Влияние интервалов между рождением детей





Необходимо подчеркнуть, что большое значение имеет длительность
интервалов между рождениями детей. Так, если в семье растут двое де-
тей-погодков (с разницей до двух лет), то у них особенности старшего
и младшего детей будут выражены очень слабо, они не успели осознать
разницу в отношении родителей. Старшему ребенку в этом случае не
приходилось играть роль «опекуна» младшего, заботиться о нем. Если
при этом дети разного пола, то в психологическом смысле и младший ребенок для родителей — «первенец», первый психологический ребенок, например первый сын. В этом случае часть закономерностей, относящихся к первенцу (а именно то, что его развитие — снова для матери и отца открытие нового), касается и второго ребенка другого пола
(так как развитие и воспитание младенца-мальчика после опыта вос­питания девочки — новое для родителей).

Те же закономерности возможны и в семье с несколькими детьми,
где дети растут «парами» (мальчик—девочка). Пример этому — семья4
Ульяновых, в которой было как бы три пары: старшие дети: Аня и Саша
средние: Володя (будущий вождь революции в России) и младшие —
Митя и Маняша (Мария), которых вся семья воспринимала как ма­леньких до старости.

Разница между детьми в 4-5 лет по-своему сложна, поскольку к старшему ребенку в этом случае уже предъявляются следующие тре-' бования: «Ты старше, уступи», «Как тебе не стыдно, ты же большая»;'* в то время как этот ребенок сам еще мал. У старшего в этом случае фор­мируется своеобразная «усталость» от младших детей — ему нередко!


приходится оставаться с маленьким дома или забирать его из детских учреждений, и первенец с детства очень рано взрослеет. Часто в этом случае у старшего может проявляться ревность, зависть к младшему или внутренняя агрессивность по отношению к нему. В особенности так происходит при неумелом подходе родственников: «Ей конфетку, она маленькая». Старшего, особенно если это сын, могут наказывать при конфликтах с младшим ребенком, не разбираясь, в чем дело. Млад­ший ребенок, видя свою безнаказанность, может становиться прово­катором.

При разнице между сиблингами около 10 лет возможны два вариан­та развития отношений между ними и формирования их личности. Сле­дует помнить, что в этом случае первенец долгое время воспитывается как единственный ребенок (в его развитие вкладывается очень много материальных и духовных сил семьи, часто нескольких поколений, он является средоточием внимания нескольких взрослых — не только ма­тери и отца, но и бабушек с дедушками). По выражению западных пси­хологов, он долгое время не бывает травмирован появлением младшего ребенка, находит свою «нишу» в среде сверстников и друзей. При появ­лении младшего у старшего есть уже свои интересы и он оказывается в некоторых случаях абсолютно индифферентен к младшему.

В нашей стране распространен и другой вариант становления де­тей в семье при разнице в возрасте около десяти лет. При занятости матери на работе (особенно если нет отца) на старшего сиблинга ло­жится вся тяжесть забот о младшем — посещение детских садов, школ и т. п. «Она выросла на моих руках», — говорит, уже будучи взрослой, старшая сестра о младшей. Матери таких детей обычно оправдывают такую ситуацию словами: «А что было делать?» (ссылаясь на свою за­груженность работой). В этом случае у первенца (особенно девочки) формируются черты старшего в резкой, даже чрезмерной форме — это во взрослом состоянии очень ответственный, серьезный, норматив­ный, несколько скучный человек, может выглядеть (из-за своего по­ведения) старше своих паспортных лет. Как ни странно, при такой фактической личностной зрелости, старшей дочери в этом случае ока­зывается сложнее устроить свою личную жизнь, вступить в брак. У жен­щин, бывших старшими в родительской семье, иногда отмечаются слу­чаи позднего рождения детей (осознанно из-за накопившейся с дет­ства усталости от забот о младших сиблингах или даже в форме временного бесплодия).

При существенной разнице (15-20 лет между сиблингами) старший ребенок фактически вырастает как единственный. В многодетных се-


мьях, особенно раньше (до революции и в советские десятилетия) стар­ший ребенок часто играл родительскую роль из-за большой загружен­ности матери уже чисто хозяйственными обязанностями.

В современных условиях такая разница между детьми в семье бы­вает часто в двухдетных семьях, обычно дети бывают от разных бра­ков. Старший может быть уже «в эшелоне родителей», играть роль дяди (тети) — дарить подарки, баловать, но взаимодействие между сиблин­гами незначительное, редкое. У старшего брата (сестры) может быть уже своя жизнь (например, старшему — двадцать, а младшему — три года), свои интересы вне дома.

Если дети родились от одного отца, рождение позднего ребенка
может играть роль стабилизатора брака, придать отношениям между
супругами новый смысл. То же может быть справедливо и при повтор­
ном браке. При этом поздний ребенок снова растет фактически как
единственный, уже при пожилых родителях (40 и более лет, так что к
моменту окончания им школы мать может быть уже пенсионного воз­раста). Воспитание такого ребенка — особая тема исследований, но
несомненно то, что в этом случае присутствует большая осознанность,
осмысленность в уходе за ребенком у родителей на базе уже имеюще­гося опыта в воспитании первенца, родители больше стараются. Од­нако сил у родителей (матери) уже гораздо меньше, чем при воспита­нии старшего (в молодости многое делается играючи, между работой,
учебой и другими занятиями, да и, как правило, помогают родствен­ники старшего возраста). Поэтому воспитание младшего позднего peбенка дается с большим трудом, с большими переживаниями.

Современные психологи оценивают влияние статуса сиблинга на
развитие личности каждого ребенка несколько более скептически, чем
предыдущие поколения психологов. Крайг отмечает, что фактически
не существует таких индивидуальных особенностей, которые зависе­ли бы только от порядка рождения (2002). Какая-то часть личного опы­та связана с порядком рождения, в то время как другая его часть, свя­занная с болезнью, изменением финансового положения семьи, пере­менами в отношениях со сверстниками в школе, не имеет никакого
отношения к порядку рождения (Bower, 1991).

Различия в величине интеллекта, в основе которых лежит порядок рождения, выражены лишь в виде слабой тенденции. У первенцев IQ (коэффициент интеллектуального развития) выше, чем у вторых де­тей; у вторых IQ выше, чем у третьих, и т. д. (Zajonc, Markus, 1975). Различия невелики, но выглядят убедительно, считают Хьелл и Зиг-лер. Зайонц создал для объяснения этой закономерности так называв-


мую «модель слияния», согласно которой интеллектуальное развитие каждого человека зависит от количества интеллектуальной стимуля­ции, полученной в детстве. Первенцы выигрывают, так как они живут первоначально в «обогащенной» интеллектуальной среде из двух взрос­лых, каждый из следующих по порядку рождения детей получают все меньше внимания.

Крайг замечает, что гораздо большие и стойкие различия проявля­ются при учете размера семьи. Чем больше детей в семье, тем ниже коэффициент их интеллекта и тем реже они заканчивают высшие учеб­ные заведения. Отмечается, что такое соотношение сохраняется даже при контроле таких факторов, как структура семьи (полная семьи или нет) и ее доход (Blake, 1989).

Другие исследователи утверждают, что структура семьи и ее доход в значительной степени влияют на коэффициент интеллекта и дости­жения детей — даже в большей степени, чем порядок рождения и чис­ло детей (Ernst, Angst, 1983).





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!