Ф10. Кадр, снятый снизу, усиливает монументальность фигуры, подчеркивая одновременно фактуру неба





Ф11. Умело выбранный фон хорошо характеризует место действия

Ф12. Соответствующий реквиант и костюмы актеров определяют время действия

В части, относящейся к описанию содержания кадра, необходимы обобщения, так как сценарий не должен раз­растись до размеров объемистого тома, в который нужно будет вчитываться на съемочной площадке. Это не нужно еще и потому, что постановщик, так или иначе, имея «в голове» свой будущий фильм, пользуется описанием со­держания кадра только как своего рода конспектом. Не­лишним, однако, будет отмечать в описании, какие лица выступают в кадре, какой используется реквизит. Эти эле­менты облегчают подготовку снимаемого кадра [Прошу читателей не смешивать понятия «кинокадр» в зна­чении поля зрения, охватываемого объективом киносъемочной ка­меры, и «снимаемый кадр» в значении места и содержания съемки.]. Вместе с тем второстепенные детали жестов отмечаются без уточ­нений, их окончательная разработка производится на съе­мочной площадке с учетом индивидуальных особенностей актеров, исполняющих роли.

Ф13. Разделение планов видно благодаря соответствующему освещению

Ф14. Освещение должно выявлять фактуру фона, создавая одновременно соот­ветствующее настроение

Ф15. Умело используя естественные источники освещения, можно достигнуть интересных композиционных решений

Ф16. Характер освещения подчеркивает глубину снимаемого пространства.

 

Насколько комментарии в сценарии в большинстве слу­чаев могут носить приблизительный характер, настолько текст должен быть окончательно и детально отработан.

Звуковое и шумовое сопровождение обычно вытекает из самого действия, поэтому обозначение его целесообразно в тех случаях, когда это не вытекает однозначно из самого существа изображения в кадре. Однако выделяются мес­та, в которых должна звучать музыка.

Разрабатывая режиссерский сценарий, естественно сле­дует помнить о его рабочем назначении. Он должен облег­чать работу при постановке фильма и предупреждать упу­щения существенных деталей в снимаемом кадре. Как пример построения режиссерского сценария приведем по­следнюю сцену из сценария фильма А. Вайды «Пепел и алмаз», относящегося к наиболее выдающимся дости­жениям польской кинематографии последнего двадцати­летия.

Написанный И. Анджиевским и А. Вайдой сценарий существенно отступает от литературного оригинала. Много нитей повести, и не только побочных, но и ряд персона­жей, не нашли места в сценарии. Некоторые эпизоды под­верглись переформированию. В сценарии появились новые, достаточно значимые для выразительности фильма сцены. К ним относится и предпоследняя сцена в сценарии — символический полонез, который танцует утром в первый день после окончания войны развеселившаяся и подвыпив­шая компания.

Для сравнения литературного и режиссерского сцена­риев приводим соответствующие фрагменты.

 

Литературный сценарий

 

«70.Мацек идет какое-то время по улице, потом сворачивает в поперечную, такую же узкую и тихую. Остановился. На рас­стоянии нескольких десятков шагов видит перед собой трех иду­щих посередине мостовой солдат с автомагами. Мгновенно пово­рачивается. Слышит за собой окрик: «Стой!» От угла улицы его отделяет один шаг. Крепче обхватив одной рукой портфель, дру­гой инстинктивно тянется в пальто за револьвером. И в этот мо­мент сильный удар в спину сдавил дыхание. Дергается. Как сквозь туман слышит приглушенные выстрелы. Выпускает порт­фель, падает на землю. Видит над собой большой бело-красный флаг.

71. Железнодорожный вокзал. Перрон. Много ожидающих с вещами. Сидят, дремлют.

Из толпы выходит Кристина. Торопливо идет, осматриваясь.

На перроне появляется дежурный по движению. Далеко в глу­бине виден прибывающий поезд. Кристина нетерпеливо огляды­вается. Наблюдает за выходом на перрон. Громкоговоритель объ­являет поезд на Варшаву. Бегут опаздывающие.

Поезд подходит к станции.

72. Один из солдат поднимает портфель. Второй стоит на ко­ленях около лежащего и торопливо обшаривает карманы пальто. Потом расстегивает пальто.

«И что?» — спрашивает третий, стоящий недалеко с автома­том. Стоящий на коленях вынимает из кармана пиджака документ и подает товарищу. Тот просматривает его и кладет в карман. Первый из солдат в это время вытряхивает на мостовую содержи­мое портфеля: пижама, грязная рубашка, мыло... Все трое смот­рят друг на друга.

«Холера», — бормочет стоящий на коленях.

Наклонился над лежащим. Жив еще. Глаза открыты, но уже уходят в глубину, затягиваются мглой.

«Человек, — говорит с жалостью, — человек, зачем убегал?»

73. «Громы и молнии!» гремит могучий голос. — «Оркестр!» «Приветствовать день!»

При гулких звуках полонеза в полумраке вслед за жестикули­рующим Котовнчем и Сиффертом между столиками движутся пары в направлении к выходу. За ними на некотором расстоянии тол­пятся официанты и возбужденные смеющиеся судомойки.

Оркестр гремит, фальшивя всеми инструментами. Один Люлек играет на рояле без ошибок, но с такой силой, будто хочет его разломать.

Ритм, ритм, ритм делает свое. Пары вытягиваются в длинное шествие, немного как марионетки, вздрагивая и наклоняясь, дви­гаются одна за другой, одинаковые в движениях, смотрящие впе­ред невидящими глазами.

Постепенно с движением полонеза и спешащей за ним толной все приближаются к выходу, зал пустеет. Когда зал уже полно­стью опустел, между столиками вдруг появляется Пененжек, помя­тый и растрепанный, еще пьяный, несмотря на несколько часов сна, на заплетающихся ногах, жестикулируя в ритм полонеза, кривляясь и гримасничая, марширует по опустевшему паркету вслед за всеми.

Те уже в вестибюле. Светает ясный день. Старый, едва дер жащийся на ногах от усталости, гардеробщик торопливо откры­вает настежь дверь. Танцующие под звуки все отдаляющегося оркестра сонно выходят во двор.

День обещает быть отличным. Небо прозрачное, голубое, на горизонте слегка затянуто розовой дымкой.

Воздух чистый и холодный. Рыночная площадь пуста.

Котович минуту в восхищении:

«Великолепно! Небывало!»

Вдруг кричит во весь голос: «Да здравствует Польша!»

Секунду длится тишина. Пара голубей вспорхнула с крыши гостиницы. Потом очень далеко, где-то между обгоревших руин заблудившееся эхо отвечает: «Польша!»

 

Режиссерский сценарий  
Сцена 94. Натура. Улица.    
Кадр 319. Укрупненный. 3 метра. Хельмицкий стоит неподвижно. Смотрит еще раз на часы. Медленно двигается на аппарат.    
Кадр 320. Полусредний. 4 метра. Перспектива улицы. Далеко в глубине стоят два солдата, курят. В кадр входит Хельмицкий. Замечает их, двигается вправо. Выходит из кадра. Солдаты стоят, не обращая на него внимания.    
Кадр 321.Средний. 3 метра. Перекресток улиц. В кадр входит Хельмиц­кий. Идет от аппарата.    
Кадр 322.Укрупненный. 2 метра. Угол дома. Хельмицкий выходит из-за него. Мгновенно останавливается.    
Кадр 323.Общий. 5 метров. На расстоянии нескольких десятков шагов от себя Хельмицкий видит трех солдат с автоматами, идущих по середине улицы.    
Кадр 324. Укрупненный. 3 метра. С движения. Хельмицкий быстро отворачи­вается. Крепко обхватывает одной рукой портфель. Другая инстинктивно тянется за револьвером. Голос за кадром: «Стой!»  
Кадр 325. Полусредний. 10 метров. В этот момент сильный удар сдавливает ему дыхание. Падает на колени. Дергает­ся, роняет портфель. Слышны выстрелы и стук подкованных сапог.  
(Аппарат быстро опускается вниз.) Над стоящим на коленях развевается огромный бело-красный флаг. Хельмицкий старается подняться, но падает на землю. Кадр 326. Средний немного сверху. Я метра. Хельмицкий лежит на спине неподвижно. В лужах воды отражается небо и высоко развевающийся флаг.  
Сцена 95. Железнодорожный вокзал  
Кадр 327. Средний. 20 метров. Перрон вокзала. Масса советских солдат в полном снаряжении. Гражданские с че­моданами и тюками. (Аппарат движется, приближаясь к Кристине до укрупненного плана.) Кристина беспокойно осматривает­ся. В глубине, за ее спиной, проходит по-езд. Это транспорт орудий в чехлах. На открытых платформах сидят солдаты. Кристина оглядывается. Пар паровоза заслоняет ее лицо. Играет гармошка.
Сцена 96. Натура. Улица.  
Кадр 328. Укрупненный. 3 метра. Один из солдат обыскивает карманы ттальто Хсльмицкого. Вынимает завядшие фиалки, отбрасывает их в сторону.  
Кадр 329.Средний. 7 метров. Хельмпцкий лежит на спине. Около него три солдата. Один из них обыскивает порт­фель. Выбрасывает поочередно на мосто­вую: пижаму, грязную рубашку, мыло. Первый вынимает пз кармана пиджака до­кумент, подает товарищу. Тот просматри­вает и прячет в карман. Все трое смотрят друг на друга. Солдат второй: «И что?» Солдат, стоящий на коленях: «Холера!»
Кадр. 330. Укрупненный. 5 метров. Солдат нагибается над лежащим Хельмпц-ким. Тот еще жив. Глаза открыты, но уже уходят в глубину, затягиваются мглой. Солдат третий: «Человек, зачем убегал?»
Сцена 97. Павильон. «Монополъ», танцевальный зал.  
Кадр 331. Общий. 15 метров. Котовпч гремит могучим голосом. Котович: «Громы и молнии!» «Оркестр!» «Привет­ствовать день!»
При гулких звуках полонеза, в полумраке вслед за жестикулирующим Котовичем и  
Сиффертом двигаются пары между столи­ками в направлении к выходу. За ними на некотором расстоянии толпятся официан­ты и возбужденные смеющиеся судомойки. Кадр 332. Средний. 4 метра. Оркестр гремит, фальшивя всеми инстру­ментами. Только один пианист колотит по роялю без ошибок и с такой силой, как будто хочет его разломать. Фальшивые звуки оркестра.  
Кадр 333.Средний (на аппарат). 15 метров. Ритм, ритм, ритм делает свое. Пары вы­тягиваются в длинное шествие, немного как марионетки, вздрагивая и накло­няясь, движутся одна за другой, оди­наковые в движениях, смотрящие перед собой стеклянными невидящими глазами. Медленно в темпе полонеза, вместе с движущейся за ними толпой приближают­ся к выходу. Зал пустеет. Когда зал уже полностью опустел, между столиками вдруг появляется Пененжек, помятый и растрепанный, еще пьяный, несмотря на несколько часов сна, на заплетающихся ногах, жестикулируя в ритм полонеза. В руках держит бело-красный флажок. Марширует по опустевшему залу вслед за другими. Пепенжек поет: «Польша для нас воскресла!»  
Кадр 334.Средний. 5 метров. Они идут через зал первыми к выходу. Мигает люстра, которая сонно светила танцующим бесконечное количество раз.    
Сцена 97. Интерьер. Выход из гостиницы «Монополъ».    
Кадр 335.Средний. 7 метров. Уже в гардеробе. Старый гардероб­щик торопливо открывает настежь дверь. Танцующее шествие выходит на площадь. Их встречает ясное утро.    
Сцена 98. Натура. Рыночная площадь перед «Монополем».    
Кадр 336. Общий. 2 метра. День обещает быть отличным. Воз­дух чистый и холодный. Площадь пуста. Слышен только дале­кий оркестр.  
Кадр 337. Средний. 6 метров. Котович останавливается. Полонез. Стоит минуту в восхищении. Вдруг во весь голос кричит. С крыши срывается стая голубей и пролетает над головами стоящих. Оркестр умолкает. Котович: «Велико­лепно! Небывало!» Котович: «Да здрав­ствует Польша!»  
Кадр 338. Общий. 2 метра. Противоположная сторона рыноч­ной площади — сожженные дома. Эхо повторяет: «Польша».  
Кадр 339.Общий. 12 метров. Грязная дорога. Плоский ландшафт. Вербы. Пустынное место. Конец Эхо повторяет: «Польша».  
               

 

Интересно, что в приведенном фильме последняя сцена сценария не является последней сценой фильма. Фильм заканчивается смертью Мацека Хельмицкого. Эта переста­новка последних сцен уже во время монтажа фильма была сделана с целью перенести финальный акцент с метафо­рической сцены полонеза на полную трагического красно­речия сцену смерти молодого человека.

ЧТО ТАКОЕ МОНТАЖНЫЙ ПЛАН?

 

После окончания съемок игрового художественного фильма, если в съемочном периоде были сделаны отступ­ления от режиссерского сценария, что привело к увеличе­нию количества кадров или к изменению формы и содер­жания запланированных ранее, нужно упорядочить пере­чень кадров, в соответствии с которым будет подбираться и монтироваться снятый материал. Такой монтажный план похож на режиссерский сценарий с той только разницей, что текст, шумы и музыка помещены в особых графах для облегчения ориентации при звуковом оформлении фильма.

Монтажный план делается также в тех случаях, когда съемка производилась без сценария, что бывает во многих событийных документальных фильмах. План составляется после тщательного ознакомления со всем снятым материа­лом и определения основной концепции монтажа фильма (отсюда и название — план монтажа фильма). Такой план будет служить существенной помощью и при создании фильмов, основанных на использовании архивных мате­риалов, старых фильмов или кадров, снятых для других картин, но почему-либо неиспользованных.

Монтажный план — это перечень кадров, составленный в том порядке, в котором эти кадры должны быть располо­жены в фильме. Такой план ускоряет работу по монтажу, предохраняет от ошибок, позволяет ориентироваться в форме будущей картины, а в последующем облегчает на­писание текста и озвучение.

 





Читайте также:
Экономика как подсистема общества: Может ли общество развиваться без экономики? Как побороть бедность и добиться...
Основные понятия туризма: Это специалист в отрасли туризма, который занимается...
Пример оформления методической разработки: Методическая разработка - разновидность учебно-методического издания в помощь...
Основные идеи славянофильства: Славянофилы в своей трактовке русской истории исходили из православия как начала...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-07-22 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.016 с.