Участие специалиста-психолога; психологическая консультация.




Все эти формы схожи между собой по технологии и методи­ческим особенностям применения специальных психологиче­ских знаний. Различаются они по юридическим особенностям, процессуальному статусу, полномочиям, степени самостоятель­ности психолога.

В юриспруденции наиболее активно используется судебно-психологическая экспертиза, т.е. форма применения специальных психологических знаний, когда лицо, обладающее ими, выступает в роли эксперта. Это связано с тем, что экспертиза и ее результа­ты имеют важное юридическое значение. Заключение судебно-психологической экспертизы является самостоятельным доказа­тельством в уголовном и гражданском процессах. Именно от ре­зультатов экспертизы порой зависят характер и содержание при­нимаемого полномочным лицом решения, характер и объем от­ветственности, формы и средства воздействия на правонарушите­ля. Психолог, выступающий в роли эксперта, несет правовую от­ветственность за истинность, научность и объективность прове­денного исследования, интерпретацию полученных данных и представленное заключение. Судебно-психологическая экспертиза направлена на исследование явлений психики, поэтому проводит­ся преимущественно в отношении психически здоровых людей. Ее назначение целесообразно, если психическое здоровье направ­ляемых на экспертизу не вызывает сомнения у представителей следственных органов или подтверждено заключением судебно-психиатрической экспертизы. Поэтому судебно-психологическая экспертиза не должна предшествовать судебно-психиатрической экспертизе или они могут проводиться параллельно.

В перечень проблем судебно-психологической экспертизы можно включить разрешение любых психологических вопросов, интересующих следователя, суд, орган дознания и имеющих зна­чение для дела. Такие вопросы касаются психических процессов, явлений и свойств психической деятельности человека и влияю­щих на нее объективных и субъективных факторов, т.е. непосред­ственный объект судебно-психологической экспертизы — психика конкретного человека, что представляет достаточно сложный и динамичный объект исследования. Поэтому эффективность су­дебно-психологической экспертизы зависит от компетентности и уровня квалификации специалистов, привлекаемых в качестве экспертов-психологов.

Теория и практика психологической экспертизы носят объек­тивный характер и отражают развитие теоретической и практиче­ской сторон общей и юридической психологии, с одной стороны, и теории и практики юриспруденции, в частности юрисдикции, — с другой. Теоретической базой психологической экспертизы была и остается общая и юридическая психология. Методическая ее база формируется на основе поступательного движения этих и других отраслей психологии и правовой регламентации процессу­альной деятельности. Судебно-психологическая экспертиза, пред­ставляя форму психологической практики, отражает все тенден­ции, характерные для последней.

Теория использования специальных психологических знаний в уголовном, гражданском или административном процессах раз­вивается в рамках теории применения специальных психологиче­ских знаний в юрисдикции, которая входит в систему юридиче­ской психологии и в то же время тесно связана с криминалисти­кой, криминологией, наукой уголовного и административного права, уголовного и гражданского процессов, теорией государства и права, другими отраслевыми юридическими науками.

Таким образом, из уголовного и гражданского судопроизвод­ства вытекают следующие формы применения специального знания: лицо, обладающее специальными знаниями, выступает в процессе в роли эксперта или специалиста.

Обе формы схожи между собой по технологии, методиче­ским особенностям применения специального знания, но разли­чаются по юридическим особенностям, процессуальному стату­су, полномочиям, степени самостоятельности лица, привлекае­мого как эксперт или специалист. Именно две формы: 1) судеб­но-психологическая экспертиза и 2) участие специалиста-психолога в суде являются основными формами использования специальных психологических познаний. Подтверждением тому служит факт, что в юридической практике накоплен значитель­ный опыт привлечения психологов в качестве экспертов или специалистов.

В юридической литературе большинство авторов также склонны выделять указанные формы использования специаль­ных психологических познаний, разница между которыми, как полагают, заключается в значимости для заказчика используе­мого знаний и в статусе привлекаемых лиц. Эксперт проводит исследование и излагает свою позицию, мнение по поводу кон­кретного обьекта исследования. Что касается специалиста, то он разъясняет, опираясь на собственные специальные знания, от­дельные явления и факты, консультирует в отношении этих яв­лений и фактов должностное лицо или орган, оказывает помощь в обнаружении и фиксации определенных фактов и явлений, помогает должностному лицу письменно изложить установлен­ные обстоятельства и факты. Специалист в отличие от эксперта лишен процессуальной самостоятельности и действует под кон­тролем и по указанию полномочного лица или органа. Так, по требованию органа дознания, следователя, прокурора, судьи и суда в уголовном и гражданском процессах психолог принимает участие в процессуальных действиях (особенно когда они прово­дятся с участием несовершеннолетних и малолетних лиц), дает разъяснения по поводу психологических проявлений и феноме­нов правонарушений, поведения участников процесса, помогает с психологической точки зрения спланировать и провести про­цессуальное действие. Участие специалиста-психолога в процес­се носит производный и вспомогательный характер.

Имеющиеся недостатки в развитии практики привлечения в уголовный процесс специалистов-психологов могут быть в пер­спективе ликвидированы благодаря дальнейшему росту психо­логической подготовленности работников дознания, следовате­лей, прокуроров, судей, адвокатов. Хотя в законе прямо не ука­зано на необходимость привлечения специалистов-психологов к производству следственных и судебных действий, имеющиеся общие нормы привлечения специалистов, педагогов и врачей к следственным и судебным действиям с участием малолетних и несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, обвиняемых и подсудимых дают основания утверждать, что закон предоставля­ет возможность уполномоченному органу в уголовном процессе пользоваться помощью специалиста-психолога. На наш взгляд, в перспективе участие такого специалиста в уголовном судопроиз­водстве должно быть непосредственно предусмотрено в законе.

Участие специалиста-психолога в юрисдикции носит произ­водный и вспомогательный характер. По требованию суда, судьи психолог принимает участие в процессуальных действиях (осо­бенно когда они проводятся с участием несовершеннолетних лиц), дает разъяснения по поводу психологических проявлений и феноменов правонарушений, поведения участников процесса, помогает с психологической точки зрения спланировать и про­вести процессуальные действия

Специалист приглашается для участия в судебном разбира­тельстве в случаях, когда суду либо участникам судебного разби­рательства при исследовании доказательств могут потребоваться специальные знания и навыки. Мнение специалиста обязатель­но отражается в протоколе судебного заседания.

Эксперту могут быть заданы вопросы, входящие в компетен­цию специалиста. Постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции эксперта, недопустима, его мнение не может быть приравнено к заключению эксперта.

Кроме названных выше форм использования специальных психологических познаний, в литературе встречается и третья — психологическая консультация (некоторые авторы называют ее официальная консультация, или справка).

Психологическая консультация — это разъяснение специали­стом психологических сторон правонарушения, поведения обви­няемого, потерпевшего, свидетеля, истца, ответчика и других лиц, их личностных особенностей, а также сущности отдельных психологических теорий и подходов, которые могут быть при­менены на практике. Психологическая консультация может быть как устной, так и письменной. Последняя, надлежаще оформ­ленная, может приобщаться к делу в качестве документа.

Эксперт дает психологическую консультацию в случаях, ко­гда для ответа на поставленные полномочным органом или ли­цом вопросы не требуется специальных экспериментов и иссле­дований, а бывает достаточно ссылки на общие положения нау­ки или логических выводов.

В уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном за­конодательствах указывается, что дополнительные материалы могут быть представлены подсудимым, защитником, сторонами и другими заинтересованными лицами. Такое право предполагает возможность получения этими лицами письменной консультации у психолога. Объективный процесс использования в уголовном и гражданском процессах психологических консультаций отражает потребности практики в этой форме применения специальных психологических знаний. Вместе с тем психологические консуль­тации не могут заменить судебно-психологическую экспертизу.

Следует отметить, что применение психологической кон­сультации позволяет уже сегодня более полно реализовать права личности в уголовном и гражданском судопроизводстве, а также базовые принципы российского гражданского и уголовного про­цессов: состязательность, полноту, объективность расследования и судебного разбирательства, публичность и др. Безусловно, не­обходимо не только закрепление этой формы использования специальных знаний в уголовном и гражданском процессах ак­тами официального толкования закона, но и прямо предусмот­реть ее в законе.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!