Ответный удар или Прокуроры уходят последними 3.




Чапаева 70 или Прокуроры уходят последними 4.

Григорьева 30 или Прокуроры уходят последними 5.

Самый последний вызов или Прокуроры уходят последними 6.

Предыстория.

24 Января 1987 года. Саратов. 13.00 дня.

Временно исполняющий обязанности заместителя прокурора Кировского района города Саратова, Капитан Юстиции Евгений Степанович Тарасов сидел в своём рабочем кабинете и очень сосредоточенно о чём-то думал. Он старался сосредоточиться на выданном ему сегодня утром материале. Никто из вас, наверное, не знает, как это приятно сидеть на своей любимой работе и заниматься тем, что получается у тебя лучше всего на свете, а если вдобавок это дело вам ещё и нравится, и вы каждый день летите на свою работу как на праздник, то вам очень сильно повезло. Так вот у Капитана Тарасова была именно такая очень любимая, да и просто обожаемая им работа. А подумать ему сейчас было над чем, потому что ровно через два с половиной часа он должен был ехать на доклад в городскую прокуратуру. А там его доклада уже ждали несколько человек, включая и прокурора города. Конечно, ехать он должен был не один, а вместе со своим непосредственным начальником прокурором Кировского района Подполковником Юстиции Константином Геннадьевичем Соколовым. Экспертиза тела погибшего сутки назад Чумакова была назначена на 9 часов утра 24 Января 1987 года. Все мероприятия связанные с ней были закончены в полдень, то есть в 12.00 по московскому времени.

Тремя днями ранее. 21 Января 1987 года. Саратов. 11.00 утра. Кабинет районного прокурора.

Ну, что же тогда идите в наш районный суд и доказывайте там необходимость ареста нашего подозреваемого, даже не меняя при этих словах спокойного выражения своего лица, сказал ему Соколов. Тогда ещё никто из них не знал того что уже меньше чем через два дня тело подозреваемого Чумакова будет найдено на диване в его же собственной квартире.

Два дня спустя. 23 Января 1987 года. Саратов. 15.00 дня.

Его застрелили, и при этом с очень близкого расстояния, уверенно констатировал эксперт. Похоже, на то, что он даже не успел оказать нашему с вами нападавшему на него, сзади громадному подозреваемому Олегу почти никакого сопротивления уверенно продолжал свою мысль эксперт. Всё это очень интересно ответил ему сидевший рядом следователь Тарасов, который заполнял протокол осмотра. Осмотр трупа Чумакова, так же как и осмотр места происшествия, то есть его квартиры почти ничего не дал нашим оперативникам. Оставалось надеяться лишь только на результаты экспертизы и вскрытия трупа потерпевшего Чумакова.

В тот же день. Саратов. 16.30 дня.

У меня есть одна идея, сказал Тарасов районному прокурору. Сейчас все они сидели в его кабинете и обсуждали последние события в этом уголовном деле. А вот теперь нам надо будет узнать, что по этому поводу думают, остальные наши коллеги спокойно сказал ему Подполковник Соколов. Итак, голосуем поднятием руки, сказал он. Кто за то, чтобы нам сейчас объединить все эти уголовные дела в одно очень спокойно, спросил он у всех сидящих сейчас в его кабинете. Тут же поднялся лес рук, оказалось, что этого хотели сразу все. Ну а кто против этого решения опять спросил он. На этот раз руку никто не поднял. Принято единогласно сказал Соколов, оглядывая свой рабочий кабинет. Готовьте постановление, приказал он, будем объединять дела, и дальше мы с вами мои дорогие коллеги будем работать всей группой, а руководить этим расследованием я буду лично, очень спокойно сказал Константин Геннадьевич. Ну и правильно нам давно уже пора было это сделать, сказал Капитан Тарасов.

Два месяца спустя. 23 Марта 1987 года. Саратов. 13.30 дня. Октябрьский Районный суд города Саратова.

Прошу всех встать, суд идёт громко и чётко произнесла Секретарь районного суда Степанида Ивановна Тимохина и все тут же встали, приветствуя судью. Спасибо прошу всех садиться проговорил судья, когда он занял своё место.

В тот же день. Три часа спустя. Саратов. Районный суд 17.00 вечера.

Признать гражданина Князева Олега Владимировича виновным в совершении преступления предусмотренного пунктами 8 и 13 статьи 102 УК РСФСР и назначить ему наказание на срок 15 лет строгого режима. Приговор может быть обжалован в вышестоящей инстанции в установленные законом сроки.

Два часа спустя. Саратов. В прокуратуре района. 20.00 вечера.

 


 

 


 

В тот же день. 24 Января 1987 года. Во дворе прокуратуры города. Саратов. 15.30 дня.

Если вам никогда не приходилось сидеть в любой очереди это неважно где в больнице поликлинике или же в любом другом подобном учреждении

 


 

Год спустя. Сентябрь 1988 года. Саратов. 21.30 вечера. Кабинет Николаева.

Я не могу так поступать, если я это сделаю, то Князь меня уничтожит, сказал он. Лицо Николаева вытянулось в улыбке. Это почему же ещё спросил его тот. Да потому что это сам Никитин Кирилл Константинович по прозвищу Князь ответил ему Родионов. Неужели это тот самый Князь, про которого нам так много рассказывали в университете, с лёгкой недоверчивой улыбкой на лице спросил у него не на шутку удивлённый Сергей. Да это он сказал Сергею Родионов и тут же как-то резко и с каким-то очень сильным надрывом заревел. Прекрати сейчас же, вдруг как-то очень резко сказал ему Сергей, уже начиная, терять терпение, и выходить из себя. Иначе я сейчас позову сюда Рогова, добавил он. Пожалуйста, не надо резко истерически взвыл Родионов, не делай этого.

Год спустя. Сентябрь 1989 года. Саратов. 15.30 Отдел Милиции.

Когда ты говоришь, это случилось, спокойно спросил он, у Родионова глядя ему прямо в глаза. Двое суток назад уверенным тоном ответил ему Родионов. А почему мне об этом рассказывают только через два дня после самого происшествия, спросил его Николаев.

Два месяца спустя. 20 Декабря 1989 года. Саратов. 10.00 утра. Районная Прокуратура. Кабинет Рогова.

Срочно вызовите Капитана Николаева ко мне в кабинет, велел тоном абсолютно не терпящим никаких возражений прокурор Октябрьского района Павел Евгеньевич Рогов. Он сидел в уютном кресле за большим письменным столом, на котором сейчас были разложены какие-то очень важные бумаги.

Месяц спустя. 29 Января 1990 года. Саратов. 12.15. Кабинет прокурора района.

Всякий, кто хотя бы раз был в командировке, меня поймёт. И совсем не важно, в каком городе вы сейчас находитесь и как далеко вы уехали от своего родного дома. Так что не имеет значения, в какой из нескольких сотен тысяч городов нашей прекрасной и необъятной родины вас занесло. Может быть, вы в Москве Самаре (Куйбышеве) Санкт-Петербурге (Ленинграде) или в Саратове или как наши герои в ближнем Подмосковье.[9] Капитан Юстиции Николаев сидел за столом в своём кабинете, который располагался на третьем этаже здания прокуратуры района. Ему было 35 лет, и 13 из них он проработал в районной прокуратуре, которая за это время пережила не так уж и мало потрясений и переживаний, причём, не всегда приятных для её работников. За окном рабочего кабинета Капитана Николаева крупными хлопьями валил снег. Конец Января ещё никто не отменял. И даже несмотря на то, что стрелка на настенных часах, висящих в кабинете, уже почти перевалила за половину часа и теперь неумолимо быстро приближалась к единице, а январское солнце за окном пыталось светить в свою полную силу, но на улице снег даже и не собирался таять. Окна кабинета были наполовину закрыты, а через открытую часть окна тонкой полоской пробивался полуденный свет. Предпоследний январский день почти ничем не отличался от остальных.

В тот же день около 13.30.

А что, если мы с тобой сейчас выясним, что там произошло, сказал Сергею Николаеву прокурор района, вставая из-за своего рабочего письменного стола на котором несколькими аккуратными стопками были разложены документы, которые относились к материалам этого уголовного дела. Они беседовали уже больше двух с половиной часов. Следующим шагом, что думаешь предпринять, спросил Павел Евгеньевич у Сергея Николаева. Если честно, то я не очень себе представляю, что можно было бы предпринять в такой ситуации, сказал он, глядя прямо в глаза своему начальнику. Прокурор района Павел Евгеньевич Рогов был старше Сергея Николаева почти на 20 лет и имел звание Подполковника Юстиции. Если Николаеву сейчас было где-то около 35 лет, то Рогову немногим более пятидесяти, а именно 54 года. Когда они закончили свою беседу минутная стрелка часов, которые висели на стене кабинета прокурора района, и вот в данный момент эта самая стрелка находилась на цифре 3, то есть было уже четверть третьего. Да именно так на часах было уже четверть третьего и нашим героям уже пора было идти в столовую на обед. Столовая располагалась на первом этаже пятиэтажного здания районной прокуратуры. Второй третий и четвёртый этажи занимали кабинеты сотрудников, а весь пятый этаж был отдан под архив районной прокуратуры. Они спустились по лестнице на первый этаж и, оказавшись в нижнем коридоре следственного управления прокуратуры по Октябрьскому району города Саратова, прошли в столовую.

В тот же день. В столовой районной прокуратуры. 14.45.

В среду утром ваши отчёты должны лежать на моём рабочем столе спокойным строгим голосом тихо, но в то же самое время как-то очень важно сказал Рогов, обращаясь ко всем, кто находился сейчас в его кабинете. Это было сказано на совещании в 14.00 и вот теперь спустя какие-то 45 минут после этого разговора с районным прокурором все сотрудники прокуратуры сидели за столами и обедали. Но как обычно и бывает в таких случаях никому даже и кусок мяса, ну а в данном случае котлеты даже и в горло не лез. Если ничего экстренного до вечера не произойдёт, сказал Родионов глядя в свою тарелку, то нам с вами и при этих словах он окинул своим взглядом всю столовую, можно будет пойти домой пораньше. Ну, в этом предположим, вы и сами не уверены, очень спокойным голосом ответил ему Павел Евгеньевич, который сейчас тоже был здесь он сидел за соседним столом и, также как и все остальные спокойно обедал.

В тот же день. 15.40. Двор районной прокуратуры.

Но вы не можете так с нами поступать, истерически взвыл он, это же просто невозможно так же никто не делает. А мне плевать, что так уже не делают, раз я так хочу, это значит, что так оно и будет, вне зависимости от того хотите ли вы этого или нет сказал ему Рогов. Ну, в таком случае я просто подам в отставку резко выпалил Родионов. Да ради бога даже не поворачивая головы в его сторону, спокойно ответил ему Рогов.

Десять минут спустя. 16.00.

Поедем в РОВД, спокойно сказал Рогов мне нужно поговорить с Семеновым. Семенов был начальником Октябрьского РОВД и другом Рогова, так как они вместе учились в университете. Он также как и Рогов имел звание Подполковника только в отличие от последнего МВД, а не Юстиции как у Рогова. В машине кроме Рогова участкового Степанова и водителя Паши Румянцева сидел ещё и Сергей Николаев, который, кстати, и вёл это дело. Там же сидел и Родионов, взятый с собой в качестве наказания. Дорога до районного отдела милиции занимала обычно не более получаса, а в экстренных случаях не более пятнадцати минут. В этот раз мы всего на полчаса сказал Павел Евгеньевич. Огромное здание какого-то бизнес центра быстро проплывало за окнами машины сотрудников районной прокуратуры. Как быстро город меняется, сказал Степанов глядя на проплывавший мимо в этот момент бизнес центр, ведь полтора года назад его здесь ещё не было. Да его построили только три месяца назад, сказал Рогов. Наконец впереди показалось разноцветное здание РОВД.[10] Когда они оказались за воротами такого родного для них Октябрьского райотдела Милиции, на душе у Родионова как-то сразу отпустило и наступило приятное чувство облегчения.

В тот же день. Кабинет начальника РОВД. 16.30.

Начальник РОВД Семенов Виталий Николаевич сидел в своём кабинете за письменным столом и увлечённо просматривал какие-то бумаги. Однако при появлении Рогова он полностью сосредоточил всё своё внимание на прибывших к нему гостях. О боже, какие прекрасные люди решили почтить своим присутствием мой кабинет, расплывшись в самой широкой улыбке, на какую он только был способен, торжественно воскликнул Семёнов. Такая реакция ничуть не удивила Сергея, ведь по рассказам Рогова он знал, что Виталий Николаевич это очень весёлый и жизнерадостный человек. Подполковник Милиции Семёнов представился он, пожимая им с Роговым руки. Капитан Юстиции Николаев в свою очередь представился ему Сергей. Вы тот самый Капитан Николаев Ходячая Легенда наших Органов спросил у него удивлённый Семёнов. Да это я ответил ему Сергей. Итак, что же вас ко мне привело, спросил их Виталий Николаевич прямо глядя на обоих наших героев. Рогов очень спокойно кивнул в сторону Сергея Николаева. Видишь ли, начал он мой коллега хочет узнать все подробности происшествия недельной давности, на которое выезжали ваши сотрудники, и ещё нас интересует характер данного происшествия, а также кто конкретно им занимался, сказал ему Рогов. Семёнов немного помолчал, затем он нажал на кнопку телефона стоящего на его рабочем письменном столе. Мария Николаевна зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет вежливо попросил он. Где-то через две ну максимум через три минуты в коридоре раздались быстрые и лёгкие шаги, и вот спустя ещё несколько секунд в кабинете начальника РОВД, появилась молодая девушка, которой на вид было не больше чем 25 лет. Когда она вошла в кабинет Подполковник Семёнов радостно улыбнулся. Знакомьтесь Маша это мои коллеги, Сергей Петрович он показал на Николаева и Павел Евгеньевич тут он кивнул в сторону Рогова, сказал он и снова улыбнулся. Что вам нужно Виталий Николаевич очень спокойно спросила его Маша. Мария Николаевна проводите, пожалуйста, Сергея к нам в архив попросил её Семёнов. Ну, и я, пожалуй, тоже схожу с ними сказал ему Рогов. Бога ради спокойно ответил ему Подполковник, ну вот и хорошо и тут он снова улыбнулся своей фирменной улыбкой, которая была известна всему городу, ну что же тогда Маша сейчас вас проводит, с улыбкой добавил он. И вот уже все трое вышли из кабинета и направились в архив районного отдела милиции, который в отличие от районной прокуратуры располагался на первом, то есть на самом нижнем этаже районного отдела милиции. В своём кабинете остался сидеть один лишь только Подполковник Семенов, который по-прежнему продолжал просматривать и перебирать какие-то очень важные бумаги.

В тот же день десять минут спустя. Милицейский архив. 17.20 вечера.

Секретарь начальника РОВД Виталия Семенова Маша быстрыми шагами шла по коридору управления. А за ней также быстро шли Рогов и Николаев. Сейчас мы с вами посмотрим в наших старых документах и проверим, может быть, там есть и он задумчиво сказала Маша.

Десять минут спустя. 17.40 вечера.

Ну, вот оно то, что вы искали, сказала Маша, доставая с одной из полок какую-то очень пухлую и увесистую папку с бумагами. Да я вижу, сказал Маше Рогов. А ещё у нас к вам есть один вопрос, добавил он, немного подумав, можем ли мы с Сергеем прямо сейчас забрать эту папку, и изучить её у нас в прокуратуре спросил её Павел Евгеньевич. А вот это вам нужно спросить у Виталия Николаевича сказала ему Маша. Хорошо вот прямо сейчас мы так и сделаем, очень спокойно сказал ей Рогов. И с этими словами они с Сергеем направились обратно в сторону кабинета Подполковника Семенова. И вот, наконец, когда Рогов уже взялся за ручку двери кабинета Семенова чтобы открыть её и войти внутрь помещения Николаева внезапно осенило. Нет, я не могу пойти с вами сказал он Рогову, у меня ещё есть кое-какие очень срочные и важные дела добавил Николаев, и быстрыми уверенными шагами Сергей направился в сторону выхода из отделения милиции. Ну как хочешь спокойно ответил ему Павел Евгеньевич и скрылся в кабинете начальника РОВД.

В тот же день. Два часа спустя. Саратов. 20.00 вечера.

Здравствуйте Сергей Петрович как поживаете, спросил его Антон как дела на работе. Привет Антон ответил ему Капитан Николаев да ничего особенного всё по-старому, сказал он улыбнувшись. А откуда это вы идёте в такое время, поинтересовался он у Николаева. Я только что был в РОВД, ответил ему Сергей, и мы с Павлом Евгеньевичем беседовали с Подполковником Семеновым. Ну, я думаю, тебе это будет не интересно, спокойно сказал ему Сергей Николаев. И к тому же я не думаю, что я имею ну хотя бы какое-то право, на то, чтобы рассказывать об этом журналистам добавил он. И даже мне своему лучшему другу искренне удивился Антон. Нет, нет, и ещё раз нет, очень спокойно ответил ему Сергей, я тебе ничего не скажу ведь, в конце концов, я дал им слово и теперь никто и ничто не заставит меня, его нарушить коротко добавил он. Но ведь я же твой лучший друг начал было упорствовать и отчаянно сопротивляться оскорблённый до глубины души Антон. А я тебе сказал нет, значит, нет, вдруг резко оборвал все его стенания Капитан Николаев. Ну что же ты ещё пожалеешь об этом, сказал ему Антон. И с этими словами даже не попрощавшись друг с другом, они разошлись в разные стороны. Сразу же после этого очень странного разговора у Николаева резко испортилось настроение.[11] Чего он хочет, подумал про себя Сергей. Вот так вот очень спокойно и размеренно начинался для наших героев предпоследний год жизни Союза.[12] Но до этого было ещё очень далеко. И об этом ещё никто и ничего не знал ну, вернее будет сказать почти никто и почти ничего. Ну а пока очень красивый январский зимний вечер медленно приближался к своему логическому завершению, то есть к такой же ну или как минимум не менее красивой январской зимней ночи.

 

Два дня спустя. Районная прокуратура. 31 Января 1990 года. Саратов. Кабинет Рогова. 19.30 вечера.

Вы приготовили мне все, о чём я вчера вас просил, привычно усаживаясь на своё рабочее место, спросил Рогов у моментально притихшего коллектива районной прокуратуры. Первым нарушить наступившее в кабинете районного прокурора молчание решился Сергей, он тихонько забарабанил пальцами обеих рук по столу. Чего это вы там всё выстукиваете, ну прямо как дятел обратился к нему сидевший во главе стола районный прокурор. При этой фразе Рогова весь его рабочий кабинет прямо-таки покатился со смеху, ну а некоторые особенно впечатлительные работники районной прокуратуры даже моментально попадали со своих стульев прямо на пол кабинета. Мне так легче думается Павел Евгеньевич, очень спокойно ответил ему Майор Николаев. Когда оперативное совещание уже подходило к концу из приёмной районного прокурора послышались голоса, а затем какой-то очень странный шум. Ну а ещё через несколько секунд в кабинет просунулась голова прокурора города.

 

 

Отдалённые Последствия. Часть 1.

Три года спустя. Январь 1993 года. Саратов. Около 15.00 дня.

У вас как с юриспруденцией, а Сергей Петрович спросил его Тарасов прямо в лоб, резко меняя выражение своего лица. Да неплохо быстро отшутился Сергей, он тоже не удержался от того, чтобы ответить начальнику в его же шутливо-игривой манере. Полковник Юстиции Тарасов был известен своими весёлыми шутками всему Саратову, причём даже больше чем Подполковник Милиции Семёнов. Здравствуйте Майор, раздался чуть позади Сергея голос только что вошедшего в его кабинет Рогова. Очень добрый день приветливо сказал ему Сергей и, обернувшись, очень спокойно посмотрел на него.


Пролог.

11 лет спустя. 21 Апреля 2001 года. 13.00 Саратов. Кабинет Макарова.

Ну, вот раз им это надо вот пусть они сами без нашего вмешательства это и делают, спокойно сказал Артём прокурору района. Лейтенант вы, что с ума сошли, что ли очень громко сказал прокурор. Ну и что вы так шумите, успокойтесь, сказал Артём, и давайте поговорим всё таким же ровным и спокойным тоном, и совершенно не обращая никакого внимания на продолжающиеся истерические вопли районного прокурора, добавил он. В этот самый момент дверь кабинета резко распахнулась, и в комнату практически влетел молодой темноволосый юноша на вид лет восемнадцати с короткой почти отсутствующей стрижкой широкими плечами вытянутыми губами на круглом лице и с двумя огромными сумками в руках. Мне нужен Полковник Юстиции Николаев, сказал он вместо приветствия. А вы не хотите для начала с нами поздороваться, с улыбкой сказал ему Артём. Ах да, конечно же, здравствуйте, простите меня, пожалуйста, смущённо добавил юноша. Как вас зовут, спросил его Николаев, быстро придавая своему виду строгости сосредоточенности и важности. Меня зовут Игорь, представился парнишка и снова улыбнулся во все свои 32 зуба.

Девять месяцев спустя. Январь 2002 года. Саратов. 15.00.

Я ненавижу одиночество, пусть уж лучше в вашем доме будет гулять целая толпа народа, чем вы будете сидеть один и грызть ногти, ругая себя за то, что вас не зовут на дни рождения вечеринки и прочие праздники жизни. Однако если вас очень долго никуда не зовут, или же вам не названивают друзья, с предложениями типа давай с тобой пойдём на Валерию, или Тёма пошли в кинотеатр или музей театр на выставку или на концерт не отчаивайтесь, потому что это вовсе не означает того что они про вас забыли.[13] Просто у них нет свободного времени или его очень мало. Не надо звонить друзьям с истерическими воплями вроде о, боже мой, мамочки Артём как мне плохо. Потому что если вам на самом деле когда-нибудь станет очень плохо, то они вам просто не поверят. Ну, или что-то в этом духе ведь они совершенно спокойно могут вам сказать такую вот фразу Артём, один раз ты нас уже обманул, и будут абсолютно правы, потому что ведь вы же действительно их предали. И потом вернуть их доверие к вам, а тем более дружбу сложившеюся между вами будет очень сложно, а может быть даже невозможно. Вы конечно будете пытаться помириться с обиженным вами человеком, но простит ли он вас после этого это ещё очень большой вопрос, потому что нет никаких гарантий, что человек, предавший вас однажды, не сделает этого ещё десять сто тысячу или миллион раз в вашей жизни. Впрочем, что-то я размахнулся, пожалуй, пора уже переходить к самому рассказу.[14] Итак, день ничего не предвещал, по крайней мере, ничего особенного или необычного. Ну, в общем, ничего такого, что могло бы выделить его из череды таких же дней, таких же обычных серых и одинаковых будних дней. И вот, на этот раз Макаров решил просто немного прогуляться прямо перед своей любимой работой, и всё это для того, чтобы подышать свежим апрельским воздухом, ну а заодно и ещё раз как следует все обдумать. Это был обычный ничем не примечательный воскресный день, один из таких, которых было уже так много в жизни Артёма.[15] Макаров работал в Саратове в прокуратуре района.[16] Он, а также вся его оперативно-следственная группа в составе восьми человек были настоящими профессионалами своего дела. Это был настолько дружный и сплочённый коллектив, что их даже ставили в пример другим менее дружным группам. Через два месяца после создания группу преобразовали в особый оперативно-следственный отдел.[17] Им выдали машину для выездов и оборудование. А ещё через три месяца состав группы был увеличен вдвое.[18] Вместо восьми в отделе у Макарова теперь работали шестнадцать человек. Троих из них он знал лично, а остальных пятерых через своих знакомых. Другой половиной группы руководил Володя, который в свою очередь подчинялся Артёму. На этот раз группа Макарова должна была расследовать дело об ограблении банка. Согласно показаниям свидетелей, вчера около трёх часов дня к отделению банка на улице Московской подъехала чёрная восьмёрка с тонированными стёклами.[19] Из неё вылезли четыре человека с большими сумками и направились в сторону банка. Через десять минут они снова вышли из банка сели в машину и уехали. Через пять минут в милицию из банка поступил вызов об ограблении. На место происшествия сразу же выехали все оперативные службы города. В радиусе ближайших трёх кварталов было выставлено отцепление. По городу был введён план перехват. Приметы подозрительной восьмёрки, которая стояла около банка за десять минут до ограбления были переданы в ГИБДД, и уже через час машина была обнаружена в тридцати километрах от Саратова.[20] Её выбросили в кювет и пытались поджечь. Прибывшие на вызов сотрудники милиции обнаружили, что в машине выбиты все стекла. В нескольких метрах от неё были найдены пустые сумки из-под тех самых денег, которые утром были украдены из банка. На месте находки провели детальный осмотр. В ближайших кустах оперативники нашли следы ещё одной машины, а также номер, отлетевший от неё. Следы были сфотографированы, занесены в протокол, после чего с них были сделаны слепки. Все собранные улики были отправлены в экспертно-криминалистическую лабораторию. Через три дня от экспертов пришёл ответ, что найденный в кустах расположенных неподалёку от места происшествия номер, который отлетел от машины, был совсем недавно зарегистрирован на автомобиль Газ 32213, который принадлежит некому Михаилу Терещенко.[21] Следователи установили, что Терещенко проживает в ближнем Подмосковье, а точнее в Калуге.[22] Сотрудники следственного отдела сразу же направили запрос в ГИБДД по Калужской области. Через два дня оттуда пришёл ответ, что данный гражданин продал свою машину некому Колесову, который жил там же в Калуге только в другом районе. На совещании было принято решение направить кого-нибудь туда в командировку. Но у Артёма появились возражения, он сказал, что будет лучше, если отправить туда всю оперативно-следственную группу. Также было принято решение об объединении двух уголовных дел в одно производство. Как только совещание закончилось все наши герои, включая и Артёма, вышли на улицу, и, попрощавшись, разошлись в разные стороны. На улице остался стоять только лишь Артём, который о чём-то сосредоточенно думал. Его размышления прервал вышедший из дверей здания районной прокуратуры дежурный, который попросил Артёма срочно вернуться в кабинет районного прокурора. Что у нас ещё случилось, спросил Макаров, когда он снова вошёл в прокурорский кабинет. Это было большое просторное светлое помещение почти квадратной формы. Присаживайтесь Артём Петрович, сказал ему прокурор района. Это был высокий широкоплечий мужчина лет 35-40 с короткой стрижкой. Что случилось, повторил Макаров глядя прямо в глаза прокурору района. В ответ районный прокурор достал из ящика письменного стола какую-то бумагу, свёрнутую вчетверо и протянул её Артёму. Вот посмотрите на это, сказал он, что вы об этом думаете. Артём достал из кармана своих брюк пару резиновых перчаток надел их себе на руки и лишь только после всех этих манипуляций он взял из рук прокурора района листок бумаги, о котором шла речь. Я отнесу его к нашим экспертам, спокойно сказал Макаров. Да, похоже, без наших криминалистов нам здесь не обойтись сказал прокурор района. А теперь пойдёмте со мной, сказал он, вставая из-за своего рабочего стола и, открыв дверь, которая вела в приёмную, вышел из своего кабинета. За ним последовал и Артём, который держал в руках папку с материалами этого уголовного дела. Катя я уезжаю к криминалистам, и я буду где-то часа через четыре примерно, спокойно сказал прокурор района. Хорошо Сергей Петрович я сейчас всех предупрежу, сказала сидевшая здесь же в приёмной за столом секретарша Катя, которая что-то печатала на компьютере, стоящем на столе. В отличие от кабинета районного прокурора, который был большой и светлой комнатой, приёмная была маленькой, но, несмотря на это такой же яркой и светлой комнатой, как и прокурорский кабинет. Они с Макаровым миновали приёмную, и вышли в коридор в конце, которого была дверь, которая вела на лестницу, ведущую на первый этаж. Дойдя до конца коридора и открыв выше упомянутую дверь они, наконец, оказались на лестнице. Пока наши герои спускались по лестнице и шли по двум коридорам, к центральному входу районной прокуратуры подъехала чёрная Волга.[23] Когда Артём и Сергей Петрович вышли на улицу, она уже стояла у подъезда прокуратуры. За рулём волги, как и всегда, сидел водитель, которого звали Юрой. Юра поехали на Чапаева, сказал ему прокурор района. Хорошо товарищ начальник будет сделано, спокойно сказал Юра. Он вставил ключ в замок зажигания и завёл мотор. Машина завелась с первой же попытки и, выехав из внутреннего двора районной прокуратуры, они направились в сторону центра города.[24] Через десять минут, когда они остановились у здания РОВД, и Юра вместе с Артёмом и Сергеем Петровичем вышли из машины, было уже 16.50. [25]

Семью часами ранее. 08.00 утра. 20 Января 2002 года.

Артём давай вставай, а то ты так на работу опоздаешь, раздался почти над самым его ухом голос родного брата, который стоял рядом с кроватью Артёма и смотрел на него. Ты чего это не спишь, а Толик улыбаясь, спросил у него Артём. Я к тебе хочу, а то мне страшно там одному спать пропищал маленький мальчик, и, уткнувшись своим лицом в правое плечо Макарову чуть не заплакал. Успокойся, это всего лишь сильный дождик, самым спокойным голосом на какой он только был способен, сказал ему тот. В ответ парнишка тоже улыбнулся и, сжав своей маленькой рукой ладошку Артёма, он прижал её к себе. И лишь только когда ливень закончился, отпустил её. Они просидели, так держась за руки где-то около пятнадцати минут, а потом Артём провёл его в ванную. А что мы идём купаться спросил у него Толик и снова улыбнулся, нет ответил ему Макаров, купаться мы с тобой будем вечером. А теперь пойдём, сказал он Толику, а то мы так с тобой действительно можем опоздать. Родного младшего брата Артём любил больше всего на свете, и поэтому мальчик считал Макарова чуть ли не своим родным отцом. Ну и соответственно отношения у него с Артёмом были такие, о которых другие родные братья в других семьях могли только лишь мечтать.

В тот же день около 17.30 вечера. Кабинет Прокурора.

Я не хочу никуда ехать сказал Артём, он совершенно точно не хотел ехать ни в какую командировку и уж тем более в Калугу. Но, поехать ему туда всё-таки пришлось. Но почему же вы так не хотите ехать в командировку всё с тем же спокойствием и хладнокровием, с каким он обычно задавал кому-нибудь подобные вопросы, прямо спросил у Макарова начальник РОВД Полковник Милиции Агафонов.

Четыре часа спустя. 20 Января 2002 года. Саратов. Около 22.00 вечера. Кабинет Макарова.

В Саратове 22 часа мелодичным тоном пропело радио. Да, да, да, именно так раздался из динамика голос ди-джея в нашем любимом городе уже 10 часов вечера. И этим самым вечером с вами я Георгий Степанов.[26] И следующая песня прозвучит специально для Артёма Макарова, который этим прекрасным январским зимним вечером находится, как и многие из нас с вами дорогие мои радиослушатели на своём боевом посту в своём собственном рабочем кабинете районной прокуратуры.

В тот же день. Кабинет прокурора района. Саратов. Около 22.30 вечера.

Прокурор Октябрьского района города Саратова Полковник Юстиции Сергей Петрович Николаев сидел в своём кабинете за письменным столом и сосредоточенно о чём-то думал. Раздумья Полковника Николаева внезапно прервал очень резкий телефонный звонок. И вот теперь, когда он снял трубку своего телефона в его голове начала складываться примерная и полная картина происшествия. Звонивший с первого этажа дежурный сообщил Николаеву о том, что на имя Артёма Макарова пришёл факс из Москвы. А ещё через десять минут в его кабинете раздался второй телефонный звонок. Как потом оказалось, совсем недавно в Москве был убит один из фигурантов уголовного дела, которое сейчас вёл Макаров.

В тот же день. Пятнадцать минут спустя. 22.45 вечера. Кабинет прокурора.

В рабочем кабинете прокурора Октябрьского района города Саратова, Полковника Юстиции Сергея Петровича Николаева, не смотря на поздний вечер, всё ещё горел яркий электрический свет. В кабинете сейчас находился абсолютно весь ну если быть совсем точным, то почти весь коллектив работников районной прокуратуры.

Четыре дня спустя. 24 Января 2002 года. Саратов. 07.00 утра. Квартира Макарова.

Да Игорь ну вы скажите ей, чтобы она меня дождалась, сказал Макаров в телефонную трубку. Повесив телефонную трубку, Артём вернулся в кухню. Что там у них случилось, тут же спросил у него Толик, который всегда интересовался работой Макарова. Сегодня ты пойдёшь ко мне на работу вместе со мной ответил ему тот. Радости Толика от того что его возможно сейчас возьмут с собой в Прокуратуру не было предела и судя по его виду он даже был готов на то чтобы вот-вот выпрыгнуть из своих штанов. Через пятнадцать минут, когда они с Толиком уже стояли у подъезда своего дома, а мальчик ради такого случая даже оделся за три, минуты что бывало с ним очень редко. Итак, ещё через пять минут после этого чёрная Волга районной прокуратуры уже стояла у подъезда дома Лейтенанта Макарова.
Два с половиной года спустя. Июнь 2004 года. Саратов. 17.30 вечера.

Генерал-Полковник Юстиции Рогов сидел в своём кабинете и слушал радио.


 

Часть 1. Начало.





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!