Ключевые термины и интерпретативные схемы, используемые при объяснении этиологии психосоматических заболеваний





Социально-психологический уровень интерпретации

Эгоцентризм

В проведенных многочисленных исследованиях было по­казано, что существуют неспецифические психологические особенности, характерные в целом для всех больных с самы­ми разнообразными видами психосоматической патологии. К таким психологическим чертам относятся: эгоцентризм, лич­ностная незрелость, инфантилизм, неспособность управлять символическими процессами в целях коммуникации, а также недостаточная степень эмоциональной вовлеченности в про­исходящие события, неумение описывать тонкие нюансы собственных переживаний, находить точные слова для само­выражения. Я.Рейковский отмечает в этой связи, что благо­приятные условия для возникновения психосоматических за­болеваний складываются, когда доминирующими являются личные интересы и потребности, когда достижение личных целей является главным источником жизненной активности.

Большинство авторов рассматривают эгоцентризм с его фиксированностью на собственных интересах, своем психо­логическом мире, телесных ощущениях с недоучетом или иг­норированием интересов других людей, требований внешней ситуации, окружающего мира в его пространственно-времен­ном континууме как обязательную принадлежность «психо­соматической» личностной структуры. Сосредоточенность на разнообразных - эмоциональном, физическом, психологиче­ском, экзистенциально-философском - аспектах собствен­ного «Я» делает это «Я» грандиозным, затмевая для индивида окружающих его людей. Весь мир сужается до размеров соб­ственного «жизненного пространства», в котором только и могут происходить действительно значимые для индивида со­бытия. Эгоцентрическая направленность личности обнару­живает себя в гипертрофированно рациональном отношении к миру, прагматизме, потребительских склонностях, рентных установках.

Так, по данным Я.Рейковского, поступки пациентов с ги­пертонической болезнью, в соответствии с результатами про­веденного экспериментально-психологического исследова­ния, оказались почти исключительно «потребительскими», тогда как здоровые, кроме проявлений концентрации на себе самом, обнаружили также способность концентрации на внешней ситуации, на требованиях внешней ситуации, инте­ресов окружающих. При этом больные по сравнению со здо­ровыми получили значительно меньше показателей самоодо­брения. У больных также было значительно меньше, чем у здоровых, показателей активности, готовности к активному преодолению трудностей, к достижению целей. «Не исключе­но, - отмечает также автор, - что доминирующие у больных эгоцентрические установки могут быть источником частых и очень сильных эмоциональных реакций, которые с большим трудом поддаются контролю».

Экспериментально-психологические и клинические ис­следования, проведенные в лаборатории Я.Рейковского (1979), позволили автору прийти к заключению о том, что эмоциональные реакции больных с разнообразными психо­соматическими нарушениями свидетельствуют «об особенно высокой степени концентрации на себе самом, или, выража­ясь иначе, о доминирующей роли «структуры Я» как механиз­ма, регулирующего поведение, при одновременном отсутст­вии адекватных средств для удовлетворения связанных с этим потребностей, или при неодобрении своего «Я».

При этом «структура Я», в соответствии с представлениями Я.Рейковского, формируется под влиянием информации, по­ступающей от собственного организма, — информации о про­текании и результатах предпринятой субъектом деятельности, а также под влиянием оценок и мнений окружающих. Таким образом, эгоцентрическая направленность личности форми­руется на основе неодобрения телесных аспектов «Я», непри­ятия (или амбивалентной оценки) соматического (биологи­ческого) уровня «Я-концепции». В заключение автор форму­лирует гипотезу, в соответствии с которой одним из потенци­альных факторов, обусловливающих психосоматические за­болевания, может быть дефект в процессе социализации ин­дивида. Этот дефект определяется как одностороннее развитие эгоцентрических установок, которых индивид не одобря­ет вследствие интернализации социальных норм и которые он не в состоянии активно реализовывать ввиду того, что он их не одобряет. Такая внутренне противоречивая структура личности с ограниченной способностью к самореализации, а вместе с тем к решению задач, следующих из выполняемых ролей, может стать гипотетическим устойчивым источником нарушений в эмоциональном и вегетативном функциониро­вании человека.

Эмоциональный контроль

Каразу подчеркивает, что для больных разнообразными психосоматическими заболеваниями характерно формирова­ние наиболее жестких и архаичных защитных механизмов от­рицания и реакций, направленных против переживания аф­фекта; эти больные, по его мнению, неспособны выражать отрицательные чувства, особенно агрессивность. В соответст­вии с представлениями Каразу, многие пациенты с психосо­матическими заболеваниями рассматривают психологичес­кий конфликт как признак слабости характера, а эмоцио­нальные проблемы - как равнозначные симуляции; типич­ным для них является отношение к проявлениям зависимос­ти как к чему-то постыдному.

Больным свойственен высокий эмоциональный кон­троль, за которым обнаруживается стремление к отказу от выражения собственных потребностей, зависимость, разо­чарование, гнев, а также сознание своей беспомощности. Высокий эмоциональный контроль описывается наряду с такими качествами больных психосоматическими расстрой­ствами, как обязательность, ответственность, развитое чув­ство долга, повышенная нормативность, приверженность морально-этическим нормам, носящая подчас гипертрофи­рованный характер.

Чрезмерный самоконтроль обнаруживается не только на ментальном, психологическом уровне, но также и во внеш­нем поведении, позах, походке, почерке, жестах, мимике - словом, во всех аспектах невербальных проявлений. Движе­ния постоянно контролируются и регламентируются, приоб­ретая оттенок скованности, «деревянности», интонационные характеристики речи сглаживаются, производя впечатление монотонности и однообразия.

Инфантилизм

Н.Д.Былкина считает, что для психосоматических теорий «новой волны» очень важной предпосылкой оказалось разра­ботанное Дж.Райхом понятие инфантильной личности, для которой характерны зависимость и пассивность, детские спо­собы мышления, тенденция реагировать действиями, завы­шенные притязания, пассивная агрессивность. Их эмоции и чувства не выражаются в экспрессивном поведении, фанта­зии стереотипны и примитивны, они «эмоционально сцепле­ны» с «ключевой фигурой», обычно с матерью.

В некоторых психосоматических теориях используется по­нятие «потери объекта» («объектная потеря») как процесса действительной, угрожающей или воображаемой потери зна­чимого объекта, в роли которого может выступать смерть близкого человека или длительное нарушение контакта с ним. Особенно опасна потеря «ключевой фигуры» - наиболее значимого в жизни лица. Пациенты с психосоматическими нарушениями не умеют адекватно перерабатывать пережива­ния потери объекта, которая вследствие этого остается непре­одоленной, не утратившей своей актуальности. Длительный хронический стресс такого рода может приводить к формиро­ванию заболевания.

При этом психологическая зависимость от другого лица может проявляться как в положительных чувствах по отноше­нию к нему, так и в отрицательных. Любое сильное эмоцио­нальное переживание взаимоотношений с другим человеком фиксирует его значимость в субъективной картине мира пе­реживающего. В.Райх отметил, что психологические призна­ки зависимости выявляются у большинства пациентов с пси­хосоматическими заболеваниями, симбиотически связанных с матерью и отличающихся «недоразвитием личности» и эмо­циональной незрелостью. По-видимому, все же речь может идти не о «недоразвитии» личности, т.е. социальных качеств индивида, а, скорее, о «недоразвитии» индивидуальности, психологической «модальности» индивида со свойственной ему известной степенью самостоятельности и автономности, способности принимать решения и брать на себя ответствен­ность за сделанный выбор.

Личности с чертами инфантилизма переносят симбиотический характер взаимоотношений с матерью во все другие формы взаимоотношений: они выбирают сексуального парт­нера, выполняющего по отношению к ним доминирующую функцию «отца» или «матери», они привносят черты ребяч­ливости в профессиональные взаимоотношения, демонстри­руя в формальной ролевой структуре повышенную зависи­мость от оценок окружающих, в основе которой неизменно лежит неуверенность в себе, неспособность отказаться от от­ношений зависимости с окружающими.

В.Д.Тополянский, М.В.Струковская (1986) следующим об­разом описывают эмоциональные особенности лиц с чертами инфантилизма: «в отличие от хорошо интегрированного че­ловека (способного к адекватной оценке любых обстоя­тельств и подчинению всех случайных или ситуационных ин­тересов доминирующей потребности) эмоциональные реак­ции у этих людей отвечают нередко лишь одной, непропор­ционально выраженной потребности данного момента, что создает подчас острое противоречие с основными интересами личности (бурные аффективные вспышки могут протекать в таких случаях по существу на уровне самодеструктивного по­ведения). Усугубление эмоционального конфликта связано с возникновением амбивалентных чувств (если ни одна из ряда негативных эмоций не получает доминирующего значения).





Читайте также:
Романтизм как литературное направление: В России романтизм, как литературное направление, впервые появился ...
Основные идеи славянофильства: Славянофилы в своей трактовке русской истории исходили из православия как начала...
Перечень документов по охране труда. Сроки хранения: Итак, перечень документов по охране труда выглядит следующим образом...
Образование Киргизкой (Казахской) АССР: Предметом изучения Современной истории Казахстана являются ...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.015 с.