Четыре контура бессознательного




Для начала хочу ознакомить вас с удивительно интересной и практичной концепцией контуров человеческого бессознательного Т. Лири (блистательно изложенной Р. Уилсоном в книгах «Квантовая психология» и «Психология эволюции»), концепцией, которая позволит вам сразу и почти до конца понять то, что происходит с любым ребенком в период его «счастливого» детства. Концепцией, которая даст вам возможность определить, каким именно вы стали в результате сомнительных педагогических экспериментов ваших родителей и иже с ними.

Отмечу, однако, что речь здесь идет не столько о воспитании, сколько о программировании. Ведь помимо традиционного воспитания существует еще как минимум три применяемые взрослыми и миром в отношении детей схемы обучения/программирования, а именно:

• импринтинг,

• условные рефлексы,

• оперантное обусловливание (кондиционирование).

Прошу прощения, но знание это столь важно для понимания данной главы, что я позволю себе немного вас помучить.

Так вот, импринтинг - мгновенное запечатление информации - случается не только сразу после рождения (именно о таком импринтинге вы знаете из школьного курса биологии), но и во всех случаях, когда стимул обладает такой силой, что переживание фиксируется в качестве опыта раз и навсегда. Так, все мы только лишь раз пытаемся сунуть руку в огонь, ибо неприятное (мягко говоря) ощущение от ожога раз и навсегда импринтирует в нас почтительное отношение к любому пламени. К сожалению, наряду с экологичными импринтами, мы — особенно в детский период нашей жизни — получаем массу импринтов неэкологичных. Например, достаточно один-единственный раз как следует нахлебаться воды при неудачном знакомстве с водной стихией, чтобы потом почти наверняка получить устойчивую водобоязнь.

Условно-рефлекторное обучение заключается в интенсивном подкреплении стимулов, происходящих с большой частотой в течение короткого отрезка времени. Помните, как дедушка Павлов кормил собачек с одновременным позваниванием в колокольчик, отчего вскоре слюна у них стала появляться без пищи, по одному только звонку? Вот так и у нас, людей. Например, когда родители учат ребенка чему-то новому, они подкрепляют его успехи соответствующим стимулом («Сделаешь уроки — получишь конфету»). Однако учтите, что если стимул или действие не подкрепляются, он или оно довольно быстро исчезает....

Ну а программирование оперантным обусловливанием вышеописанное как бы переворачивает — не важно, с головы на ноги или наоборот. Здесь подкрепляются не искусственно привязанные к этому самому подкреплению стимул или действие, а самостоятельно найденное поведение. То есть метод направлен на достижение какой-то цели, не всегда осознаваемой даже родителями. Они вознаграждают то, что им нравится или что их устраивает, но пресекают все то, что им не импонирует или не нравится, загоняя тем самым ребенка . в узкий диапазон действий и поведения—т. е. программируя его нужным их родительскому «я» образом.

 

Так вот, согласно вышеупомянутой концепции Т. Лири, где-то в глубинах нашего сознания все мы имеем, как минимум, четыре контура бессознательного, характер заполнения которых определяет нашу жизнь и судьбу.

Первый из них — оральный контур биовыживания. Эта хитрая система импринтируется матерью или сходным с матерью объектом и кондиционируется (обусловливается) последующим питанием и заботой. В сути своей она представляет собой запечатленный опыт раннего младенчества, из коего вы — еще совсем маленьким ребенком — делаете, однако, судьбоносный вывод о жизни и мире: о доверии этому самому миру. При благоприятном исходе импринтирования и кондиционирования первого контура вы будете миру доверять, считать его интересным, безопасным и в общем-то приятным местом. И, скорее всего, станете, как говорят энэлпе-ры, человеком «к» — то есть тем, кто как бы идет навстречу реалиям и решениям своей жизни и придерживается «наступательной» тактики. Если же импринтирование и кондиционирование окажутся неудачными, базовое доверие к миру не возникнет, и вы навсегда (почти навсегда, ибо восточная версия нейропрограммирования и некоторые специальные психотехнологии позволяют как бы перепрограммировать содержание этого контура, но об этом далее) посчитаете этот мир враждебным, небезопасным и малоприятным. И, скорее всего, превратитесь в человека «от» — т. е. того, кто старается оградиться или просто уйти от реалий и решений жизнедеятельности и придерживается «отступательной» доктрины.

Пожалуйста, как следует обдумайте вышеописанное. Ведь из него следует, что та самая судьба, которая, как мы знаем, пребывает в нас самих, закладывается еще в младенчестве! И то, будем ли мы демонстрировать в своей жизни наступа-тельность, позитивный настрой, страсть к переменам и исследованиям, а также просто независимость или, наоборот, постоянное беспокойство, привычку рано сдаваться и «уми-, рать раньше смерти», укорененность и негативное отношение к любым переменам, а также просто зависимость (не от себя, а от других) — определяется всего-навсего тем, как (удачно или нет) был импринтнрован и кондиционирован первый, биовыживательный, контур нашего мозга-компьютера! Не хочу далее распространяться на эту тему: если вы действительно желаете в ней разобраться, лучше прочтите книгу Р. Уилсона «Психология эволюции». Но одно все же скажу: по некоторым данным, 90 % всех живущих на Земле людей имеют в той или иной степени негативное «заполнение» орального контура. Не отсюда ли и проистекает наша вечная депрессивность, угрюмость, постоянное ожидание чего-то плохого, беспокойство и страхи, а также просто неприятие того, что на самом деле представляет собой бесценный дар — жизнь в этом мире, который воистину прекрасен! Но мы всей этой красоты просто не может ни увидеть, ни оценить. И еще: качество импринтирования орального контура определяет и отношение человека к деньгам — спокойное или трепетное, ибо именно они в нашем мире стали эквивалентом биовыживания — «биовыживательными бумажками» , как их ехидно окрестил Р. Уилсон.

Второй из «низших» контуров — анальный эмоционально-территориальный. Данный контур импринтируется и кондиционируется на этапе раннего детства, когда ребенок начинает ходить и определять свое место в семье и ближнем окружении. Здесь крайне важным и опять-таки судьбоносным является его статус - положение в системе отношений, образующих среду маленького человечка. Если этот статус оказывается достаточно высок и признаваем другими (т. е. вас не унижали и не принижали, а признавали как субъекта, имеющего определенные права), импринтирование и кондиционирование осуществится по благоприятному варианту, и вы будете демонстрировать сильное «я», уверенность в себе и стремление доминировать. Если же все происходило с точностью до наоборот (т. е. вас ребенком ни в грош не ставили родные и близкие), вы будете жить под игом слабого «я», сомнений и неуверенности в себе, а также склонности к подчинению. И судьба ваша — бессознательно, а значит, неумолимо, незаметно для вас — будет складываться соответствующим образом. При неудачном импринтировании эмоционально-территориального контура вы вряд ли когда-нибудь выбьетесь в начальники и будете отдавать приказы. Скорее, наоборот — их до конца дней будут отдавать вам. Кто? Да все, кто вас окружает, включая супруга(у) и даже детей, кои все будут командовать вами без зазрения совести.

Теперь, после столь печальной информации (но печальной только в том случае, если вы не хотите меняться, взяв свою судьбу в собственные руки), сообщу еще кое-что, тоже. печальное. Характер импринтирования и кондиционирования первых двух контуров задает то, что вполне можно назвать жизненной позицией. Простейшая ее (жизненной позиции) диаграмма вы глядит следующим образом (рис. 1).

Доминировать

Идти «От»

Идти «К»

Подчиняться

В данной схеме я просто «скрестил» возможные характеристики биовыживательного контура человека (они расположены по горизонтали) и потенциальные особенности его эмоционально-территориального контура (по вертикали). В результате получилось, что почти всех живущих на Земле людей можно отнести к одному из четырех получившихся секторов: дружелюбной силы, дружелюбной слабости, враждебной слабости и враждебной силы.

По Р. Уилсону («Психология эволюции»), люди «дружелюбной силы»— это естественные и уважаемые общественные лидеры: полезные, внимательные, действительно дружелюбные и уверенные в себе. Правда, они часто портят людей своей добротой, слишком многое прощают, иногда просто соглашаются с каждым, и любят управлять преимущественно теми, кто не может управлять собой.

Люди «враждебной силы»—типичные начальники, к которым, увы, относится и большинство политических деятелей (особенно в нашей стране — поясню далее, почему). Они тоже хорошие лидеры, но авторитарные, холодные, бесчувственные, а часто еще и самовлюбленные и хвастливые.

Люди «дружелюбной слабости» лидерами становятся редко, ибо они самокритичны, застенчивы, робки, легко поддаются чужому влиянию и частенько ищут кого-нибудь, кто отдавал бы приказы и взял бы руководство на себя.

Ну а люди «враждебной слабости» быть лидерами, пожалуй, просто не могут, поскольку они никому не верят, восстают против всех, бывают весьма резки и злопамятны, обожают желчный сарказм, притом часто на всех и вся жалуются.

Ну и как вам это? Не слишком обнадеживает? Еще бы! Зато помогает достаточно точно предсказать судьбу—как отдельного человека, так и больших групп и даже целых народностей. Так, хотите вы того или нет, но сейчас в нашей стране тон задают только два типа людей: «враждебной силы» — наверху и «враждебной слабости» — внизу. Эта объединяющая верхи и низы враждебность хорошо передана в известной притче о том, как Бог, пригласив к себе русского, предложил ему просить все, что душе угодно, но зная притом, что сосед получит в два раза больше. Подумав, русский попросил Бога выбить ему один глаз...

Так что «хромая».судьба России во многом имеет, так сказать, психологические корни. Например, с упорством маньяков мы выбираем недееспособную думу, причем еще и наивно удивляемся беспринципности и коррумпированности власть имущих. Но в том-то и дело, что, по все тому же Р. Уилсону, в ситуацию борьбы за эту самую власть вступают только люди «дружелюбной» и «враждебной силы»: первые—для того чтобы помочь другим, а вторые — потому что не могут представить «у руля» никого другого, кроме себя. Но далее представитель «дружелюбной силы»: уступит человеку «вра-ждебной силы» не потому, что зло сильнее, а оттого, что хочет, чтобы у всех все было хорошо, а этого не будет, если его оппонент не окажется наверху! Это о людях власти. Ну а то, как отреагируют низы, тоже вполне предсказуемо. Людей «дружелюбной слабости» просто не интересует, кто будет у власти, ибо главное для них—чтобы кто-то другой принимал решения. А вот людям «враждебной слабости» вообще на это наплевать, ибо независимо от того, кто будет «у руля», они будут все только саркастично и желчно высмеивать, избегая в то же время любых действий, связанных с их собственной личной ответственностью.

А теперь последний важный момент, связанный с первыми двумя контурами (и то, почему я сказал, что к четырем секторам можно отнести почти всех, но не всех). В принципе идеальным политиком (и идеальным человеком) может быть отнюдь не «усредненный» (как бы находящийся в перекрестье) тип (как вы, возможно, подумали), а так называемая уравновешенная личность — т. е. та, которая будет не однобокой, но способной входить в каждый квадрант сообразно ситуации и обстоятельствам, занимая в то же время действительно центральную позицию (с понятием и феноменом «центра» вы еще познакомитесь). На диаграмме это можно отобразить в виде такого круга (рис. 2):

Внутренняя затемненная площадь будет в нем представ-. лять индивидуальность воистину «центрового» субъекта, а окружающая «серая зона» — его способность, если необходимо, сдвигаться в любой квадрант.

Следующая, третья система нашего мозга — так называемый взаимосвязывающий семантический контур, и о нем можно говорить, не вдаваясь в особые подробности, ибо это то, что часто называют интеллектом, а иногда и интеллигентностью (хотя правильнее было бы назвать «интеллектуевостью»), иначе говоря, всего-навсего способность владеть языком и оперировать понятиями. Импринтируется и кондиционируется он в дошкольные и первые школьные годы, а определяет способности человека к логическому постижению мира, систематизации, выводам и умозаключениям. Те, у кого этот контур импринтирован и кондиционирован успешно, обычно считаются умными (увы, в нашем обществе способность трепать языком на «высокие»темы почему-то считается главным критерием ума). Те же, у кого это произошло неудачно (а с учетом потрясающих «успехов» отечественной системы образования и тем более грядущей ее нивелировки таких становится все больше и больше) — наоборот, тупыми или просто глупыми.

Последний—четвертый из «низших» систем человеческого мозга — контур именуется моральный социо-сексуальный. В принципе, импринтируется он первыми опытами возникновения и удовлетворения полового влечения (необязательно оргазма, как утверждает Р. Уилсон, но всегда таких эротических вариантов, которые буквально «взяли за живое»). А далее, в процессе кондиционирования, на этот своеобразный фундамент накладываются всяческие нормы и табу общества и/ил и ближайшего окружения. В результате образуется система, которая отвечает за локальное — местное и уместное — определение «морального» и «аморального». Учтите: мораль всегда локальна. Абсолютной морали просто не существует. Так, у некоторых северных народностей до сих пор вполне моральным считается предлагать жену понравившемуся гостю. То же самое когда-то было и у сванов, которые, однако, считали вполне моральным еще и убить гостившего у них субъекта — но только после того, как, получив положенное гостеприимство, он покинет пределы селения. Локальность и относительность морали проявляется и в том, что она меняется со временем. Так, 80 лет назад дамы обязаны были щеголять в строгих цельных купальниках, а нынче уже никто не падает в обморок при виде бикини или даже топлесс, хотя подобная «вольность» поборников морали того времени довела бы до сердечного приступа или даже инфаркта...

Помимо морали, социосексуальный контур контролирует еще и сексуальное наслаждение, продолжение рода и «роди-тельство». Удачное импринтирование и кондиционирование этого контура порождает гибких и терпимых в ценностях и нравственных ориентациях людей, неуклонно придерживающихся, однако, высших моральных принципов (типа десяти заповедей или индийской Ямы), которые для них давно стали не внешним догматом, но внутренней собственной системой оценки Добра и Зла. Неуспешность же в социо-сексуальном импринтировании и кондиционировании приводит к тому, что подобный человек становится либо трудновыносимым для окружающих моралистом и догматиком, либо, наоборот, совершенно аморальным существом. Здесь эти две крайности сходятся, и неслучайно журналисты в нашем отечестве то и дело «застукивают» очередного высокопоставленного моралиста за весьма аморальными действиями типа «групповухи» в бане или посещения девочек в частном борделе...

Закончить свой краткий обзор четырех контуров—систем человеческого мозга — хотел бы упоминанием о том, что у каждого из людей существует свой любимый контур, сильнее всего импринтированный и оттого наиболее часто используемый. И если вы оглянетесь вокруг, то сможете увидеть их (контуров) представителей. И «нарциссистов» первого контура — тех, кто, буде перед ними возникнет проблема, станут либо искать того, на кого переложить ее решение, либо злобствовать и гневаться, потому что проблема существует и ее приходится решать. И «эмоционалистов» второго контура, которые в аналогичной ситуации будут буквально отгонять от себя проблему, как саркастически пишет Р. Уилсон, «угрожающе раздуваясь и рыча, как это делают млекопитающие». И «рационалистов» третьего контура, каковые будут подходить к проблеме планомерно и аналитически — и не решат ее, если проблема будет иррациональной, а таковой может быть даже эмоционально-территориальное поведение со-седа-«эмоционалиста» («Либерал — это тот, кто выходит из комнаты, как только в ней начинается драка»). И конечно же, «моралистов» четвертого контура, кои будут искать моральное решение — «как поступить честно и нравственно». А если вам этого покажется мало или вы не захотите вглядываться в себя и других, просто вспомните, что при любом кризисе люди первого контура сметают с прилавков магазинов буквально все (в т. ч. и ненужное), обеспечивая столь близкое их сердцу биовыживание. Люди второго контура поднимают угрожающе-жалобный вой, требуя немедленно призвать к ответу виновных. Люди третьего контура тихо сходят с ума, пытаясь рационально объяснить иррациональное поведение правительства и чиновников. А люди четвертого контура более всего возмущаются безнравственностью власти, которая очередной раз нарушила якобы взятые ею на себя моральные обязательства.

Итак, получается, что судьба человека в очень большой степени как бы записана в четырех контурах — системах его . мозга. По сути, я и предлагаю вам ее переписать, переим-

принтировав и перекондиционировав негативные и. неэкологичные записи вашей Книги Судьбы.

О том, как это сделать в разрезе контуров бессознательного, вы узнаете из следующей главы. А пока пойдем дальше и разберемся с проблемой психопатологии вашего детства.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!