Ведь, наши почвенные проблемы созданы фактически нами самими, ради сомнительного удовольствия разрешать их.





Мы снабдили наших людей большим тоннажом машин на человека, чем другие народы. И почвы разрушаются у нас намного быстрее. Вряд ли можно этим гордиться.

Есть и другой загадочный факт: бедный египтянин или китаец, ковыряя землю своей кривой палкой, выращивают больше продукции с площади, чем их цивилизованные соседи.

Необработанные поля и леса, и даже растения у наших изгородей, чувствуют себя хорошо и в засуху, и в хорошую погоду.

Этот факт даёт нам право поинтересоваться: а не зависит ли рост растений от самого способа обращения с почвой?

Мы привыкли думать, что растения добывают минеральную пищу из почвы, и что этот раствор образуется непосредственно из минералов или из наших удобрений.

Но мы недооцениваем разлагающиеся органические ткани.

Мы знаем, что они разлагаются в почве, но не делаем отсюда вывода, что продукты разложения — лучший строительный материал для роста растений.

Для простоты, мы здесь назовём минеральные растворы новыми (первичными) питательными веществами, а растворы разложившейся органики — использованными, или вторичными.

Отметим, что не существует вторичных, органических растворов, свободных от минеральной пищи.

Вода, которую всасывает органика, в сухую погоду поступает капиллярно снизу, из подпочвы, и всегда несёт в себе минеральные вещества. В дождь растворяются минералы самой органики[31].

Мы увлеклись производством первичных растворов, тогда как могли бы воспользоваться почти автоматическим, природным процессом, который снабжает растения полным рационом, в виде вторичных растворов.

Лёгкое дело мы превратили в трудное.

Уже давно рекомендуются зелёные удобрения (сидераты). Это — любые культуры, которые сеют, в качестве разложимого органического материала.

Но, предлагаемая учёными технология сидерации — неэффективна. Они советуют

а) запахивать сидеральную культуру, пока она не одревеснела, и

б) если одревеснела, то, перед запашкой, добавлять азот, чтобы ускорить разложение растительных остатков.

При этом, органика, запаханная с азотом, разлагается слишком быстро, питание часто вымывается первыми же дождями и поверхностные корни не успевают использовать его. (Кроме того, уничтожается органическая мульча и нарушается капиллярная подача воды снизу.)

Очевидно, чистый эффект этого приёма равен нулю.

В книге «Пустыня наступает» Пол Б. Сирс обрисовал питание растений так: «Лицо земли — это кладбище. Каждое живо существо отдаёт земле всё, что позаимствовало для своего существования под солнцем. Из земли живые существа опять получают взаймы то, что нужно для жизни».

Так Сирс подчёркивает общий закон биологической жизни. Он, в равной мере, справедлив и для растений.

Закон роста растений: новые живые растения используют мёртвые ткани прежних живых существ.

Чем скорее мы это поймём, тем скорее восстановим почвы и урожайность. Нам трудно это представить, но каждой ложкой пищи, которую мы проглатываем, мы демонстрируем, что это именно так.

Если растения предоставлены сами себе, они используют каждый атом отмершего материала прежней жизни.

Но, мы не оставляем тела растений там, где их легко использовать. Мы зарываем их так глубоко, что их достают лишь немногие корни.

Всё, что нам надо сделать — это снабдить поверхность почвы материалом для гниения. Остальное — сделают естественные процессы.

Не существует никаких почвенных проблем, кроме того, что мы пренебрегли природными законами роста растений.

Сейчас наука знает, что сточные воды уносят с полей в несколько раз больше питания, чем поглощается растущими культурами.

В 1934 г. Рассел Лорд из отдела национальных ресурсов доложил, что «возделываемые растения и пастбища берут, в общем 19,5 млн. тонн основных питательных элементов, в то время, как путём эрозии, (смыв, сдувание ветром) и вымывания, теряется около 117 млн. тонн».

Пока пища растений пропадает, люди становятся беднее, их питание скудеет, а здоровье ухудшается.

Дренажная труба и плуг с отвалом становятся главными соучастниками этого ухудшения. Они отбирают питание у растений.

Это — настолько логично, что трудно понять, почему ни разу не назначалось официальное изучение этого вопроса[32].

Кажется смешным исследовать, можно ли выращивать здоровые растения, подражая условиям, где все растения — здоровы.

Это — всё равно, что советовать матери исследовать, можно ли кормить ребёнка грудью.

Таким образом, я представляю вам нечто настолько старое в сельском хозяйстве, что его можно, без скидок, назвать новым.

Мне потребовалось семь лет, чтобы освободиться от обычного взгляда на почву.

Оказалось, что достаточно исправить главную ошибку и вносить органику в поверхностный слой почвы, чтобы почти все трудности исчезли, как по волшебству.

Что такое почва

Первая в мире опытная станция была создана в Англии почти столетие назад. Сто лет почва и её обработки тщательно изучались.

Невероятно, но и теперь, это, всё ещё, нужно исследовать.

Подобно электричеству, почва так и не была точно определена. Но если электричеством мы научились управлять хорошо, то о почве этого сказать никак нельзя.

История сельского хозяйства — непрерывный ряд разочарований.





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!