СКРЫТЫЙ ПОРОК ИЛИ ДОСТОИНСТВО?




Вернемся к технике переворотов. Мощное выпрямление (удлине­ние!) тела, предшествующее переходу в полет, — общее свойство всех отталкиваний, их обязательная принадлежность, без которой


___________ 140. Скрытый порок или достоинство?

отталкивание вообще не возможно. Но обратили ли вы внимание на то, что описанный выше традиционный переворот (не только про­стейший, но и с добавочным сальто) базируется на выпрямлении сги­банием"?

Давайте вдумаемся. Ведь это означает — ни больше, ни меньше — как наличие в этом отталкивании контрдействий по отношению к необходимому здесь вращению вперед.

В самом деле, посмотрим на.рис. 123. Переходя из положения, со­ответствующего окончанию амортизации (к. 2), в прямое положение при отрыве от опоры (к. 3), исполнитель не только удлиняет тело, отталкиваясь от поверхности коня, но и заставляет периферические звенья (ноги, нижние отделы туловища) столь же активно вращаться назад (на рисунке — по часовой стрелке), то есть.. .против вращения в перевороте вперед\ А мы знаем, что всякое такое действие должно влиять на вращение тела в полете, снижать его интенсивность.

И действительно, чем активнее выполняется описанное отталки­вание, тем больший процент вращения тела теряется для переворота вперед. Иначе говоря, описанная техника не вполне идеальна, осо-


ПРЫЖОК


141. Накат + курбет + группировка


 


бенно если учесть высокий запрос на вращение в современных прыжках типа «переворот — сальто».

Что же делать? Можно ли как-нибудь избавиться от этой непри­ятной особенности такого отталкивания?

К сожалению, идеального решения этого вопроса не существует, хотя поводы для обсуждения более выгодных технических способов получения вращения тела при переворотах есть, и достаточно инте­ресные (143).

А сейчас попробуем найти в описанной технике не только недоче­ты, но и достоинства.

Дело в том, что сочетание в одном движении технических средств, как способствующих основному вращению, так и противодействую­щих ему, создает интересные условия для гибкого управления дви­жением.

Вспомним такие специфические движения, как сальто или пере­вороты сгибаясь-разгибаясь, к анализу которых мы уже обращались (23). Задача, с которой обычно сталкивается исполнитель таких уп­ражнений, заключается в сохранении, ажелательно и наращивании, общей мощности движения (высоты полета и др.) при одновремен­ном ограничении вращениятела.

Не являются исключением и опорные прыжки. В перевороте впе­ред сгибаясь-разгибаясь возникают те же проблемы. Если делать прыжок на полной мощности, но отталкиваться руками как в обыч­ном перевороте, то «перекрут» неизбежен. Если же снижать мощ­ность движения до уровня, при котором и плотное сгибание-разги­бание, и приемлемый приход на ноги станут возможными, то упраж­нение будет выглядеть параметрически убогим (23).

Но правильное решение задачи есть, и достигается оно путем при­менения активного сгибания тела при отталкивании (б). В этом слу­чае исполнитель не ограничивается сгибанием до выпрямления (как на фиг. а), а еще на опоре (к.к. 2—4) быстро сгибается до положения, естественно переходящего в полетную «щучку» (к.к. 4—6). Подчерк­нем, что было бы грубой ошибкой или наивностью полагать, будто раннее сгибание на опоре — всего лишь своевременная («ранним тем­пом») подготовка сгибания-разгибания в полете. В действительнос­ти это принципиально необходимое здесь управляющее действие, позволяющее выполнить упражнение; так, и только так возможно построить данное движение.

Добавим также, что в переворотах вперед отталкивание со сгиба­нием вообще может служить регулятором вращения. Например, очень мощный переворот вперед (без сальто, но, допустим, с особен-


но сложным поворотом в полете) также потребовал бы, во избежание излишней «крутки» и падения вперед, хорошо взвешенных контр­действий при отталкивании (28).

В заключение посмотрите на изображение одного давно (и на­прасно) забытого прыжка, который обычно называют «затяжным лётом». Действительно, это движение начинается действиями, похо­жими на традиционный «лёт» (137). Но отличия в том, что здесь замах выше (к. Г), а контрдействия на опоре (к.к. 1—2) не столь активны. В результате гимнаст вылетает вперед-вверх в положении вниз голо­вой с выпрямленным телом и с сильно замедленным вращением впе­ред (к.к. 3—5), так, что может показаться, будто его вообще нет, но оно — есть! Нарочито поднятая голова и некоторое прогибание тела могут создавать дополнительное впечатление движения «лётом» и «зависания». Однако во второй части полета (к.к. 5— 7) гимнаст все же быстро «складывается» и, форсируя тем самым вращение вперед, заканчивает движение как переворот вперед. Таким образом, это, на самом деле, вовсе не вариант «лёта», а разновидность переворота впе­ред сгибаясь-разгибаясь.

Итак, что такое «контртемп», содержащийся в рассмотренной нами технической форме переворота вперед — скрытый порок или достоинство? Ни то, ни другое или, если угодно, и то и другое. Ска­жем так: это — структурная особенность данных движений, которую следует учитывать и, если нужно, умело использовать в работе.

141. НАКАТ + КУРБЕТ + ГРУППИРОВКА

В большинстве гимнастических и подобных им упражнений одной из первейших проблем всегда была и остается «крутка», то есть—задан­ное программой вращение тела на опоре и, в особенности, в полете.

Опорные прыжки, как одна из ярких полетных форм движений, связаны с этой проблемой теснейшим образом. В особенности это относится ко всем суперсложным элементам, где самая главная зада­ча — «выкрутить». Впрочем, корректнее было бы сказать как—то так: вращаться ровно столько, сколько нужно, ни меньше, ни больше, то есть — уметь не только получать вращение, но и управлять им.

В свое время мы уже не раз касались этого кардинального вопро­са, но обратимся к нему еще раз на конкретном примере опорных прыжков.

Анализируя особенности вращения тела в этих упражнениях, нужно учитывать три решающих фактора, определяющих особенно­сти «крутки».


 




ПРЫЖОК _________________________________________________________

Первым из этих факторов мы назовем известный нам накат. Мы использовали его для характеристики вращений в соскоках с пере­кладины (20,21)и в других сюжетах. Повторение это не случайно, так как физический смысл наката на перекладине, брусьях разной высоты и других видах точно такой же, что и в опорных прыжках. Только технически это действие осуществляется по-разному. Так, если на перекладине это исполнение разгонных оборотов или нара­щивание амплитуды махов, то в опорных прыжках (см. также акро­батику) это разбег, реализуемый в дальнейшем не только в перелете через снаряд, но и для получения вращения в опорных и далее в безо­порных фазах движения.

На рис. 124 схематически показано действие наката (I) в виде соче­тания разбега (а) с так называемым «перевернутым маятником» (б, в). Эффект «перевернутого маятника» заключается в том, что после по­ступательного перемещения, возникшего благодаря разбегу, то есть движения без вращения тела в целом, на тело гимнаста в опорных фазах накладывается связь с осью вращения. В результате, стремясь после разбега двигаться по инерции, тело гимнаста получает угловую скорость, направленную вперед.

Как нетрудно видеть, «перевернутый маятник» в опорных прыж­ках возникает и действует дважды: сначала тело гимнаста вращается вокруг мгновенной оси, проходящей через точку контакта ног с мос-


________________ 141. Накат + курбет + группировка

тиком (б), а затем, после первой полетной фазы — вокруг оси, возни­кающей в зоне опоры руками о коня (в).

Очевидно, что сам по себе этот механизм существовать не спосо­бен, нужно исходное движение, благодаря которому эффект маятни­ка может сработать. Проще говоря, скорость вращения тела гимнаста, возникающая благодаря опоре ногами, а затем и руками о снаряд, прямо зависит от скорости разбега в его финальной части, при наско­ке (128—130).Чем выше результирующая скорость, с которой гим­наст наскакивал на мостик, тем быстрее и последующая скорость вращения тела в полете. Это и есть накат, взятый в целом.

Другой механизм «крутки» в опорных прыжках, который мы уже прежде описывали и неоднократно комментировали, связан с груп-пированием тела (II). Действие этого механизма в полетных фазах опор­ных прыжков очевидно, и мы не будем его дополнительно освешать (г).

Однако есть и третий существенный механизм, влияющий на вра­щение, тоже нам известный. Это активные действия гимнаста на опоре, еще во время отталкивания руками (III). Возможности этого механизма мы рассматриваем на наиболее ярких примерах маховых и толчковых движений (20). Однако и в опорных прыжках он прояв­ляет себя очень весомо. Достаточно указать на прыжок лётом (154),в котором при отталкивании руками «контровые» действия на опоре (типа курбета) позволяют изменить начальное вращение тела на про­тивоположное. Эти действия издавна широко использовались в опорных прыжках, начиная с элементарных упражнений типа «раз­ножек» и «схилок» (рис. 125-а).


 




ПРЫЖОК__________________________________________________________

Однако, возможны и действия, форсирующие ранее полученное вращение (б). Наиболее интересно такие действия выражены в прыжках типа «цукахара» (144) и «ямасита» (143), которые мы рас-смотриваем особо.

Можно спросить: какой же из трех приведенных факторов наибо­лее весом?

В современных условиях, когда гимнасты научились более мощ­но, смело и технично разбегаться и наскакивать на мостик, а враще­ние во второй полетной фазе все чаще выполняется с выпрямленным телом, роль наката определенно становится главенствующей, тогда как задача группирования в прыжках «прогнувшись» снимается по определению (если не считать, разумеется, вращений типа «роче» и т. п.).

Что касается действий при отталкивании руками, то следует по­мнить о тонких технических эффектах, которые также определяют успех прыжка, о чем уже говорилось выше (139) и еще будет сказано позже. И, разумеется, без соответствующих действий на опоре в принципе не возможно выполнить никакие «прямые» прыжки и им подобные.

Главное же — успеть максимально использовать все названные эффекты в каждом определенном прыжке, а не уповать, например, только на грубый «накат», как это часто бывает сейчас даже у самых лучших мастеров (если не у большинства!).

ИДЕЯ ЕСТЬ, НО...

Выше мы уже комментировали роль действий на опоре, влияю­щих на характер вращения тела гимнаста во второй полетной фазе опорного прыжка. И вот естественный вопрос: если можно ради­кально менять характер вращения за счет толчка руками, то нельзя ли получить тот же эффект еще раньше — при отталкивании с мостика ногами, благо ноги гораздо мощнее рук?

И в самом деле, есть ведь такие упражнения как сальто «ауэрбах», когда после толчка ногами тело исполнителя, смещаясь вперед, вра­щается назад. П очему то же самое не попытаться делать в опорных прыжках?

Примерно так, наверное, рассуждали и некоторые специалисты, обдумывая соответствующий тип опорного прыжка. Опережая события, появилась даже публикация33, в которой описывались та-

33 См. журнал «Теория и практика физической культуры» № 11 за 1997 г. 340


Идея есть, но...

кие прыжки, окрещенные авторами эффектным именем «кобра» (рис. 126)...

Действительно, что если вот так взять и — прыгнуть «коброй»? Прыжок был бы феерический и — с массой дальнейших возможнос­тей развития, то есть — целый новый класс движений.

Но, увы... Идея эта, мягко говоря, некорректная.



Дело в том, что любые опорные прыжки, как нетрудно заметить, связаны с очень активным передвижением вперед, с разбегом. Ведь коня надо, все-таки, преодолеть, да и приземлиться за ним метрах в 2,5—3,0! Одновременное движение вперед и накат (141) являются в современных прыжках энергетической основой программного вра­щения тела в самом прыжке, тогда как в «кобре» — всё наоборот. Разбегаясь, нужно получить вращение плечами не в сторону снаряда (что было бы вполне естественным), а — в противоположном направ­лении. Для того, чтобы с помощью отталкивания о мостик, выпол­ненного с «контртемпом», полностью преодолеть возникающее здесь вращение вперед, нужно было бы выполнять это движение в совсем других условиях, ну хотя бы так, как это бывает при отталки­вании руками в прыжках лётом. Там гимнаст попадает на опору вовсе не в вертикальном положении, а под острым углом, в положении, близком к горизонту. Это не только существенно уменьшает нуж­ный для приземления в «лёте» угловой путь при вращении назад, но и резко сокращает вращательный эффект наката; гимнаст натыкается руками на опору в положении, когда энергия наскока тратится не


ПРЫЖОК________________________________________

столько на вращение вперед (рис. 127-а), сколько на амортизацию при столкновении тела с опорой (б). Аналогичные эффекты действу­ют и при наскоке на мостик, но с иным результатом: наскакивая на него в положении, близком к вертикальному {рис. 126, к.к. 1—3), ис­полнитель «кобры» будет подвергаться сильному инерционному на­пору, «сносящему» его вперед, по ходу движения, и непроизвольно возникающее при этом одноименное вращение нужно будет полнос­тью перекрыть за счет отталкивания ногами при соответственно по­строенных маховых движениях свободными звеньями, рассчитан -ныхна вращение, разноименное перемещению (/с./с. 2—3). Поэтому, крайне наивно рассчитывать, что после традиционного наскока на мостик можно эффективно «закрутиться» назад.



Ожидаем здесь возражения энтузиастов «кобры»: а как же, ска­жут они, упоминавшееся сальто «ауэрбах», реально и без труда вы­полняемое на батуте, в прыжках в воду, на бревне и даже во фристай­ле? Да, да, подтвердим мы, выполняются. Но потому они и могут там делаться, что перемещение вперед во всех этих случаях всегда самое минимальное. Фактически все сальто «ауэрбах» выполняются «с ме­ста», с минимальным продвижением вперед, и накат, могущий здесь вызывать одноименное вращение, практически отсутствует. Но даже и в этом случае вращение по сальто в таких движениях — слабое, затрудненное. Видели ли вы когда нибудь двойное сальто «ауэрбах» (если это только не прыжки в воду, также практически без разбега и со временем полета чуть ли не 2 секунды!)? Ну, а уж сальто назад на


_____________ 143. Хорошо забытый хорош ий прыжок

лыжах во фристайле вообще нет смысла сравнивать с «коброй», по­скольку механизм основного вращения там и там абсолютно разный: в «кобре» вращение (а по сути — контрвращение, а это всегда труд­нее!) должно было бы достигаться за счет отталкивания ногами от опоры и вопреки действию «перевернутого маятника» (141), а в саль­то на лыжах оно совершенно естественным образом возникает даже помимо воли спортсмена, за счет скольжения по восходящей криво­линейной горе отрыва (и абсолютно ничто не мешает при этом пры­гуну добавить к такому движению активный компонент крутки, ко­торый дает отталкивание с маховой работой рук и туловища — как при сальто «с места»!).

В гимнастическом зале нечто похожее на «кобру» все-таки можно было бы сымитировать, прыгая, скажем, через коня с батута, то есть в условиях прыжкового комфорта и, опять-таки, с минимальным сме­щением вперед, но и здесь отталкивание руками было бы очень не­уютное.. . Это, пожалуй, все, на что можно рассчитывать.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!