ПОВОРОТЫ РАЗБАВЛЕННЫЕ И КОНЦЕНТРИРОВАННЫЕ




У круговых махов на коне, исполняемых с поворотами, есть одна характеристика, на которую никто не обращал внимания, тогда как она довольно интересна и позволяет увидеть эти движения в новом свете.


 





Речь идет об относительных пропорциях вращений тела гим­наста «по кругу» и «по повороту». Поясним это конкретными при­мерами, беря числовое отноше­ние поворота, к угловому пути, проходимому по дуге стопами гимнаста в том же упражнении.

Так, прямой стойкий из упора в упор сзади на одной ручке по­перек (рис. 110-а), это движение с поворотом на 90°, которое со­провождается движением стоп гимнаста по дуге в 270° (показано пунктиром). Таким образом, по­воротный коэффициент (ПК), то есть как бы оснащенность это­го движения поворотом, равен отношению: «90:270=0,3».

Другой пример: в любом «вы­ходе» или «входе» с поворотом на 180° (б) стопы проделывают ду­говой путь, равный полному кругу. Таким образом, ПК здесь составляет уже 0,5, то есть такое движение как бы в большей сте­пени насыщено поворотом.

Но вот еще один характерный случай — «круги прогнувшись», «вертолеты» или аналогичные вращения в упоре сзади («уг­лом»). На фиг. в показано такое движение с поворотом на 360°. Здесь дуговой параметр дви­жения и угол поворота равны.

Рис. 110. Поворотный коэффициент.

Махи могут быть в разной степени

«насыщены» поворотами,

даже если судьи думают иначе...


Повороты разбавленные и концентрированные

ПК равен 1,0. Такой же высокий коэффициент поворота имеет место и в «винтах», где, как отмечалось, делается разноименный поворот.

Итак, мы видим, что повороты, вводимые в круговые махи, быва­ют относительно «разбавленными» (когда небольшой поворот растя­гивается надовольно долгое круговое движение)и, напротив, — бо­лее «концентрированными», если в ходе кругового движения нужно успеть повернуться побольше, что, конечно, влияет на трудность уп­ражнения (заметим в скобках: неплохо было бы учитывать это обсто­ятельство и в судействе).

Но вот интересный вопрос: может ли ПК быть больше, чем 1,0? Ведь, чтобы осуществить такое движение, нужно больше поворачи­ваться, больше «винтить», чем двигаться «по кругу»! Ответ: да, такие движения возможны. Более того, кое-что подобное давно существует в практике; гимнасты окрестили такие элементы «отвертками». На­пример: с кругов в ручках выход плечом вперед на ручку в упор попе­рек и — с поворотом плечом назад выход в упор сзади на теле и ручке. В конце такого движения рука, стоящая на ручке, оказывается в су-пинированном хвате, который устраняется следующим махом. Такое движение имеет ПК, равный 3,0! Стопы гимнаста описывают здесь (из упора поперек на ручке до упора сзади на теле и ручке) дугу всего в 90°, тогда как общий поворот тела вокруг продольной оси составля­ет целых 270°. Более того — при хорошей технике возможно молние­носное выполнение добавочного поворота кругом в упор продольно на теле, и тогда ПК в этом эффектном, но, конечно, трудном упраж­нении достигнет 5,0!

Упражнения, подобные описанным, могут быть названы «обрат­ными винтами» и характерны наличием в них форсированного одно­именного поворота, которым гимнаст как бы опережает круговой мах ногами по дуге27.

Насколько реальны эти движения не в форме «отверток», а в виде широкого классического движения, например, в ручках?

На наш взгляд, прогноз вполне оптимистичен. К современной технике круговых махов «от плеча» и с прямым телом нужно было бы добавить хорошо развитую подвижность кистей при глубокой супи­нации и пронации, хотя возможно и построение «обратных винтов»

27 Чтобы сформировать более яркое представление о таких движениях, вообра­зите себе, что вы, например, стоя на полу, оперлись поясницей о тело коня и, вращаясь вокруг собственной продольной оси, «катитесь» вдоль него, одновре­менно перемещаясь и вращаясь в одноименную сторону. В этом случае переме­щение тела будет не слишком активным, зато вращение — очень интенсивным.


Конь


125. О правилах ходьбы


 


на теле, где проблема выворотности кистей вообще снимается, так как рука гимнаста на такой опоре не фиксирована.

Впрочем, к современной технике маха на коне нужно здесь было бы добавить еще одно непременное условие: творческую инициативу и дерзость; такие вещи нужно осваивать самому, а не ждать, пока их кто-нибудь разучит раньше тебя...

О ПРАВИЛАХ ХОДЬБЫ

В последние годы представления об опорных зонах коня стали более широкими и свободными. Если прежде они сводились к понятиям «тело» — «тело-ручки» — «ручки» (с приматом последних), то теперь границы между этими опорами стали более стертыми; порой гимнаст как бы и «не замечает», что на коне вообще есть ручки: между ними делаются круги и продольно, и поперек, а некоторые «проходы» осуще­ствляются «мимо» ручек, что в старой гимнастике было немыслимо.

Для всех перемещений по продольной оси коня нужно владеть техникой переходов, которая, казалось бы, давно освоена, но со вре­менем все же шлифуется, уточняется, совершенствуется. Проком­ментируем в связи с этим некоторые детали, которые полезно учиты­вать специалисту.

Начнем с упоминания о вещах наиболее очевидных.

Так, ясно, что для переходов и продольно, и поперек через ручки и тело требуется техника кругов, при которой гимнаст может, до изве­стных пределов, выравнивать действиями в плечах (113) «длину рук», если они находятся на разновысоких опорах, и даже применять постановку кисти «рюмочкой».

Но вот моменты менее известные и очевидные.

Обращали ли вы внимание, на какие именно фазы круговых ма­хов приходятся, в основном, наиболее трудные части переходов, на­пример — с подъемом на ручку?

Вникнув, можно заметить, что здесь действуют совершенно опреде­ленные закономерности, которые нельзя не учитывать. Так, по услови­ям равновесия, и в соответствии с динамикой движения, позволяющей гимнасту управлять телом при переходах, решающая фаза движения выполняется только тогда, когда пояс верхних конечностей, а значит и наиболее массивная часть тела, туловище, смещаются в перемахе туда, куда должно перейти затем и все тело. Так, при обычном переходе кру­гами влево такой фазой является мах влево-назад из упора сзади на теле и ручке, когда плечи смещаются вправок появляется возможность под­няться в упор на левую ручку и «загрузить» ее. В «противоходе», вы-


полняемом на кругах того же направления, такой фазой, наиболее благоприятной для смещения, является, соответственно, перемах впе­ред из упора, так как именно в этом махе плечевой пояс наклоняется влево, то есть туда, куда должно перейти и все тело гимнаста.

Что касается второго маха, также входящего в состав кругов с пе­реходами, то он, по тем же самым физическим причинам, менее удо­бен (а чаще совсем не пригоден) для выполнения ответственных фаз перехода.

Таким образом, в применении к переходам, должны различаться два вида махов, один из которых — основной, а второй — вспомога­тельный.

Точно такая же картина наблюдается при проходах поперек. В этом случае, при необходимости подняться вперед на ручку, основ­ным махом является мах назад из упора сзади, а при проходах назад— мах вперед из упора.

Встречающиеся на практике исключения из этого общего прави­ла применения основных и вспомогательных махов крайне редки. Они случаются, если гимнаст имеет особенно благоприятную кон­ституцию (длинные руки) и, к тому же, особенно тщательно готовит наиболее ответственную фазу перехода. Например — предваритель­но вплотную приближается к ручке, на которую нужно подняться. Но заметим, что и это все напрасно; лучше действовать так, как под­сказывает сама физическая природа движения!

Тут наш недремлющий скептик спросит: не хотите ли вы внушить нам, что «основные» перемахи важны, а остальные, «вспомогатель­ные», имеют для технической подготовки второстепенное значение?

Нет, мы вовсе не собираемся это утверждать! Понимать, что такое «основной» мах (перемах), это примерно то же самое, что знать свою толчковую ногу; ведь знать это не означает, что вторая нога не нужна...

Основной мах и мах вспомогательный — элементы единой струк­туры, равно необходимые для исполнения переходов и проходов вдоль коня. Если первый незаменим в фазах со смещениями по вер­тикали, то второй наиболее эффективен как средство активного сме­щения тела по горизонтали. В особенности это действие-движение важно для исполнения быстрых проходов по коню, исполняемых «мимо ручек», когда гимнаст должен очень активно смещать тело по продольной оси снаряда.

По упомянутым причинам в подготовке на коне следует, конечно, Уделять достаточное внимание всем компонентам техники перехо­дов, противоходов, проходов вперед и назад, сосредоточивая внима-


 




Конь


126. И, все т а к и, сальто!


 


ние гимнаста как на тонкой равновесной работе во время исполнения «основных» фаз движения (с перемещениями вверх-вниз), так и на «вспомогательных» фазах, в которых возможно более активное смещение тела влево-вправо или вперед-назад, но усложняются ус­ловия для постановки опорной руки, с которыми тоже нужно хорошо освоиться.

126. И, ВСЕ ТАКИ, САЛЬТО!

Одно из самых узких мест коня, как вида многоборья, — соскоки. Строго говоря, соскоков, как отдельной и, тем более, эффектной разновидности движений, здесь просто нет. Фактически, гимнасты, завершающие комбинацию на этом снаряде, просто «прерывают» ее исполнением очередного маха, сделанного чуть выше и с уходом от опоры.. .Правда, мастера все последние годы делают соскоки через стойку, но сути дела это не меняет.

Поэтому понятно, что на протяжении всей долгой истории коня гимнасты мечтали об оригинальном соскоке. И понятно, что, прежде всего, появилась мысль о каком-нибудь сальто.

Но как можно на коне технически корректно, красиво сделать сальто? Эта проблема похожа на задачу о квадратуре круга: основной вид движений на коне — круги в горизонтальной плоскости, а саль­то-мортале это, обычно, вращение в вертикальной плоскости...

Совершавшиеся с давних времен попытки исполнения с махов на коне сальто (обычно — назад) всегда выглядели неубедительно: при­ходилось специально коверкать круги поперек на теле, чтобы в ре­зультате получить, грубо говоря, ублюдочные сальто мортале на вы­соте ручек коня и с приземлением едва ли не на корточки. И что при­мечательно: чем лучше, шире гимнаст делает в этом случае круги, тем проблематичнее достичь на их основе исполнения сносного сальто!

Но неужели ничего нельзя сделать?

Почему же нельзя? Можно. Нужно только не пытаться навязывать коню нечто ему не свойственное. Если сальто—движение в вертикаль­ной плоскости, то и на коне нужно брать за основу такое же движение. И оно есть. Это — классические плоские махи типа скрещений.

Вполне возможно, например, достойное исполнение на коне саль­то боком. Кратко опишем его особенности:

1. Делать лучше со скрещений (лучше прямых) или с любого од-ноножного маха, которым гимнаст может подготовить мощный, «ударный» отход на сальто. Обязательно владение техникой форсажа маха (114-116);


 

2. Главная задача любого сальто — обеспечение необходимого и достаточного вращения в полете, которое обусловливается, как все­гда, скоростью начального вращения, полученного от опоры, и об­щей длительностью безопорного движения, то есть — доступной вы­сотой вылета. Наилучшее сочетание этих признаков в описываемом случае достигается только при взвешенном использовании опреде­ленных технических приемов;

3. Опорное плечо перед переходом в полет должно быть довольно сильно наклонено; допустимо даже его некоторое «сваливание» в сторону вращения по сальто;

4. Высокое сальто, при прочих равных условиях, разумеется, луч­ше низкого, но следует помнить, что затяжной выход вверх на опор­ной руке чреват потерей скорости вращения; приобретая — за счет долгой опоры—лишнюю высоту, вы потеряете крутку. Отсюда обя­зательное требование:

5. На сальто следует уходить не в высшей точке маха (когда тело уже останавливается), а несколько раньше, как бы срываясь с опоры в момент, когда тело в целом еще сохраняет достаточно активное вра­щение;

6. Мах на сальто делается с некоторым наклоном плеч вперед, в расчете на уход со снаряда. Но слишком сильное сваливание тоже нежелательно, это будет снижать высоту движения;

7. По мере совершенствования соскока сваливание опорного пле­ча вбок и вперед будет уменьшаться, высота движения будет увели­чиваться, а возможная группировка — уменьшаться; при особо бла­гоприятных условиях и хорошей технике возможно исполнение сальто боком согнувшись ноги врозь.

ЭКВИЛИБР НА КОНЕ

Виды гимнастического многоборья всегда стремились к взаимо­проникновению. Стойки и пресловутые подъемы разгибом мелька­ют везде, где только возможно; брусья разной высоты — сдвоенная перекладина; бревно — вольные упражнения на узкой опоре... Конь, при всей его специфичности, тоже просачивается повсюду: что-то вроде кругов ногами встречалось и встречается даже на перекладине, бревне, а уж «деласалы» на полу...

Однако сам конь почти никого и никогда к себе «не пускал», со­храняя чистоту жанра. Стойку на нем делать, конечно, удобно, но с кругами и скрещениями она в прежние времена соединялась, все-таки, с очень большой натяжкой, технически неубедительно. Ну, а


 




конь______________________________________________________

попытки делать с кругов сальто всегда кончались, как уже было от­мечено, форменными пародиями (126).

Определенный прорыв произошел лишь в последние годы благо­даря кругам «деласал-томас» (121), как бы подарившим коню еще одно измерение. Стало возможным легко, не нарушая свойственной коню динамики, выходить в стойку на руках и возвращаться обрат­но, хотя сама фаза нахождения в стойке превратила коня попросту в стоялки...

Наступившая эпоха кругов «деласал-томас» подтолкнула гимнас­тов и к совершенствованию скрещений, к продвижению этих эле­ментов в класс «супер-упражнений». Поскольку сходы из стойки чаще всего выполнялись движениями типа «плоских» махов, гимна­сты почувствовали вкус к такой работе в высоких упорах, и появи­лись попытки выхода в стойку не «деласалом», а именно скрещением или подходящими одноножным перемахом. Опыты такого рода уже довольно многочисленны и описывались в литературе28. Но нужно признать, что практически все подъемы плоским махом в стойку до сих пор несовершенны и представляют собой довольно откровенное сочетание среднего по мощности «броска» с явным «дожимом», в сущности, дискредитирующим всю идею. Даже сходы из высоких упоров и стойки делаются в этих случаях со значительной потерей темпа, на силе, а это совершенно противоречит природе махов на коне с их непрерывным инерционным движением.

Можно ли, все же преодолеть на коне этот «барьер несовместимо­сти» маховой динамики и статичности высоких упоров и стоек?

Ответ на этот вопрос упирается, как всегда в гимнастике, в про­блему энергетики движения, которая зависит, в свою очередь, от двух кардинальных факторов — техники и (наконец-то!) — от специ­альной физической подготовки. Чтобы детали, связанные с этим, были более ясны и конкретны, рассмотрим модельное движение, ре­альность исполнения которого зависит от степени выполнения ряда требований.

На рис. 111 показано весьма эффектное упражнение, которое представляет собой — условно говоря—двойное скрещение или — переворот боком с поворотом на 360°.

Первое скрещение связки делается на подъеме и по принципу прямого, второе — на спаде и по типу обратного. Кроме того, каждое из этих движений делается на «своей» опорной руке.

28 См., например, «Гимнастическое многоборье. Мужские виды» под ред. Ю. К. Гавердовского. - М.ФиС — 1987. - С. 138.


Эквилибр на коне

Впрочем, все приведенные здесь определения движений требуют оговорок, так как существующая терминология оказывается для это­го случая недостаточной.

Условен сам термин «скрещение», поскольку перемахи ногами здесь выполняются, фактически, уже высоко в стойке и как бы теря­ют специфические признаки движения «через опору».

Особого комментария требуют повороты. Дело в том, что подобные движения с выходом в стойку выглядят и, как правило, считаются дви­жениями «без поворота». Но это — обман зрения. Причина этой иллю­зии в том, что повороты кругом «скрадываются» здесь одновременны-миполупереворотамивстойкуиизстойки. Наблюдателю кажется, что гимнаст «просто» выходит в стойку, как если бы он делал ее обычным движением из упора, как это бывает, например, на брусьях; хотя в дей­ствительности мах на брусьях делается, как известно, в переднезадней, а не фронтальной плоскости, и это совершенно разные движения.



На самом деле, если бы гимнаст выходил в стойку боковым махом без поворота, то в случае, показанном шрис. 111, он на к. боказалсябы к зрителю спиной, а не грудью, а опорная рука была бы к этому моменту повернута внутрь, пронирована. Между тем, в показанном движении гимнаст, начиная с к. 4, делает левым плечом и рукой круг влево-вниз и одновременно (что хорошо видно на рисунке) поворачивается с разве­денными ногами, выходя в стойку на ручках обычным хватом (к. 7). Это становится возможным потому, что опорная рука гимнаста (к.к. 2— 6) в ходе подъема не только отводится оттуловища, но и одновременно,


ТЕХНИКА ГИМНАСТИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ


благодаря повороту, супинируется, за счет чего в стойке гимнаст имеет опору в «нормальном», а вовсе не пронированном, хвате.

Далее, на спаде, переведя опору на другую руку, гимнаст выпол­няет аналогичное движение, но при этом, продолжая переворот бо­ком и поворот (физически) в ту же сторону, он приводит опорную руку и одновременно ее пронирует (к.к. 7—12). Сумма этих действий, как бы автоматически, опять таки восстанавливает нормальное по­ложение кистей на опоре.

Если представить себе описанное движение в хорошей динамике, как быстрый переворот боком в ручках с двумя «полпируэтами», то упражнение может быть феерически красивым. Принципиально воз­можна и вторая серия такой же «мельницы», которую пришлось бы, однако, делать, начиная как бы с обратного скрещения, что потруднее...

Как нужно действовать, чтобы освоить подобное движение? От­метим ряд кардинальных требований:

1. Необходимо владение техникой смелых, предельно мощных размахиваний с использованием эффекта нарушения равновесия, в особенности непосредственно перед подъемом в стойку (116);

2. Следует максимально использовать рессорный эффект мышд плечевого пояса, проявляющийся при «проваливании» в плечах (к. 2) и при последующем отталкивании одноименной (к. 2), а затем разно­именной (к.к. 3— 5) руками (113,117);

3. Должны предельно использоваться возможности маховой ра­боты ногами (114,115) при соответствующих поддерживающих дей­ствиях от опоры (к.к. 2—3);

4. В движениях данного типа очень существенную роль начинает игратьсиловой фактор. Это относится каккдвухопорной фазе движе­ния (к. 2), таки кодноопорной (к.к. 2—4). Гимнаст, обладающий хоро­шо развитыми отводящими мышцами плеча (дельтовидные и др.) бу­дет иметь больше шансов на успешное освоение этого «ультра-си»;

5. Подъем в стойку облегчается при возможно большей амплитуде маха ведущей ногой. Это важно как для исполнения самого броска ногой, так и для силовой работы опорной рукой: чем ближе массы тела расположены к опорной руке, тем легче дается подъем;

6. При подъеме тело должно быть достаточно уравновешено. Опорное плечо заметно наклоняется (к. 3), хотя полностью переда­вать на него тяжесть все-таки не следует, так как тело должно оста­ваться в стойке на обеих руках;

7. Сход выполняется по схеме, обратной подъему, хотя все выше­изложенные требования к динамике движения по понятным причи­нам упрощаются.


ПРЫЖОК

ТАКТИКА РАЗБЕГА

Опорный прыжок начинается, как известно, с разбега. Оставим сейчас тему длины разбега, ее отсчета в сантиметрах или ступнях, проблему точного попадания на мостик. Зададимся лишь вопросом, который звучит неоправданно редко или не звучит вообще: как и до какого значения наращивать скорость перед наскоком?

То, что скорость нужно наращивать, никто, наверное, спорить не будет. Но как это лучше делать, и имеет ли это какое-то значение?

Если бы речь шла о беге по дистанции на время, то было бы оче­видно, что, теоретически, лучше всего как можно быстрее набрать максимально доступную скорость и — держать ее до конца бега. Но гимнастика —не легкая атлетика. Здесь задача другая. Задачавтом, чтобы к моменту наскока скорость была достаточной для хорошего выполнения прыжка. Что такое достаточная, оптимальная скорость бега перед наскоком, мы еще обсудим, а сейчас вернемся ктеме «так­тики» разбега.

Итак, в опорных прыжках вовсе не нужно показывать лучшее время разбега; нужно разбежаться так, чтобы собственно прыжок (после наскока на снаряд) был наилучшим по критериям самого прыжка с его отталкиваниями, полетами и приземлением.

Играет ли роль то, как вы бежали до наскока? Может быть, это совсем не существенно, а нужно лишь иметь необходимую скорость перед самим конем — не важно как полученную? — Нет, важно, важно.

Рассмотрим несколько моделей разбега с помощью рис. 112 нас. 310.

Вариант А. Гимнаст начинает разбег очень активно, «ударно» и примерно к 3Д дистанции достигает своей максимальной скорости, которую даже потом приходится сбросить, так как управление дей­ствиями наскока при напряженном, максимально быстром переме­щении затруднительно и ненадежно. Что же гимнаст выиграл, когда самого начала бурно наращивал скорость? Он потратил лишь силы,


 




ПРЫЖОК__________________________________________________________

нервную энергию на мобилизацию своих возможностей, но для чего?

Вариант Б. Разбег начинается очень спокойно, скорость наращи­вается все более активно к концу дистанции и достигает нужной ве -личины лишь к моменту наскока. Эта схема не так плоха, но необхо­димость «прибавлять газ» до самого прыжка на мостик портит всю песню — это мешает гимнасту заблаговременно переключить внима­ние на действия наскока и наилучшим образом выполнить его.

Вариант В. Разбег идет очень неровно: гимнаст резко берет с мес­та, зачем-то наращивает почти максимальную для себя скорость, не выдерживает этого темпа, теряет ранее набранное движение, и лишь к моменту наскока достигает нужной интенсивности действий. Здесь окончание разбега похоже на вариант Б, но уступает даже ему, так как носит слишком нервозный, малоуправляемый характер, говорящий о том, что гимнаст не умеет действовать стабильно и сосредотачи­ваться перед наскоком. Кроме того, резкое начало разбега, как пра­вило, сковывает спортсмена, приводит к «зажиму», что крайне не­благоприятно отражается на способности тонко координировать действия.

Вариант Гтакже характерен довольно резким началом, но уже в первой половине разбега скорость устанавливается, и в целом дей-


Секрет Фурмана

ствия гимнаста носят довольно стабильный, даже монотонный ха­рактер. Это позволяет задолго до наскока подготовиться к прыжку, так как действия разбега переключены «на автомат». Остается только не ясным, зачем гимнасту, в таком случае, так долго тратить силы на поддержание высокой скорости? Не проще ли было обойтись более коротким разбегом?

Вариант Д, несомненно, самый рациональный и разумный: пры­гун начинает разбег довольно спокойно, но затем активно и последо­вательно наращивает скорость бега так, что ее прирост (ускорение) постоянен вплоть до финальной фазы разбега — фазы стабилизации. Она относительно коротка (порядка 4—5 м), но позволяет прыгуну, зафиксировав оптимальную скорость набегания на мостик, «отклю­читься» от управления разбегом и сосредоточиться на дальнейших действиях.

Обсуждая приведенные варианты, мы, конечно, сделали целый ряд допущений. Достаточно сказать, что во всех наших моделях гим­наст заканчивает разбег с оптимальной скоростью, что бывает далеко не всегда. Но это уже — другая тема.

СЕКРЕТ ФУРМАНА

Как-то автор этих строк наблюдал тренировку сборной команды СССР, в составе которой были все мировые асы того времени (речь — о вхождении опорных прыжков в эпоху переворотов-сальто). Но блистал молодой гимнаст Ефим Фурман, который резко выделялся своими прыжками — с мощным легким вылетом после толчка рука­ми. Тренеров, да и гимнастов, это очень интриговало — в чем секрет «фурмановского» прыжка?

Но ларчик открывался, в общем-то, просто: Ефим был прекрасно подготовлен физический, главное, — умел перед прыжком полно­ценно разбегаться: с толком использовал всю дистанцию разбега, эффективно наращивал скорость движения, бежал легко, подобно легкоатлету, смело набегал на мостик и — в полную мощность оттал­кивался. Кому-то казалось, что это, так, «молодой задор», а кто-то понимал, что это — начало прыжков будущего.

Что же такое мощный разбег, достаточный и необходимый для достойного современного опорного прыжка?

В публикациях мы встречаем конкретные цифры, характеризую­щие «хороший разбег». Так, для мужчин-мастеров называется мак­симальная цифра порядка 8 метров в секунду, для женщин — не­сколько меньшая.


Конечно, скорость должна быть, по возможности, выше. Но — по возможности!

Здесь нужно кое-что уточ­нить. Дело в том, что макси­мальная скорость, на которой вы способны пробежать дистан­цию в 20—30 метров, и наилуч­шая скорость разбега, на кото­рой вы можете успешно выпол­нять прыжок — вовсе не одно и тоже. Экспериментально пока­зано29, что для гимнаста всегда существует, по крайней мере, два вида «максимальной скоро­сти». Один из них это — наи­большая скорость «гладкого» бега (Угаах), другой — оптималь­ная, технически доступная ско­рость разбега перед прыжком или так называемая «скорость реализации» (УОР0-

Логичен вопрос: если в идеа-

ле нужно действовать как можно мощнее и, соответственно, быстрее бегать («секрет Фурмана»), то почему же нужна какая-то «скорость реализации», а не просто максимальная скорость?

Ответ на этот вопрос, в общем-то, очевиден: гимнаст не может, как правило, эффективно управлять своими действиями в наскоке на снаряд, если все его психомоторные ресурсы уже мобилизованы для разбега. Или то, или другое. Вот почему перед наскоком требует­ся стабилизация оптимальной, а не максимальной скорости движе­ния. Это как бы резервирует часть возможностей гимнаста для вы­полнения другой работы. Только благодаря данному ресурсу стано­вится возможным переключение системы управления движением, внимания на выполнение действий наскока.

Но какова эта оптимальная скорость, и как она соотносится с мак­симальной? Единого ответа на этот вопрос нет. И в этом главное.

Дело в том, что «скорость реализации» зависит, по меньшей мере, от двух основных факторов. Один из них — базовые скоростные воз-

29 Исследования Ю. А. Ипполитова. 312


можности гимнаста (как быстро бегает вообще) и — техническое ма­стерство в прыжках (на какой скорости способен эффективно дей­ствовать).

Сочетания двух этих возможностей прыгуна могут быть разными (рис. 113). Кратко прокомментируем эти случаи (рис. 114).

СлучайА. Гимнаст не умеет ни быстро бегать, ни хорошо распоря­диться даже этими скромными возможностями. Чтобы относитель­но уверенно напрыгивать на мостик, ему нужно даже «притормажи -ватъ»(рис. 112-а).

Случай Б. У гимнаста проблемы с бегом, но он умеет хорошо ис­пользовать свои ресурсы. В результате мощность его прыжков выше, чем в случае А.

Случай В. Спортсмен физически крепок, быстро пробегает «глад­кую» дистанцию, но в разбеге не может справляться с этой скоростью и в решающий момент вынужден «сбавлять». В результате его опти­мум может оказаться даже ниже, чем в случае Б.

Случай Г. Здесь — все великолепно. Гимнаст умеет не только быс­тро бегать, но и почти полностью реализует эти возможности в прыжке.

Итак, очевидно, что при специальной беговой и прыжковой под­готовке нужно стремиться «подтягивать» оба показателя: гимнаст должен совершенствовать свои скоростные показатели, учиться луч­ше бегать в принципе и — как можно полнее использовать приобре­тенные возможности в технически оформленном прыжке. Чем выше доступный гимнасту «потолок» скорости гладкого бега, тем значи­тельнее будет и его показатель «скорости реализации», тем уверен­нее, спокойнее он сможет управлять на этой скорости своими движе­ниями. В свою очередь, мастерство технической реализации относи­тельно скромных скоростных возможностей также «подтягивает» мощностные показатели прыжка, дает «фурмановский» эффект.


ПРЫЖОК__________________________________________________________

О ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОМ СТИЛЕ

Наблюдая за гимнастами, выполняющими опорный прыжок, особенно девушками, нередко можно увидеть в разбеге позу «древне­греческого атлета» (рис. 115-а): гимнастка движется без наклона впе­ред, ее тело держится вертикально, голова приподнята, руки работа­ют не по горизонтали, как у легкоатлетов, а почти в отвесном направ­лении, а иногда и вообще не работают!

Быть может, это специфическая техника, нужная именно в гим­настике? — Некоторые тренеры в этом уверены, полагая, что только так можно подготовить «стопорящий» наскок на мостик. В этом, действительно, некоторый резон, если учесть, что на мостик гимнаст должен придти вообще в положение с вынесенными вперед стопами (в). Переход в это положение сразу из позиции, например, «ударно­го» бега (б) был бы труден.

Однако, как уже давно стало понятно, освоение быстрого, атлети­ческого разбега — неотъемлемая часть современной прыжковой под­готовки, а бегать быстро «по-гречески» невозможно. С точки зрения биомеханики бега, особенно ускоренного, передвижение в верти­кальном положении совершенно нерационально, чтобы не сказать— безграмотно. Но, повторимся, быть может то, что необходимо в лег­кой атлетике, неприемлемо в гимнастике?



Ничего подобного! В разное время появлялись и появляются пры­гуны и прыгуньи, умеющие неплохо, технично бегать. Особенно ха­рактерен пример с немецкими (еще времен ГДР) гимнастами, вклю­чая девушек, которые умели превосходно бегать и, как следствие, лучше прыгать с быстрого разбега. При этом известно, что учились


О древнегреческом стиле

немецкие гимнасты у легкоатлетов, стремясь освоить классическую технику спринта.

Так каков же разумный подход к технике разбега в гимнастике и обучения ему, если бежать всю дистанцию разбега нельзя ни «по-гречески» (скорость слишком мала), ни чисто по-спринтерски (труд­но справиться с наскоком)?

Ответ можно извлечь из нашего сюжета, открывающего главу (128): очевидно, что разбег должен быть разделен на несколько ус­ловных фаз {рис. 112).

Первая фаза носит стартовый характер и обычно связана с полу­чением наибольшего ускорения в беге. Здесь наиболее уместна и не­обходима хорошая спринтерская техника «ударного» бега. Это озна­чает работу с выраженным наклоном вперед, с четкой отработкой «заднего толчка» (то есть с полным активным выпрямлением толчко­вой ноги), с полноценным выталкиванием стопой, с энергичным выносом вперед махового бедра, а не стопы!), с очень активными движениями согнутыми в локтях (а не прямыми!) руками. Такая и только такая техника может обеспечить в начале разбега нужный разгон.

Вторая фаза носит подстроенный характер. Это означает, что пос­ле «грубого» ускорения первой фазы гимнаст должен «дотянуть» ско­рость до нужного именно этому гимнасту «уровня реализации» (128). При этом происходит важная перестройка координации беговых движений, когда гимнаст должен, не теряя скорости, а, все еще мед­ленно поднимая ее до оптимума, менять «ударный бег» на движение в более приподнятом, приближенном к вертикальному, положении. Но это, разумеется, не означает переход к «греческой» технике! Сле­дует подчеркнуть, что работа типа показанной на фиг. а, вообще все­гда ущербна и говорит о слабой подготовленности гимнаста. Что ка­сается перестройки ударного бега на бег по дистанции, то образцы этой техники давно известны легкоатлетам, у которых в спринте ис­пользуется именно такая перестройка движений, происходящая, на­пример, после низкого старта.

Наконец, третья фаза — фаза стабилизации, когда устанавлива­ется не только достигнутая оптимальная скорость бега, но и его тех­ника, достаточная для поддержания движения и пригодная для вы­полнения стопорящего наскока.

Таким образом, техника разбега очень динамична. Это не про­сто бег до снаряда. Это — сложный навык, предполагающий по-фазное изменение действий сообразно задачам программного движения.


ПРЫЖОК


Диалог с мостиком


 


131. ДИАЛОГ С МОСТИКОМ

Толчок ногами в опорном прыжке определяет едва ли не полови­ну успеха. Мы говорим, что гимнаст «прыгучий», «не прыгучий», имея в виду, прежде всего, отталкивание ногами.

Но «толкачи» тоже не все определяют. Не так редки случаи, когда спортсмены с прекрасными физическими данными прыгают без осо­бого блеска. Например, одна из наших прославленных гимнасток по объективным показателям (проводились нейрофизиологические ис­следования и специальные испытания) имела превосходные предпо­сылки для прыжков, но...





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!