Меры по обеспечению безопасности в ходе судебного следствия 16 глава




Отмеченные изъятия, установленные ст. 389.13 УПК РФ, в своей совокупности создают серьезные препятствия для реализации "исследовательского" потенциала суда второй инстанции, нивелируют преимущества апелляционной формы пересмотра судебных решений, превращая его в проверку, проводимую на основании оглашения имеющихся доказательств.

 

§ 5. Судебные решения апелляционной инстанции

 

1. Виды апелляционных судебных решений. Суды апелляционной инстанции принимают решения в форме приговоров, определений (при коллегиальном составе суда) и постановлений (при единоличном составе) <1>. Обязательные требования, которым должен отвечать приговор суда апелляционной инстанции, совпадают с требованиями, установленными для приговора суда первой инстанции (п. 28 ст. 5, ст. 297 УПК РФ); он должен состоять из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей с соответствующими особенностями, присущими разным видам приговоров (оправдательным и обвинительным, ст. ст. 389.28 - 389.32 УПК РФ). Требования закона, предъявляемые к апелляционным определениям и постановлениям, названы в ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ. Кроме того, все решения суда должны отвечать общим требованиям законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7 УПК РФ).

--------------------------------

<1> Также суд вправе вынести частное определение (постановление) в адрес соответствующих организаций и должностных лиц в случае нарушения прав и свобод граждан, а также при наличии других нарушений закона, допущенных в ходе досудебного производства или при рассмотрении дела судом первой инстанции (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26).

 

Виды решений, которые, согласно ст. 389.20 УПК РФ, вправе принимать суды апелляционной инстанции, в целом достаточно типичны для суда проверочной инстанции. Их можно условно разделить на три большие группы в зависимости от процессуальных последствий принятия решения (надо, однако, помнить, что приведенный в УПК РФ перечень решений не является исчерпывающим) <1>.

--------------------------------

<1> Несмотря на то что ст. 389.20 УПК РФ прямо говорит о принятии одного из перечисленных там решений, Пленум Верховного Суда РФ вполне обоснованно корректирует данное положение закона в сторону расширения (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26).

 

К первой группе отнесены решения, которые оставляют обжалуемое решение в силе:

1) об оставлении приговора, определения, постановления без изменения, а жалобы (представления) без удовлетворения;

2) о прекращении апелляционного производства <1>.

--------------------------------

<1> Данное решение суд выносит, например, в случае, если жалоба или представление до начала заседания суда апелляционной инстанции отозваны лицами, их подавшими (ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ), или в случае неявки без уважительной причины частного обвинителя, его законного представителя или представителя, подавших апелляционную жалобу (ч. 4 ст. 389.12 УПК РФ).

 

Во вторую группу входят решения, которые отменяют (изменяют) обжалуемое решение и заменяют его новым итоговым решением по делу, которое вступает в законную силу с момента его провозглашения и подлежит исполнению:

1) об отмене решения суда первой инстанции и о прекращении уголовного дела;

2) об отмене обвинительного приговора и постановлении взамен него другого обвинительного приговора <1>;

--------------------------------

<1> Опираясь на материалы судебной практики, можно выделить случаи, когда суды выносят новые апелляционные приговоры, а не вносят изменения в приговор суда первой инстанции: в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, когда апелляционным судом самостоятельно исследуются новые и переоцениваются имеющиеся в деле доказательства; при наличии в приговоре суда первой инстанции существенных нарушений, не позволяющих установить окончательное наказание, назначенное подсудимому (его размер, место отбывания); отсутствие в приговоре описания преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления и в других случаях, когда судом апелляционной инстанции устанавливаются новые фактические обстоятельства дела, отличные от тех, что были установлены судом первой инстанции.

 

3) об отмене обвинительного приговора и постановлении оправдательного приговора;

4) об отмене оправдательного приговора и о вынесении нового оправдательного приговора;

5) об отмене определения или постановления и о вынесении оправдательного приговора или иного судебного решения;

6) об изменении решения суда первой инстанции без отмены ранее вынесенного решения (ст. 389.26 УПК РФ).

Принятие решения, относящегося к третьей группе, с одной стороны, означает, что обжалуемое решение отменено, но с другой - что производство по делу продолжается. Речь идет о таких решениях, как:

1) об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства;

2) о возвращении уголовного дела прокурору (ст. 389.22 УПК РФ).

Особый интерес в свете полномочий суда апелляционной инстанции представляет как раз третья группа решений по той причине, что именно эти решения являются не совсем традиционными для апелляции, появились только после вступления в силу Закона от 29 декабря 2010 г. (т.е. с 1 января 2013 г.) и требуют дополнительных пояснений.

Право апелляционной инстанции отменить судебное решение суда первой инстанции и направить материалы уголовного дела в суд первой инстанции для нового рассмотрения может быть реализовано в двух случаях.

Во-первых, если судом второй инстанции были выявлены нарушения, которые не могут быть устранены им самим. Верховный Суд РФ разъяснил в Постановлении от 27 ноября 2012 г. N 26, что под неустранимыми в суде апелляционной инстанции нарушениями следует понимать такие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, например, в случаях рассмотрения дела незаконным составом суда либо с нарушением правил подсудности, нарушения права обвиняемого на защиту, которое не может быть восполнено судом апелляционной инстанции (п. 19). Принятие рассматриваемого решения является исключением из общей обязанности самостоятельно устранить допущенные нарушения и рассмотреть уголовное дело по существу непосредственно в апелляционной инстанции с вынесением итогового судебного решения. Поэтому понятие нарушений уголовно-процессуального и уголовного законов, неустранимых в суде апелляционной инстанции, следует рассматривать ограничительно. Если проанализировать судебную практику, то в качестве неустранимых нарушений суды признавали: нарушение права подсудимого на защиту, выразившееся в том, что адвокат занял позицию, противоречащую позиции своего доверителя <1>, или в том, что подсудимому не было предоставлено последнее слово <2> или в материалах дела отсутствовало постановление о возбуждении уголовного дела в отношении обвиняемого <3>; нарушение права осужденного на участие в судебном заседании <4>; нарушения правил проведения судебного разбирательства по уголовному делу, в том числе когда в материалах уголовного дела отсутствует постановление о назначении судебного заседания <5> или когда подсудимый был лишен права на участие в прениях сторон <6>; когда судом не проводилась подготовительная часть судебного заседания, не объявлялся состав суда, участникам судебного разбирательства не разъяснялось право отводов, не рассматривались вопросы о заявлении и разрешении ходатайств, о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства <7> и др.

--------------------------------

<1> Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 20 мая 2013 г. N 22-5767.

<2> Апелляционное определение Алтайского краевого суда по делу N 22-5027/2013 в отношении М.

<3> Определение Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 60-Д13-3.

<4> Апелляционное определение Амурского областного суда от 20 июня 2013 г. в отношении В.

<5> Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 13 мая 2013 г. N 22-5097.

<6> Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 3 июня 2013 г. N 22-6051.

<7> Апелляционное определение Курского областного суда от 15 марта 2013 г. в отношении К.

 

Вторым случаем является уже рассмотренный в § 3 настоящей главы запрет самостоятельно выносить обвинительный приговор, заменяющий собой оправдательный приговор или постановление суда первой инстанции о прекращении уголовного дела (ч. 2 ст. 389.24 УПК РФ). После возвращения материалов дела в суд первой инстанции уголовное дело рассматривается заново по существу тем же судом, но в ином составе (в случае с решением мирового судьи - мировым судьей другого судебного участка) с соблюдением общих требований ст. ст. 61 - 65 УПК РФ. При этом суд апелляционной инстанции не вправе предрешать выводы суда первой инстанции о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществах одних доказательств перед другими, а также виде и размере наказания, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона исходя из оценки доказательств в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ.

Наконец, обратимся ко второму виду решений, которые нами были отнесены к группе "нетипичных" для апелляционного производства, - об отмене обвинительного приговора или иного решения суда первой инстанции с возвращением уголовного дела прокурору (ч. 3 ст. 389.22 УПК РФ). Институт возвращения уголовного дела прокурору уже был подробно рассмотрен применительно к производству в суде первой инстанции <1>. Здесь отметим лишь, что аналогичные проблемы возникают и в апелляционной инстанции. Скажем, когда апелляционный суд сталкивается с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое не может быть устранено в рамках судебного производства, например, ненадлежащим предъявлением обвинения или ознакомлением участников уголовного судопроизводства с материалами дела по окончании предварительного расследования, что, в частности, могло помешать осуществлению их права на заявление ходатайства о производстве дополнительных следственных действий и т.п. Возвращать в такой ситуации дело в первую инстанцию нет никакого смысла, так как суд первой инстанции все равно не сможет сам устранить данные нарушения и вынужден будет вернуть дело прокурору. Точно такая же проблема возникает, если, например, апелляционный суд приходит по жалобе потерпевшего к выводу о том, что деяние обвиняемого неверно квалифицировано с точки зрения уголовного закона - квалификация должна быть более строгой. Возвращать уголовное дело в суд первой инстанции здесь опять-таки смысла нет, так как этот суд связан обвинительным заключением (актом) и не может выйти за его пределы in defavorem (ст. 252 УПК РФ). В такой ситуации остается только вернуть уголовное дело прокурору, чтобы предъявить новое (более строгое) обвинение и предоставить обвиняемому возможность полноценно от него защищаться. Никто, конечно, не может помешать прокурору и органам расследования остаться при своем мнении (самым внимательным образом изучив, разумеется, доводы суда и предприняв все необходимые действия, указанные в судебном решении) и направить в суд обвинение в прежней редакции. Но рассматривать его в любом случае будут другие судьи как в первой, так и в апелляционной инстанции в силу принципа недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела (ст. 63 УПК РФ).

--------------------------------

<1> См. подробнее § 7 гл. 22 настоящего курса.

 

2. Основания отмены (изменения) судебного решения или постановления нового приговора в апелляционном порядке. После 1 января 2013 г. система апелляционных оснований впервые с момента введения в действие УПК РФ стала отделена от кассационных и надзорных оснований, что, несомненно, является позитивной новеллой, отражающей хрестоматийные представления о способах обжалования (пересмотра) судебных решений <1>.

--------------------------------

<1> Серьезным основанием для критики было законодательное закрепление в ст. ст. 369, 379, 409 УПК РФ (в ред. до 1 января 2013 г.) единых оснований отмены или изменения судебных решений, вступивших и не вступивших в законную силу. На отмеченный недостаток нормативного регулирования неоднократно обращали внимание ученые-процессуалисты (см.: Ковтун Н.Н. Апелляционное, кассационное и надзорное производство в уголовном процессе: изъяны законодательных новелл // Уголовный процесс. 2011. N 3. С. 50; Потапов В.Д. Категории "существенное нарушение закона" и "фундаментальное нарушение закона" в контексте оснований для отмены окончательных судебных решений в надзорной инстанции // Вестник Саратовской государственной академии права. 2011. N 2(78). С. 181), Конституционный Суд РФ (см.: Постановление от 5 февраля 2007 г. N 2-П) и Европейский Суд по правам человека (см.: ECHR, Ryabykh v. Russia, judgment of 24 July 2003).

 

Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке в общем виде сформулированы в ст. 389.15 УПК РФ. Речь идет о пяти основаниях. В своей совокупности они охватывают все свойства судебного решения, которые могут стать предметом обжалования - законность, обоснованность и справедливость.

Четыре из них можно назвать классическими, уже традиционными для отечественного уголовного процесса: 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; 2) существенное нарушение уголовно-процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона; 4) несправедливость приговора. Пятое основание было введено относительно недавно (Закон от 26 апреля 2013 г. <1>) и непосредственно связано с появлением у судов проверочных инстанций полномочия возвращать уголовное дело прокурору; 5) выявление обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 26 апреля 2013 г. N 64-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации".

 

Разъяснение того, что понимается под несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, содержится в ст. 389.16 УПК РФ: 1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; 2) суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; 3) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; 4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Обжалование приговора по данному основанию означает несогласие заявителя с тем, как уголовное дело разрешено по существу с точки зрения установления фактов. Апелляционная инстанция, осуществляя проверку фактических обстоятельств дела, может самостоятельно устранить выявленные нарушения, используя свои полномочия по непосредственному собиранию или исследованию доказательств. Но нередко апелляционные суды отменяют приговор суда первой инстанции и направляют уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе, что далеко не всегда соответствует природе апелляционной инстанции <1>.

--------------------------------

<1> Так, например, судебная коллегия суда Чукотского автономного округа отменила приговор Чукотского районного суда и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства в ином составе суда в связи с тем, что, излагая преступное деяние, признанное доказанным, суд указал в приговоре, что Ч. совершила убийство А. в состоянии алкогольного опьянения. Вместе с тем в описательно-мотивировочной части приговора имеется вывод о том, что протокол медицинского освидетельствования Ч. не содержит сведений о проведении лабораторных исследований при установлении состояния алкогольного опьянения, что не позволило суду "дать в полном объеме оценку наличия у подсудимой в момент совершения преступления алкогольного опьянения" (Обзор судебной практики Суда Чукотского автономного округа по уголовным делам за III квартал 2014 г.). Представляется, что в данном случае необходимость возвращать уголовное дело отсутствовала и суд апелляционной инстанции способен был самостоятельно устранить выявленное противоречие.

 

Рассматриваемое основание отмены (изменения) приговора соотносится с требованиями обоснованности и мотивированности решения суда. В этой связи существует ряд особенностей применительно к приговорам, вынесенным с участием коллегии присяжных заседателей, и приговорам, вынесенным в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ) или при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ): они не могут быть обжалованы по данному основанию. Объясняется это тем, что при производстве с участием присяжных заседателей суд основывается на вердикте присяжных, а присяжные не мотивируют свой вердикт, поэтому выяснить, на чем основаны выводы присяжных, невозможно. Аналогичная логика действует и при особом порядке судебного разбирательства (гл. 40, 40.1), который не предполагает отражение в приговоре анализа доказательств и их оценки судьей (ст. 316 УПК РФ).

Следующее основание связано с тем, что приговор или иное решение суда не соответствует требованиям законности в силу существенного нарушения уголовно-процессуального закона (ст. 389.17 УПК РФ). В первую очередь важно отметить, что не всякое процессуальное нарушение будет являться основанием для отмены или изменения решения, а только существенное, т.е. такое нарушение, которое путем неправомерного ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства либо несоблюдения процедуры или иным путем повлияло или могло повлиять на вынесение законного и обоснованного решения (ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ). При этом суд должен реагировать на нарушения, даже гипотетически способные повлиять ("могло повлиять") на законность или обоснованность решения <1>. Суд вправе на основании своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного уголовного дела признать то или иное нарушение существенным или несущественным, поэтому в теории уголовного процесса такого рода существенные нарушения уголовно-процессуального закона называются условными.

--------------------------------

<1> Для сравнения, в кассации и надзоре для отмены или изменения решения суда должно быть доподлинно установлено, что обнаруженное нарушение повлияло на законность и каким образом.

 

Тем не менее, оставляя поле для судейского усмотрения, закон устанавливает перечень нарушений, которые a priori являются существенными и оказывающими влияние на законность и обоснованность приговора или иного решения суда. При обнаружении такого нарушения суду нет необходимости оценивать характер данного нарушения и степень его влияния на итоговые выводы суда - решение подлежит отмене в любом случае, поэтому такие основания называются безусловными основаниями к отмене приговора. Группу безусловных оснований объединяет то, что они посягают на основополагающие права участников уголовного судопроизводства. Закон относит к безусловно существенным нарушениям уголовно-процессуального закона (ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ):

1) непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ;

2) вынесение решения незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей;

3) рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 4, 5 ст. 247 УПК РФ (заочное производство);

4) рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным в соответствии с УПК РФ, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника;

5) нарушение права подсудимого давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика <1>;

--------------------------------

<1> Тут стоит отметить, что нарушение не только права давать показания на родном языке является основанием для отмены судебного решения, но и любое другое нарушение права пользоваться родным языком (в том числе право делать заявления, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами уголовного дела на родном языке и т.д.).

 

6) непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон;

7) непредоставление подсудимому последнего слова;

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

9) обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми;

10) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении;

11) отсутствие протокола судебного заседания.

В практической плоскости применение оснований для отмены или изменения решения суда чаще всего связано с охраной права подсудимого на защиту. Нарушение права на защиту может иметь самые разные проявления: подсудимый не был должным образом извещен о дате, времени и месте судебного заседания <1>; защиту осуществлял адвокат иностранного государства, не получивший статус адвоката в соответствии с законом РФ <2>; подсудимому не было предоставлено достаточное время для подготовки к прениям и последнему слову, отказано в консультациях с адвокатом <3>; защитник подсудимого ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного <4>, и др. Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается; он может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, причем только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя <5>.

--------------------------------

<1> Апелляционное определение Томского областного суда от 14 марта 2013 г. N 22-1049/2013.

<2> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 10 февраля 2014 г. N 14-АПУ14-3.

<3> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 5 сентября 2013 г. N 78-АПУ13-28.

<4> Апелляционное определение Челябинского областного суда N 10-973/2015.

<5> Пункт 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве".

 

Зачастую суды второй инстанции отменяют приговоры на основании совокупности нарушений уголовно-процессуального закона. Так, например, Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила приговор в связи с тем, что подсудимому иностранному гражданину не было вручено постановление о возбуждении уголовного дела, переведенное на его родной язык, чем одновременно было нарушено и право на защиту, и право пользования родным языком <1>.

--------------------------------

<1> Определение Верховного Суда РФ от 13 мая 2013 г. N 5-О13-31СП.

 

Кроме того, незаконным будет признаваться приговор, при постановлении которого допущено неправильное применение уголовного закона (ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ). В отличие от процессуальных нарушений, которые должны быть оценены судом как существенные, нарушения уголовного закона признаются существенными всегда. Они могут выражаться в: 1) нарушениях требований Общей части Уголовного кодекса РФ; 2) применении не той статьи (части, пункта) Особенной части Уголовного кодекса РФ, которая подлежит применению и 3) нарушениях при назначении наказания (более строгое, чем предусмотрено санкцией статьи Особенной части УК РФ, и т.п.).

Наиболее типичными ошибками в применении уголовного закона, допускаемыми судами при постановлении приговора, являются неправильная квалификация содеянного, т.е. применение не той нормы, которая подлежит применению, а также неправильное применение положений о смягчающих и отягчающих наказание обстоятельствах, о назначении наказания по совокупности преступлений или приговоров и др. Исправляя подобные нарушения, суд апелляционной инстанции вправе самостоятельно внести изменения в приговор, как улучшающие, так и ухудшающие положение осужденного, но только по требованию стороны обвинения.

Так, по приговору Верховного суда Республики Татарстан Ф. был осужден по п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ за каждое из двух преступлений к 12 годам лишения свободы с лишением права заниматься педагогической, воспитательной, а также тренерско-преподавательской деятельностью с лицами, не достигшими 18-летнего возраста, на срок 5 лет с ограничением свободы на 2 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание составило 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права заниматься определенными видами деятельности на срок 5 лет с ограничением свободы на 2 года. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, действуя по апелляционному представлению государственного обвинителя, признала приговор не соответствующим уголовному закону, указав, что при назначении окончательного наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний суду следовало назначить дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью на срок более чем на 5 лет. Апелляционная инстанция приговор изменила и окончательно назначила Ф. дополнительное наказание в виде лишения права заниматься педагогической, воспитательной, а также тренерско-преподавательской деятельностью с лицами, не достигшими 18-летнего возраста, на срок 5 лет 6 месяцев <1>.

--------------------------------

<1> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14 января 2014 г. N 11-АПУ13-49.

 

Несправедливость приговора как апелляционное основание выражается в том, что наказание, назначенное по приговору суда, не соответствует тяжести преступления, личности осужденного либо, хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости (ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ).

Главным отличием незаконности приговора вследствие нарушения уголовного закона от его несправедливости заключается в том, что во втором случае суд не выходит за пределы норм, установленных УК РФ, но без должного внимания оставляет обстоятельства, индивидуализирующие наказание применительно к конкретному подсудимому. Иначе говоря, это тот случай, когда наказание формально выглядит законным, но может быть оспорено с точки зрения индивидуализации и с учетом относительно-определенных санкций уголовного закона, предоставляющих судье право на усмотрение исходя из обстоятельств дела.

При определении содержания требования справедливости (несправедливости) приговора законодатель взял за основу ч. 1 ст. 6 УК РФ, которая в узкоотраслевом смысле формулирует принцип справедливости как соответствие наказания или иных мер уголовно-правового характера, применяемых к лицу, совершившему запрещенное уголовным законом деяние, характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Исходя из трактовки справедливости, закрепленной в ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ, такое основание отмены или изменения решения вообще неприменимо ко всем прочим решениям суда, кроме как к обвинительному приговору.

На указанный пробел регулирования обращали внимание многие процессуалисты, вместе с тем отмечая, что не только приговор, но и иные определения и постановления суда могут быть несправедливыми и необходимо на них также распространить требование о справедливости <1>. В этом же ключе на выявленную проблему смотрит и Европейский суд по правам человека, который является сторонником широкого понимания справедливости <2> не только как свойства наказания, назначенного по приговору суда, но и как неотъемлемого элемента всего судебного разбирательства (ст. 6 Конвенции). С позиции ЕСПЧ требование справедливости применимо не только непосредственно к стадии судебного разбирательства, а к процессу в целом, в том числе к досудебному производству. Справедливым, разумеется, должен быть и результат судопроизводства. Судебное решение, в том числе и промежуточное, должно признаваться справедливым в том случае, когда вся процедура его принятия соответствовала закону, когда права и гарантии лиц были в полной мере соблюдены. Такой подход в целом согласуется с позициями Конституционного Суда РФ, который в ряде решений также отмечал, что ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия. А содержащееся сейчас в УПК РФ понимание справедливости как оценки исключительно наказания, назначенного осужденному, правильней было бы именовать не "несправедливость приговора", а "несправедливость наказания" или "несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденного", ведь именно об этом по существу идет речь в ст. 389.18 УПК РФ <3>.





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!