Трансгенерационные связи.




«Бухгалтерия долгов и заслуг». Пережитая несправедливость

Исходя из своей практики в области трансгенерационных явлений, я пришла к заключению, что введенные Бузормени-Надем понятия невидимой лояльности и справедливости, учета долгов и заслуг позволяют по-новому взглянуть на позиции пси­хиатрии, психотерапии, психоанализа, холистической медици­ны, интегративной медицины, психосоматики. Если человек становится действительно взрослым, если его личность приоб­ретает некоторую свободу, то он становится свободным и в сво­ем поведении, а это предполагает подвижность ролей и обязан­ностей в межличностных отношениях. Поэтому структуры се­мьи не остаются неизменными: оплачивая старые счета, мы обнаруживаем то, что должно считаться справедливостью в си­стеме этой семьи, ибо каждый ее член вписывается в новое рав­новесие кредита и долга. Все психологические события в обла­сти отношений структурированы двойной мотивацией: «явной поведенческой структурой» и «скрытой обязывающей структу­рой». Следовательно, отношения должны быть представлены как бы связанными с двумя системами учета — системой яв­ных мотиваций, детерминированных властью, и системой иерархии обязанностей.

Рассмотрим случай 17-летней девушки, которая влюблена, встречается с молодым человеком и намеревается выйти за него замуж. Должна ли она и свободна ли она выйти замуж, иметь детей и отдать своим детям то, что получила от своих родите­лей, или же, например, должна в случае смерти своей старшей сестры, у которой остались дети, выйти замуж за вдовца и рас­тить оставшихся без матери детей сестры, потому что они с се­строй были сиротами и она многим обязана своей умершей се­стре (потому что «у нас всегда так делается»)?

Таким образом, существуют различные системы учета, зави­сящие от культуры и от семьи. Какой же из них мы отдадим предпочтение? В жизни часто приходится наблюдать, как вновь избранная «жертва», или козел отпущения, или больной (больной по воле других и/или человек, который сам выбирает бо­лезнь) приходят на смену ушедшим, чтобы решать проблему семьи.

Терапевтическое усилие по отношению к семье, индивиду или организму будет заключаться в восстановлении справедли­вости и устранении ущерба, понесенного козлом отпущения (или «жертвой»), но этого недостаточно, потому что экс-козел от­пущения снова окажется зажатым силами системы или систе­мой семьи, которая и увековечила статус козла отпущения. С точки зрения Бузормени-Надя, в терапевтическую стратегию следовало бы включить степень виновности, связанной с влас­тью, то есть использовать чувство вины тех, кто воспользовал­ся ситуацией (несправедливо).

Пережитая в семьях несправедливость часто является след­ствием банального факта: один из членов семьи получил в на­следство огромный дом, завод, драгоценности, столовое сереб­ро, семейные портреты, красивый ковер, «буфет тети Адель» или что-нибудь значимое в ущерб другим. И тогда как получивший, так и пострадавший вспоминают об этом и напоминают своим детям, часто в нескольких поколениях2.

 

2 С точки зрения отдельных требований ислам возвращается почти на тысячу лет назад, аж к эпохе крестовых походов, Армения — к 1915 г., сербы и хорваты в Югославии — к сражению на Косовом поле (28 июня 1389 г.) и у Сараева (28 июня 1914 г.), к звер­ствам пронемецких усташей против сербов, когда они провозглашали независимость Хорватии в 1941 г., и к напряженностям турецкой оккупации. Спустя 70 лет народы СССР разделяются на Россию, Эстонию, Украину, и т. д., и борьба между этносами - «межпле­менная» борьба, согласно Алену Минку, - борьба культур, религий возобновляется с «изощренным травматизмом» (согласно В. Волкан).

 

Нельзя вторгаться в семью без знания того, что является «собственно лояльностью в этой семье». «Понятие ткани ло­яльности предполагает существование как структуры ожида­ния, которой придерживаются все члены системы, так и рефе­рентной рамки, доверия, заслуг, обязательств и действия», — считает Бузормени-Надь, а уже потом включаются такие пси­хологические функции, как способность чувствовать и знать.

Старшая дочь часто испытывает чувство несправедливос­ти по отношению к своему младшему брату, которого в се­мье рассматривают как старшего, так как он является стар­шим сыном.

Лояльность по отношению к семье шире простого понятия поведения, уважающего законы, порядок и семейные традиции. Если воспользоваться термином Морено, речь идет о «ролевом ожидании».

Индивид находится под влиянием предписывающих указаний одновременно со стороны внешних ожиданий и интериоризирован-ных обязанностей, которые могут совпадать или отличаться. Важ­но напомнить, что Бузормени-Надь является психоаналитиком, и соотносить эти понятия с Фрейдом (и с функцией Супер-Эго).

В каком-то смысле обязанности — это Супер-Эго в нас, а если воспользоваться терминологией Эрика Берна3, то это Родитель (отец или мать) в нас.

Но все мы не располагаем столь видимым и столь ясным чувством долга: «Составляющая морального обязательства (лояльности) связана прежде всего с пробуждением чувства долга, справедливости и праведности у верных членов семьи. Невыполнение своих обя­зательств - это путь к чувству вины, которое составляет вторич­ные системные силы регулирования. Гомеостаз системы зависит, таким образом, от регулирующего входного воздействия в виде вины» (Бузормени-Надь).

Можно было бы сопоставить этот «раздрай» и двойное пред­писание из теории когнитивного диссонанса Леона Фестингера4: когда вещи диссонируют или рассогласовываются друг с другом, возникает потребность сделать их созвучными, исходя из стремления к внутренней гармонии. Эта потребность инди­видуальна. Реализуется она путем бессознательного ухода от сообщений, восприятий и чувств, связанных с одним из эле­ментов, чтобы благоприятствовать тому, что связано с другим в рамках принятого решения, дабы не стоять перед драматичес­ким выбором и «сокращать диссонанс».

 

3 Создатель трансактного анализа, базовыми понятиями которого являются три эго-состояния (Ребенок, Взрослый, Родитель), трансакции, «игры» и «сценарии». (Des Jeuxetdeshommes, Paris, Stock, 1966).

*A Theory of Cognitive Dissonance, New York, Evanston, Row, Peterson, 1957.

 

Некоторые люди более или менее терпимы к диссонансу. Иные лукавят и лгут окружающим (или себе) легче, чем другие, и их не беспокоит, когда правая рука не знает, что делает левая. Есть люди искренние, но им не все ясно в отношении самих себя и своих чувств; другие, же люди лукавят и лгут, даже не осозна­вая этого, то есть сокращают диссонанс, сокращая восприятие. Или же они в такой степени терпимы к диссонансу, что не от­дают себе отчета в том, что их поступки не согласованы или несовместимы. Некоторые терапевты даже говорят о «О лож­ном «Я», неосознании себя (своей глубинной сути).

Разные члены семьи имеют переменные величины порогов чувства вины — и терпимости к диссонансу.

Система лояльности регулируется не только исключитель­но виной. Согласно Бузормени-Надю, структурирование лояль­ности определяется историей семейной группы, ее внутренней справедливостью, семейными мифами, диапазоном обяза­тельств каждого индивида и уровнем его заслуг в системе.

Известно, что иногда выигрывающие и проигрывающие по-разному видят заслуги и долги по отношению к своей собствен­ной системе.

Как можно направлять или «использрвать» лояльность по отношению к семье? Члены группы могут действовать через внешнее принуждение, через признание интереса быть членом данной семейной группы, через сознательно признанные чув­ства и обязательства, а также через неосознанную обязанность принадлежать этой семейной группе. Внешнее принуждение может быть заметным для наблюдателя, социолога, терапевта, а осознанные обязательства могут сообщаться членами группы друг другу. Однако о бессознательных обязательствах группы можно говорить только на уровне логических выводов, исходя из сложных косвенных показателей и, главным образом, толь­ко после длительного анализа взаимоотношениии в семье на определенном временном отрезке.

В итоге лояльность в семье будет зависеть от позиции каж­дого индивида по отношению к понятию справедливости сре­ди своих, что, в свою очередь, составляет часть семейных «сче­тов», включая и заслуги.

Чтобы понять функции группы, важно знать, кто, с кем и каким образом связан лояльностью, а также то, какой смысл каждый придает лояльности. Этот смысл у разных членов группы может быть различным.

Каждый ведет субъективный учет того, что он дал и получил в прошлом и в настоящем, и того, что он даст и получит в буду­щем: «То, что было инвестировано в систему свободным личным уча­стием, и то, что было получено в виде поддержки, отказов или эксплуататорского использования других, остается записан­ным на невидимых счетах обязанностей и заслуг» (Бузормени-Надь).

Это говорит о том, что иногда очень трудно выявить, кто и сколько получает и отдает в семье. Речь идет об отношениях между родителями и детьми, братьями и сестрами, двоюродны­ми братьями и сестрами, бабушками и дедушками и другими родственниками, то есть о расширенной семье.

Некоторые долги являются слишком тяжелыми (такие, как вендетта, потерянная честь, воспоминания о геноциде и мас­совых убийствах).

Клодин Вег (1979) описывает случай с молодым человеком по имени Робер из семьи депортированных. Его спас кюре на одной из ферм в Дордони во время войны, впоследствии дочь Робера вновь взвалит на себя тяготы судьбы, уехав в Израиль. В этом смысле пример показателен (см. с. 73, раздел «Дети депортированных»).

 

«Зубастые подарки»

Многие отцы или авторитарные матери удерживают при себе сыновей или дочерей, говоря: «Я столько жертвовал(а) со­бой ради тебя, поэтому ты у меня в долгу». К сожалению, неко­торые молодые люди включаются в эту игру и не «обособляют­ся» от семьи (согласно выражению Мюррея Боуэна), не уста­навливают дистанцию между собой и своей семьей. Они не ста­новятся взрослыми, потому что чувствуют себя связанными обязанностями, которые в действительности близки тому, что в Африке называют подарками с зубами.

Эти «подарки» могут быть предметами ритуальных обменов, такими, как потлак (potlach). Есть люди, которые делают по­дарки другим или устраивают пиры в надежде на взаимность. Подарок делается «просто так», но из вежливости мы должны ответить тем же5. И то, что было бесплатным действием, веле­нием сердца, становится обязанностью.

 

5 Отметим варианты подарка с зубами в виде подарка и ответного подарка, а также так называемого potlach — обычая делать ответные подарки, праздники и банкеты в не­которых регионах. Он заключается в том, что на большой банкет, большое празднество необходимо обязательно ответить другим большим банкетом. В Отдельных регионах Ме­ланезии это ведет к полному обнищанию населения, потому что, если изначально кто-то выставил, скажем, пять быков и тридцать коз для первой трапезы, то другой выстав­ляет уже, скажем, десять быков и шестьдесят коз и т. д., а после этого есть становится больше нечего. Благодаря этому обычаю богатства региона тают.

Вот несколько примеров. Если люди приглашают вас обедать, то, как правило, вы их также затем приглашаете отобедать — тако­ва негласная, социальная условность. Значит, если вы не хотите или не можете принять этих людей (нет квартиры, например, или не позволяет социальный статус: вы студент, художник или при­езжий), то у вас есть несколько вариантов выбора. Или вы не иде­те на обед, или идете, но приносите подарок, стоимость которого соответствует угощению, или приносите символический подарок — букет цветов или коробку шоколада. Таким образом, вы освобож­даете себя от этого обязательства. Но если вы освобождаетесь слишком быстро и слишком просто, то в глазах представителей некоторых этнических групп становитесь «неблагодарной свинь­ей». Если вы любезно пригласите кого-то ради собственного удо­вольствия или чтобы ему(ей) оказать услугу и этот человек прихо­дит к вам с дорогам подарком, который вам не нравится или про­сто не нужен, то вы, скорее всего, будете испытывать затрудне­ние, потому что это сводит на нет ваш добрый жест или потому что гость превзошел свои финансовые возможности или норму.

Существуют социальные или семейные системы, результа­том деятельности которых является удержание людей в зави­симости путем «оплаты» таких подарков (например, образова­ния), от которых они могут освободиться только посредством «вечной» признательности за оказанные услуги.

Иногда, между родителями и детьми из-за этого складывает­ся драматическая ситуация. Например, сын бедной вдовы, которая всю жизнь выкладывалась, чтобы поставить его на ноги и оплачивать его учебу, чувствует себя обязанным всегда оставать­ся рядом со своей матерью и не осмеливается ни жениться, ни даже гулять с друзьями своего возраста, пока она жива. И так всю свою жизнь. Либо он ставит крест на себе и жертвует своей жизнью, либо устраивает ее позднее, после кончины матери.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!