РУКИ МЕШАЮТ ИЛИ ПОМОГАЮТ?




Традиционный отход с мостика не только всем известен, но и ка­жется единственно возможным. Рассмотрим его еще раз (рис. 117-а).

Известно, что после «настильного» наскока на мостик гимнаст приходит на опору с выведенными вперед стопами (выполняющими «стопорящее» отталкивание, к. 1) и отведенными назад в «замахе» руками.

Затем следует фаза амортизации (к. к. 1—2), когда гимнаст упруго подседает, слегка сгибая ноги в коленных и тазобедренных суставах,


опускаясь на всю стопу31 и начиная (также вначале опусканием!) взмах руками вперед-вверх. Именно в этой фазе (а вовсе не в следую­щей!) мостик сильнее всего прожимается, так как именно этими дей­ствиями развивается наибольшее давление на опору.

Наконец, идет фаза выталкивания (к.к. 2—3), когда гимнаст быс­тро выпрямляется, удаляя всеми имеющимися у него средствами массы тела от опоры. При этом (или мгновением позже) и мостик должен отдать гимнасту ранее накопленную потенциальную энер­гию упругой деформации, то есть — вытолкнуть его вверх.

Но обратим внимание на работу руками. Они двигаются по дуге, вымахивая вперед-вверх в направлении желаемого вылета. Это дви­жение естественным образом завершает все отталкивание, как бы дает ему точное направление.

Все так. Но обратите внимание на то, что направления будущего вращения всего тела и вращения рук во время взмаха — противопо­ложные: тело будет в полете вращаться вперед, а руки вращались на­зад. Впрочем, ситуация это не новая: точно также делаются, напри­мер, акробатические сальто вперед (148).

Имеет ли это какое либо значение, достойное нашего внимания?

Ответим так. В те времена, когда прыжков, сложнее, чем «лёты» (137) и простые перевороты вперед гимнастика не знала, можно было

31 Заметим попутно, что представление об отталкивании исключительно «с носка», то есть без опускания на всю стопу (и связанные с этим субъективные ощущения) — неотъемлемый и совершенно «законный» атрибут обучения оттал­киваниям. Однако в действительности любое подобное отталкивание всегда со­провождается упругим опусканием на полную стопу, благодаря чему мышцы ног, осуществляющие само отталкивание, быстро натягиваются и эффективно изготавливаются к работе.


ПРЫЖОК__________________________________________________________

этими деталями и не интересоваться. Даже для наскоков в движени­ях типа «переворот — сальто вперед» это не имеет особого значения. Но вот если бы мы задались целью резко активизировать вращение вперед уже в первой полетной фазе, то отмеченная потеря вращения из-за особенностей маха руками была бы весьма ощутимой. Более того, для такого прыжка, как 1,5 сальто вперед на руки (146) нынеш­няя техника просто неприемлема. Нужно было бы моделировать со­всем другую технику, например, махом рук назад (б). Эта техника также известна по акробатическим прыжкам, хотя применяется «на любителя» (148). В опорных прыжках она может стать основой прыжков нового поколения.

Можно представить себе применение в опорных прыжках даже «верхнего темпа» (в). Однако, с обычного наскока такой отход неис­полним. Он может получиться только при наскоке на мостик... акро­батическим переворотом вперед. Естествен недоуменный вопрос: ка­кой смысл делать на полу переворот вперед, чтобы в итоге, как и обычно, уйти с мостика лицом вперед и с одноименным вращением?

Ответ достаточно простой: при такой организации отхода появля -ется возможность весьма рационально построить все элементы от­талкивания с вылетом вперед-вверх и вращением вперед, избегая не­достатков в работе руками, свойственных традиционному отходу (а). Здесь тело гимнаста хорошо подготовлено к «броску» всеми верхни­ми звеньями (включая руки!) в направлении будущего вращения всем телом и, одновременно (чему содействует растяжка после пере­ворота вперед) можно рассчитывать на неплохое выталкивание вверх-вперед, которое здесь осуществляется не разгибанием, а сгиба­нием тела. Такой отход может быть эффективен также при исполне­нии усложненной первой части прыжка. Добавляет оригинальности всему движению и сам начальный переворот вперед на мостик.

ПРЫЖКОВЫЕ РИТМЫ

Ветераны помнят времена, когда мужские опорные прыжки строго делились на прыжки толчком «о дальнюю треть» и — «о ближнюю». Исполъзоваласьдаже дифференцированная разметка на точность «по­падания» в оценочные зоны, как если бы от этого что-то зависело в искусстве исполнителя... Затем этот надуманный подход был, наконец, отменен, и гимнасты стали чувствовать себя вольготнее.

Однако технический смысл различий в отталкивании от разных частей коня не утратился, так как с этим связаны особенности дей­ствий гимнаста в прыжке. Правда, существует мнение, что «на самом


деле» никаких особых различий в прыжках с отталкиванием от раз­ных частей коня не существует, и надо, будто бы, под одну и ту же траекторию лишь по-разному отодвигать мостик (рис. 118) — для от­талкиваний о дальнюю часть — поближе (а), для отталкиваний о ближнюю — подальше (б). Такое объяснение, конечно, остроумно, но оно не совсем соответствует действительности.

На самом деле, разница между толчками о разные части коня вовсе не сводится к изменению расстояния от коня до мостика (с соответ­ствующими изменениями в месте отталкивания). Этого изменения вообще может не быть, и тогда отталкивание руками о ближнюю часть коня приобретает совершенно особые свойства и признаки. Прежде всего, меняется ритмика действий гимнаста и, соответствен­но, временные соотношения между фазами полета.

Реальные соотношения траекторий при отталкивании о дальнюю (а) и ближнюю (б) части коня можно видеть на рис. 119. Показан


ПРЫЖОК__________________________________________________________

случай, когда и тот, и другой прыжки исполнимы при одинаковой установке мостика. Можно видеть, что здесь при толчке о ближнюю (б) первая полетная фаза укорачивается, и поэтому обычный ритм действий ломается: гимнаст должен научиться почти моментально включаться в отталкивание руками, после чего следует мощный взлет, который может превышать подлет после толчка о дальнюю часть, что объясняется биомеханически более благоприятными усло­виями отталкивания руками (в частности — при коротком низком наскоке меньше нагрузки, падающие на руки в фазе амортизации). И только необходимость перелетать большую длину коня зрительно скрадывает высокие параметры второй полетной фазы такого прыжка.

Впрочем, приведенное отталкивание с одинаковой установкой мостика до известной степени условно, так как многие исполнители вообще не владеют особой техникой быстрого отталкивания о ближ­нюю часть коня и склонны отодвигать мостик, приближаясь к усло­виям, показанным на рис. 118.

Тем не менее, короткий мощный наскок на ближнюю часть ко­ня — весьма достойный вариант опорного прыжка. Это техника хо­роша для исполнения, например, прыжков лётом (137), переворота типа «ямасита» (143) и др.

ПОЛЕТЫ В МЕЧТАХ И НАЯВУ

В эпоху Ольги Корбут, когда активно и довольно успешно разви­вались формы прыжков с усложненной первой полетной фазой, было много споров и суждений о соотношении траекторий полета в разных фазах упражнения. Поводом к дискуссии были прыжки хотя бы той же Корбут, которая демонстрировала такие элементы как пе­реворот вперед с поворотом на 360° в обеих полетных фазах, а позднее и прыжок с «пируэтом» в первой и с сальто вперед во второй частях. Эти прыжки и теперь, спустя два десятилетия, сделали бы честь кому угодно.

Но во всех таких движениях обращает на себя внимание резкая разница между высотой полета в начале упражнения и в его второй части: первая фаза была явно ниже и быстротечнее (рис. 120-а). Скептики говорили: прыжки, конечно, сложные, но — несовершен­ные: первая часть уж больно «слабая», нужно ее «поднимать». В сбор­ной команде страны от всех, кто планировал подобные прыжки, тре­бовали «соответствия» обеих частей упражнения. В качестве образца был выставлен модельный (увы, умозрительный) прыжок, в кото­ром обе полетные части были не только равноценными, но и высоки-


Полеты в мечтах и наяву

ми (б). Но... никакие попытки нарастить первую полетную фазу, не ухудшая второй, не удавались. Прыжки либо шли по старой схеме «низко — высоко», либо вообще резко «переворачивались» по каче­ству, когда нарочито высокая первая часть сменялась удручающе низкой второй, что еще хуже (в). Впрочем, получались и прыжки с одинаковыми частями, но обе эти части оказывались весьма посред­ственными^).

В чем здесь дело? Неужели, действительно, нельзя делать прыжки «хорошие» в обеих своих частях?

К сожалению, если оставаться в рамках существующего техноло­гического стандарта (механические свойства мостика, коня, их габа­риты), то рассчитывать особенно не на что. Даже если на смену ны­нешнему комплексу «мостик-конь» придут новые, например особо упругие, снаряды, абсолютные параметры прыжков, конечно, могут измениться, но принципиальная картина соотношения траекторий в обеих фазах полета все равно сохранится. Биомеханика прыжка та­кова, что надеяться на уравнение обеих полетных частей все равно не приходится.



Чтобы объяснить это, нужно вспомнить ситуацию наскоков на мостик, на руки или аналогичных случаев в акробатике. Известно, что оптимальный наскок должен быть, по возможности, невысоким, «настильным». При высоком движении существенно изменяется це­лый ряд характеристик: падает горизонтальная скорость движения (которая, чаще всего, необходима для исполнения последующихдей-ствий типа отталкивания), меняется угол прихода на опору (вместо невысокого, близкого к горизонтали, положения, исполнитель по-


ПРЫЖОК__________________________________________________________

падает, например, почти в стойку на руках, рис. 121-а), увеличивает­ся амортизация при падении на опорные звенья (исполнителя «за­лавливает» на опоре). Как итог — резко снижается общая энергетика движения, для возобновления которой пришлось бы развивать при отталкивании нереальные по величине усилия.

Конечно, теоретически, можно представить себе все полетные фазы опорного прыжка высокими, но для этого либо двигательный аппарат гимнаста, гимнастки должен быть вовсе не таким, каким его создала для нас природа (гораздо более сильным и механически проч­ным), либо прыжковые снаряды должны стать подобными, напри­мер, батуту, хотя и в этом случае некоторые трудности распределения мощностей отталкивания и высот полета обязательно сохранилось бы.

Итак: либо низкий стремительный наскок с хорошим вылетом после толчка руками, либо высокий наскок с низким тяжелым дви-


Уходящее понятие

жением во втором вылете. Впрочем, как говорилось, дано и третье — две примерно равных, но посредственных фазы полета. Выбор — дело вкуса, хотя очевидно, что первый вариант — наиболее грамот­ный и перспективный.

УХОДЯЩЕЕ ПОНЯТИЕ

В опорных прыжках недавнего прошлого бытовало понятие «замаха». Считалось, что «хороший прыжок» нужно делать непре­менно с «замахом». Это означало, что в момент постановки рук на снаряд тело должно быть достаточно высоко приподнято над опорой {рис. 121-а). При этом предполагалось, что чем выше замах, тем выше и класс исполнения. Сразу заметим, однако, что высокий замах вовсе не обязательно означает высокий полет (хотя это, по логике вещей, и подразумевается). Ведь можно, быстро сходя плечами вперед с мостика, иметь относительно невысокую траекторию ОЦТ тела (см. рис. 120-а), но быстро вращаться всем телом, и тогда ноги успева­ют подняться до положения высокого замаха.

Однако практический опыт, как всегда, вносил поправки в су­дейские и тренерские фантазии. Нетрудно было заметить, что прыж­ки с высоким замахом — вещь очень проблематичная, особенно при такназываемых «прямых» прыжках («лётом» и т. п.). Жизнь устано­вила на этот счет свои мерки. Например, в программах и правилах соревнований писалось: «с замахом не ниже 30°». Более низкий на­скок мог караться снижением оценки, а более высокий... редко кто и делал.

Объяснялось это тем, что от высоты замаха существенно зависит механика самого отталкивания. Если гимнаст, гимнастка делают прыжок типа переворота вперед, то высокий замах (рис. 121-а) со­кращает оставшийся до приземления путь, но, одновременно, суще­ственно ослабляется и'осложняется динамика взаимодействия с опорой при отталкивании руками (139). Биомеханически гораздо эффективнее более низкий стремительный наскок (б), сопровожда­ющийся хорошо выраженным упруго-жестким «подседанием» тела на опоре, т. е. амортизацией (к.к. 1—2) с последующим мощным вы­талкиванием (к.к. 2—5). В этом случае некоторое увеличение углово­го пути до приземления с лихвой искупается резким повышением мощности движения, возрастанием высоты и времени полета. Тем более уместен низкий наскок, если это прыжки типа «лёта» (137).

Таким образом, характерное для современного состояния опор­ных прыжков повышение скорости набегания на мостик и общей



ПРЫЖОК_________________________________________________________

мощности прыжков требуют безусловно низкого, «настильного» движения тела не только при наскоке на ноги, но и при приходе на руки — с выраженным «стопорящим» эффектом отталкивания, и высокие «замахи», как символ «хорошего» прыжка здесь совершенно неуместны.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!