Методика семейного приема





Больные неврозами дети направляются детскими невропатологами и психиатрами на прием, как правило, при безуспешности медикаментозного и физиотерапевтического лечения. Во время предварительной записи больных на прием сообщается о желательности посещения врача обоими родителями. Это создает необходимый настрой на оказание совместной помощи и способствует повышению эффективности лечения. Характеристика со стороны воспитателя или учителя не запрашивается, поскольку она не всегда является объективной, и к тому же привлекается излишнее внимание к ребенку. При необходимости можно просмотреть дневник и тетради.

Врач ведет прием без халата, в кабинете, украшенном детскими рисунками и поделками. В начале беседы приглашаются оба родителя; ребенок в это время играет или смотрит книги в вестибюле. После свободного изложения родителями жалоб и проблем, связанных с детьми, истории заболевания, им дается вопросник типа стандартизованного интервью, в котором последовательно перечисляются особенности поведения и развития детей. Из вопросника вслух зачитывается только то, что непосредственно касается ребенка, его воспитания и проблем отношений в семье. Врач задает уточняющие вопросы. В итоге, получается довольно полное освещение волнующих родителей семейных проблем с акцентом на невротическом регистре патологии у детей. Затем беседа проводится наедине с больным. У детей дошкольного возраста ей предшествует самостоятельная или совместная с врачом игра, облегчающая последующий контакт при разговоре. Затрагиваются разнообразные стороны отношений в семье, отношений со сверстниками, интересы и предпочтения, раскрываются характер восприятия болезненного состояния, степень утомляемости, выраженность беспокойства и страхов, направленность оценок. Неврологическое обследование носит общий, прицельный характер; соматическое обследование ограничивается внешним осмотром и измерением АД у подростков. Возникающие вопросы разрешаются в последующей диагностической беседе с каждым из родителей в отдельности, что даст им возможность оттенить и ряд своих личных проблем. В заключительной беседе с обоими родителями подводится итог встречи, намечается диагноз, анализируются в тактичной форме основные источники болезненного состояния детей и намечаются пути их преодоления с подчеркиванием необходимости участия в этом всех взрослых членов семьи.

Продолжительность семейного приема составляет от 45 мин до 1 ч. Затраченное время позволяет продуктивно решить многие наболевшие проблемы в семье, особенно, если учесть безрезультатность предыдущих попыток оказания лечебной помощи детям.

При серьезных проблемах в семейных отношениях, прежде всего в области воспитания, предположении о невротическом заболевании у одного из родителей, семья, с ее согласия, снова приглашается на прием. Пока с одним из родителей проводится стандартизованное интервью с целью выявления невротического состояния (шкала невротизации — см. приложение), другой отвечает на вопросник Айзенка и анкету «Семейные отношения». Результаты обследования сообщаются сразу, но без категоричности в суждениях, скорее, как основание для раздумий, перестройки некоторых отношений. С детьми проводятся диагностическое рисование и игра, определение внушаемости, уровня притязаний и т. д. В совместном с обоими родителями обсуждении полученных данных вырабатывается общая точка зрения на характер решения проблем воспитания и помощи детям, что уже само по себе значительно уменьшает напряженность в межличностных отношениях в семье.

На последующих приемах детей сопровождает один из родителей. Решение об этом принимается в семье самостоятельно. В большинстве случаев дети приходят с матерью, что оправдано при психотерапии страхов. Матери больше, чем отцы, подвержены беспокойству, и страхи детей — во многом отклик на ранее испытанные или переживаемые в настоящем страхи у матери. Последние проходят, если мать присутствует при обсуждении рисунков детей на тему страхов и активно участвует в их игровом отреагировании.

В дальнейшем желательно, чтобы родители поочередно приводили детей на прием. Это повышает их чувство ответственности и заинтересованность в результатах лечения. Уменьшается и конфликтная напряженность в семье, если она была раньше, поскольку всех объединяет цель помочь выздоровлению детей. Таким образом разрешается и конфликт родителей в вопросах воспитания. Каждый из них может изложить свои проблемы на приеме и получить квалифицированный ответ. Последний является в ряде случаев итогом совместного разбора только что проигранной проблемной ситуации с участием врача, больного и родителя. Аналогичный принцип используется во время посещения врача другим родителем. Если оба родителя по собственной инициативе приходят на прием, то это существенно повышает эффект психотерапии неврозов у детей. Многое здесь зависит от тактики врача, его умения вести дискуссию, объединять точки зрения, действовать творчески и инициативно.

Несмотря на достаточно большое количество занятий у некоторых детей, которые проходят курсы групповой психотерапии и гипнотерапии, среднее число посещений сравнительно невелико и составляет 4 (дошкольники) и 5 (школьники) на одного больного. Почти в половине случаев семейная консультация дает достаточно исчерпывающие ответы в отношении невротического состояния детей и отпадает необходимость в повторном посещении врача. Катамнестические исследования показывают, что большинство родителей в этом случае сумели перестроить свои отношения, изменить характер воспитания и вместе с выполнением врачебных назначений добиться заметного улучшения состояния у детей. Выздоровлению больных препятствуют личностные изменения у родителей, невротическое заболевание одного из них и трудноразрешимый семейный конфликт. Тогда требуется продолжительный курс психотерапии с более активным привлечением родителей, оказанием им врачебной и психологической помощи, радикальной перестройкой семейных отношений, прежде всего отношений с детьми.

Обследование детей с неврозами отличается рядом особенностей. Нередко, на первый взгляд, они не производят впечатления больных и сами обычно не рассказывают о беспокоящих их ощущениях и переживаниях. Если с подростками можно начать беседу сразу, то с младшими школьниками лучше всего после совместной игры в кегли, что разряжает напряжение от ожидания приема и способствует лучшему контакту. Дошкольникам предоставляется возможность самостоятельной игры. Мальчиков обычно привлекают машинки, роботы, танки; девочек — куклы и мягкие игрушки. У мальчиков и девочек заметный интерес проявляется к разборному теремку, внутри которого и рядом расположены фигурки животных, в том числе медведя, волка, лисы, лягушки и зайца. При затруднениях в начале игры врач принимает в ней активное участие, предлагая разнообразные сюжеты. Во время игры он может получить ответы на интересующие его вопросы, выбирая подходящие паузы и задавая вопросы как бы между прочим, ненавязчиво, ненастойчиво, учитывая возрастные особенности детей, заторможенность и астению. Вопросы последовательно касаются общения в детском саду и школе, семье, источников напряжения и недовольства, беспокойства и страхов, а также интересов и предпочтений. Без особого привлечения внимания выясняется отношение к нервным, в том числе невротическим, проявлениям. В младшем дошкольном возрасте 2/3 детей не осознают невротические симптомы, в старшем дошкольном — это число сокращается до 1/2. В школьном возрасте 2/3 детей воспринимают невроз как болезненное состояние, препятствующее нормальному самочувствию. Осознание наименее выражено при истерическом неврозе, наиболее часто оно встречается при неврозе страха и обсессивном неврозе, отражая большую степень фиксации на своем болезненном состоянии. Некоторые из данных беседы с детьми, вроде страхов и отношений в семье, приводятся в других разделах книги. Здесь же обратим внимание на использование в целях диагностики игры в кегли, других результатов интервью, изобразительного творчества, а также вопросников и определения внушаемости.

Игра в кегли

Она позволяет разнообразить прием и уменьшить его формальный характер. Игра проводится несколько раз, причем кегли устанавливает по своему усмотрению проигравший. От катания пластмассового мяча следует переход к его бросанию, что дает дополнительный эмоциональный стимул для игры. Даже несколько минут игры позволяют снять напряжение от предшествующей беседы и наладить более доверительный контакт с ребенком. Игра в кегли — не только средство эмоционального оживления, разрядки и контакта, она дает много ценной диагностической информации. В игре заметны нерешительность в поведении, излишнее напряжение и волнение, неловкость движений (из-за отсутствия подвижных игр дома), растерянность при необходимости быстрого и самостоятельного принятия решений, трудность компромиссов, аффект при неудаче, отказ от продолжения игры или настойчивое желание ее продолжения во что бы то ни стало. Все это характерно для детей с неврозами. Тем не менее игра должна оставить у них чувство удовлетворения и желание контакта с врачом в дальнейшем. Тогда уже знакомая игра является формой эмоциональной разминки до или после направленной психотерапевтической беседы с врачом. Можно определить уровень притязаний, если предоставить возможность детям неоднократно выигрывать в игре. Здесь важно посмотреть, когда они потеряют интерес к ней или же поймут нецелесообразность ее продолжения в ситуации специально моделируемых дальнейших неудач. Целесообразно также использование с диагностическими целями игровой тактики чередования неоднократных выигрываний с неожиданным поражением или чередования проигрываний с выигрышем. Насколько ребенок в этих условиях будет стремиться играть дальше, соразмерять свои возможности с возможностями взрослого, корригировать свой уровень притязаний — все это подсказывает врачу пути дальнейшей психотерапевтической работы. Одним из ее фрагментов может стать снова игра в кегли с целью повышения толерантности к стрессу и коррекции уровня притязаний. В целом, у детей с неврозами нельзя говорить о завышенном уровне притязаний, за исключением больных с истерическим неврозом. В большинстве случаев наблюдается адекватный или пониженный уровень притязаний. Последнее — результат болезненного ограничения возможностей или их блокирования вследствие нарастающего чувства вины и беспокойства, неуверенности в своих силах.

Интервью

Оно проводилось со 128 детьми с неврозами. По возрасту опрошенные разделены на группы 3—5, 5—7, 7—10, 10—12 и 12—15 лет. Ответы ранжировались по типу: «да» («согласен»), «трудно сказать» («не знаю» или «когда как»), «нет» («не согласен»). При изложении данных положительный (утвердительный) ответ объединит «да» и «трудно сказать».

Некрасивыми внешне считают себя 72% мальчиков и 80% девочек, отражая этим пониженный уровень самооценки. С возрастом восприятие себя как некрасивого увеличивается, особенно у подростков. Больше всего чувство неудовлетворенности своей внешностью выражено у детей с истерическим неврозом.

Утвердительный ответ на вопрос: «Часто ли не получается то, что ты хочешь?» — дают большинство опрошенных, за исключением девочек-дошкольниц. При этом у девочек число неудач в осуществлении своих желаний с возрастом увеличивается, достигая максимальной выраженности в 12—15 лет. Как у девочек, так и у мальчиков наибольшее число неудач наблюдается при истерическом неврозе, подчеркивая исходно завышенный, часто неадекватный уровень притязаний.

Неспособность вовремя защитить себя, дать сдачи выявлена у 63% мальчиков и 40,5% девочек (различия достоверны). Отсутствие защиты не уменьшается, а увеличивается с возрастом, причем это выражено больше у мальчиков (от 45% у дошкольников до 100% в 12—15 лет, у девочек — соответственно у 45 и 67%).

Наиболее часто беззащитность проявляется у детей с обсессивным неврозом, поскольку они не дают ответных агрессивных реакций по причинам морально-этического порядка и наличия тревожно-мнительных черт в характере.

Склонность легко обижаться (утвердительный ответ на вопрос: «Тебя легко обидеть?») выявлена у 55% мальчиков и 47% девочек. С возрастом обидчивость, как и беззащитность, возрастает. Различия по нозологическим формам неврозов незначительны.

Таким образом, с возрастом у детей с неврозами происходит не уменьшение, как у здоровых сверстников, а увеличение таких характеристик личностного реагирования, как ранимость (обидчивость), неспособность защитить себя, отрицательное восприятие внешнего облика.

Установка стать сразу взрослым или снова маленьким, если бы представилась такая возможность, выявлена у большинства дошкольников (2/3) и меньшинства школьников 1/3). Подобная установка наиболее характерна для детей с истерическим неврозом и представлена большей частью желанием сразу стать взрослым.

Утвердительный ответ на вопрос о желательности перемены пола получен у 13% мальчиков и 17% девочек. У мальчиков желание стать девочкой с возрастом уменьшается; у девочек — стать мальчиком, наоборот, увеличивается, достигая в 12—15 лет 50%. Установка на перемену пола более характерна для детей с истерическим неврозом.

Рассмотрим ту часть интервью, где оценка себя и взрослых членов семьи выражается в баллах. Максимальная выраженность тех или иных характеристик соответствует 3 баллам; средняя — 2 баллам; минимальная — 1 баллу. Например, вопрос: «Считаешь ли ты себя умным?» предполагает следующие ответы: «очень умный» (3 балла), «просто умный» (2 балла) и «не очень умный» (1 балл). Для сравнения полученных данных использовался средний балл. Более умными себя считают мальчики (средний балл — 1,95, у девочек — 1,7). Чаще относят себя к умным дошкольники обоего пола, а также дети с неврозом страха. Оценка «ума» матери мальчиками и девочками одинаковая. Мальчики более высоко оценивают «ум» отца, а девочки — «ум» матери. Соответственно, мальчики дают более высокую оценку дедушке, а девочки — бабушке. Здесь сказывается эффект полоролевой идентификации. Заслуживают внимание более низкие оценки «ума» родителей подростками 12—15 лет.

Оценка себя как «сильного» несколько выше у мальчиков. С возрастом происходит снижение этой оценки. Как мальчики, так и девочки оценивают отцов более сильными, чем матерей. Данная характеристика распространяется мальчиками и на дедушек.

Различия в оценке себя как «доброго» отсутствуют у мальчиков и девочек. С возрастом они считают себя менее добрыми. Более добрыми находят себя дети при неврозе страха, что соответствует действительности, поскольку они обладают повышенной жалостливостью и сострадательностью. Матери определяются более добрыми, чем отцы, мальчиками и девочками. Последние находят бабушек более добрыми, чем дедушек. Заметим, что дети с неврозами более сильными, умными и добрыми находят не себя, а родителей, подчеркивая этим известную сбалансированность своих оценок.

Понимание со стороны родителей мальчики оценивают несколько выше, чем девочки. Если в дошкольном возрасте по оценке детей нет особых различий в понимании обоих родителей, то в дальнейшем оно незначительно уменьшается со стороны матери и существенно — со стороны отца, достигая минимума в возрасте 12—15 лет. Наименьшее понимание у матери и наибольшее — у отца находят дети при истерическом неврозе.

Рассмотрим оценки детей в зависимости от характера отношений с родителями. Для этого использован составленный нами вопросник, раскрывающий в процессе интервью с детьми различные конфликтные стороны отношения родителей. В группах выше и ниже среднего балла вопросника будут дети, более или менее конфликтные с родителями. Выявлено, что мальчики и девочки при конфликте с матерью понижают оценку ее ума. То же у мальчиков в отношении отца. Мальчики при конфликте с матерью и отцом считают их менее сильными; при конфликте с отцом определяют его как менее доброго. При конфликте с матерью мальчики считают ее менее понимающей. Следует отметить парадоксальный, на первый взгляд, феномен, когда девочки, конфликтные с отцами, определяют их как более умных, сильных и добрых. По-видимому, источником конфликтных отношений они считают прежде всего себя, испытывая чувство вины и желание представить отца в лучшем свете. В целом, мальчики при конфликте с родителями склонны к более отрицательному их восприятию, чем девочки.

Перейдем к интервью, касающимся отношений в школе. Неудовлетворенность школьными достижениями отмечается у 50% мальчиков и 41% девочек, максимально нарастая в возрасте 12—15 лет. Более часто неудовлетворенность успехами встречается при обсессивном неврозе, отражая не столько фактическое положение дел с учебой, сколько повышенное чувство долга и обязанности, желание учиться еще лучше.

Из школьных предметов к трудным для усвоения мальчики относят русский язык (у 49%), девочки — математику (у 35%). Затруднения по математике отмечаются у 31% мальчиков, русскому языку — у 23% девочек.

Каждый второй учащийся 4—8-х классов хотел бы заменить одного или нескольких учителей, почти всегда женщин, с которыми у них не сложились отношения.

Число положительно относящихся к больному в классе сверстников меняется незначительно с возрастом и составляет с 1-го по 8-й класс в среднем 7 сверстников у мальчиков и 10 — у девочек. Круг предпочитаемого общения наиболее обширный у детей с истерическим неврозом. Отсутствие друзей в классе (эффект социально-психологической изоляции) отмечается у 35% мальчиков и 24% девочек, достигая максимума в 12—15 лет. Меньше всего изоляция выражена при истерическом неврозе, больше — при неврозе страха и обсессивном неврозе.

Число отрицательно относящихся сверстников к мальчикам значительно больше (13), чем у девочек (6), т. е. мальчики находятся в более неблагоприятной для себя позиции в классе. С возрастом число этих сверстников существенно уменьшается (от 15 мальчиков 7—10 лет до 7 в возрасте 12—15 лет; у девочек, соответственно, — от 9 до 1).

Стремление перейти в другой (параллельный) класс встречается у 20% детей. Больше всего оно характерно для детей с обсессивным неврозом, подчеркивая их изоляцию в классе и непереносимость конфликтной ситуации.

Желание учиться дома проявляется у каждого третьего из опрошенных детей, чаще всего при неврозе страха и истерическом неврозе. При неврозе страха это отражает неуверенность и страх при ответах в классе; при истерическом неврозе — стремление избежать всех трудностей, связанных со школой.

В неформальных группах общения (улица, двор) отсутствие друзей или устойчивого круга общения отмечается у каждого второго мальчика и каждой третьей девочки. Это говорит о трудностях установления и поддержания контактов со сверстниками. С возрастом проблемы общения не становятся менее выраженными, что обусловлено невротическими изменениями в формировании личности, большей частью тормозимого круга. Проблемы общения наиболее часто встречаются у детей с неврозом страха, испытывающих много страхов, неуверенных в себе и нерешительных в контактах.

Лидерство в общении вне школы по собственной оценке находят 40% мальчиков и 52% девочек. Эти явно завышенные цифры указывают больше на стремление играть главную роль, чем на фактическое лидерство, которое, как уже отмечалось, не получается реально. Если у мальчиков неудачи в лидерстве относительно постоянны во всех возрастах, то у девочек они максимальны в 12—15 лет. Практически здесь полностью отсутствует лидерство, у девочек нет подруг, и они не пользуются признанием среди сверстников. Относительно чаще лидерство (по самооценке) встречается у детей с истерическим неврозом, отражая тенденцию к доминирующей позиции в отношениях с окружающими.

Данные интервью показывают, что, несмотря на ряд возрастных особенностей, у детей с неврозами заметны неблагоприятные изменения в формировании личности. В немалой степени они являются следствием длительно протекающего болезненного расстройства, препятствий на пути самоутверждения, своевременной реализации своих возможностей и потребностей.





Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-13 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!