Глава 7. Аэропорт Толмачёво.




Роман.

Часть 1. Россия.

Глава 1. Начало.

Обычным весенним днём, еще, когда только-только начинает зеленеть всё вокруг, я неспешно иду по улице к своей бабушке. Обычно я по традиции всегда хожу к ней только по пятницам, но тут особый случай. Приехала моя тётя Валя. Я её всегда любил. Ещё не в таком далёком детстве она всегда приезжала с подарками для меня, за это я её всегда любил, ждал с нетерпением, когда же она приедет. И когда она приезжала, это было всегда праздником для меня. Приезд тёти всегда был для меня чем-то особенным и интересным. Таким же особенным он был и в этот день.

Я миновал базарную площадь и свернул бабушкину улицу. Солнце греет хорошо, несмотря на раннюю весну. Я открываю калитку бабушкиного двора, такого родного и до боли знакомого. И, казалось бы, что ещё совсем недавно я был маленьким мальчиком и бегал, играл в этом дворе. Тогда всё казалось каким-то огромным, особым и недоступным. А сейчас всё кажется таким маленьким, знакомым и вполне обычным.

**

Дверь в дом была приоткрыта, и уже слышались радостные голоса. Навстречу мне вышла моя любимая бабушка и сказала:

-Здравствуй Игорёк, иди, поздоровайся с тётей.

-Хорошо, - ответил я, заходя в дом.

Я прошёл дальше по коридору в дом. Дед сидел в зале на своём диване и весело болтал о чём-то с тетей. А тётя сидела рядом в кресле и с умным выражением лица слушала деда. Она приветливо поздоровалась со мною, когда я зашёл, и я тоже непременно ответил ей взаимным приветствием. Это была женщина со светлыми, даже немного рыжеватыми волосами, и морщинистым от возраста лицом. Тете был 59 год, хотя ей никогда столько не дашь, уж больно молодо для своих лет она выглядит. Она была мне бабушкой, так как она родная сестра моей родной бабушки; ещё с детства я всегда её называл тётей, да и выглядит она молодо, поэтому у меня и осталась эта привычка называть её тётей. Она была в белой полупрозрачной рубашке с цветочным узором и короткими, не до конца окутывающими её ноги синими джинсами. На ней были большие полукруглые очки с толстой чёрной пластиковой оправой. Тётя всегда их носила, ещё с её школьных времён. Никто без очков её и не помнит.

**

Спустя некоторое время, когда все разговорились, тётя внезапно обратилась ко мне:

-Вот бы нам, Игорь, съездить куда-нибудь. Можно по России, я бы хотела попасть на Байкал, говорят там очень красиво.

После этих слов я немного опешил, и у меня появилась такая радость и надежда в душе, ведь я никогда нигде далеко не был, и думал, что никогда уже далеко нигде не побываю.

-Да, неплохо было бы, - согласился я.

-В Москву можно было бы съездить, жалко, что у тебя там родственников нет. Ну, даже можно бы слетать в другую страну, посмотреть, отдохнуть.

Все её слова в тот момент казались мне нереальными, будто это всё сон, такой ясный и радостный, который приводил меня в восторг.

-Я очень сильно хочу побывать в Испании, - сказал я, опасаясь, что тётя не захочет так далеко и так недёшево лететь.

Но, к моему удивлению, тётя не удивилось, и сказала:

-Посмотрим, я не знаю, как там, в Испании, я там ещё не была, и мои знакомые редко летают туда, но как раз летали недавно, я у них поспрашиваю как там всё. И затем посмотрим и решим.

На этом наш разговор закончился.

**

«Скорей бы началось это путешествие», - думаю я. Только жалко, что оно будет следующим летом и в следующем году. Так как у тёти работа, а отпуск ей дадут только в сентябре, когда начнётся школа. И этим летом она поедет в Турцию без меня. А мне только остаётся ждать следующего лета. Поэтому, чтобы хоть как-то подготовиться к поездке я начал учить испанский, ведь у меня будет много времени, чтобы его изучить. И на моё удивление он показался мне очень красивым и даже порой простым, в сравнении с тем немецким, который мы учим в школе.

Глава 2. Экзамены.

Прошло много времени. Прошли недели, месяца. Это были всего лишь дни, самые обычные школьные дни. И потихоньку приближается лето и экзамены. Вот если бы не они, я бы не так сильно волновался и со спокойной душой ждал бы лета и поездки.

Экзамены сколько же волнения и неуверенности стоит за этим словом. Все в классе их бояться, все и каждый по-разному, но бояться.

А вот мне из-за этой поездки пришлось сильно поволноваться на эту тему. Оказалось, мы поедем в июне, сразу же после экзаменов, так как уже на июль и август мест-не было, все стремятся заполучить эти месяца отпуска, особенно те, у которых семья и дети. Так что права у меня на ошибку-нет. Пересдать я не успею. Если я завалю экзамены, то никуда не поеду. А если сдам, то поездка будет как-бы наградой для меня после всей этой учёбы.

**

И вот наступили дни экзаменов… Первым у меня был экзамен по обществознанию. Всего из нашего района сдавало лишь 5 человек. Все сразу же отказались от экзамена, после того, как отменили 4 обязательных экзаменов, а сделали 2 обязательных: русский и математику, а остальные-по желанию. Вот я и захотел проверить свои силы, да и знания по обществознанию - всегда в жизни пригодятся.

Сдавали мы не в основной школе, а в интернате, где раньше, когда-то давно жили дети, которых привозили со всего района сюда. А сейчас это просто обычное и довольно немаленькое, двухэтажное здание, в котором проводятся некоторые уроки.

Я пришёл чуть пораньше, от страха опоздания. И пришёл вторым, первой была Ольга Луншина-очень умная и красивая, со стройным, высоким телом и длинными волосами девушка. Как оказалось, я пришёл слишком рано. Нам говорили приходить в 9:15, но я пришёл в 9 часов. А потом, как оказалось экзамен должен начаться в 10 часов. Поэтому придётся ждать ещё целый час.

Через 5 минут пришёл и Макс, мой друг-одноклассник. «С ним хоть будет не так скучно», - подумал я. Так оно и оказалось, мы разговорились, обменялись своими чувствами и эмоциями перед предстоявшим экзаменом. Затем подошли ещё 2 девочки. И все они были из параллельных классов. Только Макс оказался один из моего класса.

**

Через некоторое время, раз мы уже все собрались, организаторы экзамена решили пораньше всё провести. Я посмотрел на время, было 9:45 и нас повели в аудиторию. Она находиться на втором этаже, мы поднялись по лестнице, и пошли по узкому коридору, в котором едва вмещается два человека. Мы заходим в кабинет, в котором я почти никогда не бывал, но когда-то очень давно в нём у нас бывало несколько уроков по какому-то предмету, вроде бы по географии.

Мне досталась 2 парта второго ряда, слева от меня посадили Ольгу Луньшину, а Макса перед ней, на 1 парту первого ряда. Не повезло ему, прямо под носом у смотрящих за нами людей. Их было двое, это два учителя немецкого языка. Одна из них и была моим учителем. Да, она требовательна, но в то же время она и очень понимающая и у неё не забалуешь на уроках, это уж точно. И я понимал это, поэтому старался вести себя подобающе и не нарушать никакие правила.

И вот нам объяснили наши права на экзаменах и раздали пакеты с нашими заданиями и черновиками. Задания, задания. Они все чем-то похожи по своей сути. Сколько мы таких же похожих с Максом решали на факультативе, поэтому я был уверен, что неплохо сдам.

Смотрящие за нами несильно следили, они тихонько разговаривали за учительским столом, да и камер в кабинете не было, тех самых камер, которые нам всё обещают на экзаменах по математике и русскому. Поэтому я был совершенно спокоен и довольно уверенно решал задание за заданием. Конечно, попадались и те, в которых я долгое время сильно сомневался с ответом. Но всё равно, мне казалось, что мне попался не слишком тяжёлый вариант, даже скорее наоборот, как будто он должен был попасться именно мне.

Прошло уже значительно много времени. Я оторвал голову от своих листов и посмотрел вокруг. Все были заняты своим делом, все такие серьёзные, и даже Макс, который в большинстве случаев всегда весёлый и общительный, теперь вынужденно сидит и решает свои задания.

Всё. Я закончил, после долгих сомнений над несколькими заданиями. Но говорить смотрящим, что я всё, я пока не решаюсь, думаю ещё немного подождать, первым я уходить не хочу. А то ещё начнут приставать, почему я так быстро, быстрее всех. Они скажут: «Подумай ещё, время ещё есть». Но думать я не собираюсь, я уже всё решил и проверил не один раз.

И вот спустя примерно 15 минут сидения, одна девочка всё закончила и решает уйти. А я сразу за ней я идти не хочу, думаю ещё немного посидеть. Просидел я наверно ещё минут 5, пока моя учительница по немецкому языку не спросила:

-Игорь, ты уже всё что ли?

Врать я не стал, как многие это делают и говорят: «Я ещё проверяю»

-Да, и всё уже проверил

-Ну, сдавай тогда, желаю тебе, чтобы ты хорошо сдал.

-Спасибо, - поблагодарил я, неся свои листы к столу.

Они проверили наличие всех листов, попрощались, и я пошёл на волю, на улицу, на свежий воздух.

Вышел, и вот это славное чувство свободы и расслабленности после экзамена, думаю каждый их испытывает, когда сдал любой, может даже самый незначительный экзамен. Кто-то раньше почувствует, а кто-то ещё сдаёт, но когда он выйдет, он непременно почувствует это чувство.

**

Математику, а затем и русский я уже сдал. Лично я думал, что всё будет намного труднее. Да так часто бывает, многое нам кажется трудным и невыполнимым, но когда ты сделаешь это раз, то затем тебе кажется, что это было вовсе не так уж и сложно. Зато на душе стало намного легче, все учебные мучения прошли. Теперь можно расслабиться и наконец-то отдохнуть, насладиться этим вполне жарким летом.

Но оставалась одна проблема-это виза. Она ещё не открыта. Эта проблема была уже давно. Маме нужно было пойти к нотариусу и сделать документ «согласия», на то, что она даёт «добро» на выезд за границу с моей тётей. Без этого «согласия» визу невозможно открыть в моём случае.

Мама уже давно сходила к нотариусу, заплатила ему, он всё сделал. Но вот ещё проблема: документ-то надо к тёте как то доставить, она же в городе живёт. Почтой-не вариант, слишком долго, да и время поджимает. Поэтому решили автобусом, дали денег водителю, и он должен передать тёте.

Отправили. Тётя получила. Но, мама допустила ошибку в фамилии тёти. Фамилия у неё «Мокрушина», а мама написала «Макрушина», да и как бы мы всегда думали, что «Макрушина». Переделали. Отправили. Тётя опять получила. Но опять-не подходит. Бумага, на которой нотариус сделал документ, не соответствует их стандартам.

И вот в один вечер я сижу на диване, и зазвонил телефон, я посмотрел, кто же звонит, это была тётя. Я снял трубку и услышал довольно усталый голос тёти:

-Привет, Игорь.

-Здравствуйте, - ответил я.

- Игорь, я тут подумала, раз не получается с этой визой, может тогда в Турцию слетаем?

А в Турции виза не нужна. Я это уже давно знал. Ведь тётя сама туда уже летала без визы. Но я очень сильно хочу в Испанию, это моя страсть и мечта попасть туда. И я язык, что ли зря учил? «Нет уж, отступать уже поздно», - решил я и сказал с осторожностью:

- Нет, лучше в Испанию, давайте попробуем? В Турцию я не сильно хочу, тем более вы там уже бывали, вам будет не так интересно, а в Испании вы не были.

-Ну, посмотрим.

-Хоть бы всё получилось.

-Ладно, давай тогда пока, Игорь.

-До свиданья, будем надеяться, что всё получиться.

**

И всё получилось, визу открыли как раз за несколько дней до моего отъезда. Это было очень рискованно, так как билеты тётя уже купила, а визу могли и не открыть. Или её могли немного позже открыть, и тогда мы бы никуда и не поехали. Слава богу за то, что всё получилось. Не зря я молился, насчёт сдачи экзаменов и, чтобы эта поездка состоялась; и теперь гораздо больше шансов, что мы всё-таки поедем.

Но ещё одно было неясно, это результаты по экзаменам. Их долго проверяют и поэтому результат тоже долго приходят до нас. Ни так страшно ждать экзамен, страшнее и волнительнее ждать результатов. Тем более, когда на кону стоит такая поездка. Все мои родственники надеялись на меня и на то, что результаты будет неплохие, и всё равно решили меня отправить. И значит, результаты я узнаю теперь уже не дома.

Вылет у нас из Новосибирска, а тётя живёт в Барнауле. Поэтому надо сначала к ней раньше добраться, а затем вместе ехать в Новосибирск.

Глава 3 .Путь к тёте.

И вот настал долгожданный день уезда. Рано утром, когда едва поднялось солнце, мама и мой дядя Серёга (мамин родной младший брат) повезли меня. Мама просто не успокоиться, пока лично не доставит меня тёте.

И вот мы поехали. Машина заехала на заправку, перед долгой для неё дорогой. С заправки видно мой дом, стоящий среди тополей. Такой родной и знакомый для меня. А ведь ещё несколько часов назад я безмятежно спал в нём. С одной стороны хочется уехать, а с другой, хочется остаться в родном доме, где всегда чувствуешь себя комфортно спокойно и безопасно. И вот я как-бы мысленно прощаюсь с домом, я понимаю, что увижу его ещё нескоро.

И вот машина заправилась и отправилась в дальний путь. Было обычное солнечное утро со значительной облачностью. Мама с дядей иногда переговариваются между собой о разных вещах, шутят, вспоминая разные случаи в их жизни. А я решил послушать музыку в наушниках, чтобы хоть как-то сократить долгое время поездки, и также ещё сильнее поднять настроение.

Сначала мы решаем, заехать к моей второй бабушке, её деревня как раз находиться по нашему пути. Мы заехали, быстро попили не совсем крепкий кофе, немного закусив разными сладостями. Бабушка предлагала ещё нам салаты, которые она купила для нас. Но мама и дядя не сильно хотели, есть, им надо было быстрее ехать. А я бы не прочь поесть, ведь с утра, как я поднялся, я ничего не ел, и сразу сел в эту машину. Но всё же, в спешке, я успел немного перекусить. И вот мы сели в машину, прощаясь со всеми, и как всегда все родные желали нам счастливого и удачного пути, а также и хорошо мне провести время в поездке.

И вот машина тронулась, неспешно выехала из деревни, и вернулась на трассу, на свой прежний, предназначенный ей путь. Пока мы были у бабушки, солнце уже довольно высоко успело подняться. Я смотрел в окно, стараясь запомнить свою родную, русскую природу. Эти красивые, всегда кудрявые берёзки, сейчас залитые солнечным светом. Бескрайние поля, всегда такие золотые и могущественные. И конечно посадки, которые когда-то выращивали сами люди, да их не так много здесь, но всё же они среди этой бескрайней степи кажутся чем-то вроде спасения, от степных ветров и пыли, которые они поднимают.

Я старался запомнить эту всё родную, очень красивую природу и оставить в себе хоть частичку этой родной красоты. А затем и сравнить её с другой, для кого-то тоже родной испанской природы.

**

Когда мы начали подъезжать к городу местность поменялась. Теперь нет больше тех бескрайних золотых полей, теперь местность стала более неровной, появились возвышенности и низины, съезжая по которым по ровной дороге, захватывает дух. Я всю жизнь жил на степных равнинах, эти неровности были для меня такой необычностью. Перед въездом в город заморосил мелкий дождик. Дорога стала мокрой. Стёкла в машине начали запотевать.

Дядя начал волноваться, это уже его не первый случай, когда он подъезжает к городу, и идёт дождь. Это у него, как традиция, говорит он. Он привык ездить по селу, где машин немного. Поэтому его охватывает волнение, при виде такого количества и движения машин. Особенно он больше всего боится движения в самом городе.

**

Мы приехали в город за три дня, до моего вылета и поэтому решили съездить в гости к ещё одной моей тёте Наташе, на этот раз это была родная и последняя сестра мамы. Она живёт недалеко за городом, и мы решили переночевать там, а затем завтра передать меня тёте.

**

За городом появился лес. Тонкие и высокие сосны стоят возле большой и оживлённой трассы, по которой словно большие рои пчёл пролетают машины одна за другой.

Машина завернула в посёлок, в котором живут наши родственники. «Наконец-то мы приехали после стольких часов проведённых в машине, теперь я смогу наконец-то отдохнуть», - подумал я.

И вот в конце улице появился знакомый дом, обшитый деревянными досками и стоявший возле небольшой низины, за которой виднеется лес. Мы заходим в дом, в котором, как и в детстве чувствовался любимый запах смолы. Пройдя дальше, на кухне нас встречает мой двоюродный брат Дима, который только недавно стал совершеннолетним взрослым человеком, а за ним из зала нас встречает ещё не до конца выросшая из детства сестра Алёна.

Не знаю почему, но я всегда любил бывать здесь, где тебя всегда ждут любимые брат с сестрой, с которыми ты всегда играл в детстве в этом самом доме. Теперь мы уже выросли, теперь нам не до тех далёких детских игр. Годы прошли, мы подросли, но всё же что-то в душе осталось от тех времён, дух детства остался в нас навсегда.

**

День прошёл быстро, мы засиделись в компьютере допоздна, несмотря на то, что у Димы завтра последний экзамен по биологии. И наконец-то и для него всё будет кончено. Все прошедшие школьные годы для него прошли. Остался для него только один завтрашний день, и он свободен от школы навсегда.

С кухни доносились громкие голоса выпивших родственников. Серёга позвал меня, когда я пришёл он показал на экран ноутбука. Там по видео связи была его маленькая дочка. Ей всего два года, но по развитию ей можно дать и больше. Она сидела на качели, которая сделана прямо в доме над лестницей, ведущей на второй этаж. Она качалась и смеялась. Дядя позвал меня ради того, чтобы я поздоровался и сказал ей что-нибудь. Я поздоровался, и мне больше ничего было сказать 2 летнему ребёнку, и я пошёл обратно в комнату с сестрой и братом. Спустя ещё некоторое время, раз завтра у Димы экзамен, тётя Наташа быстро заставила нас всех спать.

Меня положили спать на одиночном матрасе в комнате с дядей Серёгой, который спал на кровати и уже похрапывал. Мама с сестрой Алёной спали на диване в зале, а рядом с ними на большом матрасе и на полу высыпался и набирался сил перед предстоящим экзаменом брат Дима. Тётя Наташа со своим мужем Игорем спали как всегда в своей спальне.

Заснул я не сразу из-за храпа дяди, изредка подслушивая девчачьи разговоры мамы и Алёны, и видя, как свет уличного фонаря проникал в эту тёмную, ночную комнату, озаряя её и предавая ей какие-то необъяснимые и таинственные черты.

**

Проснувшись не совсем ещё поздним утром, от не совсем тихих разговоров и топота родных, я молча встал и пошёл в ванную. Я умылся и пошёл заваривать себе чай. Все уже проснулись, кроме Алёны, которая спит обычно до обеда. Димы уже не было. «Сейчас ему нелегко на экзамене, - подумал я, - тем более на биологии, которая не такая уже и простая».

Допив чай, и немного перекусив, я пошёл ко всем в зал. Все смотрели телевизор и разговаривали. По телевизору показывали новости, опять про Украину и про боевые действия на её юго-востоке. Чей-то дом разбомбили, бомбят и школы, и больницы, людям уже негде спрятаться, поэтому они вынуждены бежать к нам, в Россию с надеждой больше не видеть этого ужаса непонятной для них гражданской войны против мирного и безоружного населения.

И вот наступило время отъезда. Хотя не особо хочется уезжать, я бы с радостью остался бы ещё ненадолго с сестрой и братом, но что поделать, поездка есть поездка и она не ждёт. С собой мы взяли дядю Игоря, так как он хорошо знает город, и благодаря ему, мы быстро сможем найти тётину квартиру, ведь мы никогда у неё там не бывали раньше. Попрощавшись со всеми, я сел в машину, и мы поехали дальше. И машина понеслась по оживлённой трассе в город, в обратный для неё путь. А для меня этот путь был совсем новым и неизведанным.

Глава 4. У тёти.

День стоит голубой и чудесный. Небо вздымается над городом, как гигантский шёлковый шатёр. Мы проезжаем по улицам довольно оживлённого в это время города. Повсюду весит реклама, и стоят магазины, рядом проезжают трамваи и автобусы.

После недолгой поездки по улицам города мы приехали по нужному адресу и быстро нашли многоэтажный дом, где живёт тётя. Тётя жила на втором этаже. Мы с мамой подошли к подъезду, который был довольно странный и маленький. Зайдя в него, перед нами в маленькой комнате сидела консьержа и что-то читала. Лестницу мы не нашли, вероятнее всего она начинается за комнатой консьержи, поэтому мы решили поехать на лифте. Их было два, мы зашли в один из них. Цифры над кнопками были стёрты, я долго пытался найти цифру 2, и всё-таки интуитивно по расположению кнопок нашёл нужную.

Лифт быстро поднялся, мы вышли и подошли к нужной нам двери, и позвонили. Тётя открыла и поприветствовала нас. На меня своими испуганными глазами смотрел тётин серый кот Максик, которого она очень любила, он часто становился темой в её разговорах.

Квартира у тёти была довольно просторная. Сразу справа была кухня, чуть дальше комната её дочери Ани. Прямо находиться светлый зал, сделанный в хорошем ремонте, правда старый и маленький телевизор не вписывался в эту новизну. Справа, проходя дальше по коридору находиться тётина спальня, тоже светлая с большой кроватью и шкафами. Рядом с ней находиться рабочий кабинет, где за столом стоит компьютер, а также много шкафов с различными на них документами и фотографиями. Ванная и туалет, как это часто бывает в многоэтажных квартирах, разделены на отдельные комнатки, которые находились напротив спальни и зала.

Мама ещё немного постояла в коридоре, немного посмотрела на квартиру, затем попрощалась, давая наставления и советы, и затем ушла. Она ушла и теперь я её ещё не скоро увижу. Теперь я остался один с тётей. Она предложила мне отдохнуть, я согласился, хотя я и не особо устал, просто делать было нечего, а до вечера было ещё далеко, отдых хоть немного поможет скоротать время.

Тётя постелила мне местечко на небольшом диване в комнате её дочери и ушла. Я лёг, разглядывая комнату, и попытался вздремнуть. Рядом с диваном в комнате стояла небольшая тумбочка с маленьким на ней зеркалом, заставленная косметикой, серёжками и другими женскими принадлежностями. Из кухни доносился тихий тётин шум мытья посуды. Сверху, надо мной, тоже кто-то шумел и на каблуках топал по своей квартире.

**

Медленно приближается вечер. Я сижу за кухонным столом, и мы с тётей болтаем на разные темы. Кот спрятался от меня на стуле под столом, видимо он не совсем мне ещё доверяет, что я свой, а не чужой ему.

Тётя поставила варить пельмени, а я тихо начинаю поглаживать кота под столом, внушая ему своё доверие и доброту. И тут мне позвонила мама и сообщила приятную для меня новость, что я получил за экзамен две четвёрки по математике и русскому языку. Зато по обществознанию получил тройку, но теперь это не столь важно. Обществознание было лишь для меня экспериментом; своеобразной проверкой моих знаний и на аттестат этот экзамен не повлияет. Главное, что по основным предметам я справился. И теперь я свободен и уже со спокойной душой могу отправляться в поездку.

Затем пришла дочь тёти Аня, и когда она зашла начала говорить мне, какой я уже стал большой. Мы поели и пошли каждый по своим комнатам и делам. Я всё ещё никак не мог привыкнуть к тётиной зеркальной дверце шкафа, стоявшей напротив входа в кухню. Кто только придумал ставить зеркало напротив входа в комнату! Всегда выходя из кухни, или просто посмотрев вправо с кухонного дивана, всегда пугаешься самому себе и своему отражению в зеркале.

Наступала тихая ночь, я смотрел телевизор, и пора было уже ложиться спать. Меня положили спать на большом диване в зале, на котором была куча подушек и огромный плюшевый медведь.

-Только бы эту ночь уснуть, и наконец-то уже завтра начнётся наша поездка. Эх, поскорее бы уже наступил завтрашний день, - говорю я тёте.

-Ничего, уснёшь, я вот, например, всегда ложусь, закрываю глаза, расслабляю челюсть и начинаю про себя читать «Богородицу», – ответила мне тётя, и пошла к себе в комнату.

Ещё не совсем стемнело, и в комнате было ещё довольно светло, несмотря на время. Я решаю ещё немного посмотреть телевизор. По которому шёл сериал «Куприн», который вот ещё только недавно рекламировали. Я ещё немного посмотрел, выключил телевизор и лёг спать. Как ни странно, но волнения почти и не было, даже было как то легко на душе, что я здесь у тёти. Заснул я довольно быстро.

Глава 5. Город.

Наступил следующий день. Уезжаем мы из города в 8 часов вечера, и поэтому, чтобы я не скучал, тётя решила сегодня меня сводить в кино. За окном стояла облачная, местами солнечная погода.

«Наконец-то я могу покинуть эту квартиру и прогуляться по городу, посмотреть кино, больше мне и не нужно», – подумал я. Тётя собралась и мы пошли. Только мы вышли и как назло нам начался дождь.

-Всё утро его не было, было так хорошо, я уже надеялась, что хоть сегодня его не будет. Только мы вышли, и он закапал, ну надо же! – говорит мне тётя, доставая свой зонтик, не зря она его взяла. По словам тёти в городе часто в последнее время идёт дождь, и сегодняшний день-не исключение.

-Давай вставай со мной под зонтик, не промокнешь.

-Нет, спасибо, мне и так хорошо, - ответил я тёте, что мне этот дождь, я его не боюсь, подумаешь, промокну, ничего со мной не станет.

Шли мы по каким-то дворам многоэтажек, оказывается рядом с тётиным домом находиться небольшой стадион, с которого уже всё ушли в такую погоду.

До начала кино ещё два часа, поэтому тётя решает сходить со мной на базар и прикупить что-нибудь. Дождь уже прекратился, когда мы подошли к базару. Солнце скоро вот-вот выйдет среди этой гущи больших и серых облаков. Тётя начала подыскивать вещи на меня, хотя я её и не просил, да и всё у меня есть, я полностью собран даже с небольшим избытком вещей в эту поездку. Но отказываться от покупок на меня я не стал, всё равно это тётин подарок за её счёт.

Мы быстро подобрали на меня красивые светлые сандалии и серую футболку с довольно молодёжным рисунком, как говорит тётя. Больше на меня тётя ничего не нашла интересного, ну и хорошо, мне ничего и не нужно было этого. Больше всего здесь было женской одежды, чем мужской. Тётя уже начинала присматривать себе что-то, и вот она хочет помереть. Она дала мне свою сумку и пакет с моей купленной одеждой, чтобы я подержал, пока она будет примерять вещи. И вот она начала мерить. Меряла она очень долго, я даже на лавочку присел, чтобы не стоять с вещами. Я никогда бы не подумал, что ради одной футболки и лёгкой рубашки, без рукавов, я буду ждать её целых двадцать минут. Да я долго ждал, сидел на каменной лавочке и ждал, глядя на то, как тётя смотрит на футболки, одевает их, но они ей по её мнению все не подходили.

-Да, тебе мгновенно купили, а мне пришлось вон, как долго примерять, - сказала шутливо тётя, когда я всё-таки её дождался.

Мы вышли, перешли по шумной улице, идущей напротив вокзала и сели в трамвай. Сидячих мест там не было, после того, как тётя заняла последнее свободное. Пришлось стоять. Когда трамвай разгонялся и останавливался, приходилось удерживать равновесие, чтобы не упасть.

**

Кино прошло быстро, я вышел из зала в зелёный, залитый солнцем город. Медленно приближался вечер. Люди, отдохнувшие и развлечённые после кино, вновь вернулись в мир города, и пошли каждый по своим делам. Я набрал номер Ани, чтобы она меня забрала. Она встретила меня, и мы подошли к её серой небольшой и компактной машине. Как удивительно она смотрелась за рулём машины. Удивительно, как такая миленькая и тихая девушка может, не боятся, и хладнокровно, почти не задумываясь справляться с вождением в этом большом, набитым машинами городом.

Глава 6. Отъезд.

Настал вечер, солнце за окном уже начало мелькать за горизонтом многоэтажек. Пришло время собираться. Тётя решила не брать мою уже собранную сумку, чтобы не таскаться с лишним грузом. Она начала перекладывать все мои вещи в свой чемодан, запихивая и смешивая всё подряд, чтобы вместилось. Хотя это всё не обязательно было делать, моя сумка была небольшая, её можно спокойно повесить на плечо. Просто мне не сильно потом хотелось заново разгребать и искать свои вещи, среди тётиных вещей. Лучше бы всё-таки я был со своей сумкой. Как это было бы хорошо, вещи только свои, и ты уже привык и знаешь, где что лежит. Я сказал об этом тёте. Но она была непреклонна и не хотела даже слушать меня.

И вот наступает долгожданный момент отъезда, этот волнительный момент, когда ты должен ехать и назад вернуться ты больше не можешь. Тот неизведанный для тебя момент, когда ты не знаешь, что тебя ждёт впереди.

Аня привезла нас к автовокзалу, откуда и начинался наш дальний путь. Нашего автобуса ещё не было, но он скоро должен появиться. Со временем людей на остановке становилось всё больше. И вот, наконец, подъезжает наш автобус. Я ложу чемодан в грузовой отсек автобуса, и мы садимся в него. С окна нам уже машет и прощается Аня. Автобус был уже полностью забит людьми, в нём не было ни одного свободного места, даже одному человеку пришлось ехать, сидя на полу у двери. Автобус тронулся, и мы тихонько начали ехать. Ани за окном уже не было, она исполнила свой долг и проводила нас. Автобус покинул свою стоянку и начал набирать скорость. Он мчался из этого города и уносил тебя в далёкую, прежде никогда незнакомую тебе неизвестность…

Глава 7. Аэропорт Толмачёво.

После 5 часовой поездки в автобусе мы, наконец, приехали в аэропорт. Был первый час ночи. На улице сыро и холодно, дует небольшой, но очень холодный ветер. Наш рейс начнётся только в 12 часов. Поэтому мы решаем сходить в гостиницу, находившуюся напротив аэропорта, и заказать себе номер и спокойно отдохнуть до 12. Но, как назло, все номера были заняты, их нужно было бронировать заранее. И нам пришлось идти в сам аэропорт и ждать в зале ожидания.

Спустя час ожидания меня охватил приступ усталости от этой долгой поездки на автобусе, и от этого уже позднего времени.

-Я пойду, полежу и отдохну, – предупредил я тётю.

-Иди, только отдай мне свой фотоаппарат, а то его украдут.

-Ладно, – ответил я, отдавая свой фотоаппарат, который всегда до этого носил в маленькой сумке на плече.

Многие в эту позднюю ночь лежали и спали на этих железных стульях, скреплённых вместе. Словно аэропорт был для них жильём. Да, сколько же людей просидело целые дни, и провели здесь своё время в этих залах ожидания. А сколько ещё сидят и всё ждут бесконечного начала своего рейса.

Эти долгие часы ожидания. Время всегда идёт медленно, если часто смотреть, как оно идёт. Всегда медленно, когда с нетерпением ждёшь чего-то очень сильно. Ты пытаешься хоть немного подремать и отдохнуть, но это не удаётся. Ты просто лежишь, и каждый раз вздрагиваешь от опять внезапного оповещения, орущего на весь аэропорт. Сиденья, на которых ты лежишь, изредка немного то поднимаются, то опускаются от людей, садившихся на них с другой стороны.

**

После долгих мучительных, лежачих часов, казавшимся бесконечного ожидания на этих железных стульях, мы с тётей решаем немного подкрепиться. Мы пошли в довольно красивое и уютное для глаза кафе, сделанное в тёплом зелёном цвете, с нереально большим количеством бутылок, стоявших на полке около стены в виде украшения. В окне кафе уже было видно, как на улице стало немного светлеть. Начинался новый день.

Мы заказали две разные пиццы, каждый на свой вкус и два кофе. И тут я вспомнил про свой фотоаппарат, который отдал тёте. Она так мне ничего про него даже не сказала и не отдала его обратно.

-А где фотоаппарат? – спохватился я.

Тётя начала искать его у себя, но не нашла. Она быстро пошла на место, где забыла и оставила его. Через пару минут она пришла уже с ним. И уже садясь за стол сказала:

-Хорошо хоть люди хорошие попались, отдали, поняли, что мы забыли его, а ведь могли и себе забрать. А знаешь что, Игорь это ты виноват! Я же не могу за всем следить.

Я промолчал, в моей голове крутились злые мысли на тётю: «Да, сама его забрала, так я ещё и виноват. Сама его забыла так я ещё и виноват остался! Зачем ты тогда сама его брала, раз не можешь за ним следить? Я бы и сам мог за ним приглядеть, просто положил бы его под себя, когда лежал, никто бы его и не забрал».

Мы поели и немного прогулялись по аэропорту, разглядывая всё, что продаётся в киосках. Также заходили в аптеку, тётя купила мне мазь от герпеса, который я как назло подхватил перед поездкой.

**

После ещё двух часов, просто просиженных рядом с тётей, я всё же решил ещё полежать, чтобы хоть ещё немного скоротать это бесконечное время. Пролежал я довольно долго. Время, наконец, подходило к началу нашего рейса.

Я поднялся со своего лежачего места и посмотрел вокруг. Тёти нигде не было. Время поджимало. Я медленно прошёлся по аэропорту возле всех киосков и магазинов, разглядывая прохожих, в надежде встретить тётю. Я не на шутку испугался и пошёл на своё старое место.

«Не может же она меня здесь бросить?- думал я, сдерживая всё своё волнение, - она непременно должна прийти. Тем более время уже подходит. Буду сидеть, и ждать её здесь. Сейчас она придёт».

Просидел я ещё минут семь. Тёти всё ещё не было. Меня начинала охватывать паника, и, не выдержав, я позвонил ей на мобильный. Она ответила не сразу, что и насторожило меня ещё больше. Оказывается, она просто решила прогуляться в другой терминал аэропорта. Прогуляться перед самим началом регистрации. И когда она, наконец, пришла, вместе с ней пришло и долгожданное чувство облегчения и успокоения. Как хорошо, что она пришла, я ведь не на шутку испугался.

Мы пошли на регистрацию нашего рейса. Она ещё пока не началась, но вот-вот скоро начнётся. Мы стояли одни из самых первых, сзади нас уже образовалась огромная очередь, таких же, как мы людей, летевших в Барселону. Даже до сих пор не вериться, что мы летим именно туда. И тут тётя вспомнила, что забыла купить кроссворды, ну куда же без них? Она побежала за ними, а я остался стоять с одним большим чемоданом и тётиной сумкой. Меня опять начинало охватывать волнение, вот надо было ей перед самой регистрацией уйти покупать эти кроссворды, столько времени было, можно было их уже давным-давно купить. Сейчас уже вот-вот начнётся регистрация, а я совершенно не знаю, что мне надо делать, да и как я буду что-то делать без неё? За мной огромная очередь, значит, придётся всю её пропускать, раз тёти нет. Это был мой единственный вариант. Я стоял, стараясь скрывать своё волнение. Каждая минута казалась вечностью, удивительно как долго человек может покупать какой-то кроссворд. Казалось, что вот-вот сейчас в эту секунду откроют дверь и скажут: «Проходите!». Но всё же моё волнение оказалось почти бессмысленным. Тётя всё же пришла, и почти сразу и началась эта регистрация.

**

После успешно пройдённого таможенного контроля и сдачи нашего багажа, мы сидели в уже не таком большом зале ожидания и ждали начало посадки в наш самолёт. В окне возле нас были видны самолёты. Эти могучие, поблескивающие на солнце стальные птицы, способные поднимать в воздух людей на целые километры вверх и возвращать их обратно на землю. Я с удивлением глядел на них, гадая, на каком из них нам выпадет честь полететь. Прошло ещё 20 минут. Посадки ещё всё не было. Хотя время её уже давно прошло. Почему-то её задерживают.

«Когда же мы, наконец, улетим уже? - напряжённо думал я, - я так устал уже ждать, никогда ещё в своей жизни я так долго ничего не ждал».

От безделья, я с нетерпением ходил туда-сюда по залу, я не чувствовал и не видел никого вокруг. Мне было всё равно на всех этих людей, мне просто надо было улететь, больше я ничего не хотел, это было уже единственным моим желанием.

Мы с тётей просидели ещё довольно значительное время. Тётя решила куда-то пойти и ушла. Как только она ушла, и сразу же после этого объявили нашу посадку, и в зале образовалась большая толпа людей. Я последовал за всеми и стал ждать тётю. Я долго ждал её и боялся, не то чтобы сильно, просто сильное волнение охватывало меня в тот момент, когда я вновь не находил глазами тётю. И я понял, что летать с ней это в прямом смысле настоящий стресс. Стресс, который терзал моё сердце постоянным волнением и тревогой, с которой я вновь пытался справиться. Тёти всё не было, как будто она специально не спешила меня искать, но потом она всё же пришла, и я вновь ощутил спокойствие и умиротворение.

Глава 8. Самолёт.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!