Глава 4. Первая экскурсия.




Наследующий день, сидя на автобусной остановке, мы ждали нашего автобуса, который должен отвести нас на нашу морскую прогулку. Его время приезда уже давно прошло и мы никак не могли понять, почему он опаздывает. Мы бы так и сидели и ждали дальше, пока не узнали от одной девушки, что оказывается, часы то у нас на час вперёд идут. Странно, ведь я всегда думал, что разница у нас с Испанией на 6 часов, да и в тётиной туристической справке было написано: «Летом разница составляет 6 часов». А оказалось, что здесь переход на летнее время и разница составляет 5 часов. Поэтому мы уже на целый час опоздали на автобус. Он давно уже ушёл. Теперь-то и стало понятно, почему мы не дождались нашего гида в отеле, ведь это был именно он, наш гид, это мы тогда и опоздали и ещё и удивлялись: «Почему же наш гид не приходит?».

Да, мы опоздали... Плакали наши 72 евро за экскурсию.

**

Раз уж этот день не принёс нам радости от экскурсии, мы решили отдохнуть и искупаться в бассейне. Ведь всё-таки я третий день в Испании, а так ещё ни разу не искупнулся.

Собиравшись в бассейн, тётя оставила свой телефон на зарядке. И в связи с этим, я говорю тёте, что не буду брать свой телефон, да и зачем, ведь она свой оставила, тем более мы идём в бассейн, а зачем он там? А она говорит, что нет, возьми его с собой, а то украдут (хотя номер оборудован хорошим электронным замком, да и как будто её телефон не украдут на зарядке). Я не стал усугублять наши отношения, я понимал, что от этого будет ещё хуже, ведь нам ещё долго находиться вместе. Поэтому я покорно взял с собой телефон. А тётя ещё долго собиралась. И, как только мы вышли, тётя спрашивает меня:

-Телефон взял?

-Да, - удивился я от такого неожиданного вопроса.

-Ну и зачем? Будешь теперь с ним таскаться, надо было оставить, что ж ты!

После этих слов, я вообще не понял тётю. Так хотелось ей в ответ высказать всё, что я о ней думаю, но я протерпел, и, сдерживая свои эмоции, молча приняв её замечание, пошёл дальше. Я шёл и думал о таком человеке как тётя, которому очень трудно угодить. Вроде и стараешься спокойно воспринимать её, но всё равно она быстро выводит меня из себя. Поэтому приходиться терпеть, да это бывает порой очень даже нелегко, ну а что я могу поделать?

Придя к бассейну, я залез в него. Вода была достаточно тёплая, по сравнению с той, в которой мне иногда приходилось купаться с друзьями. Покупавшись пару минут, тётя тоже решила искупнуться. Но вода ей показалась холодной, и она заставила меня выйти. Я с обидой вылез из бассейна, а ведь вода была действительно тёплая, я даже не дрожал! Хотя я часто дрожу от холода после воды, организм у меня такой. Так вот все остались купаться, а я-нет. Так было обидно, да зря так долго собирались в этот бассейн.

-Тебе нельзя купаться в такой воде! Тебе что врач говорил? – сказала тётя, уводя меня на очередную небольшую прогулку.

Она это сказала в связи с моей операцией, которую мне сделали ещё 8 месяцев назад.

«Во-первых, врач мне ничего такого не говорил, да и откуда она может знать, что говорил мне врач? Такое ощущение, как будто она знает больше меня о моей собственной операции. Во-вторых, она живёт совсем в другом месте, и почти толком не знает ни о моей жизни и о моей операции. Как она может тем более судить меня на эту тему?»,- гневно думал я.

Я пытался уверить тётю, что мне можно купаться, но это было бесполезно, она только и твердила о моей операции. Но мое терпение иссякло и я, наконец, сказал:

-Вы что врач? И знаете лучше него? Всё уже давно зажило, да и ещё раз говорю, врач мне ничего не говорил о том, что мне нельзя купаться!

Тётя явно обиделась и сильно разозлилась на меня после этих слов, и лишь сказала:

-Больше я с тобой никуда не поеду, – сказав это, она отвернула голову и обидчиво пошла дальше.

**

Наступало очередное время ужина. Мы вышли из нашего номера, и пошли в наш ресторан. Проходя по коридору отеля, навстречу нам двигался испанский подросток, который проходя мимо нас, поздоровался с нами, хотя и мы и он виделись впервые. Как приятно и столь непривычно было это слышать. Всё-таки в Испании люди совсем другие, не такие как наши русские. У них нет этой неприязни к людям. Испанцы более открытые и жизнерадостные люди, которые не стесняются общения с незнакомцами, и могут завести повседневный разговор даже с незнакомым им человеком.

Как же я не любил ужинать с тётей, да и не только ужинать. Я не любил тем более сейчас, в наших непростых отношениях, которые с каждым днём усугублялись ещё больше. Тётя вообще по своей натуре была очень обидчивым человеком и любила критиковать всё, что ей не нравилось. И она из тех людей, которые никогда не признают своей вины, и спирают её на других. Бывало даже идёшь с ней по улице и она, повернув и идя в ненужную нам сторону, и затем услышав от меня известие о том, что мы идём в другую сторону, начинала меня винить: «Это ты виноват, ты меня не сориентировал», хотя шла она сама осознанно впереди. Она винила и бранила меня, и этим вечно портила мне настроение. А когда у человека нет настроения, ему уже не хочется ничего делать; так же и у меня после всего этого пропадало даже желание говорить по-испански.

Но в ней, как и в любом человеке были другие, хорошие черты, такие как: заботливость, сострадательность к людям, щедрость и общительность. И я всё равно благодарен ей за всё, что она для меня сделала. За созданный для меня этот рай, в котором я сейчас нахожусь. Этот рай, который был создан и в тоже время испорчен своим создателем.

Когда я ел с тётей, он по обыкновению придиралась ко многим моим поступкам. Она говорила:

-Умей следовать законам и правилам европейского общества! Ведь здесь так принято.

Я понимал её слова, ведь я совершенно не умел есть как подобается в высшем обществе. Поэтому мне приходилось смиряться и привыкать к непривычному для меня способу поедания пищи. А тётя же всегда ела очень долго. Она была подобна гурману, наслаждающимся каждым кусочком пищи. А я ел быстро, по сравнению с ней, поэтому мне приходилось ещё сидеть и ждать минут 10, пока она всё доест. Я ждал её и потихоньку допивал свой сок. Когда же сок почти закончился, я резко глотнул последние его остатки.

-Ну кто так пьёт? Можно же и маленькими глоточками! – вновь начала придираться тётя.

Я вновь молчал и терпел все её замечания, стараясь ещё сильнее не ссорится с ней. Ей было никак не угодить. И молча выйдя из ресторана, мы пошли в свой номер отеля, который в этот момент снаружи озарялся с моря последними лучами багрового солнца.

Когда мы вернулись, то узнали приятную для нас новость. Нам вернули чемодан с нашими вещами. Оказывается, что их привезли ещё вчера. Нам хотели об этом сообщить и звонили в номер, но нас там не оказалась; мы были на очередной вечерней прогулке.

Глава 5. Барселона.

Сегодня наступил день экскурсии по Барселоне. И вот вновь мы приезжаем в этот удивительный город. Который словно подобен картине, на холсте которой яркими цветами выстроен необыкновенный и завораживающий только от одного своего вида пейзаж. Он был несравним ни с одним другим городом, который я когда-либо видел.

Наша экскурсия началась с горы Монжуик, откуда открывался великолепный, панорамный вид на Барселону. Затем мы поехали по извилистой, уходящей вниз с горы дороге. Проехав по этой дороге вниз, и обогнув монумент Христофора Колумба, мы поехали в старую часть города, в готический квартал, где и побывали в большом готическом соборе святой Евлалии.

Потом нас повезли на свободную прогулку в центре Барселоны. И мы гуляли по главному и самому длинному в городе бульвару «Рамбле», это огромная и удивительная улица, подобная московскому Арбату. Побывали на главной площади Каталонии, где было немеряно птиц, которых можно было покормить. Затем перекусили в маленьком кафе на улице и, в связи с истечением времени, вернулись в автобус.

Следующая остановка «Дом Мила́», который был очень необычный и который построил великий архитектор своего времени Антонио Гауди́. Вообще Гауди́, из рассказа экскурсовода, был очень талантливым и интересным человеком. Всё, что бы он ни создавал, всё было взаимосвязано с природой, так как Гауди́ с детства общался и воспитывался природой, так она и оставила в нём задатки его дальнейшего творчества. Он был очень честным и искренним человеком, который всю душу вкладывал в свою работу. Даже в конце свой жизни он отказался от всех своих денег (хотя он был уже знаменитым и имел немаленькое состояние), он всё вклал в строительство своего собора, при этом он жил в жуткой нищете.

И вот один раз обычный прохожий увидел бомжа, валявшегося на дороге, которому было плохо. Но прохожий не стал ему помогать, а лишь подумал: « Да, зачем ему помогать? Ведь он же бомж, да и мараться об него не хочется, пускай так и лежит». Этим бомжом и был великий Антонио Гауди, которому не помогли и вскоре он умер. И именно в честь этого события, этого траура в Барселоне все такси стали красить в чёрно-жёлтый цвет, цвет позора.

Так вот, «Дом Мила́», он тоже был полностью связан с природой. Издалека он был похож на морские волны, которые вот-вот упадут на асфальт. Сам дом был сделан без единого угла, он как бы извивался на всей площади, где был построен. Чердак тоже был необыкновенный, с крышей и стенами в форме змеиного скелета. Даже именно такие трубы, стаявшие просто на крыше имели своё особое предназначение. Гауди всё сделал гениально, и всё продумал, благодаря такому расположению труб дом как бы сам себя регулировал в плане температуры, создавая какой-то гармоничный конденсат.

Конечно, всё рассказать об этом доме невозможно, да и не всё успеваешь усвоить из рассказа экскурсовода.

Предпоследней остановкой была и сама «Саграда Фамилия», в переводе с испанского собор «Святого семейства», который то самое творение Гауди, на которое он так тщательно копил деньги. Тот самый собор, который уже более 300 лет и по сей день ещё строиться по чертежам своего создателя. Собор был просто огромен по своим масштабам, но это не самое главное, что меня поразило в нём. Меня поразило, сколько различных фигур было на нём, и все они, представляли собой сцены из библии. Поразило то, как можно было всё это выдолбить их какого-то камня.

Все, по крайней мере, из нашей группы, которые попали внутрь, были просто ошеломлены масштабами и красотой ещё незаконченного собора. Особенно были красивы витражи на стёклах, свет, проходя через них, был как будто действительно божественным. Причём в одной части собора оттенки были холодными, а в другой тёплыми. В соборе не было ни одной ровной колонны, они как бы извивались, держа на себе огромный массив крыши. Возле главного, и пока ещё неоткрытого входа, ворота которого открывались только раз, перед самим Папой Римским, так возле них стояла табличка, на которой было написано: «Хлеб наш насущий» на 50 языках, в том числе и на русском.

Выйдя через другой вход, который был не менее удивительный, мы вернулись в автобус. Последней нашей остановкой был парк, название которого нам не сказали. Перед парком стояла не совсем большая и не совсем маленькая, сделанная в коричневом стиле, триумфальная арка. Недалеко от арки стояло старое, но красивое по своей архитектуре, здание с небольшой круглой башней. Которое ещё во времена средневековья было военной казармой.

Сам парк был огромен и очень красив, попадая в него, кажется, что ты попал в настоящий тропический лес с большими и экзотическими деревьями, над которыми кружило и летало бесчисленное изобилие разноцветных попугаев. В глубине парка было очень красивое озеро, на котором непонятно как росли огромные пальмовые кустарники, возле которых плавали утки. Плавали и люди, в основном это были влюблённые, сидевшие на лодках, они любовались всей этой красотой и атмосферой, которая окружала их.

**

Сев на автобус на другом конце парка, мы поехали и медленно начали покидать Барселону. Проезжая по вечернему городу, которого скоро накроет тихая и безудержная ночь, и которого вот-вот осветят собственные яркие огни, мы едим обратно уже в родной Салоу, где ждёт наш маленький номер в отеле.

Наступала ночь. Смеркалось. Мы выехали на шоссе, над которым проходил последний луч розового горизонта, этого угасающего от сумерек неба…

Глава 6. Аквапарк.

Тётя заказала нам экскурсию на купание с морскими львами в одном аквапарке, до которого мы должны добраться. Мы стояли уже на знакомой нам автобусной остановке перед отелем и ждали автобус, который должен отвести нас в Ла Пинеду-такой же небольшой городок, как и наш Салоу, в котором находится аквапарк.

Вообще особой проблемы самостоятельно путешествовать в этих местах на автобусе нет, так как они ходят каждые 20 минут и можно быть уверенным, что ты доедешь обратно. Поэтому долго ждать нам не пришлось. Мы сели в нужный нам автобус, купили два билета и поехали в Ла Пинеду.

**

Поездка заняла у нас около получаса, и мы вышли возле большого двора самого аквапарка, на здании которого красовалось его название: «Aquapolis». Простоя нашу очередь и войдя внутрь, тётя и я пошли в своеобразное информбюро аквапарка. Дело было в том что тётя не умеет плавать, она где только не училась и в каких странах, где она бывала, не пыталась, но так и не научилось, и после этого говорила: «Кто-то может научиться, а кто-то необучаем. Видимо я одна из тех, кому не дано плавать».

Так вот тёте вернули деньги за билет, а купаться на горках запретили, хотя она и не собиралась. В самом аквапарке, несмотря что это территория бассейнов, горок и баров, всюду была зелень и везде росли пальмы и другие огромные деревья, создавая в некоторых местах даже небольшой лес.

В этот день у меня был солнечный ожог и кожа на спине и плечах была немного красной и продолжала болеть под этим стоящем на небе солнцем. Тётя решила намазать меня кремом. Она взяла немного крема в ладонь и не совсем сильно ударила мне по плечу и начала растирать крем. От удара по больной коже мне стало больно, и от этой боли я дёрнулся. И тут тётя начала мне громко заявлять:

-Ой-ой, посмотрите какой неженка! Тебе не 3 годика, ты уже взрослый, мог бы и потерпеть!

-При чём тут взрослый не взрослый? Если больно. Я даже не успел подумать, у меня просто рефлекс сработал, - ответил я на это тёте.

-Да ладно тебе рефлекс! Будешь мне тут ещё оправдываться, пошли уже,- сказала тётя.

После этого я пару раз скатился с горок, которые в целом были довольно весёлыми, и затем мы пошли дальше к самим морским львам. Точную дорогу туда мы не знали. Но у меня была с собой бумажная карта аквапарка, да и повсюду было много расставлено больших, таких же карт, как и у меня. Поэтому я ориентировался неплохо. Но тут тётя повернула направо, а нам надо было налево, я это точно знал и видел по карте. Поэтому я сказал это ей, но она мне не поверила; я пытался ей доказать что нам нужно в ту сторону, но она даже не слушала меня; спорить с ней было бесполезно, это было всё равно, что выкопать колодец иголкой.

Не веря мне, тётя пошла спрашивать дорогу в то информбюро, где мы уже были. Простояли мы в нём значительную очередь и после этого, тётя, убедившись в том, что я всё-таки был прав, снова заявила мне после всего этого:

-А я теперь вообще тебе верить не буду, ты же ведь точно не знаешь дорогу.

«Да, я также как и ты, здесь в первый раз, да я не знаю точно, но ведь предполагать-то я могу?», - подумал я и промолчал.

**

Возле входа в бассейн, где должны быть львы, стоял испанец, я отдал ему билет и он спросил:

-English?

-Ruso, - ответил я ему по-испански, чтобы он сразу понял на своём родном языке.

-¿Ruso?- спросил он с большим удивлением, он явно не ожидал такого ответа.

Кроме меня было ещё 3 человека, с которыми мне суждено было провести эту экскурсию: две черноволосые женщины и один полный лысый мужчина; все они были испанцами и лишь я один был чужаком среди них. Правда со мной ещё была русская женщина-фотограф, которая была моим переводчиком.

Мы зашли в тёплую воду по колено и началось представление. Первым и самым величавым к нам подплыл морской лев мужского пола и который покорно выполнял все приказы своего дрессировщика. Нам много рассказывали о животном, а затем дали маленькую пластиковую палочку, которой нужно было водить по воде вокруг себя и лев, приткнувшись к ней своим смешным носиком, плыл за ней, и при этом можно было его погладить его массивную кожу.

Второй к нам подплыла уже самка льва, она была уже другого вида и была очень быстрой. По очереди мы подходили и вставали спиной к животному, и оно прыгало через нас. Через всех оно перепрыгнуло, а когда подошла моя очередь, животное не захотело перепрыгивать, а лишь проплыло рядом, но потом со второго раза всё-таки пролетело надо мной. Затем нас расставили в определённом порядке и морская львица проплывала и кружила возле каждого из нас, и когда она была возле тебя можно было потрогать и ощутить её гладкую кожицу.

Потом мы вставали около железных перил и держась за них, ныряли под воду, где нас ждало удивительное зрелище: как под водой кормили львов. Под водой, когда их было много, всё казалось очень красивым и в чём-то изящным. Подводные зрелища всегда уникальны, потому что мы крайне редко их видим.

Закончилась экскурсия. Я вышел обратно к тете, которая была очень обиженна и высказывала мне своё недовольство на ту девушку-переводчицу, которая фотографировала меня. Дело в том, что у них возник конфликт во время моей экскурсии. Тётя сильно разволновалась и боялась за моё здоровье из-за долгого стояния в воде, и поэтому говорила той девушке: «Выпустите его! Он может заболеть!» На что девушка ей отвечала: «Нельзя, это опасно, там животные, да и ваш мальчик большой уже и наверно в силах сказать если ему станет холодно».

Тётя была в сильном возмущении и рассказывая мне эту историю она бранила во всём девушку: «Деловая какая, как это нельзя выйти? А если у тебя осложнения после этой холодной воды начнутся? Что я потом с тобой делать буду?».

Я понимаю и ценю заботу тети обо мне. Но её забота была чересчур сильна и напрасна, и порой проявлялась в самых обыденных ситуациях, в которых её лучше бы не было. Да и откуда она, стоя за забором, могла знать температуру холодной, как она говорит воды. Ведь вода была далеко не холодной, да и простоял я в ней не так уж много, по сравнению с другими случаями с моими друзьями на озере.

**

Вечером того же дня, мы вернулись из Ла Пинеды и подоспели как раз к ужину. Это было обычный ужин. Я молча ел картошку с различными салатами, а тётя ела плов и закусывала мясом. Рядом с нашим столиком стояли два испанца и о чём-то безудержно и оживлённо болтали. И тётя сказала мне: «Игорь посмотри как испанец болтает. Ты наверно столько за месяц не скажешь». Со стороны её слова показались бы мелочью и шуткой, но меня в тот момент это сильно разозлило и обидело. «Мда тётя Валя, приятные ты вещи говоришь человеку, тем более перед едой. Тем более о чём с тобой можно разговаривать?» - думал я. Я промолчал, хотя было трудно сдержать эмоции, которые накопились у меня за этот день, и я с большей агрессивностью стал поедать пищу.

-Ты что со мной не разговариваешь? Бойкот мне объявил? Не вижу причин на это. Бойкот объявляют когда обижаются. Но мы с тобой вроде как нормально общаемся.

-Да, нормально, нормально…, - тихо повторил для тёти это слово я, и принялся дальше доедать картошку.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!