Палестинский и Месопотамский театры военных действий





Средневосточные экспедиции с большой натяжкой можно включить в рамки данного исследования. Они совершались в районах, слишком отдаленных от основных театров военных действий, чтобы оказать какое-либо решающее влияние на исход войны. Эти экспедиции не оправдались и как стратегическое средство отвлечения внимания противника, поскольку для проведения их было втянуто значительно большее количество английских войск, чем удалось отвлечь сил противника.

Однако с точки зрения политики экспедиции сыграли определенную роль. В прошлом Англия часто компенсировала потери своих союзников на континенте захватом заморских владений противника. В случае неблагоприятного или неопределенного исхода войны на основном театре любой успех на второстепенном театре военных действий является активом для заключения более выгодного мирного договора. Такой успех будет также тоническим средством в ходе войны{25}.

Стратегический замысел, положенный в основу палестинской экспедиции, заслуживает того, чтобы подвергнуть его анализу. В самом начале этой экспедиции обнаружились недостатки, присущие как прямым, так и непрямым действиям. Наступление развивалось на направлении, которое не являлось для противника неожиданным; к тому же оно было наиболее протяженным и трудным кружным путем подхода к какому-либо важному объекту Турции. После первых двух неудач (в марте и апреле 1917 г.) в районе Газа (см. рис. 15), охраняющего подступы из Египта в Палестину вдоль побережья, осенью были использованы крупные силы для действий менее прямого характера.

План, составленный Четвудом и одобренный Алленби, принявшим от Меррея командование войсками, в географическом отношении настолько предусматривал применение непрямых действий, насколько это позволяли положение со снабжением водой и узкая полоска земли между морем и пустыней. Турецкие оборонительные сооружения начинались от Газа и тянулись примерно на 30 км внутрь страны, в то время как Беершеба, находившийся еще на 16 км дальше, прикрывал этот район с востока. Действуя скрытно и применяя хитрость, англичане сумели отвлечь внимание турок в сторону Газа. Затем быстрым обходным маневром в направлении неприкрытого фланга турок англичанами был захвачен Беершеба с его запасами воды. После проведения отвлекающего маневра против Газа англичане намеревались нанести удар во фланг основной позиции турок, в то время как кавалерия из района Беершеба должна была обойти турок с тыла. Однако недостаток воды и контрудар турок с направления севернее Беершеба помешали проведению этого маневра. Хотя турецкий фронт и был прорван, но решающих результатов достигнуть не удалось. Турецкие войска в конце концов откатились за Иерусалим, избежав окружения, которое планировалось англичанами.

Попытка добиться решающего результата была отложена на один год, т.е. до сентября 1918 г. Тем временем в пустыне, в восточной и южной ее частях, началась интересная кампания, которая помогла ослабить боеспособность Турции. Эта кампания несколько иначе осветила стратегию, в частности стратегию непрямых действий. Поводом для начала кампании явилось восстание арабов под руководством Лоуренса. Хотя эта кампания по характеру напоминает партизанскую войну, которая по самой своей сути основана на непрямых действиях, стратегия арабов имела такую научно обоснованную базу, что мы не можем не отметить ее влияния на обычные методы ведения войны. Являясь, по общему признанию, крайней формой непрямых действий, эта стратегия была экономически наиболее эффективной в тех пределах, в которых она применялась. Войска арабов обладали большей подвижностью по сравнению с обычными войсками, но были более чувствительны к потерям. Турки почти не обращали внимания на потери личного состава, но были очень чувствительны к потере вооружения, в котором они ощущали недостаток Турки могли упорно обороняться в траншеях, стреляя в упор по атакующему противнику, однако они не могли выдержать напряжения быстро меняющейся обстановки. Турки пытались держать под контролем огромную территорию, не имея достаточного количества солдат для укомплектования всех гарнизонов. Кроме того, они зависели от слабо развитых и длинных линий коммуникаций.

Исходя из этих особенностей и была разработана Лоуренсом стратегия, в корне отличающаяся от общепринятой. В то время как обычные армии стремятся сохранить контакт с противником, арабы старались уклониться от него. Если обычные армии пытаются уничтожить противостоящие войска, арабы ставили своей основной задачей уничтожение военного имущества, особенно складов, расположенных вдали от войск. Однако стратегия Лоуренса шла еще дальше. Вместо того чтобы заставить Противника отойти, отрезав от складов, он стремился задержать его на месте, давая возможность поступать небольшому количеству запасов в стан врага в расчете на то, что чем дольше противник будет находиться на одном месте, тем более слабым и подавленным он будет становиться. Нанесение ударов непосредственно по противнику могло вынудить его сосредоточить свои силы, лучше организовать снабжение и усилить меры по охране войск. Булавочные уколы, наносимые арабами, вынуждали турок держать свои силы рассредоточенно. В общем же, несмотря на свою необычность, эта стратегия явилась лишь доведением до логического конца стратегии действий по линии наименьшего сопротивления. По словам авгора этой стратегии, Лоуренса: "Арабская армия никогда не пыталась сохранить или увеличить свое превосходство в одном месте; после нанесения удара она уходила, чтобы нанести удар в другом месте. Она использовала самые незначительные силы в течение самого короткого времени и в самом отдаленном месте. Продолжать бой до тех пор, пока противник произведет перегруппировку своих г ил, чтобы организовать сопротивление, значило бы нарушить основное правило этой стратегии - лишить противника возможности нанести удар по определенному объекту".

По существу стратегия арабов мало чем отличалась от стратегии, применявшейся на западном фронте в 1918 г. Она явилась даже дальнейшим развитием этой стратегии.

Применение стратегии арабов при ведении обычной войны зависит от факторов времени, пространства и сил. Хотя стратегия арабов является более эффективной и активной формой блокады, ее влияние на ход военных действий сказывается значительно медленнее, чем влияние стратегии, ставящей своей целью нарушить устойчивость противника. Поэтому если национальные условия требуют быстрого завершения войны, то предпочтительнее, по-видимому, придерживаться второго вида стратегии. Но если для достижения победы не прибегнуть к непрямым действиям, то прямые действия, вероятно, окажутся более медленными, более дорогостоящими и более опасными, чем действия, основанные на стратегии Лоуренса. Недостаток пространства для маневра и большая плотность войск также являются помехами, имеющими иногда решающее значение. В обычной войне, безусловно лучше всего прибегнуть к непрямым действиям, которые обеспечивают быструю победу путем "улавливания противника в западню", если имеются хорошие шансы на это улавливание. В противном случае или если постигнет неудача, выбор должен остановиться на применении такого способа непрямых действий, при котором решающий результат достигается посредством подрыв; сил и воли противника. Любой непрямой способ действий всегда предпочтительнее прямых действий.

Довести стратегические замыслы арабов до конца не удалось так как в сентябре 1918 г., когда арабы полностью разгроми ли турецкие войска на Геджасской (Джиза) железной дороге основные турецкие силы в Палестине были разбиты одним решительным ударом Алленби. Однако при нанесении этого удара арабские войска сыграли значительную роль.

Трудно определить, являются ли последние военные действия в Палестине кампанией или сражением, закончившимся преследованием турок. Действия начались тогда, когда войска арабов имели соприкосновение с противником, и завершились победой, прежде чем это соприкосновение было потеряно: поэтому эти действия, по-видимому, должны быть отнесены к категории сражения.

Однако победа была достигнута главным образом стратегическими средствами, и удельный вес боевых действий в этом сражении был незначительным.

Это обстоятельство привело к умалению достигнутого результата, особенно со стороны тех, на взгляды которых влияет догма Клаузевица, что кровь является ценой победы. Хотя Алленби имел двойное, возможно даже тройное, превосходство в силах, однако перевес сил в его пользу не был так значителен, как при первоначальном английском наступлении в Палестину, которое закончилось неудачей. При наличии подобного превосходства в силах многие другие наступательные операции как и Первую Мировую войну, так и до нее также закончились неудачей.

Более серьезной является "недооценка" морального духа турок. Тщательный анализ благоприятных условий, сложившихся в сентябре 1918 г., показывает, что операции в Палестине по своему размаху и искусному проведению заслуживают того, чтобы они были поставлены в один ряд с другими классическими операциями. Хотя задача английских войск была несложной, прекрасный и хорошо осуществленный замысел, по крайней мере в общих его чертах, является почти уникальным образцом, достойным подражания.

В плане борьбы с турками были учтены высказывания Виллизена о стратегии как "науке о коммуникациях", а также Наполеона, что "весь секрет военного искусства заключается в том, чтобы стать хозяином коммуникаций". Поэтому англичане поставили перед собой цель стать хозяевами всех турецких коммуникаций. Перерезать линии коммуникаций армии - значит нарушить ее физическую структуру; отрезать ей путь отступления - значит подорвать моральный дух войск; уничтожить линии внутренних коммуникаций армии, по которым передаются приказы и донесения, - значит вывести из строя самый чувствительный организм, обеспечивающий связь между мозгом и телом. Последнюю задачу решили английские военно-воздушные силы. Они подавили авиацию противника, тем самым лишив его важного средства разведки; затем, подвергнув бомбардировке центральный телеграф и телефон в Эль-Аффуле (см. рис. 17), англичане лишили противника средств управления. На втором этапе операции арабы перерезали главную железнодорожную линию в районе Дерьа (80 км восточнее Эль-Аффулы), в результате чего временно прекратилось снабжение из Турции. Это оказало сильное психологическое воздействие на турецкое командование, которое было вынуждено направить в Дерьа часть своих скудных резервов.

Три так называемые турецкие армии зависели от единственной железной дороги, идущей из Дамаска, которая разветвляется у Дерьа; одна линия идет на юг через Джиза, другая поворачивает на запад через р. Иордан и Эль-Аффула, откуда, в свою очередь, одна ветка идет к морю в направлении Хайфы, а другая - в южном направлении к железнодорожным станциям снабжения 7-й и 8-й турецких армий; 4-я армия, находившаяся восточнее р. Иордан, в вопросах снабжения зависела от Геджасской железной дороги. В случае захвата англичанами Эль-Аффула и переправы через р. Иордан около Вейсана (см. рис. 17) были бы перерезаны коммуникации 7-й и 8-й армий, а также пути их отступления, за исключением трудного пути, ведущего в необитаемый район восточное р. Иордан. Захват Дерьа дал бы возможность англичанам перерезать коммуникации всех трех турецких армий и лишить 4-ю армию наиболее безопасного пути отхода.

Дерьа находился на слишком большом удалении от английских позиций, и поэтому англичане не были в состоянии захватить этот пункт в достаточно короткое время, с тем чтобы оказать влияние на исход операции. К счастью, под руками оказались арабы, которые внезапно вышли из пустыни и перерезали все три железнодорожные ветки. Однако ни особенности тактики арабов, ни характер местности не помогли создать стратегический барьер в тылу турецких войск. Так как Алленби добился быстрого и решительного успеха, то он должен был искать место для создания такой преграды в непосредственной близости к противнику. Одним из таких мест для воспрещения отхода противника являлись р. Иордан и горные цепи западнее ее. Железнодорожный узел в Эль-Аффуле и мост через р. Иордан около Вейсана находились в 100 км от линии фронта и, следовательно, в пределах стратегического "броска" бронеавтомобилей и кавалерии Алленби при условии, что на пути к этим важным объектам не будет помех. Задача заключалась в том, чтобы найти путь подхода, который турки не смогли бы своевременно перехватить.

Как была решена эта задача? Прибрежная Шаронская равнина представляет собой коридор, ведущий в Эздрелонскую равнину (долина р. Нахр-эль-Мукатта) и Израильскую долину (долина Эль-Гур), в которой расположены Эль-Аффула и Вей-сан. Этот коридор прерывается только одной дверью, расположенной в таком глубоком тылу турок, что она была оставлена ими без охраны. Дверь образована узким горным поясом, отделяющим прибрежную Шаронскую равнину от внутренней Эздрелонской равнины. Однако входу в коридор мешали турецкие траншеи.

Путем продолжительной психологической подготовки, в которой вместо снарядов применялась хитрость, Алленби отвлек внимание противника от побережья в сторону иорданского фланга. Успеху отвлечения внимания турок способствовали две весенние неудачные попытки наступления англичан восточное р. Иордан.

В сентябре, пока внимание турок по-прежнему было приковано к восточному направлению, войска Алленби скрытно перебрасывались на запад до тех пор, пока в секторе вблизи побережья соотношение сил не выросло с 2:1 до 5:1. 19 сентября после 15-минутной интенсивной артиллерийской подготовки пехота пошла в наступление, преодолела два ряда турецких траншей неполного профиля и затем широким заходом двинулась в глубь страны. Кавалерия устремилась через открытую дверь и, двигаясь за бронеавтомобилями, быстро прошла коридор и достигла проходов в Эздрелонскую равнину. Успех этих действий был обеспечен военно-воздушными силами, которые лишили командование противника возможности управлять войсками

На следующий день в турецком тылу был создан стратегический барьер. У турок оставался только один путь отступления - в восточном направлении, через р. Иордан. Если бы не действия английской авиации, турки смогли бы воспользоваться для своего отхода этим путем, так как прямое наступление английской пехоты было затруднено вследствие упорного сопротивления турецких арьергардов. Рано утром 21 сентября английский самолет обнаружил большую колонну (фактически всё, что осталось от двух турецких армий), спускавшуюся по крутому узкому ущелью от Набулуса (50 км северо-восточнее Яффы, см. рис. 15) к р. Иордан. В результате четырехчасовой воздушной атаки колонна противника была разгромлена. С этого момента можно считать, что 7-я и 8-я турецкие армии перестали существовать.

Восточнее р. Иордан, где создание стратегического барьера было затруднено, 4-я армия быстро теряла свою боеспособность вследствие непрерывных булавочных уколов, наносимых англичанами. Вскоре английские войска захватили Дамаск. Развивая успех, англичане захватили Халеб (Алеппо), 320 км севернее Дамаска и на удалении 530 км от линии фронта, откуда англичане начали свое наступление 38 дней назад. В ходе этого наступления было захвачено в плен 75 тыс. человек, причем англичане потеряли менее 5000 человек.

К Халебу английские войска подошли 31 октября, как раз в то время, когда Турция капитулировала под влиянием еще более непосредственной угрозы, созданной поражением Болгарии и приближением войск Мильне из Салоник к Константинополю и к ее тылу.

Анализируя решающую победу в Палестине, необходимо отметить, что турки были в состоянии сдерживать английскую пехоту до тех пор, пока им не стало известно о создании англичанами в их тылу стратегического барьера, что неизбежно оказывало на них сильное моральное воздействие. Более того, так как войска перешли к траншейной обороне, понадобилась пехота для ее взламывания. Но как только были восстановлены нормальные условия ведения боевых действий, победа была обеспечена подвижными войсками, составлявшими небольшую часть всех сил. Эта тонкая форма непрямых действий была характерной только для периода подготовки операции. Она заключалась в использовании подвижности войск, которая нарушила устойчивость противника и вызвала его деморализацию и сама крайняя степень которой была внезапность.

Необходимо также коротко сказать и о юго-восточном театре, т. е. о Салониках. Отправка туда союзных войск последовала в результате запоздалой и неэффективной попытки союзников послать осенью 1915 г. подкрепление сербам. Однако через три года Салоники оказались трамплином для наступления, которое имело важные последствия. Хотя сохранение плацдарма на Балканах, пока на них не велось активных боевых действий, было необходимо по политическим соображениям, а также и потому, что там могли развернуться военные действия, все же сомнительно, чтобы тогда нужно было держать скованным такое большое количество войск (в конечном счете полмиллиона человек). Немцы впоследствии иронически говорили, что у них на Балканах находится "самый большой концентрационный лагерь союзных войск".





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-06-11 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!