ДОВЕРЯЯ САМОМУ НЕБЫЧНОМУ ДРОУ 5 глава





— Давай! Давай! — крикнул хафлинг своему большому товарищу, и варвар развернулся, запуская свой молот в грудь приближающегося огра, снова отбрасывая его назад.

Рапира хафлинга совершала свой завораживающий танец вокруг расширенного копья, орк безуспешно пытался ударить по тонкому лезвию, но у него не получалось угнаться за хафлингом. Несколько мгновений казалось, что монстр сосредоточился на этом крутящимся оружии, но затем орк взревел и нанес яростный удар вперед.

Точно так, как рассчитывал хафлинг. Небольшой парирующий удар рапиры и внезапный пируэт подальше от колющего копья, пронес его прямо над наконечником оружия по направлению к орку.

Орк разинул рот и ударил хафлинга по лицу.

И, конечно же, орк проглотил лезвие кинжала.

Обезумев от боли, орк отскочил, ужасно крича, молотя руками и катаясь по полу. Хафлинг промчался к нему и начал опускать свою рапиру на упавшее существо, чтобы прикончить его. Но потом хитро улыбнулся и поднял лезвие. Пускай жалкий урод страдает.

— Давай! — кричал огромный человек, тыча молотом прямо перед собой, чтобы заставить отступить огра, таким образом отвлекая его внимание. Молот взлетел вверх и за плечо, словно варвар собирался нанести рубящий удар сверху.

Но хафлинг бросился мимо огромного человека, прямо на огра.

Проскользнув между ногами монстра, хафлинг вылетел в коридор.

Недалекий урод последовал за бегущим противником, наклоняясь вперед, чтобы схватить его. Однако, он действовал слишком медленно.

И тогда молот не вернулся назад, чтобы нанести удар сверху. Он продолжил опускаться вниз, совершая полный круг и снова вылетая вперед, с силой врезаясь в лицо нагнувшегося огра.

О, как чудище выпрямилось во весь свой десятифутовый рост!

Человек нырнул между его ног, выкатываясь в зал, и даже не оглядываясь, когда земля задрожала под тяжестью бегущего огра.

— Многовато усилий ради четырех угрей, — заметил хафлинг, мчась через туннели.

— Мой рычащий живот говорит, что оно того стоило, — ответил варвар, но крякнул, как только закончил говорить. Теперь жар битвы был позади, и он вынужден был зажать свой молот в правой руке, так как левая безвольно повисла.

Он тяжело втянул в себя воздух, и хафлинг повторил движение, когда друзья обернулись, чтобы прислушаться к звукам и осмотреть рану.

Предплечье человека было бледным и опухшим. Кровь стекала с руки варвара.

Это была не первая кровь, которую эта двоица пролила в коридорах Верхнего Подземья за последние несколько декад.

И, конечно же, она не станет последней.

 

 

Многие дворфы радостно подняли свои кулаки, когда битва продолжилась. Воины Цитадели Адбар вели бои в туннелях, расшвыривая гоблинов и орков и ведя счет убитым монстрам.

— Никакой пощады! — прокричал король Харнот. — Прорываемся! Оставляйте их корчиться на полу! Ба, собаки!

Все южные проходы Адбара были полны дворфами, собравшимися в разрушительные боевые отряды. Щитовые дворфы шли в первом ряду, их большие щиты переплетались между собой, образуя стену металла перед отрядом. Эти огромные щиты с плоским низом служили для поддержки алебард копейщиков, идущих во втором ряду. Они тыкали и кололи любого врага, который подбирался слишком близко.

В третьем ряду шли воины с мечами. Их лезвия неизбежно были направлены вниз, чтобы наносить удары по извивающимся и растоптанным телам гоблинов, устилавшим пол. А потом шли жрецы и арбалетчики, которые посылали свои жалящие стрелы перед отрядом.

Группа Харнота вошла в большую камеру, Рундберг, как они называли это место, широкую и почти круглой формы, полную драгоценных металлов. Сталактиты и сталагмиты заполняли пространство вокруг, словно зубы дракона. Все они сияли в свете факелов, привлекая глаз вкраплениями слюды и серебристого металла.

Король Харнот кивнул, стоило отряду проникнуть внутрь залы. Он был рад вернуться сюда. В этом месте, еще до войны, Цитадель Адбар работала над укреплением и укладкой рельс в туннелях, так как их шахтеры искали районы, покрытые серебристыми прожилками, поближе к цитадели.

— Как хорошо, что мы добрались сюда так быстро, мой король, — заметил Донаго Блудифест, который командовал отрядом Диких Дворфов пока Ортео Спайкс был на юге, участвуя во встрече в Цитадели Фелбарр… Король Харнот не одобрял этот поход, и одно это не давало ему спать спокойно сейчас, когда Уктар переходил в Найтол — последний месяц 1484 года по летосчислению Долин.

— Я думал, их орки стоят выше, ближе к крепостям! — добавил Донаго.

Король Харнот не мог не согласиться с такой оценкой. Он привел в Верхнее Подземье почти все силы своих дворфов. Казалось, они не смогут прорвать наземную блокаду, но им обязательно нужно было справиться с ней здесь. При всей своей отличной и неприступной обороне, Адбар не сможет выдержать такую осаду. Его молодые короли, Харнот и Бромм стали слишком зависеть от торговли.

Правда, очевидной эта печальная ошибка стала только сейчас, когда зима стала суровее, а туннели Адбара были забиты врагами. Цитадель Адбар служила арсеналом Луруара. Обычно в девятый месяц года можно было увидеть огромный караван, отправляющийся в путешествие по туннелям к житницам Сандабора, чтобы совершить торговые поставки болтов для арбалетов, копей для баллист и кучу оружия, доспехов и других металлических изделий, способных обеспечить Адбару достаточно пищи, чтобы дворфы сыто и счастливо прошли через мрак зимы.

Но не в этом году, когда Сандабор все лето провел в осаде и, в конце концов, пал под натиском Многих Стрел.

Они стали слишком зависимы от торговли с большим городом. Запасы еды Харнота начали истощаться еще до конца года. Он уже ограничил рацион своих подданных и приказал фермерам вернуть большие участки в Нижнем Городе и возобновить работу в своих грибных садах. Но если они не пробьются сейчас, не смогут открыть пути на юг, к Фелбарру и Митрил-Халлу, в частности, эта зима станет для них голодной и тяжелой.

Донаго, находившийся рядом с ним, приказал рассеять передние ряды, которые теперь могли свободно развернуться с обоих флангов, пока дворфы шли по широким туннелям Рундберга.

— И смотрите на колонны! — крикнул он воинам. — Проклятые огры могут скрываться за одним из них и выбраться прямо посреди отряда!

Король Харнот кивнул, но что-то казалось ему странным. Волосы на его затылке зашевелились. При первых словах Донаго он понял свою ошибку.

Они не пробивались сюда, к Рундбергу. Орки заманили их в ловушку!

— Нет, держите строй! — отменил он приказ. — Идем к той и той колонне, — поручил он первому ряду, указывая на пару больших сталагмитов, которые тянулись от пола до потолка в четырех десятках шагов от входа в туннель и в пятидесяти дворфах друг от друга. — Окружите эти каменные столбы, — приказал Харнот. — И поднимите щиты.

— Вы слышали приказ короля! — крикнул Донаго. — Построиться квадратом!

Дворфы толкались, чтобы встать в строй, и Харнот послал пару гонцов туда, откуда они пришли, отправив посланников на запад и восток, чтобы остановить другие легионы. Король не слишком доверял этому затишью и желал проверить каждый шаг дороги за пределами Адбара.

По крайней мере, этого хотела часть его. Другая часть желала крови орков и огров, хотела отомстить за умершего брата. Он поморщился, отдавая приказ замедлить марш. Король предпочел бы стремительно пронестись через пещеру Рундберга. Враги будут обречены, враги будут убиты.

Но осторожность Харнота в этот день спасла его жизнь, как и большую часть его сил. Едва дворфы выстроились квадратом, окружая сталагмиты, противники с ревом вылетели в пещеру. Орки бежали в центре отряда, ведя перед собой гоблинов. Рядом с ними шла куча огров и огриллонов.

Стена монстров, словно лавина, натолкнулась на стену дворфских щитов. Длинные алебарды пронзили идущих впереди, иногда даже доставая до следующего врага в отряде, но когда давление стало слишком велико, древки алебард затрещали, и так единодушно, что звук эхом отлетал от стен Рундберга, словно целый лес скрипел ветвями под тяжестью ледяного шторма.

Несмотря на напор орды, несмотря на яростное давление, стена щитов выдержала. Щитовые дворфы мужественно поддерживали друг друга, не разнимая рук, стоило им сцепить свои щиты вместе, и уповая на своих собратьев, стоявших позади, которые должны были отклонить в сторону мечи, проникавшие сквозь металлический барьер.

Голос короля Харнота ревел над всеобщим смятением, отдавая приказы сородичам, руководя арбалетным обстрелом каждый раз, когда видел неподалеку огра, который мог добраться до строя дворфов, прорвав их защиту.

Они держались. Гоблины умирали так часто, что их тела стали укреплять стену из металла. И, судя по утверждению возвратившихся гонцов, подкрепление было близко.

А затем наступила тьма, такая беспросветная чернота, что многие дворфы закричали, думая, что ослепли.

Когда первый огненный шар пронесся мимо них, обдавая ряды дворфов невидимым, но отнюдь не безболезненным, пламенем — все уже знали истину — пришли дроу.

По мере того, как крики и вопли боли сопровождали магический обстрел, король Харнот не стал тратить времени на сомнения. Он приказал своим войскам отступать, возвращаться из Рундберга, в туннель, откуда они пришли.

Магические молнии дроу обрушивались на отходящие ряды. Безумные орки и огры продолжали сражаться, в слепую, во тьме, зачастую поражая союзника вместо врага.

Тем не менее, чаще они попадали по дворфам.

Коридор, находившийся за пределами пещеры, не был накрыт магической темнотой, там дворфы перегруппировались в плотный, отступающий отряд. Больше дня туннели к югу от Адбара заливала кровь. Сотни монстров погибли, вот только сотня лучших Адбарских воинов тоже не нашло дороги домой.

И они вернулись в свой дом, загнанные в крепость. Молнии продолжали бить, даже когда захлопнулась нижняя дверь Адбара, эхом отскакивая от стен дворфских залов и отзываясь болью в сердце короля Харнота.

Петля затянулась, кладовые пустели.

Это стало началом серии сражений в туннелях Верхнего Подземья, которые стали известны как Глубинные Битвы. Дворфы упорно направляли свои отряды вперед, пытаясь прорваться, но все попытки были отбиты назад в крепость ордой орков и дроу. Потому что темные эльфы отлично изучили территорию вокруг Адбара. Они тщательно следили за каждым туннелем, держа под рукой монстров, которые готовы были подавить любую попытку побега.

Дворфы Адбара чуть приободрились, спустя две декады, когда Ортео Спайкс и его мальчики каким-то чудесным образом проскользнули обратно в цитадель мимо туннелей, заполненных монстрами. Большинство из отряда были живы, но многие получили ранения.

Король Харнот не слишком-то воспрянул духом. Как бы рад он не был, что его дорогой и надежный друг Спайкс выжил, мрачные слова дворфа о расположении противников подтвердили худшие опасения Харнота.

 

 

Огромный человек сидел в темноте, прижимаясь к стене. Его правая рука плотно сжимала предплечье левой, пока друг хафлинг пытался правильно обернуть раненную конечность тканью, смоченной целебной мазью.

— Зелье помогло бы лучше, — пробормотал Вульфгар, когда ткань плотно окутала его мышцы.

— У меня нет лишних, — ответил Реджис. Он встал на колени перед Вульфгаром, потянувшись к следующему куску пропитанной мазью ткани, лежавшему на полу у горшочка, стоявшего рядом с друзьями. — Есть два зелья исцеления, и я сохраню их на тот случай, когда их наличие будет вопросом жизни и смерти.

— У нас нет времени на это, — предупредил Вульфгар, его голос стал выше, когда Реджис с силой навалился на него, чтобы закрепить повязку. — В этой местности все больше дроу — наше путешествие столкнет нас с более опасными врагами.

— Да тут с самого начала было полно дроу, — неубедительно ответил Реджис. Он так же отметил, что в последнее время им удается поймать все меньше врагов, ведь они с Вульфгаром старались держаться подальше от любых групп, которые включали в себя темных эльфов. Засада гоблинов или орков была одним. Даже если потом к ним присоединялся огр. Но пара не желала вступать в битву с любым дроу.

— Тогда нам давно пора убраться отсюда, — сказал Вульфгар.

Реджис откинулся, уставившись на друга. Лицо Вульфгара было скрыто в тени, но разросшийся светящийся лишайник давал достаточно света, чтобы рассмотреть выражение лица человека. Реджис знал его достаточно хорошо, чтобы услышать тяжесть в его голосе, хотя хафлинг и сам разделял эту усталость. Они потратили месяц, а может и больше, так как давно прекратили считать дни — сражаясь и пробираясь по Верхнему Подземью, ища возможность подобраться к Митрил-Халлу. Теперь они вынуждены были добавить набеги на лагеря орков и гоблинов в свой список ежедневных задач.

Они сражались почти каждый день, и реджис провел каждую предыдущую ночь в какой-нибудь дыре, которую они использовали, чтобы спрятаться, обработав и перевязав неизбежные раны.

— Мы вернемся в нижние туннели, — предложил Реджис. — Я найду побольше грибов и наварю лечебных зелий…

Он остановился, видя, как призрачная голова Вульфгара покачивается назад-вперед.

— Там наши друзья, — бросил он варвару.

— Мы на это надеемся, — напомнил ему Вульфгар, потому что хотя они и слышали фрагменты истории о побеге Дзирта в Митрил-Халл, но все же не были уверены в этом. В самом деле, даже если их друзьям удалось добраться до крепости, что произошло декады назад — возможно, они уже вернулись на поверхность во главе армии Бренора?

— Мне нечего тебе ответить, — признался Реджис с глубоким вздохом.

— Восток, — решил Вульфгар.

— На востоке течет река.

— Пройдем под рекой, и еще немного дальше, — пояснил варвар. — Будем надеяться, что Цитадель Фелбарр окружена меньше, чем Митрил-Халл.

Реджис откатился подальше, поворачивая голову, чтобы взглянуть через левое плечо, на север, как им казалось, на Митрил-Халл. Мысль об уходе, раздражала его, а мысль о путешествии в совершенно новом направлении, через туннели, которые они не знали, в место, где они ни разу не были, приводила хафлинга в ужас.

— И где это — восток? — спросил он. — Откуда мы узнаем?

— Мы пришли с юга.

— Только мы не знаем, как вернуться туда, откуда мы пришли! — ответил Реджис слишком громко. Получив тихое “тсссс” от Вульфгара, он зажал рот ладонью.

— Мы можем пойти наугад, — прошептал большой человек спустя несколько мгновений.

— И будем бродить по Подземью, если наша догадка окажется не верной.

— Оставаясь в этом месте, полном орками и дроу, мы будем пойманы и убиты, — сказал Вульфгар. — Я в этом уверен.

Реджис не ответил. Он не должен был отвечать. Оба они без слов понимали, что хотел сказать, но не сказал Вульфгар: скорее всего их поймают и убьют даже в их путешествии на восток.

Даже не на восток. Здесь они едва могли видеть, во многих местах Вульфгар был абсолютно слеп, не говоря уж о том, чтобы верно определить направление.

— Как глубоко нам надо забраться, чтобы пройти под Сарубрином? — спросил Реджис.

— Как глубоко мы сейчас? — ответил ему Вульфгар, и в тусклом свете Реджис заметил морщинки его дразнящей ухмылки. Оба друга понимали, что он задал вопрос, ответа на который никто из них не знал.

 

ГЛАВА 3

 

НАЛЕТ НА ОГОРОД

Крюгер Каменный Щит широко зевнул, пытаясь отогнать паутину сна с уставших глаз. Он стоял на уступе в маленькой нише, глядя в длинную трубу, устремленную в сторону горы Форспик, которая скрывала под собой его дом — Митрил-Халл.

Несколькими днями ранее Крюгер видел, как по небу вокруг летал дракон — огромные белые крылья уже мелькали перед его испуганным взором. Этот его рассказ объяснил проблемы, возникающие в последнее время с некоторыми дымовыми трубами, идущими из Нижнего Города.

Однако, с тех пор ничего не изменилось — вид вокруг был спокойным, словно зимние снега. Крюгер напомнил себе, что надо сохранять бдительность. Его люди рассчитывали на него. Король Коннерад рассчитывал на него.

Король Бренор рассчитывал на него!

— Да, король Бренор, — пробормотал дворф, беря конец подзорной трубы и поднося его к глазу. Король Бренор вернулся, и орки будут долго и много жалеть об этом.

Эта мысль заставила Крюгера усмехнуться и захихикать. Он представил себе орду орков, на полном ходу налетевшую на отряд дворфов. Хотел бы он быть в том отряде, гоня этих свиномордых собак назад до Хребта Мира.

Он напряг зрение, когда обратил внимание на южный край Долины Хранителя, видневшийся через его подзорную трубу. Высокое солнце ярко сверкало на длинных сосульках, свесившихся вниз с уступов. Словно зубы дракона, подумал дворф.

Он поднялся выше, опять поднимая конец своей трубы и устремляя свой взгляд вниз, во впадину и огромный орочий лагерь, притаившийся в ней.

На мгновение он заметил какую-то активность, едва ли в состоянии разглядеть передвижение множества темных фигурок по свежему снегу. Еще через мгновение он понял, что орки убирали свои палатки и стойки с оружием со снега, который выпал накануне. Но как только очертания проступили более ясно, глаза Крюгера широко распахнулись, и он даже отстранился от подзорной трубы, снова протирая стекло и пытаясь разобраться в том, что он только что увидел.

Он вернулся к трубе и начал внимательно осматривать огромный лагерь. И тогда он понял. Не может быть никаких сомнений, особенно, если принять во внимания длинный караван, выходящий на западной стороне Долины Хранителя.

Орки уходили.

Дрожащими руками, Крюгер перевел трубу на северную часть долины, а затем пробежался взглядом по северной стене. Его дыхание замерло, когда он увидел, что катапульты и баллисты частично разобраны.

Великаны тоже уходят.

Что если эта последняя метель в конце концов сломала осаждающих? Или события, произошедшие в других частях Серебряных Пустошей, в Фелбарре или Сильверимуне, потребовали подкрепления?

С головокружительным предвкушением, Крюгер закрепил свой ботинок на металлическом столбике, располагавшимся с краю лестницы. Как все разведчики Митрил-Халла, он носил обувь с полукруглой шпорой из крепкого митрила, чтобы сначала зацепиться ими за лестницу с обеих сторон, а потом быстро пролететь тридцать футов вниз, достигая нижней залы — залы отчетов, как её называли. Комната предназначалась для сообщений. В ней стоял письменный стол, лежали чернильницы, пергамент и гладкие трубочки. Одна стена была оснащена трубой, которая вилась вниз, уходя к часовым, стоящим в глубоких пещерах. Разведчик мог написать отчет, запихнуть его в гладкую трубочку и отправить вниз, прямо в ждущие сообщений руки.

Бросив последний быстрый взгляд на гигантов, и еще раз осмотрев орков и гоблинов, мечущихся вдоль дна долины, Крюгер опустил подзорную трубу и низко наклонился, чтобы прихватить лестницу. Закончив с этим, он закрепил на место свой второй ботинок. Дворф уже было начал быстрый спуск, когда последний образ ледяных гигантов действительно привлек его внимание. Многие боевые машины уже были разобраны, но те, что остались...

Они убирают эту огромную катапульту?

Или поворачивают её?

Крюгер вскарабкался обратно вверх и схватил подзорную трубу, крутя ею, пока странная группа снова не попала в поле его зрения.

— Поворачиваете? — спросил он, а затем добавил. — Заряжаете?

Он облизнул пересохшие губы и погладил бороду. Не смея моргнуть или отступить от подзорной трубы, он следил, как большой заряд горящей смолы отправляется в корзину катапульты. Могучие монстры начали крутить рычаг, отводя ковш орудия назад.

— Во что, во имя Девяти Адских Кругов, они собрались стрелять? — прошептал дворф. Вокруг не было ни одной цели. Может быть — это дракон?

С такого большого расстояния он не мог услышать выстрел сразу, поэтому огненный шар уже несся по направлению к нему, когда скрип и свист, издаваемый мощным снарядом, достиг его ушей.

Крюгер прищурился, борясь с желанием убраться прочь, когда шар пролетел мимо.

Он почувствовал дрожь, словно бы от удара, где-то в горах, выше его наблюдательной точки. Возможно, там был дракон, и не здорово ли было бы увидеть, как гиганты вступают в драку с огромным змеем!

Он не услышал рев дракона, однако, и гиганты, стоявшие вокруг катапульты в окружении своих сородичей и, прикрыв глаза от солнца, наблюдавшие за Форспиком, похоже не волновались.

Потом что-то загудело, глубокое и резонирующее куда сильнее, чем первый удар. А затем это нечто выросло, и зазвучало в тысячу раз громче. И комната, и гора яростно задрожали.

Зрение Крюгера накрыла великая тьма, и он мог почувствовать грандиозную силу, когда тонны снега пронеслись мимо него, летя вниз с высоты. Лавина! Гиганты спустили лавину!

Теперь он понял. Они и правда уходят, запечатывая двери Митрил-Халла горой снега.

Крюгер быстро огляделся, прежде чем лавина успела засыпать все вокруг него. Он поднял свой взгляд как можно выше, гадая, куда теперь идти. Он двинется обратно в долину, держа путь вниз, на восток, к горной двери Митрил-Халла. Ну или туда, где дверь могла находиться, разумеется, если и её тоже не погребло под тоннами белой массы.

Затем он больше ничего не смог рассмотреть, так как снег опустился на подзорную трубу, толстым слоем покрывая отверстие на другом её конце.

Крюгер всего мгновение провел у спуска, быстро, почти что, падая, соскальзывая вниз. Он был готов сообщить об этом поразительном повороте событий.

 

 

— Должно быть, войска нужны им в другом месте, — сказал Бренор, когда отчет о происшествии дошел до тронного зала, в котором восседали король Коннерад и бывший король Бренор

Оба дворфа находились в окружении собственной свиты.

Бренор посмотрел на Дзирта и пожал плечами.

— Может быть, Фелбарр прорывает осаду? — предположил дроу.

— Разведчики с восточных областей не докладывали о движении по мосту через Сарубрин, — сказал король Коннерад. — Оркам нужно будет пройти по нему, если они решат добраться до Фелбарра.

— Может, Сильверимун, — предположила генерал Дагнабет. — Быть может, они решили не ждать, пока весна растопит снег.

— Или они пытаются заманить нас в ловушку, — предупредила Кэтти-бри.

— Не слишком умно, — быстро вставил свирепый Удар Бунгало. — Ба, если они выпустят нас на открытую местность, где мы сможем развернуть квадраты — мы закатаем их в красный снег!

— Они навалили гору снега над нашей дверью, — напомнила Дагнабет.

— Ба, но это не помешает нам выбраться! — ответил Удар. — Я буду копать! Или мои мальчики, а, да, мои мальчики! Мы будем продвигаться шаг за шагом, опустив голову и выставив вперед шип на шлеме. Через час туннель к Долине Хранителя будет готов! Просто дайте мне добро, мой король!

Выражение, с которым было сказано это “мой король!” унесли душу Бренора далеко в прошлое, напомнив его старого друга — Пвента, полного той же страсти и преданности. Глядя на Удар Бунгало, Бренор лишь уверился в своем отказе забрать трон у короля Коннерада. Молодой дворф построил здесь что-то хорошее. Такое же, как в те времена, когда царствовал Бренор.

Старый король не смог сдержать улыбки. Это была его заветная мечта, когда он передал свое королевство Банаку Браунвиллу столетием раньше. Это постоянство культуры дворфов, совмещенное с чувством порядка и дисциплины, на протяжении веков сохраняло королевства бородатого народа такими могучими. С точки зрения дворфов — никто не был незаменим, поэтому падение короля, каким бы любимым он не был, не разжигал в сердцах подданных страха за их будущее. Замена всегда была правильно выбрана и выращена.

Это мысль заставила Бренора посмотреть направо, на генерала Дагнабет, и задуматься над вопросом — если король Коннерад падет в войне — коронует ли Митрил-Халл свою первую королеву. И да, подумал Бренор, одобрительно кивая, хотя Дагнабет, заметившая это, лишь одарила его любопытным взглядом — это будет прекрасным выбором!

— Если они отошли в Сильверимун, то чем скорее мы выберемся наружу, тем лучше, — заметил король Коннерад.

— И правда, — согласился Бренор. — Выйдем и отправимся брать мост.

— То есть мы позволим им взять Сильверимун, пока пытаемся освободить Цитадель Фелбарр? — спросил Дзирт.

Все дворфы в зале решительно кивнули. Когда Бренор закончил говорить, он понял, что эта инстинктивная реакция многое дала ему понять о состоянии альянса, известного, как Луруар.

Или, возможно, ему стоит думать об этом как о бывшем альянсе.

 

 

— Вы никогда не пройдете через ворота, — сказал Бренор Дзирту и Кэтти-бри, когда они крались вдоль вновь выстроенного туннеля. — Фермеры всегда присматривают за ними! Ведь по ту сторону растут грибы, — он преувеличено подмигнул, явно наслаждаясь решением короля Коннерада о попытке выбраться из Митрил-Халла.

— Да, вы отправили к воротам мелочь, но этого не достаточно, чтобы избежать внимания фермеров, разве вы не знаете, глупые дроу? — добавила Кэтти-бри, пародирую Бренора — и вы-

зывая улыбку на лицах своих спутников.

Когда Коннерад принял решение, он обратился за помощью к Бренору. И почему бы нет? Ни один дворф Серебряных Пустошей не заработал лучшей репутации, чем Бренор Боевой Топор, и это была заслуженная слава.

— Если мы прорвемся — нужно будет быстро уходить, — посоветовал Бренор. — А потом налетим на огород и будем держаться подальше от ворот!

Эта последняя аналогия в этот день привнесла немного веселья в маленький — и новый — туннель. Под “налетом на огород” Бренор подразумевал игру, в которую играли все молодые дворфы, традиционные кошки-мышки с фермерами Митрил-Халла, или Долины Ледяного Ветра, или любого другого места, которое дворфы Клана Боевого Топора называли домом. Им пришла мысль совершить небольшую диверсию, расставив дворфов у выхода Митрил-Халла в Долину Хранителя, заставив их стучать и молотить так, чтобы создать небольшой шум, небольшую суматоху за пределами цитадели.

Но не слишком сильные или громкие, чтобы можно было предположить вероятность настоящего прорыва. В то же время другие дворфы клана также выползут из верхних туннелей к двери, погребенной под завалом, образованным сошедшей лавиной. Они будут разбирать, кидать и перекатывать камни, создавая шум у заблокированного входа и давая разведчикам или магическим наблюдателям орков возможность поверить в то, что лавина выполняет свою работу и держит выход из цитадели закрытым.

Настоящие “налетчики” тем временем пророют наверх другой путь, тот, что выведет их на тот хребет, где раньше располагались позиции гигантов. Орки все еще стояли лагерем у двух главных выходов, северного и восточного, но если Коннераду удастся тихо вывести достаточно большие силы на северную окраину Долины Хранителя, они смогут обойти противников вокруг и разбить силы на севере. Контролируя этот большой выход, Митрил-Халл сможет в кратчайшие сроки подавить сопротивление орков со стороны Сарубрина, успев до того, как подкрепления противника успеют прибыть.

Это был отчаянный план, особенно учитывая количество армий орков, марширующих вокруг, но никто из советников короля Коннерада не стал спорить с ним.

Трое друзей пришли в широкую круглую комнату, естественную пещеру, которая была найдена на пути и теперь полна занятыми дворфами. Справа от них виднелся боковой проход, ведущий назад в гору, но новый туннель рыли прямо поперек старого, прямо через замерзшее подземное озеро.

По мере того, как трио приближалось к берегу, Дзирт все внимательнее вглядывался в новый туннель, пытаясь разгадать смысл странных действий, происходящих вокруг них, вроде дворфов, катавшихся взад-вперед по льду. Многие из них несли ковши, другие тащили связки боль-ших щитов, стянутых вместе. Кроме того, туннель, который они рыли, не шел на одном уровне со старым, а поднимался под довольно крутым углом в тридцать, а может и сорок градусов. Дроу посмотрел на Кэтти-бри, которая, казалось, недоумевает ничуть не меньше, и пожал плечами.

— Вам не разграбить огорода без быстрого полета, — подмигнув, сказал им Бренор, который не казался удивленным и в действительности сам помог организовать всю эту суматоху. Он медленно повел их через озеро, показывая им обратить внимание на две стороны строящегося туннеля. Одна уходила вдаль сквозь простой, натуральный камень и ступеньки лестницы были вытесаны в земле, в то время как другая, находившаяся с обратной стороны небольшого хребта, представляла собой обычный склон, и дворфы аккуратно сглаживали его поверхность, даже скользкие участки плоской скалы, скрывая зазубренные края.

— Сто и пятьдесят футов до северного хребта Долины Хранителя, — объяснил Бренор. — Туннель уже преодолел половину пути, и сейчас мы добрались до более податливой почвы.

Треск заставил их обернуться на группу дворфов, выходящих в комнату из бокового туннеля и тянущих вагонетку, нагруженную дровами, углем и грудами тяжелых одеял.

— Это туда! — приказал Бренор, указывая на угол, из которого пришла их троица, небольшую площадку почти полностью окруженную крупными сталагмитами. — У вас есть изогнутые балки?





Читайте также:
Основные понятия ботаника 5-6 класс: Экологические факторы делятся на 3 группы...
Экономика как подсистема общества: Может ли общество развиваться без экономики? Как побороть бедность и добиться...
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...
Что такое филология и зачем ею занимаются?: Слово «филология» состоит из двух греческих корней...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-04-03 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.092 с.