Проводники идей. Железная воля и сила намерения




 

«Невозможно» – это слово занесено в словарь лишь глупцов… Высшая мудрость – твердое решение.

Наполеон

 

Именно акт воли является необходимым переходом, знаменующим процесс реализации оформленной идеи. Идея, даже самая божественная, щекочущая нервы человечества, не стоит ровным счетом ничего, если ей не сопутствуют волевые усилия. Без воли идея оказывается преданной забвению. Воля – это тот могущественный таран, который прошибает врата осажденных существующих догм, чтобы сначала впустить внутрь пары нового мышления и завладеть всеобщим вниманием, а затем внедриться в саму систему общественных норм. Для каждого нового шага необходимы усилия, которые могут оказаться предельными. Но необходимо помнить: без воли, без напряжения, ничего не произойдет. «Самый сильный человек – это человек единой мысли. Ибо всю накопленную им мощь, силу воздействия, волю, интеллектуальность, нервное напряжение обращает он в одном-единственном направлении и создает таким образом напор, которому не может противиться мир». Эти слова, точные и проникновенные, принадлежат перу Стефана Цвейга , который, подобно всякому настоящему писателю, был в первую очередь совершенным психологом. Они с абсолютной зеркальностью и без малейшего искажения отражают суть значимости воли для достижения любой задуманной человеком цели.

Начать оду воле хотелось бы с нескольких утверждений, отмечающих ее значимость для современного человека. Дейл Карнеги , концепция развития личности которого для многих сомнительна, отметил важнейшую проблему современника: нам не хватает не знаний, а воли, и в результате гораздо больше людей сдавшихся, чем побежденных. Это ключ к разгадке основополагающего вопроса – почему одним удается достичь головокружительных высот, а другие, даже имея лучшие в мире идеи и технологии, не достигают ничего существенного. Еще одно великолепное замечание принадлежит Константину Станиславскому , отмечавшему, что «воля бессильна, пока она не вдохновится желанием». Речь идет о том, что формальная способность индивидуума прикладывать волю, проявлять невиданное терпение и умение без устали трудиться сама по себе бесполезна. Имеет значение лишь направленная воля, которую иногда еще называют силой намерения.

В то же время нельзя не сказать о крепкой обратной взаимосвязи. Потому что и сама воля – ничто без крупной, достойной всеобщего признания и применения идеи.

 

Сила намерения

 

Именно сила намерения порождает направленную кумулятивную мощь выдающихся личностей – сосредоточенность. Умение продолжительное время фокусировать внимание и активное воздействие на одной цели всегда составляло очевидный козырь любого гениального человека. Являясь следствием непрерывного напора мысли, концентрация усилий произвела на свет немало достижений высшего порядка.

В самом деле, сосредоточенные люди становятся отрешенными, обособленными от остального мира, они практически всегда на подъеме и почти не ведают физической усталости: возможности человека, сфокусировавшего все свои мысли и устремления на некоторой идее, безграничны. Устремленный человек не только побеждает недуги и комплексы, он совершает то, что ранее считалось невозможным. Неугасимое желание трансформируется в неотступную волю, достигая любых высот, какие только способно вообразить загипнотизированное сознание. Сила намерения раздвигает любые рамки, осваивает любые пространства.

Александр Суворов и Никола Тесла читали ночи напролет и затем совершенно не чувствовали усталости. Это происходило вследствие невероятного душевно-эмоционального подъема, захватывающего переноса прочитанного ими на контурные карты собственной жизни, когда грандиозные переживания как бы перетряхивают все жизненные принципы и приоритеты, наполняя бытие новыми элементами, из которых потом складываются дивные идеи и формулы. Действие таких мыслей, возбуждаемых книгами, сродни наркотическому зелью, которое позволяет забываться в работе на многие часы и даже дни.

Еще одним секретом длительного сосредоточения может служить сознательная смена видов деятельности, которая позволяет «ответственным за тот или иной сектор» клеткам как бы дремать, в то время когда происходит переключение на физическую работу или иную психическую деятельность. Лев Толстой получал такую возможность, работая косарем, вдыхая запах земли, свежей травы, «вживаясь» в самую природу. Альберт Швейцер прожил до девяноста лет, отдыхая всего по три – четыре часа в сутки и не уставая при этом. Он научился переключать мозг с лечения больных на игру на органе – Бах более всех других умиротворял его и возвращал ему силы. После этого мыслитель еще оказывался способным подолгу писать глубокой ночью, чтобы ранним утром, как ни в чем не бывало, приступить к обязанностям врача. Несколько иное, но также поучительное переключение демонстрировал Уинстон Черчилль . Этот яркий, креативный политик умел в периоды политического бездействия отдаться мольберту и перу. Как утверждают специалисты, выставки художника Шарля Морена (псевдоним Черчилля) отличались если не громким успехом, то неизменно пристальным вниманием. Ну а что касается литературной работы, то на этом поприще Уинстон Черчилль сумел снискать себе подлинную славу мастера. Его речи типа «Мускулы мира» или «Пробудись, Европа!» не просто знамениты, но изучаются и разбираются по частям всеми, кто готовит себя к публичной деятельности. А шеститомник «Вторая мировая война» – настоящее глубинное исследование, из которого можно почерпнуть много такого, чего нет ни в одном другом историческом исследовании. Нобелевская премия мира, как кажется, совершенно заслуженная, увенчала карьеру Черчилля. Все эти усилия, как будто бы разноплановые, проистекают из одного источника желаний – быть неутомимым творцом, непрерывно действовать, достигать успеха во всем. В этом постоянном творческом напряжении в значительной степени проявилась необузданная душевная сила, направленная воля и неугасающая с возрастом сила намерения. О Черчилле писали, что он «необычайно многосторонний, даже универсальный, неутомимый в своей деятельности, непрерывно писавший письма, книги, произносивший речи, нетерпеливый, импульсивный и раздражительный, необычайно возбудимый, храбрый до неосторожности, беспредельно властный, он мог работать сутки напролет, даже лежа в постели». В возрасте шестидесяти и семидесяти лет он, по свидетельству современников, «работал большую часть ночи, доводя до истощения секретарей, штат и советников, гораздо более молодых, чем он сам». Этот не раз изумлявший мир человек прожил девяносто лет.

 





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!