Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.




АННОТАЦИЯ

Эддисон Годвин – нон-глэм, одна из десяти тысяч людей, которые не восприимчивы к чарам вампиров и их играм разума. Благодаря этому дару она стала работать аудитором и следить за соблюдением закона, гласящего, что между вампирами и людьми не должно быть физической близости. Этот закон необходим, потому что когда вампир пытается заняться сексом с человеком, то жажда крови в сочетании с похотью сводит его с ума.

Алек Корбин – мастер, обладатель четырёх звёзд и вампир с пронзительными голубыми глазами – намерен заполучить Эддисон в свою постель. Он клянётся, что может быть нежным, но Эддисон довелось увидеть слишком много людей, погибших от рук вампиров, чтобы купиться на эти обещания. Несмотря на то, что этот сексуальный двухметровый вампир очень горяч, Эддисон все равно не проявляет к нему никакого интереса.

Однако то, что она проверяет – а иногда и убивает – вампиров, не означает, что они все заслужили ее ненависть.

Лучшая подруга Эддисон, Тейлор, была насильно обращена и оказалась в рабстве самого жестокого вампира в городе. Жизнь девушки оказалась разрушена, и Эддисон никак не может ее спасти. События достигают кульминации, когда в город приезжает инквизитор вампиров, и Тейлор отдают ему в качестве секс-рабыни.

Когда Эддисон видит, как лучшую подругу мучают, пытают и обжигают серебром, ее терпению приходит конец, и она понимает, что должна что-то предпринять, даже если для этого ей придётся заключить сделку с Корбином и заплатить «кровавый долг».

 

Над книгой работали:

Перевод: с 1 по 22 главу – Eddie_10, Kassandra37; с 23 по 27 – Мария Гридина

Сверка:Оксана Гладышева

Редактура: Eddie_10, Ksuffanya, natali1875, Nikolle, Оксана Гладышева

Вычитка:Мария Гридина

Русификация обложки: Наталия Айс

Переведено специально для группы: https://vk.com/hot_universe


 

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. 4

ГЛАВА 2. 14

ГЛАВА 3. 25

ГЛАВА 4. 32

ГЛАВА 5. 45

ГЛАВА 6. 57

ГЛАВА 7. 74

ГЛАВА 8. 84

ГЛАВА 9. 89

ГЛАВА 10. 97

ГЛАВА 11. 104

ГЛАВА 12. 111

ГЛАВА 13. 115

ГЛАВА 14. 133

ГЛАВА 15. 142

ГЛАВА 16. 146

ГЛАВА 17. 151

ГЛАВА 18. 165

ГЛАВА 19. 171

ГЛАВА 20. 177

ГЛАВА 21. 184

ГЛАВА 22. 191

ГЛАВА 23. 197

ГЛАВА 24. 210

ГЛАВА 25. 215

ГЛАВА 26. 223

ГЛАВА 27. 228

 


ГЛАВА 1

– Ты здесь по собственной воле? И тебя никто не принуждал ни ментально, ни физически, работать в «Клыках»?

Молоденькая барменша окинула меня скучающим взглядом и вновь начала жевать жвачку.

– Нет, меня никто не принуждал. Просто тут больше чаевые и мастер Корбин никому не позволяет к нам приставать. К тому же, я получаю столько глэм-секса, сколько захочу. Что здесь может не нравиться?

Действительно. Я всмотрелась в ее глаза, ища маленькие красные точки в зрачках, которые бы указывали на порабощение, но их не было. В «Клыках», самом знаменитом клубе Тампы, пропагандирующем глэм-секс, никогда не было замечено ничего противозаконного и это выводило меня из себя. Ведь я так хотела прижать владельца этой забегаловки к стене. Самодовольный ублюдок.

Мерзавец сидел на высоком постаменте в центре клуба и осматривал свои владения. Алек Корбин – мастер вампиров и обладатель четырёх звезд. Он выглядел, как ожившая влажная мечта, ростом в шесть футов четыре дюйма[1]. Казалось, что Алеку около двадцати двух или двадцати пяти, а его тело было сплошь покрыто мышцами, которые он не стеснялся демонстрировать. Черная футболка обтягивала мускулистую грудь и широкие плечи, а светло-русые волосы отливали золотом в приглушенном освещении клуба. Он умер небритым, но щетина на его квадратной челюсти только добавляла сексуальную привлекательность, и я могла поспорить, что он прекрасно это знал.

Однако не размеры и внешность Корбина вызывали восхищение каждого фаната вампиров в солнечном штате – такой эффект давали его глаза. Обманчиво мерцающие серебристо-голубым и обрамленные густыми темными ресницами. Они напоминали мне сверкающую гладь озера. Таинственный водоем, в глубине которого обитали монстры, жаждущие вцепиться в тебя и утащить на дно. Красивый снаружи и чертовски страшный внутри.

«Да, это определение очень подходит Корбину».

Как будто почувствовав мой взгляд, вампир посмотрел на меня и улыбнулся, обнажая клыки, что было весьма оскорбительно. Я без страха встретила взгляд этого монстра и безразлично посмотрела в ответ.

Я позволила себе этот жест, потому что являлась аудитором, но не рекомендовала бы совершать подобную глупость обычному человеку. Ведь я одна из десяти тысяч людей, которые не воспринимали чары вампиров и их игры разума. Это очень помогало мне в работе, но если бы кто-то, не обладающий моим даром, попробовал повторить мои действия, то ему бы не поздоровилось.

– Серьезно, эта работа потрясна. Где еще можно получить множество оргазмов в качестве бонуса? – веселый голос барменши отвлек меня от взгляда Корбина, и я снова сосредоточила на ней внимание.

Вьющиеся волосы девушки обрамляли множеством завитков округлое лицо, а на шее были свежие отметины от клыков. Оглядев клуб, оформленный в красных, черных и серебряных тонах, я заметила нескольких клиентов с подобными метками. Похоже, от желающих получить секс взамен на кровь, сегодня не было отбоя.

– Итак значит, ты часто занимаешься глэм-сексом? – меня прежде всего интересовало состояние ее серого вещества.

Не было никаких доказательств тому, что глэм-секс – ментальный секс с вампиром – имел долгосрочные побочные эффекты, но как часто человек мог позволять вампиру проникать в свой мозг, прежде чем тот превратится в кашу?

– Ага, он великолепен. Особенно с мастером Корбином. Мне удалось испытать это с ним лишь однажды, когда я только устроилась на работу, но это оказалось ошеломляюще.

Она застенчиво махнула рукой Корбину, который не удосужился ответить. Однако отсутствие внимания не смутило барменшу.

– Это было так удивительно, – изливала она свой восторг, продолжая мне улыбаться. – Ты когда-нибудь пробовала?

– Мне запрещено это, – я указала на тату в виде маленькой черной звезды у внешнего угла моего правого глаза – метку аудитора.

Когда я отдыхала, то маскировала этот знак косметикой, но согласно закону, на работе мне предписывалось держать его на виду. Тот же закон обязывал вампиров набивать собственные тату – по одной звезде на каждый прожитый век. Или, если говорить формально, существования.

Для этой татуировки, вампиры использовали особые чернила, созданные с использованием крови, но метка всё равно со временем исчезала и ее приходится наносить заново.

Алек Корбин имел четыре кроваво-красные звезды под левым глазом. Насколько я знала, он был единственным вампиром во Флориде, который имел четыре звёзды, и это меня устраивало. Ведь чем дольше жил вампир, тем более мощной силой обладал. Четыре звезды встречались редко и пугали меня до жути. Если бы в штате было больше одного такого вампира, то вы бы оказались поистине в ужасающем месте.

– Ах, верно, – барменша покачала головой. – Вампиры не могут воздействовать на тебя глэмом, так? Вот облом.

– Я и без этого чувствую себя отлично, – сухо ответила я. – Как твой парень относится к тому, что ты каждую ночь занимаешь глэм-сексом?

– Как только два года назад я устроилась на эту работу, то оборвала все отношения. Тогда я собиралась замуж за одного парня, но он разозлился, когда я бросила колледж, чтобы устроиться в «Клыки» на полную ставку. Он считал глэм-секс изменой, но ведь вампиры во время него даже не прикасались ко мне. Он совсем не понимал меня и вел себя как мудак, поэтому мы расстались.

– Так ты бросила колледж, и у тебя не было серьезных отношений в течение двух лет? Всё это ради работы в баре, где тебя каждую ночь трахают ментально? – спросила я напрямую. – Только задумайся об этом – ты уже могла бы счастливо выйти замуж, нарожать детей и построить карьеру, а вместо этого разливаешь пиво за минимальную зарплату. Это действительно того стоит?

Щеки барменши окрасились гневным румянцем.

– Ты говоришь, как моя мама. А если задуматься, то и выглядишь, как она.

Ладно, а вот это уже обидно. Тридцать лет приближались довольно быстро, но я не считала, что выгляжу на свой возраст. Благодаря ярко-рыжим волосам, карим глазам и веснушкам я казалась моложе – эту черту я ненавидела, но при необходимости использовала в своих интересах.

Возможно, девушка имела в виду мою одежду. Я была одета в идеально сшитый на заказ серый брючный костюм и черные туфли на каблуках, что добавляло немного роста к моим пяти футам четырем дюймам[2]. Довольно строгий покрой не открывал ни кусочка моего тела, за исключением рук и горла, что довольно сильно отличалось от коротких шортиков барменши и её майки, открывавшей живот.

– Забудь, – заявила я, закрывая свой блокнот с записями. – То, что ты творишь со своей жизнью, касается только тебя.

Я пыталась уйти с миром, но девушка не желала так просто сдаваться.

– А вот в твоей жизни ничего интересного не происходит, – усмехнулась она. – Ты просто бюрократка, которая постоянно что-то вынюхивает и пытается испортить удовольствие окружающим. Ведь именно этим ты занимаешься весь день? Задаешь людям глупые скучные вопросы?

– Вообще-то, иногда я даже убиваю вампиров, – любезно ответила я. – Так что моя работа вовсе не вызывает скуку.

Наблюдая за тем, как отвисла челюсть барменши, я, наконец-то, испытала удовлетворение, так как думала, что достучалась до девушки. Но в этот миг услышала позади себя низкий холодный голос:

– Думаю, ты уже достаточно разозлила мисс Годвин, Бэмби. Почему бы тебе не проверить, нуждается ли пятый столик в дополнительных напитках.

– Как скажете, мастер Корбин, – от благоговения, звучавшего в ее голосе, я закатила глаза. Затем девушка поклонилась и попятилась назад, отступая так, будто Корбин был каким-то гребаным королем. Впрочем, для этой фанатки вампиров, он таким и являлся.

– Извини. Бэмби не самая смышленая барменша в «Клыках», но она верна и знает своё дело, – Корбин развернулся ко мне лицом, и меня сразу же окутало его обаянием. Я ощутила на себе завистливые взгляды наблюдавших за нами женщин и даже мужчин.

– Ничего страшного. Такое не редко встречается в моей работе, – я встретила его взгляд, однако то, что он не мог очаровать меня своим глэмом, не означало, что мне было легко выдержать внимание его решительных серебристо-голубых глаз.

– Так же, как и убийство вампиров, – ласково повторил он.

Я нахмурилась.

– Все верно, – я всегда носила с собой глок 22, заряженный пулями с нитратом серебра, и знала, как им пользоваться. Но спускала курок лишь дважды – оба раза моя жизнь находилась под угрозой и у меня были веские основания для убийства.

Когда вампира приговаривали к смерти, то именно я нажимала на кнопку, открывающую застеклённую крышу в солнечной комнате, где казнили наших клыкастых друзей. Это было частью моей работы, ведь кто-то же должен был делать это. Да, убивать кого-либо мне не очень нравилось, но и извиняться за это я не собиралась.

Корбин, кажется, почувствовал мое настроение, потому что сменил тему.

– Надеюсь, ты получила всю необходимую информацию, и наш небольшой клуб с честью прошел испытание? – спокойно спросил он.

– Да, вы исполняете все предписания, – я не смогла скрыть досаду в голосе. На другие вампирские заведения регулярно поступали жалобы, но с «Клыками» никогда не возникало проблем. Все сотрудники были абсолютно счастливы, а клиенты полностью удовлетворены. Даже местный полицейский участок никогда не получал звонков о пьяных беспорядках, что и вовсе было удивительно, так как в клубе имелся полноценный бар, который работал до пяти утра.

– Кажется, ты разочарована, – ухмыльнулся Корбин, демонстрируя клыки, и меня это взбесило. Не многие люди были в курсе, но, когда вампир так откровенно показывал клыки, это значило больше, чем проявление голода – это был откровенный флирт. Корбин с тем же успехом мог потереться членом о мою задницу.

– Почему бы тебе не закрыть рот, Корбин. Я не оценила это маленькое представление.

– Ты должна быть польщена, – мягко заявил он. – Не так уж много живых существ влияют на меня таким образом.

– У тебя встает на опасность, да? – я изменила позицию, из-за чего мой пиджак распахнулся, открывая глок в наплечной кобуре. К сожалению, серебристо-голубой взгляд Корбина сфокусировался на моей груди, а не на пистолете.

– Скажем так, мне нравятся агрессивные женщины, – ухмыльнулся он, продолжая сверкать клыками. – Очень жаль, что тебе требуется оружие, чтобы подтвердить свои угрозы. Мне бы больше понравилось, будь у тебя реальная физическая сила, чтобы сразиться со мной на равных.

– Зачем? Ты хочешь заняться армрестлингом?

Он рассмеялся низким роскошным голосом, который, казалось, пробирал меня до костей.

– Я предпочел бы другой вид борьбы, и я совершенно не имею в виду глэм-вариант.

Я почувствовала, что краснею, и это еще сильнее меня разозлило. Корбин говорил о сексе – не глэм-трахе, а реальном физическом сексе, несмотря на то, что между людьми и вампирами это было запрещено законом. А все потому, что ты не мог лечь в постель с существом, которое обладало силой завязать морским узлом железный прут, и на следующее утро проснуться без каких-либо травм. Хотя ты на утро мог и вовсе не открыть глаз. Когда вампир пытался заняться сексом с человеком, то жажда крови в сочетании с похотью сводила его с ума, и на утро результат подобной страсти выглядел, как картина Джексона Поллока[3].

– Вижу, я дал тебе пищу для размышлений, – заметил Корбин, когда я не ответила.

– Да. Я задумалась о том, что ты предлагаешь мне нечто большее, чем глэм-секс, а это, как тебе известно, является нарушением закона.

Он скрестил руки на широкой груди и усмехнулся.

– Я бы никогда не предложил это человеку, Эддисон, если бы не был уверен в том, что она с этим справится.

То, что он обратился ко мне по имени, взбесило меня еще сильнее, чего он, видимо, и добивался. Я достала наручники, изготовленные из прочного серебряного сплава, который вампиры не могли сломать. Они были покрыты бархатом, что защищало кожу этих существ от ожогов и, на мой взгляд, портило весь эффект. Тем не менее, они неплохо справлялись с поставленной задачей.

– Ты угрожаешь офицеру?

– Не угрожаю, а предлагаю. Ты напряжена, а я просто хотел помочь тебе расслабиться.

– Перспектива быть разорванной на куски озверевшим от жажды и похоти вампиром так расслабляет. Нет уж, спасибо, Корбин.

Он отмахнулся от моих слов ленивым жестом.

– Такой исход возможен только с молодым вампиром, который еще не научился себя контролировать. С возрастом мы приобретаем мастерство. Уверяю, Эддисон, я доводил бы тебя до наслаждения очень нежно и основательно. Ты бы кончала снова и снова.

Я покачала головой, понимая, что мои щеки сравнялись по цвету с моими волосами. Проблема в общении с древними вампирами состояла в том, что у них совсем не осталось моральных принципов, и они не следили за своими высказываниями. Корбин предлагал мне секс так же небрежно, как если бы речь шла о бесплатном напитке из бара, и самым печальным было то, что это – лучшее предложение, которое я получила за весь прошедший год. Единственное предложение. Но Корбину я бы в этом никогда не призналась.

– Продолжай трахать мозги своим постоянным клиентам, – ответила я. – Меня это не интересует.

Он пожал широкими плечами.

– Как знаешь, но ты должна как-то расслабиться. Ты так сильно заведена, что мне любопытно, когда ты уже сорвёшься.

– Я занимаюсь йогой три раза в неделю, – брякнула я, задетая тем, что он так легко определили состояние моей личной жизни. – И это приносит мне достаточно расслабления, так что не стоит беспокоиться.

Корбин окинул меня заинтересованным взглядом.

– Если ты можешь открывать свое сознание на этих занятиях, то способна опустить свои щиты и позволить мне очаровать себя. Я могу доставить тебе удовольствие и без прикосновений, если ты так сильно боишься моей силы.

– Я была бы дурой, если бы не боялась, – прямо ответила я. – Быстрее я лягу в постель с питоном, нежели с вампиром – вы оба хладнокровные хищники, но, могу поспорить, змея намного больше любит обниматься.

– Я тоже люблю объятия, – прошептал Корбин и прикрыл глаза. – И могу быть ласковым, нежным и страстным. Ну же, Эддисон, я чувствую твое вожделение, оно обволакивает меня при каждой нашей встрече. Как давно к тебе прикасался мужчина?

– Ты чувствуешь собственное эго, придурок, – огрызнулась я, разозлившись, что он так легко догадался о моей проблеме. – А если продолжишь приставать ко мне, то я доставлю тебя в полицейский участок так быстро, что у тебя закружится голова.

– Ладно-ладно, – вампир поднял ладони в защитном жесте и спрятал клыки. – Я бы не желал оказаться по другую сторону закона. Просто знай, что мое предложение остаётся в силе. Меня сильно влечет к тебе, и я хотел бы познакомиться с тобой поближе, ментально или физически. А может и то, и другое.

– Ты зря тратишь время. Найди кого другого на роль персонального банка крови, потому что я никогда не соглашусь на это.

– Да ну? – я даже не успела моргнуть, а он уже схватил меня за руку и задрал рукав моего серого пиджака, обнажая шрамы на запястье. – Ты утверждаешь, что ненавидишь вампиров, и все же кормишь одного из нас, Эддисон. Кто этот счастливец?

– Отпусти, – выдавила я, не оказывая сопротивления, ведь в этом не было никакого смысла, я бы скорее вывернула руку, чем вырвалась из его захвата. – То, чем я занимаюсь в свободное время – не твое грёбаное дело, – заявила я.

– Кем бы ни был этот вампир, у него не очень-то много опыта. Я мог бы вылечить тебя, – он так нежно погладил мое травмированное запястье большим пальцем, что я едва ощутила это прикосновение. Однако эта ласка, казалось, послала электрические импульсы по всему моему телу.

– Я сказала, отпусти, – моё дыхание сбилось, и, конечно же, это произошло из-за гнева.

Наконец, Корбин освободил мое запястье.

– Хорошо.

– Ну, всё, – как только моя рука оказалась вне его хватки, я сразу распахнула блокнот и начала писать. – Жди повестку в суд. Я знаю, что семинаров о сексуальном домогательстве не проводили еще в то время, когда тебя создали, или породили, или как там вы это называете...

– Мы называем это перерождением во тьме, – подсказал он, наблюдая за мной. – Или обращением.

– Не имеет значения, – я вырвала листок и протянула его вампиру. – Я пришла сюда осмотреть клуб и поговорить с сотрудниками, а не выслушивать дерьмо, которое ты несёшь.

Казалось Корбина это удивило.

– Я бы не предложил тебе услуги сексуального характера, если бы твоя потребность не была столь очевидной, Эддисон. И если бы ты не была такой завораживающе прекрасной.

Я в отвращении взмахнула руками.

– До тебя все никак не дойдет, да? Тебе грозит, как минимум, огромный штраф, а ты всё продолжаешь нарываться. Сколько еще раз повторить? Меня это не интересует.

Корбин улыбнулся, снова сверкнув клыками.

– Я поверю в это лишь тогда, когда твое тело подтвердит слова. Обдумай мое предложение о сексе и шрамах. Прощай, Эддисон.

Он уплыл прочь, оставляя меня кипящей от ярости.

– Чтоб ты знал, для тебя я – офицер Годвин, – прошептала я, зная, что он услышал меня, невзирая на переполненный зал и гремящую на танцполе музыку. И конечно же, Корбин улыбнулся и отсалютовал мне. Черт бы его побрал. Я надеялась, что судья удвоит или утроит обычный штраф. К сожалению, преподать ему урок не удастся – Корбин был настолько богат, что без проблем оплачивал огромные страховые взносы за свой клуб с глэм-сексом. Этот штраф был просто каплей в море по сравнению с выручкой, которую собирали «Клыки» каждую ночь.

Все еще кипя от ярости, я развернулась и направилась к выходу в задней части клуба. К сожалению, чтобы добраться туда, мне пришлось пройти мимо глэм-кабин с полностью стеклянными стенами, как того требовал закон, и стада вуайеристов, обожающих смотреть на то, как кто-то занимался глэм-сексом.

По обе стороны от меня мелькали люди, которые дарили вампирам свою кровь в обмен на секс. Обычно вампиры брали аванс кровью, прежде чем начать глэм-сессию. Людям приходилось подписывать длинный договор, освобождающий существ и владельца клуба от какой-либо ответственности.

Казалось бы, вся эта юридическая тягомотина, через которую проходил человек, желающий испробовать глэм-секс, должна была отбить охоту на подобные развлечения, но нет. Несмотря на поздний час, люди все еще толпились вокруг кабинок в ожидании своей очереди, и большинство из них уже подписали все документы.

– Посмотри мне в глаза, – уловив страстный женский голос, я обратила внимание, как вампирша склонилась над маленьким столиком и взяла за руки лысеющего бизнесмена средних лет. – Мы вдвоем, обнаженные, лежим на огромной кровати.

– Да, – его зрачки расширились, а дыхание участилось. – Да, на черных атласных простынях. И я привязан к кровати.

– Как скажешь, – женщина явно скучала. Без сомнений она слышала этот сценарий уже тысячу раз. – Ты был очень непослушным мальчиком и заслужил наказание.

– Да! – лысый бизнесмен вспотел и, поддавшись вперед, с нетерпением сжал руки вампирши. – Да, я плохой. Поэтому ты должна отшлепать меня.

– Отлично, тогда я беру свой паддл[4]. Он обтянут кожей и имеет отверстия, чтобы снизить сопротивление ветра. Он будет отлично ощущаться на твоей заднице, непослушный мальчик.

Я никогда не пробовала глэм-секс, но знала, что этот человек на самом деле видел то, что описывала вампирша. Это отчасти походило на секс по телефону, только с очень яркими реалистичными картинками. Такое извращенное ментальное кино было настолько убедительным, что глэм-зависимые часто начинали путать реальность с воображением.

Бизнесмен засунул руку в штаны и стал беззастенчиво ласкать себя, что выглядело довольно жалко. Иногда в этом не было необходимости. Я слышала, что более древние вампиры могли доводить партнеров до оргазма без единого прикосновения – я имею в виду твоих собственных, а не их.

«Скорее всего, Алек Корбин был способен лишь одним взглядом подарить множественные оргазмы», – я быстро отмахнулась от этой мысли. Корбин был не просто вампиром, обладающим четырьмя звёздами – он являлся кретином, а его внешность и наглые заигрывания меня вовсе не привлекали.

– Мастер велел передать вам это.

Я вздрогнула от раздавшегося рядом спокойного холодного голоса и осознала, что стояла и завистливо наблюдала за глэм-сексом потного бизнесмена и скучающей вампирши, подобно другим вуайеристам, с нетерпением, бродившим между кабинками.

– Что это?

Я посмотрела на визитку, которую протягивал мне невысокий кудрявый вампир. Его красивое лицо было андрогенным, что я даже не сразу осознала стоит ли передо мной мужчина или женщина. Впрочем, это не имело значения, так как почти все вампиры были бисексуальны.

– Его личный номер, – заявил вампир. – Он просил передать, что вы можете звонить в любое время.

– Разве он не спит днем? – поинтересовалась я, позабыв о том, что не собиралась звонить Корбину.

Худосочный вампир пожал плечами.

– Мой мастер уже давно является вампиром, и ему требуется совсем немного дневного сна.

– Поняла, – я взяла визитку, собираясь разорвать, но вместо этого почему-то положила ее в карман.

– Вы хотите что-либо передать мастеру Корбину? – спросил маленький вампир.

– Нет, – отрезала я. – Хотя подождите – да. Передайте ему, что наличие у меня его личного номера, не сподвигнет меня с ним перепихнуться[5], так что пусть даже и не надеется.

Андрогенный вампир с недоумением посмотрел на меня.

– Звонить ягодицам? Вы будете звонить его ягодицам по телефону? Не понимаю.

Я подавила смех.

– По сути, это означает, что меня не интересует секс с вампиром.

Он выглядел опечаленным.

– Мне жаль, что вы так сильно ненавидите мой вид. Мы ведь тоже когда-то были людьми.

– Да, знаю, – я нахмурилась. – Некоторые из моих лучших друзей – вампиры, просто мне не нравится конкретно Корбин. А теперь, если вы позволите... – я взглянула на часы. Было уже три часа ночи, самое время отправляться домой. Из-за вампиров я была вынуждена работать ночью, и моя смена наконец-то подошла к концу. Слава Богу.

– Я передам ваши слова мастеру Корбину, – заверил меня худощавый вампир. – Хотя я так до конца и не понял смысла выражения «звонок ягодицам».

– Не забивай этим свою хорошенькую голову, твой мастер всё поймет, – современный сленг Корбин понимал прекрасно, что было необычно для такого древнего вампира.

Иногда в его низком голосе проскальзывал легкий гэльский акцент, и Корбин не часто пользовался сокращениями, однако в остальном его речь ничем не отличалась от окружающих.

В этом, вероятно, и заключался секрет его долголетия. Технически, вампиры были бессмертны, однако не многие смогли адаптироваться достаточно, чтобы идти в ногу со временем. Некоторые из них просто заканчивали самоубийством уже после пары прожитых веков, что было хорошо, иначе мир бы населяли кровососы, а люди стали бы просто стадом для их пропитания.

Я целенаправленно пошла к выходу, на этот раз, не отвлекаясь на различные причудливые фантазии, о которых шептали люди в стеклянных кабинках по обеим сторонам от меня.

Меня тошнило от всей этой чуши, и я в сотый раз захотела сменить работу, однако мне слишком хорошо платили, чтобы все бросить, к тому же, у меня были личные причины для того, чтобы остаться.

Тем более обычно мне не приходилось переживать такое количество дерьма за одну ночь. Большинство вампиров боялись и ненавидели меня, и ни один из них, кроме Корбина, не осмеливался ко мне приставать.

По крайней мере, мне не придется наведываться в «Клыки» целый месяц, и это немного скрашивало эту ночь. Эти мысли крутились в моей голове на протяжении всего пути на парковку, но затем я получила важный звонок.

ГЛАВА 2

Я застонала, взглянув на телефон. Звонила моя лучшая подруга Тейлор, а я уже и так чувствовала себя вялой.

«Надеюсь, она хочет просто поболтать, а не ищет полночную закуску».

Как видите, я не шутила, когда упомянула, что некоторые из моих лучших друзей вампиры. Мы с Тейлор дружим со второго курса, и она вампир, к сожалению, не очень хороший.

Я ответила на третий гудок и попыталась ответить так, чтобы мой голос звучал радостно.

– Привет, соседка, что нового?

– Не так уж и много, – по этим нескольким словам я смогла определить, что Тейлор еле сдерживалась и была готова расплакаться. – Могу ли я… заглянуть к тебе? – спросила она. – Не для того, чтобы поесть или что-то в этом роде. Просто поговорить.

– Конечно, – ответила я, подавив вздох. Мой день начался почти двадцать часов назад с казни вампира, и я чувствовала себя полностью выжатой, однако не могла отказать Тейлор. Ведь в конце концов, это по моей вине она стала вампиром.

– Хорошо, я буду через двадцать минут.

– Увидимся, – пробормотала я и забралась в машину, заводя двигатель. – Я еду домой с ежемесячной инспекции в «Клыках».

– Ох, прости, – казалось, это ее взволновало. – Алек Корбин вновь к тебе приставал?

– Ты и представить себе не можешь.

Я немного жалела о том, что рассказала лучшей подруге об извращённом притяжении, которое Корбин, казалось, испытывал ко мне, потому что она не могла держать что-либо в секрете от своей госпожи – обратившей ее вампирши. Мы с Тейлор всегда доверяли друг другу, и было тяжело отказаться от этой привычки.

«Да и кроме того, – рассуждала я, – что такого в том, чтобы другие вампиры в Тампе узнали о том, что Корбина влечет ко мне? Это только докажет его сумасшествие. Ведь никто не осмеливался заявить ему об этом в лицо, так как он являлся самым сильным вампиром в штате».

– Если хочешь, сначала мы можем обсудить твои проблемы, – предложила Тейлор, прерывая мои размышления.

– Нет, я наоборот желаю быстрее об этом забыть, – пробормотала я, думая о предложении Корбина исцелить мои шрамы. Они действительно были уродливыми, к тому же, приходилось объяснять всем, откуда они взялись. Это вынуждало меня большую часть времени ходить в кофтах с длинными рукавами. А в Тампе, где жара и влажность походили на сущее наказание, это было довольно серьёзной проблемой. Однако если я скажу об этом Тейлор, то это только ранит её чувства.

– Ладно, как хочешь, – в ее голосе вновь прозвучала подавленность. Мне хотелось выяснить, в чём тут дело, но я сопротивлялась желанию начинать этот длинный разговор по телефону.

«Уже поздно, а я чертовски устала, так что пора завершать разговор и полностью сосредоточиться на управлении машиной».

– Я скоро буду, – пообещала я, желая, чтобы у меня была возможность напоить ее солёной маргаритой, такой же, какую она любила раньше.

Но вампиры могли употреблять только кровь и изредка немного слабого чая или разбавленного вина, так что о поездке в «маргаритавилль» не могло быть и речи.

– До встречи, – она повесила трубку, и я вздохнула, убрав телефон обратно в карман.

Вот я и поспала. Судя по тому, что мне было известно о Тейлор и её проблемах, до того времени, когда я отправлюсь в мир грёз, ещё далеко.

Проезжая по тёмным улицам Тампы, я вспомнила ту ночь шесть лет назад, когда моя лучшая подруга стала живым мертвецом.

Воздух той ночью был таким же, как и сегодня: раскаленным, липким и слишком влажным, чтобы выходить на улицу. Мне хотелось остаться в нашей уютной двухкомнатной квартире, заказать пиццу и смешать наш любимый напиток в блендере. Однако после разрыва с Тоддом, которого я когда-то считала идеальным женихом, я только и делала, что сидела дома.

Тейлор не хотела, чтобы я хандрила, поэтому настаивала на том, что нам стоит оторваться и повеселиться, если вспоминать, то дословно это звучало так: «Поднимай свою задницу с дивана и попытайся забыть о том, что прекрасный принц превратился в лягушку!»

Я неохотно согласилась, к тому же то, что Тейлор выиграла по радио билеты на встречу с Селестой, которая устраивала шоу «Мистрис восхитительных вампиров, обитающих в ночи», показалось нам счастливым совпадением. Мы оделись во всё чёрное, как настоящие фанатки вампиров, а Тейлор в завершение образа где-то раздобыла такого же цвета помаду и лак для ногтей. К тому времени, как мы вышли из квартиры, никто не отличил бы нас от девушек, обожающих этих существ.

Ступив в банкетный зал отеля «Embassy Suites», где проходило выступление, мы хихикали, как парочка школьниц. Селеста обладала тремя звёздами и отличалась уникальной силой убеждения, поэтому на её шоу ходило столько же туристов, сколько в Диснейленде[6] и в Буш Гарденс[7].

Однако, несмотря на проживание в городе населенным вампирами, ни я, ни Тейлор ни разу не видели их в действии. Мы были хорошими студентками и постоянно грызли гранит науки, так что времени на развлечения у нас почти не оставалось. Я занималась получением докторской степени по английской литературе девятнадцатого века, а Тейлор хотела стать ветеринаром. Наши мечты разлетелись на осколки той ночью, но по совершенно разным причинам.

Мы заняли места в первом ряду, и огни в зале эффектно потухли. Затем из-за кулис зазвучала тихая гипнотическая мелодия, которую играли на флейте, и внезапно прямо перед нами оказалась Селеста, выглядевшая подобно богине.

Она была одета в стиле флэпперов[8], хотя я знала, что родом она не из бурных двадцатых, а из эпохи, существовавшей примерно два века назад. Впрочем, худой короткостриженой блондинке сарафан с бахромой и бисером шел гораздо больше, нежели если бы на ней была одежда из семнадцатого столетия.

– Леди и джентльмены, люди всех возрастов и убеждений, сегодня вы пришли сюда, чтобы вас поразили и очаровали. Могу пообещать, что именно так все и будет.

С первыми звуками тихого, но проникновенного голоса вампирши толпа затихла. Оглядевшись, я заметила, что глаза присутствующих были прикованы к Селесте, а на их лицах отражалось томление и восторг.

Казалось, на всех словно наложили какое-то заклятье, даже на Тейлор – особенно на Тейлор. Осознав, что была единственной, кто не восхищался Селестой, я заволновалась.

– Вы уже подписали этот никчёмный клочок бумаги, который нас заставили выдать вам человеческие адвокаты, – продолжила девушка. – Так давайте же, как говорится, приступим. Мне понадобится доброволец из зала.

Все подняли руку. Абсолютно все. Кроме меня, конечно. Я не собиралась подниматься на сцену к этому древнему существу, выглядящему как симпатичный подросток. Чем дольше я находилась в зале, тем неуютнее себя чувствовала, а ведь шоу ещё даже не началось. Повернувшись к Тейлор, чтобы предложить уйти отсюда, я обнаружила, что Селеста уже вызвала её на сцену.

– Ты очень глубокий человек, дорогая. И обладаешь истинным потенциалом, – произнесла она, не сводя глаз с моей подруги. – Твоя душа стара. Подойди и расскажи о себе. Позволь мне исцелить тебя.

– Тейлор, нет, – прошипела я, схватив её за руку, но она отмахнулась и быстро направилась в сторону сцены.

– Я готова, Селеста, – ее зрачки были расширены, а голос казался механическим. Это напугало, но мне было не к кому обратиться за помощью. Ведь все, кроме меня, были очарованы вампиршей.

Позже выяснилось, что это был особый дар Селесты, благодаря чему она приобрела известность. Девушка могла околдовать толпу людей всего лишь с помощью своего голоса, заставляя их верить в то, чего желала она.

Само представление оказалось довольно банальным. Селеста по одному вызывала зрителей на сцену и рассказывала им какие-то незначительные детали об их прошлом, например, о том, где они потеряли свои любимые серьги или, когда потерпели неудачу в любви. Но, находясь под действием её чар, люди уходили, думая, что она сообщила им что-то уникальное и мудрое. Всё шоу являлось одним большим обманом, но туристы обожали Селесту, а она любила, когда ей поклонялись, так что всё было отлично. Для вампира. А вот для моей лучшей подруги не совсем.

Мистрис вампиров ловко манипулировала Тейлор. Она пару раз намекнула на то, что недавно в её жизни произошла несколько любовных неудач, и моя подруга растаяла как мороженое на солнце. Она расплакалась и начала молить Селесту о помощи.

– Я исцелю тебя от этой печали, красавица, – нараспев произнесла Селеста, нежно погладив Тейлор по щеке.

В этот момент я осознала, что происходит нечто большее, нежели простое шоу. Ростом пять футов десять дюймов[9], с пышной статной фигурой и длинными чёрными волосами, Тейлор выглядела как девушка с обложки дамского романа. Я, как подруга, всегда восхищалась её безупречной кожей и телом модели. Однако Селеста жадно рассматривала Тейлор, и было заметно, что от своего последнего «добровольца» она хотела не только дружбы.

Пока вампирша очаровывала Тейлор, я беспомощно сидела в толпе, желая хоть что-нибудь предпринять, но понимала, что остановить происходящее мне не по силам. Наконец, после серии бесконечно долгих объятий, поцелуев и вздохов, Селеста отпустила Тейлор, позволив ей вернуться ко мне.

Я щёлкнула пальцами перед носом лучшей подруги, пока мистрис вызывала на сцену следующую жертву.

– Тейлор, очнись! Приди в себя!

Тейлор прикрыла свои голубые глаза и мечтательно улыбнулась.

– Эддисон? Ты всё ещё здесь?

– А куда я денусь? – хмуро произнесла я. – Я застряла здесь, пока ты выкладывала все свои секреты этой вампирше. И вообще, что за чушь касательно твоих любовных разочарований? Ты вела себя так, словно тебя бросили у алтаря, а ведь ты уже год ни с кем не встречаешься!

– Она видела меня насквозь. Все что творится в моей душе, – задумчиво пробормотала Тейлор. – Я рассказала ей всё, потому что не было других вариантов, только так она могла мне помочь. И теперь я знаю, что должна сделать, чтобы исцелиться.

Меня очень не нравился весь этот невнятный лепет, слетавший с её чёрных губ. Я бо





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!