Хаос в комитете: эго поглощается конфликтующими богинями




Когда в душе женщины возникают жестокие конфликты и эго не способно сохранить порядок, организованный процесс не может даже начаться. Раздается множество голосов, порождающих какофонию внутреннего шума, как будто каждая богиня пронзительно вопит о своих интересах, пытаясь перекричать других. Эго женщины не может разобрать, что именно говорят голоса в ней, внутри нее нарастает сильное давление. Женщина с подобным хаосом в душе чувствует себя слишком запутавшейся и подавленной, чтобы предпринимать что-либо, пока ее мысли не придут в порядок.

Когда-то у меня была сорокапятилетняя пациентка, в которой развернулся этот "хаос в комитете", и она была близка к тому, чтобы оставить мужа. При этом у нее не было другого мужчины, а ее двадцатилетний брак окружающим казался идеальным. Пока она только подумывала об этом разрыве, она более или менее рационально выслушивала множество соперничающих точек зрения. Но когда она рассказала мужу о своих размышлениях и перестала обдумывать ситуацию, на нее обрушился внутренний хаос. Она говорила, что это ощущалось так, будто в ее голове все перекручивается. Аспекты ее личности отвечали страхом и тревогой на ее правильное, хотя и полное риска решение.

Пока она оставалась бездеятельной, ее эго было временно подавлено. Но вместо того, чтобы отказаться от своего решения и вернуться, она держалась за свою потребность во всем разобраться и оставалась с друзьями до тех пор, пока не достигла некоторой ясности. Постепенно ее эго снова вернулось в свое обычное положение, она услышала и рассмотрела голоса тревоги и страха. В конце концов она оставила мужа. И годом позже окончательно убедилась, что приняла правильное решение.

В подобной ситуации полезно обсудить конфликтующие страхи и побуждения с кем-нибудь еще или записать их для того, чтобы начать анализ состязающихся сторон и вероятных исходов. Когда множество проблем раскладывается на отдельные кучки по различным интересам, эго выходит из состояния подавленности.

"Хаос в комитете" – нередко временный, короткий промежуток, следующий за хаотичной начальной реакцией на что-то новое и угрожающее. Вскоре эго восстанавливает порядок. Однако, если оно этого не сделает, хаос в психике может привести к полному упадку сил. Ум остается полным состязающихся эмоций, мыслей и образов, становится невозможно думать логически – и человек перестает функционировать.

Предпочтения и цензура в комитете:
пристрастный председатель благосклонен к некоторым богиням
и отказывается признавать других

Тенденциозное эго в качестве председателя признает и предпочитает только определенных членов комитета. Других, выражающих потребности, чувства или точки зрения, которые эго считает неприемлемыми, оно заставляет молчать, выводя их за пределы регламента заседания. Эго подвергает цензуре все, чего не хочет видеть или слышать, так что на поверхности кажется, будто конфликта не существует. Статус "предпочитаемой богини" иногда удерживается немногими или даже одной богиней, чья точка зрения господствует. Именно с этими богинями эго и отождествляется.

Между тем перспектива и приоритеты подвергнутых цензуре богинь сдерживаются или подавляются. Они должны молчать, их могут даже не допустить на "заседания комитета". Зато их влияние ощущается "вне зала заседаний" – вне сознания. Выражениями этих подвергнутых цензуре богинь могут быть действия, психосоматические симптомы и настроения.

"Действие вне" бессознательно мотивирует поведение, уменьшая напряжение, порожденное конфликтующими чувствами. Например, замужняя женщина Барбара возмущается, что сестра ее мужа Сьюзен полагает, будто может пойти с Барбарой на прогулку, когда захочет. Барбара не может сказать "нет", не ощущая себя при этом эгоистичной и виноватой, она не может рассердиться, потому что гнев неприемлем. Таким образом, эго в качестве председателя находится на стороне Геры и Деметры – богинь, настаивающих на том, чтобы она была хорошей женой, внимательной к родственникам мужа, и заботливым человеком. Ее эго подавляет богинь-девственниц, которых возмущает необходимость заботиться о других в ущерб себе. Возникает внутреннее напряжение, которое она разряжает "действием вне". Барбара "забывает" об условленной встрече. Намеренно отказать Сьюзен было бы слишком враждебно – нечто подобное Артемида или Афина могли бы предложить сделать даже нарочно. Однако, "забывая", Барбара "действует вне" враждебности и расхолаживает привычку Сьюзен. Но Барбара все еще "не ведает" о своем гневе и отстаивании независимости.

Другой, более значительный пример "действия вне" дала одна моя пациентка. Ее пригласили на пробы на роль второго плана в значительном кинофильме. Директор, отвечающий за распределение ролей, увидел ее и подумал, что она могла бы прекрасно справиться с ролью, поэтому предложил ей сделать пробу. Это был ее шанс. Эта тридцатилетняя актриса входила в труппу небольшого театра и жила с директором этого театра. Их связь с переменным успехом длилась в течение трех лет.

Определенная ее часть знала, что он не перенесет, если она станет успешнее, чем он. Но она подавляла это знание вместе с пониманием ряда других вещей, и это защищало ее от риска увидеть его таким, каким он был в действительности. Когда появилась возможность сняться в кино, она готовилась к пробам, репетировала до последней минуты и настолько была этим поглощена, что "потеряла счет времени". И пропустила встречу.

Таким образом, она совершила "действие вне" своей амбивалентности – хотя хотела получить роль и сознательно прикладывала усилия для достижения этого. Артемида дала ей честолюбие, а Афродита помогла выразить свой талант. Но она бессознательно боялась получить роль и подвергнуть испытанию их связь: Гера поставила эти близкие отношения на первое место, а Деметра защищала мужчину от восприятия его как несоответствующего требованиям или несущего угрозу. Решение не ходить на пробу роли было принято бессознательно.

Богини, вытесненные из сознания, могут выразить себя психосоматическими симптомами. Например, независимая женщина с качествами Афины, никогда не просившая помощи и, по-видимому, ни в ком не нуждающаяся, может столкнуться с приступами астмы или язвы. Возможно, это единственный способ, чтобы ее эго могло позволить зависимой Персефоне получить немножко материнской заботы. Тип дающей матери-земли может страдать от неустойчивого кровяного давления, часто подскакивающего от нормального к высокому именно тогда, когда она производит впечатление особенно самоотверженной. Хотя ее Артемиды может не хватать для сохранения сосредоточенности на своих собственных приоритетах, она ощущает напряжение и возмущение, когда постоянно – и часто во вред себе – ставит потребности других на первое место.

Вытесненные из сознания богини могут также отражаться в настроениях. То отстраненное состояние, в которое погружается счастливо живущая замужняя женщина, когда слышит о подругах, нашедших другие пути, может отражать волнение девственных богинь. А смутное раздражение, ощущаемое во время очередной менструации женщиной, делающей карьеру, возможно, отражает неудовлетворенную Деметру.

Механизмы переключения: когда несколько богинь "сменяются поочередно"

Женщины, описывая себя, часто употребляют выражение "во мне больше, чем один человек", когда несколько богинь поочередно занимают господствующее положение. Например, Каролина – отличный страховой агент, плодотворно работающий с людьми. На работе она представляет эффективную смесь Афины и Артемиды. Дома деловая тигрица превращается в одинокую киску, которая довольно хлопочет в своем доме и саду, как интровертная Гестия, получающая удовольствие в уединении.

Лесли – идеальная работница в своем рекламном агентстве. Ее презентации проходят блестяще. Ее творчество и способность быть убедительной производят впечатление. Она – динамическая смесь Артемиды и Афины, легко превращающаяся в податливую Персефону со своим мужем.

Обе женщины осознают, что ведут себя как два различных человека, когда смещают свои стереотипы, перемещаясь от одной грани личности к другой; ведущее божество сменяется совершенно естественно для них. В каждой ситуации они чувствуют, что верны самим себе, а точнее, богиням, которые "сменяются", чтобы выразиться в них.

Зная о переключениях в своей личности, выбор "или-или" при определении психологического типа по тестам смущает или забавляет многих женщин, хорошо понимающих, что ответы зависят от их состояния. Описывают ли они реакции на своей работе или в своей частной жизни, мать или художницу в себе, как реагируют, когда одни или в паре, – все это будет влиять на ответ. Поэтому часто кажется, что ответы и, таким образом, личностный профиль зависят от того, какая богиня в женщине "проходит тест".

Одна женщина-психолог заметила: "Я очень экстравертна на приемах, и это не только маска или лицо для компании, которое я надеваю, – это я, с удовольствием проводящая время! Но стоит мне заняться моими исследованиями – и я совершенно другой человек". В одной ситуации она – цветущая Афродита, экстравертная, эмоционально отзывчивая и чувственная. В другой – внимательная Афина, тщательно выполняющая проект, который она продумала и теперь должна собрать подтверждающие данные.

Когда в личности женщины наличествует один доминирующий архетип главной богини, ее тесты по определению психологического типа обычно соответствуют теории Юнга. Она будет последовательно экстравертной (реагирующей непосредственно на внешние события и людей) или интровертной (отзывающейся на внутренние впечатления); она будет использовать или логику (взвешивающую рациональные соображения), или чувствование (взвешивающее ценности) для оценки людей и ситуации; доверяет информации, приобретенной либо посредством пяти органов чувств, либо благодаря интуиции. Иногда хорошо развита только одна из четырех функций (логика, чувство, ощущение, интуиция).

Когда наличествуют два или больше архетипов доминирующих богинь, женщина не соответствует какому-либо одному определенному психологическому типу. Она может быть и интровертной, и экстравертной в зависимости от обстоятельств и преобладающей богини: экстравертные Артемида или Деметра могут "получить золотое яблоко" в одной ситуации, но передать его интровертным Гестии или Персефоне в другой.

Согласно теории Юнга, логика и чувствование – это оценивающие функции, а ощущение и интуиция – воспринимающие. Теория достоверна, когда в основании личности лежит образ одной богини: несмотря на то что женщина-Афина мыслит четко и ясно, способности понимать ценности чувствования у нее почти нет по определению. Но это правило нарушается, когда наличествует более чем одна активная богиня. Например, если Артемида присоединяется к Афине как активный архетип, то, вопреки теории, чувствование может быть так же или почти так же хорошо развито, как и логика.

Когда богини объединяются и поочередно сменяют друг друга, чтобы выразить себя в женщине, "кто из богинь получит яблоко" зависит от обстоятельств и решаемой задачи.

Сознание и выбор

Женщина, осознающая (благодаря своему наблюдающему эго) архетипы богинь и развивающая понимание "комитета" как метафоры внутреннего процесса, приобретает два очень полезных внутренних инструмента постижения сути чего-либо. Она может чутко слушать голоса внутри себя, узнавать, "кто говорит" в данный момент, и распознавать богинь, влияющих на нее. Когда они представляют ее аспекты, конфликт между которыми она должна разрешить, она может вникнуть в потребности и интересы каждой богини, а затем решить для себя, что именно является наиболее важным.

Если некоторые богини невнятны и с трудом узнаются – их присутствие только предполагается из-за эпизодов "действия вне", психосоматического симптома или настроения, – ей может потребоваться время и внимание, чтобы понять, кто они. Представление об архетипических схемах и знание области действия каждой богини могут помочь ей определить тех, кого необходимо узнать.

Поскольку в каждой женщине заключены образы всех богинь, конкретная женщина может удовлетворить какую-либо определенную потребность, лучше познакомившись с соответствующей богиней. В этом случае действия, направленные на развитие или усиление влияния этой богини, могут быть успешными. Например, когда Дана работала над своей диссертацией, ей было очень трудно собраться с силами, чтобы выполнить лабораторные исследования. Но представив себя охотящейся Артемидой, она обрела стимул для выполнения исследований и сумела найти то, что было ей необходимо. Образ себя как Артемиды пробудил энергию, требовавшуюся ей для этой задачи.

Активно воображаемые богини могут помочь женщине хорошо узнать действующие архетипы в своей душе. Возможно, ей удастся отчетливо представить богиню, а затем, опираясь на яркий образ в уме, понять ее, особенно если женщина сможет беседовать с этой визуализированной фигурой. Используя "активное воображение" (как называется этот процесс, открытый Юнгом), она обнаружит, что может задавать вопросы и получать ответы. Настраиваясь на восприимчивость, чтобы слышать ответ, не придумывая его сознательно, женщина часто ощущает себя действительно участвующей в разговоре и расширяющей свое знание об архетипической фигуре – части ее самой.

Поскольку женщина способна настроиться на различные свои составляющие и слушать, наблюдать или чувствовать различные приоритеты и соперничающие предпочтения, она сумеет затем рассортировать их и оценить их важность для себя. Потом она может совершить сознательный выбор: когда возникают конфликты, она решает, какие приоритеты должны преобладать над другими и какое направление действия она выбирает. В результате ее выбор разрешает внутренние конфликты, а не провоцирует вечные войны. Таким образом, шаг за шагом она становится сознательной вершительницей выборов, решающей для себя, какая богиня получит золотое яблоко.

 

<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Глава 14

ГЕРОИНЯ В КАЖДОЙ ЖЕНЩИНЕ

В каждой женщине живет потенциальная героиня. Она представляет женщину-лидера в истории ее жизни, в путешествии, которое начинается с ее рождения и продолжается всю жизнь. Идя по своему неповторимому пути, она, несомненно, будет сталкиваться со страданиями; ощущать одиночество, уязвимость, нерешительность и встречать ограничения. Она также может отыскать смысл своей жизни, развить характер, пережить любовь и благоговение и научиться мудрости.

Она формируется своими решениями благодаря способности к вере и любви, готовности обучаться на своем опыте и брать обязательства. Если при возникновении трудностей она оценивает, что можно сделать, решает, что именно будет делать, и ведет себя согласно своим ценностям и чувствам, значит, она действует как главная героиня своего личного мифа.

Хотя жизнь полна независящих от нас обстоятельств, всегда существуют моменты принятия решения, узловые точки, определяющие дальнейшие события или меняющие человеческий характер. Будучи героиней своего героического путешествия, женщина должна начинать с позиции (пусть даже вначале "как будто"), что ее выбор имеет значение. В процессе жизни женщина становится личностью, которая принимает решения, героиней, формирующей будущую себя. Она или развивается, или деградирует благодаря тому, что делает или не делает, и посредством позиций, которые занимает.

Я знаю, что моих пациентов формировали события не только внешние, но и внутренние. Их чувства, их внутренние и внешние реакции предопределяли их путь и то, кем они стали, в гораздо большей мере, чем степень несчастий и напастей, с которыми они сталкивались. Например, я встречала людей, переживших детство, полное лишений, жестокости, бессердечия, избиений или сексуального надругательства. Тем не менее они не стали (как можно было бы ожидать) похожи на тех взрослых, которые плохо обращались с ними. Вопреки всему плохому, что пережили, они испытывали сострадание к другим – как тогда, так и теперь. Травматический опыт оставил свой след, они не были невредимы, но, несмотря на это, способность доверять, любить и надеяться уцелела. Когда я догадалась, почему случились именно такие события, я начала понимать разницу между героиней и жертвой.

Будучи детьми, каждый из этих людей видел себя главным действующим лицом ужасной драмы. У каждого был внутренний миф, выдуманная жизнь, воображаемые товарищи. Дочь, которую избивал и унижал грубый отец и не защищала подавленная мать, вспоминала, как говорила себе в детстве, что не имеет отношения к этой необразованной, неотесанной семье, что в действительности она – принцесса, которую проверяют этими суровыми испытаниями. Другая девочка, избиваемая и страдающая от сексуальных домогательств (и которая, став взрослой, полностью опровергла представления, что избиваемые в детстве впоследствии бьют собственных детей), убегала в воображаемую яркую, совершенно отличную от действительности жизнь. Третья представляла себя воительницей. Эти дети думали о будущем и планировали, как смогут уйти из своей семьи, когда станут достаточно взрослыми. Между тем они сами выбирали, как будут реагировать. Одна говорила: "Я никому не позволила бы увидеть себя плачущей". (Она убегала в предгорья и плакала, когда ее не мог видеть никто из ее обидчиков.) Другая рассказывала: "Я думаю, мой разум оставлял мое тело. Я как будто находилась в другом месте всякий раз, когда он прикасался ко мне".

Эти девочки были героинями и теми, кто решал. Они сохранили свое достоинство, несмотря на плохое обращение с ними. Они оценивали ситуацию, решали, как будут действовать в настоящем, и строили планы на будущее.

Как героини, они не были сильными или могущественными полубогами вроде Ахиллеса или Геракла, героев греческих мифов, которые были более сильными и защищенными, чем простые смертные. Эти дети, как не по годам развитые человеческие героини, больше похожи на Гензеля и Гретель, которые должны были использовать свой разум, когда их бросили в лесу или когда ведьма откармливала Гензеля для жаркого.

В реальных историях жизни женщин, как и в мифах о героинях, ключевым элементом являются эмоциональные или другие связи, которые женщина устанавливает на своем пути. Женщина-героиня – это та, кто любит или учится любить. Она либо путешествует вместе с кем-то еще, либо стремится к такому союзу в своем поиске.

Путь

На каждой дороге существуют решающие развилки, требующие принятия решений. Какой путь выбрать? Какому направлению следовать? Продолжать линию поведения, согласующуюся с каким-то одним принципом, или следовать совсем иному? Быть честной или лгать? Поступить в колледж или пойти работать? Родить ребенка или сделать аборт? Прекратить близкие отношения или оставить? Выйти замуж или сказать "нет" этому конкретному мужчине? Немедленно обратиться за медицинской помощью при обнаружении опухоли груди или подождать? Просто бросить учебу или работу и присмотреть что-нибудь еще? Завести любовный роман и рисковать замужеством? Уступить или упорно добиваться чего-то? Какой выбор сделать? Какой путь избрать? Какова цена?

Я вспоминаю один яркий урок по экономике в колледже, который спустя годы пригодился мне в психиатрии: подлинной ценой чего-либо является то, от чего отказываешься ради получения желаемого. Это не общепринятый путь. Взять на себя ответственность совершения выбора – это решающий и не всегда легкий момент. Способность женщины к выбору и определяет ее как героиню.

В противоположность этому, женщина не-героиня следует чьему-то выбору. Она скорее вяло уступает, чем активно решает. Результатом часто становится согласие стать жертвой, говорящей (после свершившегося): "В действительности я не хотела этого делать. Это была твоя идея", или "Это все твоя вина, что у нас неприятности", или "По твоей вине мы оказались здесь", или "Ты виноват, что я несчастна". И еще она может ощущать себя мучимой и обманутой и предъявлять обвинения: "Мы всегда делаем то, чего хочешь ты!", не осознавая, что сама никогда не настаивала на своем или вообще не высказывала своего мнения. Начиная с простейшего вопроса: "Что ты хочешь делать сегодня вечером?", на который она неизменно отвечает: "Все, что ты хочешь", ее привычка уступать может расти до тех пор, пока контроль над ее жизнью просто перейдет в чужие руки.

Существует также другая негероическая модель поведения, когда женщина живет, как бы топчась на перепутье, не имея ясности в своих чувствах, испытывая неудобство в роли той, кто решает, или не стремясь сделать выбор из-за нежелания отказаться от иных возможностей. Часто она – яркая, талантливая, привлекательная женщина, относящаяся к жизни как игре, отказывающаяся от близких отношений, которые могут стать для нее слишком серьезными, или от карьеры, требующей слишком много времени или усилий. Ее остановка на непринятии решения в реальности представляет, конечно же, выбор не-действия. Она может провести десять лет в ожидании на перепутье, пока не осознает, что жизнь проходит мимо.

Следовательно, женщинам необходимо становиться героинями-вершительницами выборов, вместо того чтобы быть пассивными существами, жертвами-страдалицами, пешками, передвигаемыми другими людьми или обстоятельствами. Стать героиней – вдохновляющая новая возможность для женщин, руководствовавшихся изнутри архетипами уязвимых богинь. Утверждение себя представляет героическую задачу для женщин, податливых, как Персефона, ставящих своих мужчин на первое место, как Гера, заботящихся о чьих-то потребностях, как Деметра. Осуществить это, кроме всего прочего, означает для них пойти вразрез своему воспитанию.

Кроме того, необходимость стать героиней-которая-решает становится потрясением для многих женщин, ошибочно полагавших, что они уже являются таковыми. Будучи женщинами по типу девственных богинь, они могут психологически быть "закрыты доспехами", как Афина, независимы от мнения мужчин, как Артемида, самодостаточны и одиноки, как Гестия. Их героическая задача – отважиться на близость или стать эмоционально уязвимыми. Для них выбор, требующий отваги, состоит в том, чтобы довериться кому-то другому, нуждаться в ком-то другом, принять ответственность за кого-то другого. Для таких женщин может быть легким делом принимать рискованные решения в делах или публично выступать. Храбрости от них требует замужество или материнство.

Героиня-которая-решает должна повторять первое задание Психеи по "сортировке зерен" всякий раз, когда оказывается на перепутье и должна решить, что сейчас делать. Она должна остановиться, чтобы отсортировать свои приоритеты, побуждения и потенциальные возможности в данной ситуации. Ей необходимо рассмотреть, какие выборы существуют, какова может быть эмоциональная цена, куда решения приведут ее, что для нее интуитивно имеет наибольшее значение. Исходя из того, кто она есть и что знает, она должна принимать решение, выбирая путь.

Здесь я снова касаюсь темы, которую развила в моей первой книге "Дао психологии": необходимость выбора "пути с сердцем". Я чувствую, что каждый должен взвесить все, а потом действовать, пристально изучить каждый жизненный выбор, рационально обдумывая, но затем обосновывать свое решение тем, будет ли с этим выбором согласно его сердце. Ни один другой человек не может указывать вам, если затрагивается ваше сердце, и логика не способна обеспечить ответ.

Часто, когда женщина сталкивается с такими "или/или" выборами, в значительной мере воздействующими на ее дальнейшую жизнь, давление на нее оказывает кто-то еще: "Выходи замуж!", "Заводи ребенка!", "Покупай дом!", "Смени работу!", "Прекрати!", "Двигайся!", "Скажи да!", "Скажи нет!". Очень часто женщина вынуждена подчинять свой ум и свое сердце давящим представлениям, созданным чьей-то нетерпимостью. Чтобы быть той, кто решает, женщине необходимо настаивать на принятии собственных решений в подходящее ей время, понимая, что это ее жизнь и именно она будет жить с последствиями этих решений.

Для того чтобы развивать ясность и понимание, ей также необходимо сопротивляться внутреннему побуждению принимать необдуманные решения. В начальной стадии жизни могут преобладать Артемида или Афродита, Гера или Деметра с их характерной силой или интенсивностью отклика. Они могут попытаться вытеснить чувствование Гестии, интроспекцию Персефоны, хладнокровное мышление Афины, но присутствие этих богинь обеспечивает более полную картину и позволяет женщине принимать решения, учитывающие все аспекты ее личности.

Путешествие

Когда женщина отправляется в героическое путешествие, она сталкивается с проблемами, препятствиями и опасностями. Ее ответы и поступки изменят ее. Она обнаружит, что именно для нее значимо и достаточно ли у нее смелости действовать согласно своим собственным представлениям. Ее характер и способность к состраданию подвергнутся испытаниям. На этом пути она сталкивается с темными, смутными сторонами своей личности – иногда в то же самое время, когда убеждается в своей силе и ее уверенность в себе растет или же когда ею овладевает страх. Вероятно, она переживет какие-то потери и испытает горечь поражений. Путешествие героини – это путешествие самораскрытия и развития, в котором различные аспекты личности женщины объединяются в единое целое, сохраняющее всю свою сложность.

Возрождение силы змеи

Каждая героиня должна обрести силу змеи. Чтобы понять сущность этой задачи, нам необходимо вернуться к богиням и женским снам.

На многих статуях Геры ее мантию обвивают змеи. Афина изображалась со змеями, обвивающими ее щит. Змеи были символами догреческой Великой Богини Старой Европы и служат символическим следом силы, которой некогда обладало женское божество. На одном из наиболее ранних изображений (Крит, 2000-1800 гг. до нашей эры) женская богиня с обнаженной грудью держит в распростертых руках по змее.

Змея часто появляется в женских снах как таинственный устрашающий символ, к которому сновидица, ощутившая возможность утверждения в жизни собственной силы, осторожно приближается. Вот описание сна одной тридцатилетней замужней женщины: "Я иду по тропинке; когда я взглянула вперед, то увидела, что мне предстоит пройти под огромным деревом. Громадная змея мирно свертывается кольцом вокруг нижней ветви. Я знаю, что она не ядовита и мне ничто не грозит, – в самом деле, она прекрасна, но я колеблюсь". Многие сны, похожие на этот, где сновидица испытывает скорее благоговение или осознает силу змеи, чем пугается опасности, запоминаются: "Змея, обвивающая мой стол...", "Я вижу змею, свернувшуюся кольцом на балконе...", "В комнате три змеи..."

Всякий раз, когда женщины начинают утверждать свою власть, принимают важные решения и осознают свою силу, как правило, появляются сны со змеями. Часто сновидица ощущает пол змеи, и это помогает прояснить вид силы, символизируемой змеей.

Если эти сны совпадают с действительной жизнью сновидицы, у нее появляется возможность с позиции власти или самостоятельности справляться с такими, например, вопросами, возникшими после выбора новой роли: "Могу ли я быть эффективной?", "Каким образом эта роль будет изменять меня?", "Понравлюсь ли я людям, если буду решительной и строгой?", "Угрожает ли такое поведение моим близким отношениям?". Сны женщин, никогда прежде не испытывавших ощущения собственной силы, скорее всего, говорят о том, что такие женщины должны приближаться к Силе осторожно, как будто к незнакомой змее.

Я думаю о женщинах, обретающих ощущение своей собственной силы и власти, как о "востребовавших силу змеи", – силу, утерянную женскими божествами и смертными женщинами в тот момент, когда патриархальные религии лишили богинь силы и влияния, представили змею как символ зла, выбросили ее из Эдема и сделали женщин существами низшего сорта. Затем я представляю себе образ, олицетворение новой женщины – сильной, красивой и способной растить и воспитывать детей. Этот образ – терракотовое изваяние прекрасной женщины или богини, поднимающейся с земли и держащей в руках сноп пшеницы, цветы и змею.

Сопротивление силе медведицы

В отличие от мужчины-героя, героине-вершительнице может угрожать непреодолимая тяга инстинкта материнства. Женщина, которая не в силах сопротивляться Афродите и/или Деметре, может забеременеть в неподходящее время или при неблагоприятных обстоятельствах. Если это случается, она может отклониться от избранного ею пути – ее берет в плен инстинкт.

Я знала одну молодую женщину – студентку-выпускницу, которая забыла обо всех своих целях, когда ощутила себя пойманной настоятельным побуждением забеременеть. Она была замужем и собиралась получить докторскую степень, когда ею завладело желание иметь ребенка. В те дни ей приснился сон: огромная медведица держала ее руку в пасти. Она безуспешно пыталась освободиться и звала на помощь каких-то мужчин, но от них не было никакой пользы. В этом сне она блуждала до тех пор, пока не пришла к скульптуре медведицы с детенышами, которая напомнила ей скульптуру в Медицинском центре Сан-Франциско. Когда она положила свою руку на подножье скульптуры, медведица отпустила ее.

Обдумывая этот сон, она почувствовала, что медведица символизировала ее инстинкт материнства. Реальные медведицы – великолепные матери, они самоотверженно вскармливают свое уязвимое потомство и яростно его защищают. Затем, когда для выросших медвежат наступает время самостоятельности, мать-медведица жестко настаивает на том, чтобы сопротивляющиеся детеныши покинули ее, ушли в мир и сами заботились о себе. Этот символ материнства крепко держал сновидицу до тех пор, пока она не прикоснулась к образу Матери-медведицы.

Сновидица приняла послание сна. Если она в состоянии пообещать сохранить стремление иметь ребенка к моменту завершения диссертации (только через два года), ее навязчивое желание забеременеть, возможно, пройдет. И действительно, после того как она и ее муж решили завести ребенка и она взяла внутреннее обязательство забеременеть вскоре после защиты диссертации, навязчивое состояние исчезло. Она опять смогла сосредоточиться на своих занятиях. Когда она установила связь с образом, инстинкт потерял свою хватку. Она знала: чтобы сделать карьеру и в то же время создать настоящую семью, нужно сопротивляться силе медведицы до тех пор, пока ей не будет присвоена докторская степень.

Архетипы существуют вне времени, не интересуясь реалиями жизни женщины или ее потребностями. Когда в женщине пробуждаются богини, как героиня, она должна сказать в ответ на их требования: "да", или "нет", или "не сейчас". Если она не решается сделать сознательный выбор, инстинкт или архетипическая схема возьмет верх. Женщине, захваченной инстинктом материнства, необходимо сопротивляться силе "медведицы" и в то же время чтить ее.

Изгнание смерти и сил разрушения

Каждая героиня мифов неизменно выступает на своем пути против чего-то разрушительного или опасного, грозящего ей уничтожением. Это также общая тема в женских снах.

Женщине-адвокату приснилось, что она выходит из церкви ее детства и тут на нее набрасываются две дикие черные собаки. Они запрыгивали на нее, пытаясь укусить за шею: "Это воспринималось так, как будто они собирались прокусить сонную артерию". Когда она подняла руку, чтобы отразить атаку, то пробудилась от кошмара.

С тех пор как она начала работать в агентстве, ее все больше ожесточало обращение с ней. Мужчины обычно предполагали, что она всего лишь секретарша. Даже когда окружающие знали о ее настоящей роли, она нередко ощущала свою незначительность и думала, что ее не принимают всерьез. Она, в свою очередь, стала критичной и враждебно настроенной по отношению к коллегам-мужчинам.

Вначале ей казалось, что сон был преувеличенным отражением восприятия себя как постоянно "атакуемой". Затем она стала думать, нет ли в ней самой чего-то похожего на этих диких собак. Она проанализировала происходящее с ней на работе и была поражена и испугана пришедшим к ней внезапным пониманием: "Да ведь я превращаюсь в злобную суку!" Она вспомнила чувство благодати, которое испытывала в церкви в счастливые времена ее детства, и поняла, что стала теперь совсем другой. Этот сон послужил толчком. Личности сновидицы угрожала реальная опасность саморазрушения собственной враждебностью, которую она направляла на других. Она становилась циничной и злой. В реальности, как и во сне, в опасности была она, а не люди, на которых она направляла свое ожесточение.

Подобным образом, разрушительными могут быть негативные, или теневые аспекты богини. Ревность, мстительность или ярость Геры могут стать ядовитыми. Женщина, одержимая этими чувствами и осознающая свое состояние, колеблется между мстительностью и ужасом от своих чувств и действий. Когда в ней героиня борется с богиней, могут появиться сны, в которых ее атакуют змеи (указывающие, что сила, представленная ими, опасна для самой сновидицы). В одном таком сне ядовитая змея метнулась к сердцу сновидицы; в другом змея погрузила свои ядовитые зубы в ногу женщины, не позволяя ей идти. В реальной жизни обе женщины пытались пережить измену и столкнулись с опасностью подчиниться ядовитым, злобным чувствам (как и сон с дикими собаками, этот сон имел два уровня смысла: это была метафора того, что происходит с ней и в ней).

Опасность для сновидицы, приходящая в человеческом обличье в виде нападающих или угрожающих мужчин или женщин, обычно исходит от враждебной критики или ее деструктивной стороны (в то время как животные, по-видимому, представляют чувства или инстинкты). Например, женщине, вернувшейся в колледж, когда ее дети еще учились в начальной школе, приснилось, что "огромная тюремщица-матрона" преграждает ей путь. По-видимому, эта сцена олицетворяет как отрицательное суждение ее матери о ней, так и материнскую роль, с которой она отождествлялась; сон выразил мнение, что это отождествление подобно заключению в тюрьму.

Враждебные суждения внутренних субличностей бывают по-настоящему разрушительны, например, "Ты не можешь это делать, потому что ты плохая (некрасивая, неумелая, неумная, неталантливая)". По существу, они говорят: "У тебя нет права стремиться к большему", – и представляют послания, способные расстроить женщину и подорвать ее хорошие намерения или уверенность в себе. Эти агрессивные критики в снах обычно предстают в виде угрожающих ей мужчин. Внутреннее критическое отношение часто соответствует тому противостоянию или враждебности, с которыми женщина сталкивается в окружающем ее мире; критики повторяют, как попугаи, недобрые послания ее семьи или культуры.

С психологической точки зрения, каждый враг или демон, с которым героиня сталкивается во сне или в мифе, представляет нечто разрушительное, грубое, неразвитое, искаженное или злое в человеческой душе, стремящееся взять верх и разрушить ее. Женщины, которым снились дикие собаки или ядовитые змеи, осознали, что, когда они боролись с опасными или враждебными действиями, направленными на них со стороны других людей, им в одинаковой степени угрожало и то, что происходило внутри них. Враг или демон может быть отрицательной частью их собственной души, теневым элементом, угрожающим разрушить то, что представляет сострадающую и компетентную часть в ней. Враг или демон может быть и в душе других людей, желающих нанести вред, подчинить, унизить или управлять ею. Или, как это нередко случается, ей угрожает и то, и другое.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!