II. 3. Социальный ряд развития (процессы социализации)





Натуральный ряд развития описывает процесс созревания человека как индивида, историю становления, дифференциации и интеграции некоторой системы природно детерминированных свойств. Социальный ряд развития описывает движение от общества к личности, процессы социализации индивида, этапы его приобщения к культуре, овладения общественно необходи-

 

мыми знаниями, нормами и ценностями и включения в общественно-производственную деятельность. Психологические свойства личности, в том числе возрастные, рассматриваются при этом как производные от ее социального положения и жизнедеятельности, которые, в свою очередь, обусловлены системой общественных отношений.

Выше уже говорилось об историчности понятия и хронологических границ юности и об удлинении этой фазы жизненного пути в новое время. Научно-техническая революция делает физическое и социальное созревание человека еще более неравномерным.

Половое созревание, которое издавна считается нижней границей юности, сегодня начинается и заканчивается значительно раньше, чем в прошлом столетии и даже 20—30 лет тому назад. По данным В. Г. Властовского, в середине 1930-х годов средний возраст начала менструаций у девочек-москвичек составлял 15 лет 2 месяца; сейчас менструации начинаются уже в 13 лет (в сельской местности несколько позже). Аналогичные сдвиги характеризуют и другие аспекты физического созревания мальчиков и девочек. Это не может не сказываться на психике и поведении подростков и юношей, заставляя психологов «снижать» границы юношеского возраста.

Напротив, начало самостоятельной трудовой жизни, с которой в первую очередь ассоциируется социальная зрелость, отодвинулось. Усложнение общественной, и прежде всего трудовой, деятельности, в которой должен участвовать человек, повлекло за собой удлинение общественно необходимых сроков обучения. Новые поколения молодежи значительно позже, чем их ровесники в прошлом, начинают самостоятельную трудовую жизнь, дольше сидят за школьными партами разного размера. Из людей, родившихся в России в 1906 г., к 16 годам почти треть уже работали, а к 20 годам почти все юноши уже начали трудовую жизнь. Сегодня значительная часть молодежи этого возраста еще учится. Переход к всеобщему среднему образованию означает, что все дети и подростки от 7 до 17 лет должны учиться в том или ином учебном заведении. Что же касается студенческой молодежи, то она заканчивает образование только в 22—25 лет.

Увеличение подготовительного периода связано не только с усложнением трудовой деятельности, требующей более длительного обучения, но и с расширением сферы индивидуального самоопределения и повышением требований к его осознанности. Большая свобода выбора и меньшая социальная скованность способствуют формированию более гибкого социального характера, обеспечивают большее разнообразие индивидуальных вариаций. Но оборотной стороной этого процесса является психологическое усложнение самоопределения. Продление периода, когда юноша «примеряет» па себя различные взрослые роли,

 

но еще не идентифицируется с ними окончательно, объективно означает удлинение первичной социализации.

Изменения в возрастной структуре населения, возрастном разделении труда и содержании процесса социализации накладывают отпечаток и на содержание нормативных критериев социальной зрелости и ее субъективного выражения — чувства взрослости.

Б. Заззо, изучавшая группу взрослых французов, нашла, что начало юности почти все они относят к 14 годам, связывая ее с половым созреванием. Однако представления о времени и критериях ее окончания расходятся. Рабочие и низшие служащие считают, что их юность закончилась в 18,5 года (первое число обозначает количество лет, второе — месяцев), инженерно-технические работники отодвигают этот срок до 19,7 года, предприниматели и лица свободных профессий — до 20,5 года. Субъективная средняя продолжительность юности колеблется, таким образом, в зависимости от длительности полученного образования, от 4,2 до 6,6 года. Мало этого. Почти все опрошенные считают, что конец юности еще не означает наступления действительной зрелости. Длительность периода «неполной взрослости» также варьирует в зависимости от образования и социального положения, составляя 4,8 — для рабочих, 4,4 — для инженеров и техников, 8 лет — для высших специалистов. Получается, что, чем выше образование и социальный статус личности, тем позже она обретает чувство взрослости. Существенно варьируют и критерии социальной зрелости.

Пытаясь сформулировать единый критерий социальной зрелости, некоторые авторы выбирают в качестве такого рубежа начало самостоятельной трудовой жизни. Этот критерий не только социально и психологически значим; но и объективирован в народнохозяйственной статистике, которая позволяет проследить исторические и когортные сдвиги. Но «начало трудовой жизни», «экономическая самостоятельность» и «приобретение стабильной профессии» часто хронологически не совпадают друг с другом. Взяв за основу этот критерий, мы нашли бы прежде всего громадную неравномерность в темпах социального созревания разных групп молодежи: раньше созревает сельская молодежь, потом рабочие и позже — учащаяся молодежь, студенчество. Эмпирически подтвердить эту схему легко: у работающей молодежи раньше формируется чувство личной ответственности, она раньше узнает цену деньгам, быстрее избавляется от некоторых подростковых стереотипов. Но такая схема недооценивает роль учащейся молодежи, удельный вес которой в пашем обществе неуклонно растет. Хотя студенчество дольше сохраняет относительно зависимый социальный статус, оно опережает своих работающих сверстников в культурно-образовательном отношении, с чем связаны более сложные формы социальной ответственности.

Не все просто и с работающей молодежью. Многие из тех, кто рано начинает работать, еще не завершили ни общего, ни профессионального образования и не считают свою профессию окончательной. Среди этой части молодежи велика текучесть, часты нарушения трудовой дисциплины и т. д. Введение института наставников на производстве лишний раз подчеркивает, что процесс первичной социализации не заканчивается с поступлением на работу.

Все это заставляет рассматривать социальное созревание как многомерный процесс, имеющий не один, а несколько критериев. Важнейшие из них — завершение образования, приобретение стабильной профессии, начало трудовой деятельности, материальная независимость от родителей, политическое и гражданское совершеннолетие, служба в армии (для мужчин), вступление в брак, рождение первого ребенка.

Но и фактические сроки осуществления, и психологическая значимость этих качественно различных (в одних случаях речь идет о реальных достижениях, в других — о юридических нормах) процессов и событий неодинаковы в разных социальных и этнических средах. Причем эта гетерохронность, как и гетерохронность физического созревания, является не только социально-групповой, но и внутриличностной. Юноша может быть достаточно зрелым в сфере трудовой деятельности, оставаясь в то же время на подростковом уровне в сфере отношений с девушками или в сфере культурных запросов, и наоборот. Соответственно и подход к нему в разных сферах жизни должен быть дифференцированным.

Переход от детства к взрослости характеризуется увеличением числа и расширением диапазона фактически доступных или нормативно обязательных для индивида данного возраста социальных ролей, это связано с расширением сферы его жизнедеятельности. Начало трудовой жизни означает приобретение профессиональной роли, вступление в брак — семейной и т. д. За этим количественным ростом стоят также качественные сдвиги, поскольку важнейшие социальные роли существуют не изолированно, а в закономерной внутренней взаимосвязи. Усвоение некоторого типа ролей влечет за собой целый ряд других ролен, прав и обязанностей; так, вступление в брак не просто «прибавляет» к уже существующим ролям еще одну, но означает перестройку всей прежней ролевой структуры личности.

Наконец, в процессе развития существенно меняется субъективная значимость и соотношение разных ролей и связанных с ними отношений: если подросток может основывать свое самоуважение главным образом на своем положении в компании сверстников, то у взрослого эти отношения отодвигаются на второй план, уступая ведущее место другим: общественно-производственным, трудовым ролям.

 

Каковы же в свете всего сказанного хронологические рамки и содержание юности как фазы жизненного пути?

Переход от детства к зрелости в целом охватывает возраст от 11 —12 до 23—25 лет и делится на три этапа.

Подростковый, отроческий, возраст (от 11—12 до 14—15лет) является переходным главным образом в биологическом смысле, поскольку это возраст полового созревания, параллельно которому достигают в основном зрелости и другие биологические системы организма. В социальном плане подростковая фаза — это продолжение первичной социализации. Все подростки этого возраста — школьники, они находятся на иждивении родителей (или государства), их ведущей деятельностью остается учеба. Социальный статус подростка мало чем отличается от детского. Психологически, этот возраст крайне противоречив. Для него характерны максимальные диспропорции в уровне и темпах развития, обусловленные в значительной мере биологически. Важнейшее психологическое новообразование возраста — чувство взрослости — представляет собой главным образом новый уровень притязаний, предвосхищающий будущее положение, которого подросток фактически еще не достиг. Отсюда — типичные возрастные конфликты и их преломление в самосознании подростка. В целом это период завершения детства и начала «вырастания» из него.

Юношеский возраст (от 14—15 до 18 лет) представляет собой в буквальном смысле слова «третий мир», существующий между детством и взрослостью. Биологически — это период завершения физического созревания. Большинство девушек и значительная часть юношей вступают в него уже постпубертатными, однако на его долю выпадает задача многочисленных «доделок» и устранение диспропорций, обусловленных неравномерностью созревания. К концу этого периода основные процессы биологического созревания в большинстве случаев завершены, так что дальнейшее физическое развитие можно рассматривать уже как принадлежащее к циклу взрослости.

Социальное положение юношества неоднородно. Юность — завершающий этап первичной социализации. Подавляющее большинство юношей и девушек еще учащиеся, их участие в производительном труде рассматривается не только и не столько с точки зрения его экономической эффективности, сколько с точки зрения его воспитательной ценности. Работающая молодежь 16—18 лет (некоторые правовые акты именуют их «подростками») имеет особый юридический статус и пользуется целым рядом льгот (сокращенный рабочий день, оплачиваемый как полный, запрещение сверхурочных и ночных работ и работы в выходные дни, отпуск продолжительностью в один календарный месяц и т. д.). Однако деятельность и ролевая структура личности на этом этапе уже приобретают ряд новых, взрослых качеств. Главная социальная задача этого возраста — выбор про-

 

фессии. Общее образование дополняется теперь специальным, профессиональным. Уже по окончании VIII класса ребята делают ответственный социальный выбор — продолжать учебу в средней школе, пойти в ПТУ, техникум или совмещать учебу с работой. По окончании средней школы жизненные пути еще более дифференцируются со всеми вытекающими отсюда социально-психологическими последствиями. Расширяется диапазон общественно-политических ролей и связанных с ними интересов и ответственности: в 14 лет юноши и девушки вступают в комсомол, в 16 — получают паспорт, в 18 — активное избирательное право и. право быть избранными в Советы народных депутатов, кроме Верховного Совета СССР. Важной задачей этого возраста становится также подготовка к созданию семьи. Юридически брачный возраст в РСФСР— 18 лет, фактически, по данным Всесоюзной переписи населения 1970 г., в браке состояло 0,4 процента юношей и 2,6 процента девушек 16—17 лет; в группе 18—19-летних — соответственно 4 и 19,6 процента1.

Промежуточность общественного положения и статуса юношества определяет и особенности его психики. Многих юношей еще остро волнуют проблемы, унаследованные от подросткового этапа,— собственная возрастная специфика, право на автономию от старших и т. п. В то же время перед ними стоит задача социального и личностного самоопределения, которая означает отнюдь не автономию от взрослых, а четкую ориентировку и определение своего места во взрослом мире. Это предполагает наряду с дифференциацией умственных способностей и интересов, без которой затруднителен выбор профессии, развитие интегративных механизмов самосознания, выработку мировоззрения и жизненной позиции, а также определенных психосексуальных ориентации.

Юношеское самоопределение — исключительно важный этап формирования личности. Однако до тех пор, пока это «предвосхищающее» самоопределение не проверено практикой, его нельзя считать прочным и окончательным. Отсюда — третий возрастной период, от 18 до 23—25 лет, который можно условно назвать, поздней юностью или началом взрослости.

В отличие от подростка, который в основном принадлежит еще к миру детства (что бы он сам об этом ни думал), и юноши, занимающего промежуточное положение между ребенком и взрослым, 18—23-летиий человек является взрослым как в биологическом, так и в социальном отношении. Общество видит в нем уже не столько объект социализации, хотя, разумеется, продолжает его воспитывать, сколько ответственного субъекта общественно-производственной деятельности, оценивая ее результаты по «взрослым» стандартам. Ведущей сферой деятель-

_____________

1 См.: Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. М., Статистика, 1972, т. II, с. 263.

 

нести становится теперь труд с вытекающей отсюда дифференциацией профессиональных ролей. Об этой возрастной группе уже нельзя говорить «вообще»: ее социально-психологические свойства зависят не столько от возраста, сколько от социально-профессионального положения. Образование, которое продолжается и на этом этапе развития, становится не общим, а специальным, профессиональным, причем сама учеба в вузе может в известном смысле рассматриваться как вид трудовой деятельности. Молодые люди приобретают большую или меньшую степень материальной независимости от родителей, обзаводятся собственными семьями. В 1970 г. в браке состояло 29 процентов мужчин и 55 процентов женщин в возрасте от 20 до 24 лет. По данным киевского демографа Л. В. Чуйко, максимальная интенсивность вступления в брак на Украине в 1969—1970 гг. приходилась у мужчин на 24, у женщин — на 22 года. Демографы считают оптимальным возрастом вступления в брак 22—24 года для женихов и 20—22 года для невест.

Но как многие юноши в каких-то отношениях еще остаются подростками, так и многие молодые люди сталкиваются с «юношескими» проблемами и в студенческие годы и много позже. Без учета этого обстоятельства нельзя понять ни молодых рабочих, ни студенчества. Кроме того, проблемы 18—23-летних ретроспективно бросают дополнительный свет на юношескую психологию.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-11-19 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!