Меры по обеспечению безопасности в ходе судебного следствия 19 глава




 

Судье-докладчику могут быть заданы вопросы другими судьями. После этого право высказаться по существу дела предоставляется сторонам, явившимся в суд: первой выступает та сторона, по чьей инициативе было начато проверочное производство. Как уже было отмечено ранее, в отсутствие такой стадии судебного разбирательства, как судебное следствие, исследование доказательств в судебном заседании суда кассационной инстанции не осуществляется. Проверка законности судебного решения производится на основе изучения имеющихся в распоряжении суда письменных материалов. После заслушивания выступлений сторон суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения. Все вопросы при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке решаются большинством голосов судей, однако при равенстве голосов жалоба (представление) считается отклоненной <1>.

--------------------------------

<1> Такой порядок объясняется действием принципа res judicata: законная сила и непоколебимость вступившего в законную силу решения суда имеют приоритетное значение даже перед принципом благоприятствования защите (favor defensionis). При принятии решений, на которые не распространяет свое действие принцип res judicata, безусловно, при равенстве голосов решение выносится в более благоприятную для обвиняемого сторону (так, например, определяется порядок голосования присяжных заседателей при вынесении вердикта, см. ст. 343 УПК РФ).

 

§ 6. Судебные решения кассационной инстанции и

основания их принятия

 

1. Виды решений кассационной инстанции. Суд кассационной инстанции в результате рассмотрения уголовного дела вправе принять одно из решений, названных в ст. 401.14 УПК РФ. В целом перечень указанных решений традиционен и обусловлен весьма ограниченными процессуальными возможностями кассационной инстанции по исследованию доказательств. Исходя из того, что суд осуществляет лишь документальную проверку и опирается в своих выводах лишь на материалы уголовного дела, копии имеющихся судебных решений, принятых по данному уголовному делу, и копии иных документов, представленные сторонами, закон закрепляет следующие виды решений, которые вправе вынести суд кассационной инстанции:

1) оставить кассационную жалобу (представление) без удовлетворения;

2) отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и прекратить производство по данному уголовному делу;

3) отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и передать уголовное дело в суд первой инстанции на новое судебное рассмотрение;

4) отменить приговор суда апелляционной инстанции и передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение;

5) отменить решение суда кассационной инстанции и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение;

6) внести изменения в приговор, определение или постановление суда.

Следует отметить, что полномочие кассационной инстанции внести изменения в проверяемое судебное решение ограничено принципом запрета поворота к худшему, содержание которого было раскрыто в § 4 настоящей главы. Не имея возможности гарантировать реализацию в необходимом объеме права осужденного на защиту, суд кассационной инстанции лишен права самостоятельно вносить в приговор изменения, ухудшающие положение лица; он может лишь смягчить назначенное наказание или применить закон о менее тяжком преступлении.

Кроме того, новым видом решений, впервые получившим законодательное закрепление в ходе реформы системы судов проверочных инстанций (Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ), стало

7) постановление об отмене приговора, определения, постановления и возвращении уголовного дела прокурору (п. 3 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ) <1>.

--------------------------------

<1> Несмотря на то что до вступления в законную силу Федерального закона от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ такая возможность прямо не была закреплена, отдельные авторы выделяли ее и раньше (см., например: Давыдов В.А. Пересмотр в порядке надзора судебных решений по уголовным делам: производство в надзорной инстанции. М., 2006. С. 99; Практика применения Уголовно-процессуального кодекса РФ: Практическое пособие / Под ред. А.И. Карпова. 2-е изд. М., 2008. С. 600 - 601).

 

Дело подлежит возвращению прокурору при наличии обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ: когда обнаружены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, препятствующие рассмотрению дела в суде, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, а также если наступили новые общественно опасные последствия деяния, являющиеся основанием для обвинения лица в совершении более тяжкого преступления.

 

2. Основания отмены (изменения) приговора или иного судебного решения. Такими основаниями в кассационной инстанции, согласно ст. 401.15 УПК РФ, являются, с одной стороны, существенные нарушения уголовного закона (его неправильное применение) и (или) существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а с другой - только такие существенные нарушения, которые повлияли на исход дела. Невозможность формализовать круг существенных нарушений и заранее определить, какие из них способны повлиять на исход дела, требует от суда кассационной инстанции в каждом случае индивидуально исследовать влияние допущенного нарушения на законность окончательного решения по делу. Тот факт, что приговор, определение, постановление суда уже вступили в законную силу, вызывает необходимость обоснованного и мотивированного вывода проверочной инстанции о том, почему то или иное нарушение признается существенным и как конкретно оно отразилось на правильности разрешения уголовного дела по существу, т.е. на выводе о виновности, на юридической оценке содеянного, на назначении судом наказания или на решении по гражданскому иску. В практике Европейского суда по правам человека к таким нарушениям относятся: нарушение правил о подсудности, серьезные нарушения судебной процедуры, явные ошибки в применении норм материального права, злоупотребления властью или иные основания, обусловленные интересами правосудия <1>.

--------------------------------

<1> ECHR, Lenskaya v. Russia, judgment of 29 January 2009, § 34.

 

Кроме того, следует различать основания для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке в зависимости от того, на улучшение или на ухудшение положения осужденного направлено проверочное производство. Очевидно, что для изменения вступившего в законную силу приговора в неблагоприятную для осужденного (оправданного) сторону основания должны быть более вескими, а их круг уже, чем для кассационного пересмотра в целях восстановления нарушенных прав осужденного (оправданного).

В период действия УПК РФ возможность reformatio in pejus при проверке вступившего в законную силу решения суда, как отмечалось выше, впервые была признана Конституционным Судом РФ в Постановлении от 11 мая 2005 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 405 УПК РФ в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан". Правовая позиция, высказанная Конституционным Судом применительно к производству по пересмотру в худшую сторону судебных решений, вступивших в законную силу, нашла отражение в новых главах 47.1, 48.1 УПК РФ. Так, ст. 401.6 и ч. 2 ст. 412.9 УПК РФ, воспроизводя положения, сформулированные в абз. 2 п. 3.2 названного Постановления, устанавливают, что поворот к худшему при пересмотре приговора, определения, постановления суда, вступившего в законную силу, допускается, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. К таким нарушениям можно отнести, например, неправильное применение уголовного закона, выразившееся в квалификации деяния по уголовному закону о менее тяжком преступлении, или неправильное указание в приговоре периода содержания под стражей, подлежащего зачету в срок отбытия наказания, повлекшее уменьшение срока отбывания наказания <1>. Нарушениями уголовно-процессуального закона, являющимися основаниями для отмены или изменения приговора в сторону ухудшения, следует также признать вынесение судебного решения незаконным составом суда или незаконным составом коллегии присяжных заседателей; нарушение тайны совещания судей или коллегии присяжных заседателей; отсутствие подписи судьи на судебном решении или отсутствие протокола судебного заседания, а также иные нарушения, лишившие участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство либо ограничившие эти права.

--------------------------------

<1> См., например: Постановление Президиума Верховного суда Республики Карелия от 12 октября 2011 г. N 44-у-55.

 

Глава 30. ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

 

Литература

 

 

КонсультантПлюс: примечание.

Монография "Апелляция, кассация, надзор: новеллы ГПК РФ и УПК РФ. Первый опыт критического осмысления" (под общ. ред. Н.А. Колоколова) включена в информационный банк согласно публикации - Юрист, 2011.

 

Гродзинский М.М. Кассационное и надзорное производство в советском уголовном процессе. М., 1949; Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М., 1956; Грун А.Я. Пересмотр приговоров в порядке судебного надзора. М., 1969; Лупинская П.А. Пересмотр приговоров, определений, вступивших в законную силу, в порядке судебного надзора. М., 1978; Давыдов В.А. Пересмотр в порядке надзора судебных решений по уголовным делам (производство в надзорной инстанции). М., 2006; Апелляция, кассация, надзор: новеллы ГПК РФ и УПК РФ. Первые результаты применения: В 2 ч. / Под общ. ред. Н.А. Колоколова. М., 2015. Ч. I.

 

§ 1. Эволюция надзорного производства

в российском уголовном процессе

 

Возникновение надзорного производства исторически связано с периодом образования советского государства и поиском новых форм судопроизводства, призванных компенсировать последствия коренного слома дореволюционной судебной системы. Декретом о суде от 24 ноября 1917 г. N 1 были упразднены общие судебные установления, приостанавливалось действие института мировых судей, упразднялись институты судебных следователей, прокурорского надзора, а равно и институты присяжной и частной адвокатуры <1>. Принятый вслед за ним Декрет о суде от 7 марта 1918 г. N 2 упразднял институт апелляционного обжалования и допускал лишь кассацию как единственную форму проверки правосудности судебных решений. Образовавшаяся множественность кассационных инстанций, а также тот факт, что судейские кадры зачастую пополнялись из лиц, не имеющих юридического образования, неизбежно вели к разобщенности судебной практики. Преодолеть сложившуюся ситуацию было решено за счет создания проверочной инстанции, вышестоящей по отношению к кассации, которая могла бы взять на себя функции обеспечения единства судебной практики и контроля за деятельностью нижестоящих судов.

--------------------------------

<1> Декрет о суде N 1 (п. п. 1 - 3).

 

Первым шагом к этому стало принятие Положения о Высшем судебном контроле, утвержденного Декретом ВЦИК и СНК 10 марта 1921 г. В целях установления правильного и единообразного применения всеми судебными органами законов РСФСР на Народный комиссариат юстиции были возложены функции: а) общего надзора за деятельностью судебных органов; б) признания не имеющими законной силы приговоров или судебных решений, хотя и вступивших в законную силу, но требующих пересмотра <1>. Осуществление административным органом (Наркомюстом) судебной функции надзора являлось временной мерой, введенной на довольно непродолжительный срок. Следующим шагом в развитии надзорного производства стало принятие Положения о судоустройстве 1922 г., учредившего Верховный Суд РСФСР, и последовавшее за этим введение нового УПК РСФСР <2>. Согласно УПК РСФСР 1923 г. право пересматривать судебные решения в надзорном порядке перешло к судебному органу - Верховному Суду РСФСР, действовавшему в составе Пленума и Президиума. Наличие единой надзорной инстанции подчеркивало исключительный характер пересмотра вступивших в законную силу судебных решений и полностью отвечало первоначальной задаче упорядочивания судебной практики.

--------------------------------

<1> Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 10 марта 1921 г. "Положение о высшем судебном контроле" (п. 1).

<2> Первый УПК РСФСР 1922 г. действовал меньше года и каких-либо заметных изменений в развитие надзорного производства не внес.

 

Позднее в связи с большим объемом проверочных производств полномочия надзорной инстанции были дополнительно возложены на пленумы и президиумы губернских судов <1>. В 1938 г. с принятием Закона о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик и ликвидацией пленумов и президиумов губернских судов круг надзорных инстанций вновь значительно сузился. Однако уже в 1954 г. он был снова расширен за счет образования президиумов в составе верховных судов союзных и автономных республик, краевых, областных судов и судов автономных областей. С увеличением числа надзорных инстанций проявилась тенденция, направленная на превращение надзорного производства в еще одну ординарную форму проверки судебного решения (наряду с кассацией).

--------------------------------

<1> Постановление ВЦИК от 17 декабря 1928 г. В УПК РСФСР 1923 г. процедуры производства в порядке надзора в Верховном Суде РСФСР и в губернских судах были дифференцированы (ст. ст. 427 - 430, 440 - 444 УПК РСФСР 1923 г.).

 

С принятием УПК РСФСР 1960 г. надзорное производство надежно укрепилось в системе проверочных инстанций и сохранилось в практически неизменном виде вплоть до введения действующего УПК РФ 2001 г. К основным чертам советского надзора можно отнести, во-первых, широкий предмет пересмотра, включавший проверку как законности, так и обоснованности вступившего в законную силу судебного решения. Во-вторых, ограниченный круг субъектов права надзорного опротестования судебных решений, к которым относились только должностные лица суда и прокуратуры <1>. В-третьих, сложную трехэтапную структуру производства, состоявшую из: 1) рассмотрения жалоб (ходатайств, представлений) субъектами надзорного опротестования; 2) изучения дела и в необходимых случаях принесения надзорного протеста уполномоченным субъектом; 3) непосредственно рассмотрения дела в судебном заседании надзорной инстанции <2>.

--------------------------------

<1> Протесты могли приносить только Прокурор РСФСР, Председатель Верховного Суда РСФСР и их заместители, председатели верховного суда республики, краевого (областного) суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, прокуроры республики, края (области), города федерального значения, автономной области, автономного округа (ст. 371 УПК РСФСР). Данное положение выступало гарантией стабильности вступившего в законную силу решения, создавая фильтр, препятствующий попаданию в суд надзорной инстанции явно необоснованных жалоб.

<2> Грун А.Я. Пересмотр приговоров в порядке судебного надзора. М., 1969. С. 10.

 

Характеризуя развитие надзорного производства в постсоветский период (до введения Федерального закона от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ), следует отметить, что при создании УПК РФ было принято важное решение изменить концепцию судебного надзора, максимально сориентировав его на защиту прав человека и в первую очередь лица, привлеченного к уголовной ответственности. Во-первых, ст. 405 УПК РФ в первоначальной редакции устанавливала абсолютный запрет ухудшать положение осужденного (оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено) при пересмотре вступившего в законную силу решения суда. Это придавало надзорному производству действительно особый характер инстанции, действующей исключительно в интересах и в пользу осужденного. Однако "новаторская" позиция законодателя не нашла поддержки: Постановлением Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. N 5-П ст. 405, как ограничивающая право стороны обвинения на обжалование вступившего в законную силу решения суда, была признана противоречащей Конституции РФ, а надзорное производство вновь стало сложно отличить от обыкновенной проверочной инстанции <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан".

 

Во-вторых, полномочия высших должностных лиц суда и прокуратуры по опротестованию судебных решений, вступивших в законную силу, с принятием УПК РФ утратили свою исключительность в контексте надзорного производства. Порядок, при котором жалобы прочих участников судебного разбирательства выступали лишь поводами для принесения протеста и сами по себе не влекли рассмотрение дела в надзорной инстанции <1>, ушел в прошлое. На смену ему пришло равное право сторон на надзорное обжалование приговоров и иных судебных решений, реализуемое прокурором посредством принесения надзорного представления, а иными участниками - путем подачи надзорных жалоб. Возложение на суд, согласно принципу состязательности, единственной функции осуществления правосудия предопределило лишение судей несвойственных им полномочий по принесению надзорных протестов. Предоставление права заинтересованным участникам судебного разбирательства самостоятельно обращаться с жалобами непосредственно в суд стало важным процессуальным механизмом защиты права каждого на судебную защиту и на обжалование решений суда.

--------------------------------

<1> Грун А.Я. Указ. соч. С. 14.

 

Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ, давший начало новейшему этапу развития системы судов проверочных инстанций, надзорное производство затронул в значительно меньшей степени, нежели апелляционное и кассационное. По существу порядок производства остался прежним: были сохранены процедура и предмет пересмотра. Наиболее заметным изменением стала ликвидация инстанционности надзорного производства, вызванная тем, что функции надзорной инстанции в настоящее время возложены только на Президиум Верховного Суда РФ.

 

§ 2. Надзорные функции Верховного Суда РФ

 

1. Судебный надзор Верховного Суда РФ. Надзорная функция - одна из трех функций, возложенных на Верховный Суд РФ согласно ст. 126 Конституции РФ: "Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики". Во исполнение положений Конституции РФ действующий УПК РФ в главе 48.1 закрепил, что единственной судебной инстанцией, осуществляющей функцию судебного надзора, является Президиум Верховного Суда РФ (ч. 1 ст. 412.1).

Существо надзорных функций Верховного Суда РФ составляет проверка законности приговора, определения, постановления суда, вступившего в законную силу. Надзорная инстанция, не входя в исследование фактической стороны уголовного дела, анализирует только правильность применения норм материального и процессуального права.

В Президиум Верховного Суда РФ обжалуются:

1) судебные решения, вынесенные по первой инстанции верховными судами республик, краевыми, областными и иными, приравненными к ним судами, если эти решения были предметом апелляционного рассмотрения в Верховном Суде РФ;

2) судебные решения окружных (флотских) военных судов, если они были предметом апелляционного рассмотрения в Верховном Суде РФ;

3) судебные решения, вынесенные Судебными коллегиями Верховного Суда РФ в апелляционном порядке;

4) судебные решения, вынесенные Судебными коллегиями Верховного Суда РФ в кассационном порядке;

5) постановления Президиума Верховного Суда РФ.

Среди названных решений особого внимания заслуживает последний пункт, поскольку он имеет принципиальное значение при решении вопроса, являются ли непоколебимыми надзорные решения высшей судебной инстанции или они также подлежат потенциальному пересмотру самой же надзорной инстанцией. Ясно, что действующая редакция закона не оставляет сомнений во втором варианте ответа. При этом эффективность такого пересмотра довольно спорна по следующим соображениям.

Неотъемлемым правом каждого лица, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, является право на справедливое судебное разбирательство, которое означает, что уголовное дело должно быть рассмотрено публично компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Обеспечение беспристрастности суда основывается на классическом юридическом принципе nemo judex in propria causa и традиционно достигается за счет запрета повторного участия судьи в рассмотрении дела, если ранее тем или иным образом он уже принимал участие в его рассмотрении, а также в случае его прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела (ст. ст. 61 и 63 УПК РФ). Обоснованные сомнения в беспристрастности судьи, по признанию Конституционного Суда РФ, возникают тогда, когда на рассмотрение судьи ставятся вопросы, относительно которых им ранее уже выносились соответствующие решения, так как судья не должен подвергать критике принятые им же решения либо осуществлять их пересмотр <1>. Проверка Президиумом Верховного Суда РФ своих же надзорных постановлений, фактически разрешенная п. 5 ч. 3 ст. 412.1 УПК РФ, представляет собой производство, направленное на переоценку ранее сделанных выводов на основе повторного рассмотрения уже исследованных ранее материалов дела (дополнительные материалы в обоснование доводов жалобы сторонам представлять запрещено). Использование механизма пересмотра судебных решений, вступивших в законную силу, просто в целях проведения повторного рассмотрения недопустимо и противоречит принципу res judicata <2>.

--------------------------------

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 18 октября 2012 г. N 1898-О; ECHR, San Leonard Band Club v. Malta, judgment of 29 July 2004, § 63, 65; ECHR, De Haan v. Netherlands, judgment of 26 August 1997, § 51.

<2> ECHR, Ryabykh v. Russia, judgment of 24 July 2003, § 52.

 

При этом участию судьи в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора не может препятствовать его предыдущее участие в вынесении по данному уголовному делу решений по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся предмета предстоящего судебного разбирательства <1>. К примеру, это может быть постановление Президиума Верховного Суда РФ, вынесенное в порядке разрешения вопроса о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств (ст. 417 УПК РФ).

--------------------------------

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 18 октября 2012 г. N 1898-О.

 

В то же время сугубо институциональные проблемы приводят к тому, что закон вынужденно оставляет возможность для пересмотра решений высшей судебной инстанции. Связано это с невозможностью иначе исправить гипотетические нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов, допущенные самим Президиумом Верховного Суда РФ. С одной стороны, никаких иных судебных инстанций над Президиумом Верховного Суда РФ нет и быть не может. С другой стороны, любая серьезная судебная ошибка, в результате которой человек незаконно подвергся уголовной репрессии, должна быть исправлена, независимо от того, кем она допущена, на что указал Конституционный Суд РФ еще в Постановлении от 2 февраля 1996 г. N 4-П. Вариантов того, как это сделать, немного: а) либо использовать институт новых и вновь открывшихся обстоятельств (гл. 49 УПК РФ), что приводит к очевидной деформации последнего <1>; б) либо допустить пересмотр решений Президиума Верховного Суда РФ самим же Президиумом. Долгое время законодатель и практика шли по первому пути, используя подходы, заложенные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. Это привело к "безразмерности" института новых и вновь открывшихся обстоятельств, о чем подробнее будет говориться далее. Сегодня законодатель в определенной мере вернул status quo, для чего потребовалось допустить право Президиума Верховного Суда РФ пересматривать свои собственные решения, тем более что Конституционный Суд РФ такой вариант также не исключал. При всех недостатках подобного подхода, на которые обращено внимание выше, речь здесь идет не более чем о выборе "меньшего из зол" и о возможности возврата к классическому построению стадии пересмотра уголовных дел по новым и вновь открывшимся обстоятельствам (см. о ней в следующей главе).

--------------------------------

<1> См. гл. 31 настоящего курса.

 

2. Процессуальное руководство деятельностью нижестоящих судов: указания надзорной инстанции нижестоящим судам. В числе стоящих перед надзорной инстанцией задач (помимо выявления и исправления судебных ошибок и обеспечения единообразного толкования и применения закона) следует выделить еще одну - руководство деятельностью нижестоящих судов <1>. В ее основе лежит право суда вышестоящей инстанции давать обязательные для исполнения указания нижестоящим судам. Такие указания могут быть даны только в предусмотренном процессуальном порядке и в установленных законом пределах, позволяющих гарантировать независимость нижестоящего суда при осуществлении правосудия.

--------------------------------

<1> Выделение указанных трех задач является традиционным для теории уголовного процесса (см.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. С. 509; Николаев В.С. Задачи кассационного производства и ревизионный порядок пересмотра дел в советском уголовном процессе. М., 1961. С. 3 - 26; Лупинская П.А. Пересмотр приговоров, определений, вступивших в законную силу, в порядке судебного надзора. М., 1978. С. 3 - 9).

 

Президиум Верховного Суда РФ, действуя как суд надзорной инстанции, вправе давать указания только в рамках производства по надзорной жалобе (представлению) и только тому суду, в который дело будет возвращено после отмены судебного решения. Они формулируются судом в мотивировочной части надзорного постановления и являются обязательными для суда, в который передано уголовное дело для нового рассмотрения.

Указания Президиума Верховного Суда РФ нижестоящим судам представляют собой требования об устранении выявленных в ходе надзорного производства нарушений закона. На практике такие требования формулируются достаточно широко, например: "При новом рассмотрении уголовного дела суду следует учесть изложенное, всесторонне, полно и объективно исследовать имеющиеся доказательства по делу, рассмотреть содержащиеся в надзорной жалобе доводы, дать действиям осужденного правильную юридическую оценку и принять законное и обоснованное решение" <1>.

--------------------------------

<1> Определение Верховного Суда РФ от 16 апреля 2010 г. по делу N 5-Д10-7.

 

Также на практике распространены указания надзорной инстанции, обязывающие нижестоящий суд проверить и оценить доводы надзорной жалобы, которые не были исследованы ею самой по причине того, что решение подлежало отмене <1>. В данном случае обязанность дать мотивированный ответ на все доводы надзорной жалобы (представления) фактически ложится на суд, вновь рассматривающий уголовное дело.

--------------------------------

<1> См., например: Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 30 июля 2014 г. N 94-П14; от 9 июля 2014 г. N 353-П13ПР; от 28 мая 2014 г. N 58-П14 и др.

 

Важным моментом при оценке содержания указаний надзорной инстанции является то, что такие указания не могут касаться существа дела, предрешать выводы суда нижестоящей инстанции о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществах одних доказательств перед другими или определять, какое судебное решение должно быть принято по окончании производства (ч. 3 ст. 412.12 УПК РФ). Разрешение всех этих вопросов - исключительная компетенция суда, в производстве которого находится уголовное дело <1>. Какое бы то ни было вмешательство в отправление правосудия недопустимо. Это абсолютный запрет, следующий из конституционного принципа независимости судей и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону (ст. 120 Конституции РФ, ст. 1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации").





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!