Типология детских характеров




Крупнейший русский педагог XIX века П. Ф. Лесгафт создал, по существу, типологию детских характеров, сопоставленных с форми­рованием личности ребенка в семье, с предложениями по коррекции личности ребенка и с описанием дальнейшею развития личности в период юности и молодости. Сам автор наливает представленные им типы личности ребенка «школьными типами». «Прежде всего посмот­рим, в каком виде ребенок является в школу и какая связь существует между его прежней жизнью и тем типом, к которому его можно отнес­ти, наблюдая его при появлении в школе» (Лесгафт П. Ф., 1991, с. 10).


Лесгафт выделяет следующие типы:

I. С деятельно-повышенными проявлениями:

1) лицемерный тип — отраженно (рефлекторно)-опытный с повышенной деятельностью, без нравственных проявлений;

2) честолюбий тип — подражательно-рассудочный с повышающимся чувствованием первенства и с внешнеусвоенными нравствен­ными основаниями и

3) добродушный тип — разумно-самостоятельный с преобладани-

ем умственной деятельности и с твердо установленными нрав­ственными основаниями. П. С инертно-угнетенными проявлениями:

4) мягко-забитый тип — рефлекторно-опытный с инертными дей-

ствиями, без нравственных оснований;

5) злостно-забитый тип — подражательно-рассудочный, угнетен­ный преследованиями и несправедливыми мерами, с внешне-усвоенными нравствеными основаниями и

6) угнетенный тип — разумно-исполнительный с преобладанием
физической деятельности и твердо выработанными нравствен­ными основаниями.

Ребенок лицемерного типа повторяет то, что видит, всегда старается более легким способом достигнуть личных выгод и избегнуть деятель­ности более трудной, то есть связанной с трудом и усердием. Легко усваивает только то, что сильнее на него влияет, и в особенности все внешние проявления окружающих. Способ его деятельности всегда бы­вает практически-опытный: такие дети стараются хитростью и лаской обойти все затруднения, не особенно огорчаясь и неудачей. Отноше­ние к истине только внешнее, заучены одни общие нравственные пра­вила и шаблоны.

На учителей производит впечатление хорошего, скромного ребен­ка. Товарищи его не любят, мало-помалу этот ребенок все более отда­ляется от своего класса, оставаясь чаще всего любимцем учителя. В школе часто случаются пропажи мелких вещей, которые также час­то находятся у этого любимца. Ни к кому и ни к чему не привязан и даже охотно меняет свои связи и условия жизни, так как в новой об­становке и среди новых людей опять пользуется новыми выгодами и делается на время любимым ребенком.

Развитию такого типа более всего способствуют: ложь и лицемерие со стороны старших, окружающих ребенка, чисто практическое направ­ление домашней жизни, постоянный мелкий расчет и стремление к легкой наживе, частое оставление детей без всякого призора и внима-


ния; всякая ложь и лицемерие, требуемые от детей, а также соблюде­ние различных внешних обрядов, значение которых не объяснено ре­бенку или даже недоступно его пониманию; отсутствие условий, воз­буждающих внимание ребенка и вызывающих его на размышление, или даже старание окружающих устранить такие рассуждения; удов­летворение тех желаний ребенка, исполнения которых он стремится достичь лаской, смиренным видом и выпрашиванием; участие ребен­ка во всевозможных расчетах и развлечениях взрослых вообще, то есть все те случаи, когда ничто не возбуждает ребенка к мышлению, когда он окружен ложью и лицемерием, в каком бы то ни было виде.

Можно охарактеризовать становление этого типа как авторитарное? воспитание, при котором интересы и потребности взрослых превали-i руют над интересами детей. При этом ценности самих взрослых в семье, достаточно прозаичны, а развитие невысокое; у родителей не выраже­ны ни познавательные интересы, ни потребность в творчестве, вслед­ствие этого — полное непонимание познавательных способностей де-; тей. Лесгафт замечает, что оставленный без внимания ребенок не полу­чает никакого разрешения тех вопросов, на которые натыкается, и поэтому не приучается задумываться и рассуждать о них. Первоначаль­но ребенок плачем пытается достичь удовлетворения своих потребнос­тей, но, когда видит, что это приводит только к неприятным ощущение ям и что ему удается достичь своих целей лаской или выпрашиванием, он вскоре начинает прибегать к таким действиям постоянно.

При взрослении такие люди оказываются очень уверенными в сво­их действиях и очень довольны собой. «Так проходит вся жизнь, ис­ключительно животная и всегда вредная для человеческою общества» (Лесгафт П. Ф., с. 18). Горе, пишет автор, если взрослый установивше­гося лицемерного типа займется школьным делом или воспитанием детей. В святое дело вводится ложь, показная внешность, безгранич­ная самоуверенность и нахальство.

В настоящее время дети лицемерного типа (в той или иной степени выраженности) постоянно встречаются, поскольку существует среда, продуцирующая их (семьи с авторитарным стилем воспитания, с низ­ким интеллектуально-познавательным потенциалом родителей, в ко­торых детям уделяют мало внимания).

Честолюбивый тип отличается умением усваивать все, базируясь на памяти; при этом не только то, что непосредственно (или реально) воспринимается, но и вся умственная деятельность у него направлена исключительно на усвоение и воспроизведение как простых формул и идей, так и самых сложных философских учений. Аналогично могут


быть заучены и нравственные положения, которые, однако же, оста­ются без влияния на действия честолюбивого типа, находящиеся глав­ным образом в зависимости от сильно развитых ощущений. Сильно развитое ощущение превосходства — главный момент, под влиянием которого совершаются все его действия. Отсюда гордость, самоуверен­ность и постоянное стремление первенствовать и властвовать над дру­гими. Скромные занятия, не ведущие к отличиям, не привлекают мо­лодых людей этого типа. Для них деятельность возможна лишь при надежде на внешний успех.

Дети и юноши, принадлежащие к честолюбивому типу, решитель­ны, чувствуют сильно и легко увлекаются всем, что содействует их про­славлению или унижению противников, не признающих их достоинств и преимуществ. Их идеал — сила, могущество и власть. Мало-помалу они сосредоточивают все свои усилия только на том деле, с помощью которого думают отличиться, забывают все и всех вокруг себя и, раз­вившись в полный тип, уже не останавливаются ни перед какими сред­ствами для достижения своей цели.

Автор указывает, что условия для развития честолюбивого типа могут быть различны, но нетрудно заметить в них и общие черты — это постоянное стремление ребенка к соревнованиям либо словесным или материальным поощрениям.

В современном воспитании единственных детей, при котором воз­можны большие материальные и временные возможности нескольких взрослых, много ожидающих от ребенка, детей и взрослых людей та­кого типа также достаточно много и в перспективе их число должно увеличиться.

Добродушный типхарактеризуется аналитической деятельностью: ребенок привык рассуждать над каждым новым явлением и, постепен­но развиваясь, приучается мыслить более отвлеченным образом.

При недостатке знаний мыслительная деятельность принимает ха­рактер фантазии. Лицам, принадлежащихкданномутипу, прежде всего интересна личность человека, анализ собственных проявлений и от­ношение этих проявлений к своим действиям и ко всему окружаю­щему. Поэтому их деятельность всегда отличается большой самостоя­тельностью и правдивостью. Деятельность поддерживается, пока есть умственный интерес или взятое на себя обязательство. Недостаток добродушного типа — несоответствие между умственным и физичес­ким трудом, то есть преобладание первого; отсюда недостаток возбуж­дений, или стимулов, от мышечных органов тела и как следствие — некоторая степень апатии или лень. Это может зависеть и от односто-


ронней деятельности, выражающейся главным образом стремлением заниматься философскими рассуждениями, и от непривычки справ­ляться с техническими приемами или физической работой.

Всякое принуждение к занятиям и несправедливость или произвол неминуемо отталкивают ребенка этого типа от дела и содействуют апа­тичному и безучастному отношению к работе. Любовь к ближнему,
защита слабого, простое и правдивое отношение к окружающим —
отличительные качества лиц добродушного типа.

Условия, при которых развивается подобный тип, следующие: ти­хая, спокойная, в особенности деревенская, жизнь с самого рождения; любящая, добрая мать или другое близкое ребенку лицо, отсутствие всякой похвалы и мер наказания или преследования ребенка. Ребенок пользуется полной свободой, ко всем его нуждам и требованиям отно­сятся с пониманием и удовлетворяют их, насколько это возможно, в противном случае всегда объясняют причину отказа. Все это делается не по шаблону, а потому, что взрослые живут жизнью ребенка и из уча­стия к нему стремятся выяснить все причины своих действий. Обычно такие дети очень привязаны к матери, к няне, к людям, с которыми он вырос, и даже к месту, где провели свое детство.

Главные характеристики этого типа: наблюдательность, привычка
размышлять над явлениями окружающей среды, чтобы выяснить их
причинную связь, их значение, внутренний смысл; мягкость, правди­вость, прямота и простота в действиях и отношениях к окружающим.
Автор отмечает, что при неблагоприятных школьных условиях такой
ребенок может ожесточиться, однако и в этом случае он в глубине души
останется правдивым и добрым.

Лесгафт указывал, что один из учителей народной деревенской школы (XIX века) утверждал, что большинство его учеников состав­ляют дети добродушного типа. В наше время это достаточно ред­кий тип, так как условия микросреды (семья, школа) в основном способствуют либо развитию самомнения ребенка вследствие его единственности и честолюбивых надежд родителей, выражающих­ся в его усиленном раннем развитии, либо безнадзорности и нераз­витости детей.

Во взрослом состоянии, подчеркивал Лесгафт, недостаток на­стойчивости, мягкость и уступчивость у лиц этого типа приводят к
тому, что они недостаточно противодействуют злу. Однако если за­трагиваются интересы общества или другого лица, они сбрасывают
с себя свою лень и становятся энергичными и сильными борцами
за правду.


У ребенка мягко-забитого типа нет условий, постепенно и последо­вательно возбуждающих его и тем содействующих его развитию, по­этому в крайней своей степени он представляет собой слабоумного. Он отличается отрицательными качествами как в умственном, так и в нравственном отношении. Он способен выполнять указания, однако при этом плохо повторяет (имитирует) то, что видит и слышит. У него нет ни наблюдательности, ни знаний, ни нравственных понятий. Без руководства он теряется и совершенно не в состоянии действовать. Появляющееся у него упрямство имеет более характер инертного, пас­сивного состояния, из которого он не решается выйти. Дети мягко-забитого типа труднее всего поддаются обучению, с возрастом у них развивается только узкая, эгоистическая практичность и расчетли­вость, и они совершенно безучастно и даже бездушно относятся ко всему окружающему.

Среди причин, содействующих развитию данного типа, автор ука­зывает: на предупреждение всякой самостоятельной деятельности ре­бенка, уничтожение любой инициативы со стороны ребенка, отсут­ствие и заботливое устранение условий для развития умственной дея­тельности. Такой ребенок никогда ничего не делал сам, ему говорили, что делать, куда идти, когда гулять, когда спать, поэтому у него полно­стью отсутствует самостоятельность. Умственную деятельность ничем не поддерживали, на его вопросы ему чаще всего отвечали, чтобы он не шумел и не рассуждал, был умником и вел себя прилично. Ему остается только подражать тому, кто на него влияет. Лица мягко-заби­того типа совершенно негодны к какой-либо серьезной деятельности и могут прожить всю жизнь, не став взрослыми.

Автор отмечает, что этит тип в особенности распространен в женс­ких учебных заведениях, даже в высших. От себя добавим, что, веро­ятно, в этом типе сказывается женская педагогика— обычно влияние бабушек и матери.

Тип злостно-забитый, отличается ожесточенностью и подозритель­ностью, самолюбием и резкими рефлекторными проявлениями. Со­знательная деятельность более всего сосредоточена на личной защи­те. Ребенок данного типа приучен к сильным впечатлениям мерами, связанными с оскорблением личности, поэтому постоянно стремится к перемене впечатлений и сильным возбуждениям. Эти возбуждения выводят его из той апатии, в которую он попал под влиянием прину­дительных мер. Правдивость его условная, поскольку он не постесня­ется сказать и поступить не согласно с правдой, если это будет иметь отношение к ненавистному для него человеку, атакже подозрительно-


му, а таким может быть для него каждое новое лицо. С товарищами то сдержан, то агрессивен. К занятиям совершенно равнодушен, подчи­няется только самым необходимым требованиям. После наказаний может истязать животных, наносить прямой вред воспитателям, пос­ле продолжительного спокойного напряжения (на уроке) такие дети с криками выскакивают из класса, бросаясь на все, что встречается на пути.

«Выходя же на волю из школы, подобные молодые люди накиды­ваются на всех и на все; в особенности они падки на всякие сильные впечатления: большое количество разнообразной пищи с примесью пряных веществ, крепкие напитки, шумные оргии, драки... Они обык­новенно имитируют самые крайние и грубые образцы, которые им приходилось встречать, как в отношении своей речи, одежды, так и в отношении всех своих потребностей. Проявления этого типа совер­шенно одинаковы как у мальчика, так и у девочки; цинизм их высту­пает в одинаковой степени» (Лесгафт П. Ф., 1991, с. 57). «В жизни зло­стно-забитый тип является в одном случае, признаваемом обыкновен­но за лучший, в виде подозрительного заскорузлого служаки, не допускающего никакого рассуждения и твердо исполняющего нее дан­ные ему поручения» (там же, с. 58).

Лица такого типа недостаточно приучаются к отвлеченному мышле­нию и отличаются, скорее, своей наблюдательностью и опытностью.

Причины, содействующие проявлению и развитию данного типа в семье: запрещение рассуждать, применение различных насильствен­ных мер для принуждения ребенка, распространенность несправед­ливых и произвольных требований, связанных с угнетением и оскорб­лением человеческого достоинства ребенка. Автор упоминает злую и раздражительную мачеху, которая с малолетства пресекает рассужде­ния ребенка, безотчетно и произвольно останавливает его и понукает, постоянно ограничивает все его действия, считая их неверными и даже безобразными. Человек, воспитывающий такого ребенка, обычно счи­тает, что его не следует баловать, а главное, не оставлять те или иные проступки без наказания.

От себя добавим, что наблюдения Лесгафта над лицами данного типа не устарели, подобных детей достаточно много и в наши дни сре­ди безнадзорных детей и подростков, попадающих в приюты. Та же подозрительность, звериная наблюдательность, стремление к посто­янным сверхстимулам (видеофильмам-боевикам, компьютерным иг­рам, перемене мест, азартным играм и т. д.). Наиболее явный пример — подросток 11 лет, живущий на улице, никогда не учившийся грамоте,


от которого отказалась мать («Не могу с ним справиться»). Подросток не в состоянии долго разговаривать со взрослым (дольше 10 минут), ему все время «некогда», надо куда-то бежать, хотя никакое дело его не ждет. Доминируют интересы материального характера: «Тетя (на улице) обещала подарить велосипед» (вероятно, чтобы привести его в приют, поскольку иначе бы не подчинился взрослому человеку). Та­кие подростки по-своему прекрасно адаптированы к асоциальной сре­де. В приюте они начинают верховодить, подавляя или забивая более слабых и менее агрессивных. Подобный тип личности — результат не только отсутствия семейной заботы, но и безусловной материнской любви или доброго отношения другого человека (никто не заместил мать). Часть повторных незарегистрированных браков приводит к ста­новлению личности подобных детей.

Угнетенный тип отличается от добродушного преобладанием в силу необходимости физического труда над умственной деятельностью и в особенности недостаточным стремлением к отвлеченному мышлению и философским рассуждениям. Лица этого типа настолько привыкли к труду и лишениям, что сами очень мало ценят свой труд и всегда отличаются большой скромностью, терпением и терпимостью ко все­му окружающему. Им свойственны правдивость, простота проявлений и скромность.

Нам кажется, что в настоящее время, то есть в начале XXI века, такой тип неактуален, это скорее подросток послевоенных лет (а также тип до­революционного крестьянского ребенка, воспитанного в христианских понятиях). Исторически такой тип личности сформировался благодаря более чем трехсотлетнему крепостному праву (от «Юрьева дня» до его отмены при Александре II), когда труд миллионов людей являлся как бы бесплатным. В настоящее время даже при крайне трудном материальном положении (например, смерти отца в многодетной семье и отсутствии кормильца) люди очень ценят свой труд и рассчитывают сразу на вознаг­раждение «как у всех», то есть как за квалифицированную работу. Вместо скромности мы скорее наблюдаем зависть, вместо трудолюбия — ожида­ние помощи от всех и агрессивность, если ее нет.

Нормальный тип (представляемый в идеале) должен отличаться пол­ной гармонией между умственным и физическим развитием. Сохра­няя полную восприимчивость ко всему окружающему, ребенок нор­мального типа приучается рассуждать над полученными впечатления­ми, постепенно и последовательно развивает свои умственные и физические способности, привыкает достигать всего необходимого собственными силами и по возможности участием в деятельности той


среды, в которой он растет. Он активен, присматривается к нуждам окружающих, не ставит свои требования выше требований других и в особенности товарищей. Не прибегает к насильственным мерам. Ра­зумные воздействия, направленные к нему, достигают цели.

Нормальный тип соединяет в себе все хорошие качества добродуш­ного и угнетенного типов.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!