Идеи согласия и конфликта в российской культуре (IX – 1-ая пол. XX вв.)




Первый политический трактат, написанный в Древней Руси, связывают с именем митрополита Илариона. Трактат называется «Слово о законе и благодати» и датируется примерно серединой XI в.

Иларион возвышает власть верховного руководителя, передаваемую по наследству. Князь обязан быть «единодержцем своей земли», а его власть имеет божественное происхождение. Однако власть князя не произвольна – князь несет ответственность перед своими подданными. Его деятельность должна быть основана на строгом соблюдении законов и милосердии.

Главными достоинствами правителя должны быть образованность и высокие морально-этические качества. В области внешней политики основная задача для него – обеспечение мира. Другим значительным памятником общественной мысли на Руси является известная «Повесть временных лет» монаха Нестора. Произведение имеет ярко выраженную историко-политическую направленность.

Основная политическая задача летописи – обоснование законности происхождения власти, основанного на «акте призвания» варягов к управлению Русью. Тем самым утверждалось, что государство было создано по согласию, а не путем захвата, насилия.

Вслед за Иларионом у Нестора мы видим тенденцию к обоснованию законности всех политических событий. Приглашение правящей династии как бы обосновывало идею братства князей, покоящегося на родоначалии, и способствовало единению всех русских земель.

Большое значение для русской общественно-политической мысли имело произведение, приписываемое Даниилу Заточнику и созданное примерно в конце XII – начале XIII вв.

Основной политической идеей «Моления Даниила Заточника» является идея сильной центральной власти, представленной фигурой идеального князя, обладающего внешней и внутренней привлекательностью. Однако в духе традиций русской политической мысли, власть князя ограничена наличием «думцев», на советы которых он опирается. Идеальное управление реализуется не только при идеальном типе князя, но и при идеальных чертах, присущих его совещательному органу. Внешняя и внутренняя политика должна ориентироваться на сохранение мира. В целом учение Даниила выражает стремление к реализации главной политической задачи того периода – объединение русских земель под властью единого князя в преддверии татаро-монгольского нашествия.

Наиболее видным представителем доктрины «нестяжательства» принято считать старца Нила Сорского (1433-1508гг.). В центре его теоретических построений стоит индивид, обладающий комплексом неизменных психобиологических пристрастий (страстей). Их восемь: чревообъедение, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость. Наибольшей критике Нил подвергает сребролюбие,которое, по его мнению, появляется в силу неправильной организации общественной жизни. Оно порождает стяжание наиболее гибельное для рода человеческого качество.

Идеальной формой организации общества он считает раннехристианскую общину, основой социальной организации которой служила общая собственность и обязательность труда для всех. С точки зрения Сорского, все виды трудовой деятельности приемлемы, главное – не допускать присвоения чужого труда.

В силу своих убеждений, Сорский отрицал монастырскую форму организации монашества (монашеская община, живущая по определенному уставу), как склонную к сребролюбию и стяжательству, и выступал за скитничество. Объективно «нестяжатели» выступали за секуляризацию церковных земель и тем самым за укрепление центральной светской власти. Деятельность церкви ограничивается только духовной областью, в которой неприменимы светские механизмы воздействия на людей. Нил был против гонений людей за их убеждения. С его точки зрения, каждый человек имеет право на свободу воли, причем свобода воли предполагает полную внутреннюю самостоятельность, ответственность за свои действия.

Оппонентами «нестяжателей» выступали «иосифляне» («стяжатели»). Основные положения политической доктрины «иосифлян» были изложены Иосифом Волоцким, Волоколамским игуменом (1439–1515 гг.).

Вопрос о соотношении власти церковной и светской Иосиф трактует в пользу первой. Разрабатывая данную теорию, он формулирует понятие государственной власти и выясняет ее происхождение.

Источником государственной власти является воля божья, но ее носитель – только человек, он равен всем лицам, над которыми его возвышают лишь данные ему полномочия. Из этого Иосиф делает два основных вывода: 1) властвующая персона по естеству своему равна подвластным, а следовательно, и употребление власти должно быть ограничено; 2) властитель, как и всякий человек, может совершать ошибки, за что должен нести ответственность.

Царь, по мнению Иосифа, властвует над телом, та же часть человека, в которой он равен Богу, т.е. его нетленная душа, недоступна царским повелениям. Над душой человека властен только Бог и его наместники на земле в лице служителей церкви.

Если царь может личные страсти подчинять основной задаче – обеспечению наибольшего блага подданных – его власть неоспорима. Если же нет, то Иосиф считает возможным оказывать ему сопротивление. Он первый в русской политической литературе начал обсуждать и критиковать личность и действия властителя. Таким образом, Иосиф одним из первых в отечественной политической мысли отделил понятие «происхождение власти» от понятия «употребление власти».

Дальнейшее развитие русская общественно-политическая мысль получила в произведениях таких известных политических деятелей XVI столетия, как князь Андрей Курбский (1528–1583 гг.) и царь Иван IV (1530–1584 гг.).

В их произведениях нашел отражение процесс борьбы между сторонниками неограниченной монархии и тенденцией сочетания учреждений приказного аппарата с органами сословного представительства в центре и на местах.

В идеях Курбского получило дальнейшее развитие теоретическое положение, сформулированное И. Волоцким, о праве народа на сопротивление злонамеренной власти, причем характеристика беззаконного правления была значительно расширена.

Наилучшая концепция государственного устройства, согласно Курбскому, – это ограниченная монархия с установлением выборного сословно-представительного органа, участвующего в разрешении всех наиважнейших дел в государстве.

В «Посланиях к разным лицам» А.М. Курбского рассматриваются и проблемы правоприменения в государстве. Автор возмущается практикой заочного осуждения, когда человек не имеет возможности лично предстать перед судом. Беззаконным он называет принцип коллективной ответственности, применявшийся в практике опричнины: «Закон Божий да глаголет: да не несет сын грехов отца своего, каждый во своем грехе умрет и по своей вине понесет казнь».

А.М. Курбский выступает против жестоких, унижающих человеческое достоинство наказаний, а также против незаконного принуждения людей «не знатися не токмо со други, и ближними, но и самих родителей и братьев и сестер отрицатися…».

Иван IV говорит о наследственном происхождении власти как единственно законном; царский трон наследуется не путем насилия, кровопролития, а исключительно волей божественного провидения. Далее, исходя из этой логической посылки, он считает, что сущность власти определяется божественным промыслом, и поднимает значение царской власти на недосягаемую высоту, требуя, чтобы все, относимое к почитанию Бога, было перенесено на прославление царя.

Иван IV не признает никаких ограничений при реализации властных полномочий. Каждый подданный находится его безраздельной власти.

Помощник царю только Бог: «Нача же в купу устроятие и управляется Богом порученное царство елико Бог почитает прося у него милости и помощи».

Всем остальным остается только способствовать реализации царем своей власти. Поэтому при организации власти недопустимо никакое коллегиальное начало. Высший суд в государстве принадлежит царю как наместнику Бога. Степень вины и меру наказания определяет не закон, а сам царь. Ответственность за содеянное царь несет не перед подданными, а перед Богом. Но и наказание ложится не на подданных, а на царя.

В отношении методов реализации власти Иван IV употребляет термины «страх» и «гроза». Главным, по его мнению, является устрашение своих подданных. В целом политическое учение Ивана IV было направлено на оправдание его собственных действий по созданию в рамках монархической системы тиранического политического режима. Проблемы сущности и организации государственной власти стоят в центре политической теории выдающегося русского мыслителя XVII в. дьяка и крупного государственного чиновника Ивана Тимофеева. Его политико-правовые взгляды страшного периода смуты в России подробно представлены в единственном произведении – «Временник».

Сущность и происхождение власти он традиционно объясняет божественным предопределением. Единственно возможным типом власти, обеспечивающим порядок в стране, является царская власть. Однако И. Тимофеев – не сторонник неограниченной монархии, наилучшей формой государственной власти он называет сословно-представительную монархию.

Он считает, что наши «предержатели», начиная с Ивана IV, превысили власть, данную им Богом, уклонились к «Адамову греху», к «самовластию». На первое место стали выдвигать «худородность», тем самым разрушив господствовавшую иерархическую структуру.

Другим известным русским политическим теоретиком XVII в. является Симеон Полоцкий (1629–1680 гг.), один из первых идеологов просвещенного абсолютизма в России.

В вопросе о формах государственного устройства он вполне определенно высказывался за сосредоточение всей полноты политической власти в руках одного правителя, считая, что только такая форма политической организации способна выполнить задачи, стоящие перед Россией во внешней и внутренней политике. В своих основных произведениях «Жезл правления»,

«Вертоград многоцветный» он обосновывает необходимость просвещенной монархии в России по западному образцу, прославляет авторитет царя, называя его «царь-солнце».

Начиная со второй половины XVII в. в России наблюдается преобразование сословно-представительной монархии в абсолютную. Этот процесс завершается в первой четверти XVIII века при Петре I, принявшем титул императора и короновавшем императорской короной свою жену – Екатерину I. Россия стала империей.

В период петровских реформ складывается официальная идеология абсолютизма.

Видным политическим мыслителем первой половины XVIII в., защитником петровских реформ был Феофан Прокопович (1681–1736 гг.). Прокопович в своем творчестве испытал значительное влияние теории «общественного договора», выдвинутой Томасом Гоббсом. Вслед за Гоббсом Прокопович утверждает, что становление верховной власти связано с договором, посредством которого народ, отрекаясь от своей воли, передает ее одному человеку – своему монарху. Народ, отдавший свою волю монарху, не может ее забрать, даже если монарх нарушает договор.

Идеологом «просвещенной монархии» был В.Н. Татищев (1686–1750 гг.) – крупный государственный деятель, занимавшийся поиском и публикацией исторических документов. Им была написана многотомная «История российская», разработана оригинальная теория происхождения государства и социального неравенства.

Большое место в его произведениях отведено вопросу о формах правления. В «Истории российской» Татищев воспроизводит классификацию форм, предложенную Аристотелем (три правильные, по терминологии Татищева «порядочные», и три неправильные), дополняет ее перечнем смешанных форм, которые он трактует по Полибию (около 200-120 до н.э.). Лучшей формой для России он считал монархию. Татищев убеждал, что в России невозможны ни демократия, ни аристократия.

Политические и правовые идеи нарождающейся буржуазии получили свое отражение в произведениях И.Т. Посошкова (1652–1726 гг.). Вопросы политики и права он представил в известной «Книге о скудости и богатстве», которую направил Петру I с целью посоветовать царю, как истребить в России «неправду и неисправности». И.Т. Посошков считал, что стране нужна сильная централизованная власть, способная твердо проводить политику «общего блага», примирять враждующие общественные силы. Будучи сторонником абсолютизма, он скептически отзывался о возможностях для России других форм правления.

Видным русским политическим мыслителем XVIII в. является также М.М. Щербатов (1733–1790 гг.). Необходимо отметить, что в связи с усиленным проникновением в XVIII в.

России на Запад в русской политической мысли начался процесс «вестернизации".

Идеалом общественного управления, по Щербатову, является конституционная монархия, поскольку источником всех бед России он считает самодержавие. Государственный идеал Щербатов описал в своем труде «Путешествие в землю Офирскую», в котором была показана Россия после проведения политических реформ.

Свою политическую программу во второй половине XVIII века представил А.Н. Радищев (1749–1802 гг.).

По мнению Радищева, крепостное право противоречит естественному праву и общественному договору. В естественном состоянии все имели одинаковые права, во всем были равны между собой. Вступив в гражданское состояние, люди ограничили свою беспредельную свободу: «Но если все они положили свободе свой предел, и правило деяниям своим, то все равны от чрева матерня в природной свободе, равны должны быть и в ограничении оной».

Положение крепостного крестьянина явно не соответствует требованиям естественного права: «Порабощение есть преступление».

Радищев отрицал теорию просвещенного абсолютизма, обосновывал право народа на изменение общественного строя, опираясь на теорию общественного договора. Критикуя самодержавие, он противопоставлял ему «народное правление», пытался обнаружить и исследовать республиканские традиции в России, обращаясь к опыту народного правления в древнем Новгороде. Общественные и политические взгляды выдающегося русского историка и мыслителя Н.М. Карамзина (1766–1826гг.) формировались под влиянием французской революции 1789–1794 гг.

Он признавал республику как политическую организацию и даже считал ее более совершенной формой правления,чем монархия. Но при этом ставил возможность существования республики в зависимость от древних обычаев и традиций, а также от нравственного состояния общества.

В отношении России Карамзин считал, что поскольку ее традицией, исконным институтом было самодержавие, основной тенденцией социально-политического развития является эволюция самодержавной власти.

Анализируя развитие социально-политической мысли России в начале XIX века, можно выделить политические программы переустройства Российской империи, принадлежавшие видным деятелям декабристского движения – П.И. Пестелю (1793–1826 гг.) и Н.М. Муравьеву (1796–1843 гг.). Разработанный Пестелем проект Конституции выражал наиболее радикальные в среде декабристов политические требования.

Основой политических преобразований, по его мысли, должны явиться установление республиканской формы правления,ликвидация крепостного права, уничтожение имущественного и всякого ценза не только для права избирать в органы государственной власти, но и для права быть избранным в любой из них сверху донизу, т.е. уничтожение монархии, сословного деления и установление демократического республиканского правления. Вся законодательная власть в стран сосредоточивается в Народном вече.

В плане государственного устройства Пестель отдавал предпочтение унитарному государству перед федерацией, поскольку федеративная организация государства представлялась ему возвращением к феодальной раздробленности.

В отличие от Пестеля Н.М. Муравьев признавал на начальном этапе реформ наличие ограниченной монархии, но в его проекте Конституции нет указаний на право наследования престола; таким образом, ограниченная монархия понималась как переходная форма власти. В отношении участия граждан в управлении Н.М. Муравьев в своей Конституции ограничил политическое равноправие имущественным цензом. Государственное устройство России мыслилось им как федерация автономных государств

В дальнейшем в российской политической мысли наблюдается переход от свойственной декабристам декларации общедемократических принципов и задач, связанных с формированием буржуазного общества, к созданию основ предреформенного российского либерализма и быстрому освоению и распространению идей утопического социализма в их русской модификации (русский общинный социализм). Либеральная идеология развивается в двух ответвлениях – западническом и славянофильском.

Основополагающей идеей славянофильства являлась вера в особый путь русского исторического развития, внимание к народу как к главному деятелю истории. Одним из видных представителей стал К.С. Аксаков, разработавший схему славянофильской социологии, славянофильства названную им «теорией общества». По этой теории носителем идей прогресса, источником самобытности развития России Аксаков считал, в отличие от других представителей славянофильства, не народ («землю»), не самодержавную власть («государство»), а «общество», под которым понимал определенные, верные «народным началам» круги русской интеллигенции. Теория

В целом и западничество, и славянофильство получили особый расцвет под влиянием европейских революций 1848 г. И те, и другие осознавали необходимость реформ, однако пути их проведения видели по-разному. Славянофилы вслед за Н.М. Карамзиным и П.Я. Чаадаевым – в эволюции, реформаторской деятельности с учетом основных черт, присущих, по их мнению, русскому народу: «патриархальности и православия». Западники (П.В. Анненков, И.В. Вернадский, Б.Н. Чичерин), в свою очередь, настаивали на проведении реформ по европейскому образцу.

В 40-х годах XIX века в России зарождается революционно-демократическая идеология, для которой были характерны вера в революционные возможности народных масс, защита идеи крестьянской революции.

Одним из первых русских революционных демократов был В.Г. Белинский (1811–1848 гг.), остро критиковавший в своих произведениях самодержавие и крепостничество. Он считал, что если правительство не отменит крепостное право, то этот вопрос «решится сам собою, другим образом, в 1000 раз более неприятным для русского дворянства».

Выдающимся революционным демократом был А.И. Герцен (1812–1870 гг.), создавший за рубежом вольную русскую прессу – журнал «Колокол», издававшийся вдали от российской цензуры.

В своих произведениях А.И. Герцен разрабатывал идею «крестьянского социализма» в России, доказывал, что основной ячейкой, из которой вырастет социализм, станет крестьянская община. Его соратником по изданию журнала «Колокол» и единомышленником был Н.П. Огарев (1813–1877 гг.).

Вершиной революционного демократизма в России стало творчество Н.Г. Чернышевского (1828–1889 гг.), который в 1856 году в условиях царской цензуры стал издавать журнал «Современник» – орган революционной демократии.

По мнению Чернышевского, формой нового государств должна стать демократическая республика с местным самоуправлением.

Причину возникновения государства Чернышевский находит в изменении формы собственности – от общинной земельной собственности к личной поземельной. Объясняя возникновение права, он исходит из утверждения, что основной источник общественной жизни – необходимость удовлетворения потребностей. Стремясь получить средства удовлетворения своих потребностей, люди сталкиваются с аналогичными стремлениями других людей, а блага, предлагаемые природой для удовлетворения всех людей, оказываются недостаточными.

Столкновение интересов приводит к необходимости становления общих правил в разных сферах деятельности. Так возникают законы политические, гражданские и уголовные.

В 70-х годах революционный демократизм выступил в форме революционного народничества, которое в организационном отношении превзошло революционеров 60-х годов.

Народничество наследовало основной тезис славянофилов об исключительности развития России по пути социальных преобразований и преимуществах социального действия и развития над политическим. Наиболее ярко отразились эти идеи в учении П.Л. Лаврова (1823–1900 гг.).

В основу общественного прогресса Лавров положил идею о «критически мыслящей личности». Главным способом формирования такой личности он считал работу по освоению современной культуры. По его мнению, в ходе этой работы личность осознает свои интересы, которые вынуждают ее действовать на основе слияния личных и общественных интересов. Чем больше в обществе критически мыслящих личностей, тем больше общество продвигается по пути общественного прогресса. Следовательно, считал Лавров, основной задачей революционеров является просветительская и пропагандистская деятельность, которая сближает их с народом для «подготовления переворота, долженствующего осуществить лучшее будущее».

К политической деятельности Лавров и его последователи имели резко отрицательное отношение, основываясь на опыте политического участия широких масс населения в европейских революциях 1848 г., в результате которых основную выгоду получила буржуазия. В отношении государственного устройства народники считали, что крестьянская община является готовой формой социального устройства будущего и не занимались детальной разработкой политического развития России.

Другим значительным социально-политическим направлением народничества является русский анархизм, который в начале 70-х годов размежевался с «лавристами».

Основоположником русского анархизма был М.А. Бакунин (1814–1876 гг.). Его учение представляет собой коллективистский анархизм. Он отрицал государство, право, собственность и считал, что они должны быть заменены свободными ассоциациями производителей и федерациями последних –без государственного принуждения и правовых отношений.

В интересах свободы, справедливости и мира все государства будут разрушены, а на их месте создадут всемирную федерацию свободных ассоциаций всех стран.

По Бакунину, вместо основанной на насилии старой государственной власти необходимо создать новую, основанную на свободной федерации, которая должна объединить индивидуумов в коммуны, коммуны в провинции, провинции в нации, а нации в Соединенные Штаты Европы.

Значительное место в русской общественной мысли занимает теократическая концепция государства В.С. Соловьева (1853–1900 гг.) – сына выдающегося русского историка С.М. Соловьева.

Основой концепции является понятие теократической монархии, выдвигаемой Соловьевым в противовес монархии реальной, бюрократической и самодержавной. Главная задача, стоящая перед государством, по мнению Соловьева, заключается в том, что оно должно стать деятельно нравственным, подчинить себя религиозному началу. Государство в системе Соловьева есть только внешнее равновесие, высший же идеал лежит в сфере свободных внутренних нравственных взаимоотношений живых сил общества. Такое общество (организованная нравственность) превалирует над государством (воплощенным законом).

Общество, по Соловьеву, имеет троякую структуру: экономическое общество, государство, церковь. При этом государство и церковь являются не двумя разделенными независимыми сферами, а лишь двумя сторонами одной и той же сферы – практической, нравственной или общественной «сферы деятельной жизни». Между ними возникают синтетические отношения, в которых значение высшего принадлежит божественному, так как оно имеет характер безусловного, тогда как мирской элемент находится в отношении к божественному в состоянии свободного подчинения, как средство для «осуществления единой, божественной воли».

Критерием совершенства государства является, прежде всего, степень проникновения в него той идеи, выразителем которой оно является. Картина социальной иерархии, рисуемая Соловьевым, представлена следующим образом: чем больше человек усваивает божественную идею, тем большее влияние он должен иметь на других людей.

Одновременно с теократической концепцией государства получила достаточно широкое распространение объективно-идеалистическая философия государства, наиболее

известным представителем которой является Б.Н. Чичерин (1828–1904 гг.).

Государство Чичерин рассматривает как высшее развитие идеи человеческого общества. Вслед за Гегелем он трактует идею государства как проявление Абсолютного. Государство несоздается субъективной волей человека, а является закономерным объективным явлением, не зависящим от субъективных устремлений. Но в отличие от Гегеля у Чичерина государство не «поглощает другие союзы (семью, церковь, гражданское общество), а только возвышается над ними как высшая область, господствующая в сфере внешних отношений и оставляющая самостоятельность в принадлежащей каждому кругу деятельности».

В отношении происхождения и сущности власти на Руси и на Западе Чичерин отстаивал единство исторического пути этих регионов. Исключительную роль государства и слабость, инертность общества в России он считал явлением преходящим. Закономерное развитие свободы водворения «общегражданского строя» приводит на Западе и в России к необходимости перехода от абсолютизма к конституционному правлению.

Первыми шагами должны были стать крестьянская реформа, установление гражданских прав и учреждение институтов, их охраняющих (суд присяжных, местное самоуправление и др.).

Далее, через совещательное собрание народных представителей постепенно и осторожно следует перейти к конституционному правлению.

Основной смысл идей Чичерина был направлен на установление и развитие капиталистических отношений в России и на ограничение самодержавия.

В основе воззрений другого классика русской политической мысли, М.М. Ковалевского (1851–1916 гг.), лежат плюралистическая теория прогресса и концепция общественной солидарности. Развитие человеческого общества, считал Ковалевский, определяется ростом солидарности: «Это развитие идет от союзов бродячих орд к родам, уже нераздельным семьям, а затем к объединению путем завоевания в племена, союзы племен… впоследствии образуется одно политическое целое государство. Значительно позднее, под влиянием универсалистических воззрений и международного торгового обмена сфера солидарности начинает распространяться на ряд государств. В будущем человечеству предстоит всемирное объединение».

Итак, к концу XIX века в России сложилась специфическая культурная ситуация, которая наложила позже свой отпечаток на все три русские революции, а особенно Октябрьскую 1917 года, и на все послереволюционное развитие.

Безусловно, исторические корни этой ситуации можно найти в реформах Петра I и еще раньше, в выборе великим князем Владимиром православия в 988 году. Оттого, что самодержавие не шло ни на какие реформы, в обществе распространились именно крайние идеологические формы, полностью отрицающие всю систему официальной идеологии, меняющие все знаки на противоположные: не вечные устои, а вера в прекрасное будущее; не православие, а атеизм; не «русская идея», а всеобщее братство народов. Этот порочный круг был разрублен русской революцией 1917 г., которая пошла дальше, чем революция в любой другой европейской стране, потому что это была революция в стране с самой жесткой социально-политической системой.

В Российской политической практике проявился знаменитый закон механики Исаака Ньютона, гласящий, что каждое действие вызывает равное противодействие. Владимир Ильич Ульянов (1870–1924 гг.), более известный под псевдонимом Ленин, был политическим лидером, сыгравшим главную роль в установлении власти коммунистов в России. Из-за быстрого распространения ленинской разновидности коммунизма во многих частях света его можно признать необычайно влиятельным человеком в истории. Безусловно, В.И. Ленин интересен и важен как человек действия, который привел к власти большевиков и установил первое в мире коммунистическое правительство. Он также первым применил на политической практике идеи К. Маркса. Вместе с тем, В.И. Ленин оказал значительное влияние на историю через свои работы. Им опубликовано много работ по вопросам политики, власти, государства, среди которых следует назвать наиболее значительные: «Что делать?» (1902), «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916), «Государство и революция» (1917), «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (1920). Государство, по Ленину, воплощение антагонизма классов, расколовшего общество со времени утверждения в нем частной собственности. Суть всех без исключения государств, как бы разнообразны ни были их формы, – диктатура господствующего класса, которая конкретно проявляется в обладании этим классом властью. Власть господствующего класса опирается прямо на насилие, применяемое в самых различных формах.

Его идеи не противоречили идеям Маркса, но предлагали заметные изменения в акцентах. В.И. Ленин серьезно занимался разработкой тактики революции и подчеркивал необходимость насилия: «Ни одна проблема классовой борьбы никогда не решалась другим способом, кроме как насилием».

К. Маркс в своих трудах лишь иногда ссылается на диктатуру пролетариата. Ленин же увлеченно разрабатывает эту концепцию: «Диктатура пролетариата есть не что иное, как власть, основанная на силе и ничем не ограниченная – ни законом, ни правительством».

Отсюда следует, что непременным признаком диктатуры класса является ее совершенная несвязанность законами. Ленин предлагает конкретный путь перехода государственной власти из рук одного в руки другого класса, что и является основным признаком революции: «…все прежние революции усовершенствовали государственную машину, а ее надо разбить, сломать. Этот вывод есть главное, основное в учении марксизма о государстве».

В.И. Ленин создал учение об объективных (революционная ситуация) и субъективных (наличие революционной партии, зрелость масс) факторах революции; учение о партии нового типа; разработал стратегию партии в буржуазнодемократической и социалистической революции в России.

Разделяя критические взгляды Маркса на буржуазный парламент, в котором он видел пустую говорильню, Ленин ставит вопрос о замене парламентаризма новой государственной формой – Советами. Он говорит о необходимости соединения в лице Советов законодательных и исполнительных функций, т.о. отрицая систему разделения властей.

Роль коммунистической партии в системе власти определяется следующим образом: «Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии».

Иосиф Сталин (1879–1953 гг.) (настоящее имя Иосиф Виссарионович Джугашвили), в течение многих лет был диктатором СССР, толкователем ленинских идей, теоретиком большевизма.

Исходя из того, что сталинизм – это прежде всего система власти, обратимся к анализу ее политического и правовогоаспекта, представленного в идеях самого автора. Работы, написанные Сталиным, несут на себе печать догматизма.

Сталин не только отбросил идею Маркса о конечномотмирании государства, но и разработал теорию государства нового типа, оправдывая это капиталистическим окружением и необходимостью защиты социализма.

Двойственная роль права в этой системе уходит своими корнями в концепции Ленина. Именно Ленин обосновал принцип относительности права, подчиненного делу революции и меняющегося вместе с ее развитием. Сталин усовершенствовал эту систему. Относительность права исчезла, оно приобрело абсолютный характер. Террор и беззаконие обрели силу закона. Конституция 1936 года, определяющая права и свободы граждан, возвестила о существовании совершенной демократии, что оказалось в вопиющем противоречии с советской действительностью. Конституция была дополнена системой законов – уголовных кодексов, которые стали юридической основой террора. Для сталинской концепции права примечателен тот факт, что Генеральный прокурор СССР Вышинский, выступающий обвинителем на крупных процессах, был в то время признан в СССР выдающимся юристом.

Т.о., сталинскую концепцию права можно определить как кодификацию произвола и террора. Развиваемая Сталиным концепция модернизация страны (если свести понятие модернизации к индустриализации и росту могущества) проистекая из учения Ленина, имеет и собственные отличительные черты. Сталин не согласен с Марксом, который рассматривал революцию как средство преодоления отчуждения в обществе и освобождения личности. Сталин заимствует у Маркса, а также у Ленина идею о том, что революция – воплощение глубочайшей модернизации общества, – предполагает абсолютную перестройку всех структур жизни, причем ее главной действующей силой, по Марксу, является на этой стадии пролетариат. Для Сталина, как и для Ленина, исполнителем этих преобразований является партия, авангард пролетариата. А в будущем для Сталина такой силой станет полицейская система. Преобразования он будет проводить с крайним радикализмом, который составляет один из элементов ленинской концепции.

Поэтому его произведения больше напоминают официальные документы. Среди них наибольший интерес представляют следующие: «Об основах ленинизма» (1924), «К вопросам ленинизма» (1927), «О проекте Конституции Союза ССР» (1936). И.В. Сталин усугубил взгляды В.И. Ленина на статус коммунистической партии в стране, сделал ее партиеймонолитом, в которой нет места плюрализму мнений, нет реальных выборов.

Сталинская Конституция 1936 года впервые официально провозгласила: коммунистическая партия есть «руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных». Это положение Конституции завершило создание Сталиным тоталитарного режима в СССР. Чтобы узаконить эту систему власти, ее создатель ссылается на марксистскую концепцию диктатуры пролетариата. Но эта концепция в применении Сталина превратилась в диктатуру одного человека, опирающуюся на партию, государство, полицию.

Еще в большей степени, чем Ленин, Сталин извратил указание Маркса о том, что власть должна утратить свой политический характер.

Политические планы Сталин мог осуществить, лишь подкрепив их утверждением, что они являются выражением общественного сознания. Это отождествление партии с общественным сознанием Сталин позаимствовал у Ленина.

Можно констатировать, что сталинизм представляет собой радикальный вариант ленинизма .

 





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!