. У спортсмена проблемы с подъемом ма­хом назад: если он начнет из «чистого» статического положения, то возникнет та самая ситуация, которую мы описали в конце предыду­щего сюжета. Из-за недостаточной работы кистями с кольцами (ко­торые должны на махе назад больше продвигаться вперед) у гимнаста развивается кач, особенно усиливающийся в связке «высокий вык­рут вперед — подъем махом назад». Чтобы избежать этого, гимнаст, пользуясь помощью, заранее берет «контркач», который призван по­гасить нежелательные отклонения от вертикали на неточных махах назад. При этом все вводные действия («помах» и проч.) по скорости и акцентам рассчитываются таким образом, чтобы основной мах на­зад, провоцирующий возникновение кача, попадал на фазу отклоне­ния тела с кольцами вперед. В результате вся система уравновешива-

ется, и гимнаст завершает связку в покое. Если же такой упреждаю­щей работы не проделать, то разви­вающийся кач может зафиксиро­ваться при переходе к статическим или силовым элементам или совсем пойти в разнос на последующих махах.

На рис. 80 показана типичная ситуация такого рода. Гимнаст де­лает мах назад, и ЦТ системы сме­щается в одноименном направле­нии (а). Если теперь, переводя руки в положение упора, быстро выполнить собственно подъем, то момент завершения движения зас­тает систему в состоянии отклоне­ния назад от опорной плоскости, и тело с кольцами, двигаясь вперед под действием силы тяжести, будет стремиться вернуться в отвесное положение. И кач готов!


Остановить развившийся кач, находясь в положении стойки или


____________________________________ 88. Подкапните !

упора, невозможно. Исполнитель в состоянии лишь чуть ослабить его, например, при выходе в стойку бланшем, когда тело проходит положение вертикального упора с приопущенными ногами, благода­ря чему кач протекает чуть медленнее, чем, скажем, при жиме со­гнувшись, сопровождающимся сразу подъемом всего тела к стойке. Свою роль играет и малая скорость этого движения, позволяющая гимнасту дождаться естественного ослабления кача.

Но все это — меры пассивные и поэтому неэффективные. Форси­рованно погасить кач, возникший из-за неточного маха, можно только четкими активными действиями также на махе. Приемы это­го рода хорошо известны. Так, если кач продолжается в стойке на руках и предстоит спад, то его начинают при отклонении колец в направлении, разноименном спаду: на большой оборот впередукощт после того, как тросы откачнутся назад от вертикали; на большой оборот назад — противоположным образом. Заметим, что здесь по­вторяется та же ситуация, что и в начале комбинации, разница лишь в том, что в этом случае гимнаст уже сам себя «подкачнул». И ясно, что действовать в этой ситуации нужно очень взвешенно. В зависимости от того, каков по интенсивности сохранившийся кач и насколько «качеопасны» последующие действия в висе, действовать приходит­ся по-разному: спад можно начинать в крайней точке кача или по­раньше, каждый раз взвешивая степень соответствия контрмер воз­никшему раскачиванию.

Однако все описанные технические хитрости — не от хорошей жизни. Это приемы экстренного исправления ошибок, без которых лучше было бы вообще обойтись. Лучше не болеть, чем уметь лечить­ся! Ачтобы качами «не болеть», нужно, прежде всего, достичь долж­ного уровня техники, можно сказать — культуры размахиваний на кольцах. Гимнаст высокого класса должен безупречно владеть высо­кими махами обоих направлений, добиваясь при этом совершенно устойчивого, без видимого раскачивания длительного исполнения махов с подъемом всего тела выше уровня опоры!

Обычно наиболее трудна в этом отношении задача исполнения маха вперед, при котором активное отведение колец назад дается и координационно, и физически сложнее, чем выведение колец вперед на махе назад. При малейшем снижении контроля мах вперед либо ослабляется, либо искажается: сильно уменьшая плечевой угол, гим­наст делает высокое движение ногами при низко расположенных плечах, наивно полагая, что это и есть «высокий мах». Впрочем, не­редки затруднения и на махе назад, при которых гимнаст должен уметь, после энергичного броскового маха, как бы втягивая живот и


КОЛ ЬЦА____________________________________________________________

активно отводя кольца вперед, подниматься возможно выше относи­тельно опоры.

Не менее сложна и проблема удержания устойчивости повторных маховых движений. Проще всего продемонстрировать минимальные по амплитуде, спокойные махи, которые не создают угрозы кача. Но выполнить большую серию точных махов, каждый из которых — полуподъем, под силу не каждому даже мастеру. Если же гимнаст уверенно с этим справляется, это означает, что он владеет суммой приемов, позволяющих непрерывно, гибко управлять системой, эк­стренно внося коррекции, связанные с неравноценностью махов вперед и назад и с возможной угрозой раскачивания. Такому мастеру не придется просить: «Подкачните!».

ОБРЫВЫ И «ОБРЫВЧИКИ»

Любой гимнаст, когда-то впервые пробовавший сделать на коль­цах махи выше, смелее, сталкивался с проблемой обрывов висе, то есть с резким натяжением тросов, возникающим у нижней вертика­ли и воспринимаемым, прежде всего, как срывающий удар по кистям и плечевому поясу. Эти удары тем ощутимее, а для новичка и опас­нее , чем больше высота спада и чем более неумело гимнаст действует.

Явление это характерно именно для колец и опять-таки связано с тем, что кольца — подвижной снаряд, при работе на котором ОЦТ тела перемещается почти исключительно по вертикали, в плоскости подвеса снаряда (87). Быстро двигаясь вверх и вниз во время разма­хиваний, тело спортсмена должно в крайнем нижнем положении по­чти мгновенно поменять направление перемещения; это-то и вызы­вает резкое увеличение нагрузок, падающих на все звенья системы {рис. 79-г).

Существуют всем известные технические приемы смягчения спа­да в вис. Основной — приближение к вертикальному вису с изгиба­нием тела, позволяющим постепенно, а не сразу гасить имевшуюся скорость перемещения. При этом тело как бы перекатывается по от­весной вертикали, приходя, в итоге, в прямое положение (рис. 81-а).

Сравнение этого движения с перекатом или, если угодно, с ку­вырком — не случайное. Вспомним, что делает гимнаст или цирко­вой акробат в случае «перекрута»: он не позволяет себе падать плаш­мя, а... идет в кувырок и тем самым гасит избыточную скорость, так как во время переката звенья приземляются (останавливаются!) не все сразу, а последовательно, одно за другим, позволяя, таким обра­зом, растянуть время гашения скорости тела в целом, а, значит, сни-


______________________________ 89. Обрывы и «обрывчики»

жая и возможную энергию удара (148). Возвращаясь к кольцам, за­метим, что любой другой способ перехода в вис здесь был бы просто опасен (б).

Но все хорошо в меру! Смягчение спада ведь означает не только ослабление удара при попадании в вис с ходу, но и — гашение самой энергии переместительного движения, крайне необходимой для вы­полнения всех маховых упражнений, особенно подъемов, больших оборотов, соскоков. Поэтому не случайно каждый гимнаст, по мере совершенствования техники махов на кольцах, стремится действо­вать смелее, быстрее, «жестче». При этом техника, характерная для начинающих гимнастов (а также мастеров прошлых поколений!) и требующая на спаде ярко выраженной «мягкой» работы с сильным прогибанием на махе вперед и сгибанием на махе назад, уступает ме­сто махам с все более выпрямленным телом и более выраженными, а иногда и спровоцированными обрывными эффектами в висе. Автор этих строк помнит, как один из лучших наших мастеров прошлого Сергей Диомидов, как-то, обсуждая технику махов на кольцах, бро­сил примечательную фразу в том смысле, что, идя в вис, он, Диоми­дов, обязательно должен иметь внизу «обрывчик», благодаря которо­му становится возможным мощно «выстрелить» вверх при подъеме.

Что за «обрывчик»? Зачем он исполнителю?



Конечно, речь идет о рывке в висе, который не страшен опытному гимнасту, тем более теперь, когда мастера стали применять надежные


КОЛЬЦА





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-13 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!