Эмоциональная незрелость




Важным шагом в интерпретации психосоматической пато­логии стала теория десоматизации - ресоматизации, сформу­лированная в конце 20-х годов XX века М.Шур. В соответст­вии с представлениями М.Шур в рамках теории десоматизации-ресоматизации, предрасположенность к психосоматиче­ским заболеваниям вызывается недостаточной дифференцированностью эмоциональных и соматических процессов у лиц с явлениями инфантилизма. Любое эмоциональное нару­шение у таких личностей легко трансформируется в расст­ройство соматических функций. Причины психосоматичес­ких заболеваний, по мнению М.Шур, связаны с провалами в деятельности «Эго» и регрессией на более низкий уровень психосоматического функционирования.

Напротив, развитое, зрелое «Эго» обеспечивает адекват­ный контроль побуждений и эмоций, независимость от не­произвольных средств разрядки побуждений. Если же под влиянием стресса защитные механизмы разрушаются, происходит регрессия на физиологический уровень реагирования и возникают условия для формирования сердечно-сосудистых, пищеварительных и других расстройств. При наличии физи­ологического сопровождения эмоции ее осознания как спе­цифического психологического переживания на уровне пси­хической деятельности не происходит.

С позиций теории М.Шур становится понятной невысокая эффективность применения патогенетической психотерапии в клинике внутренних болезней. В соответствии с многочис­ленными публикациями по проблеме психотерапии психосо­матических расстройств, эффективными в системе комплекс­ных лечебно-реабилитационных мероприятий психосомати­ческих заболеваний оказываются преимущественно симпто­матические методы лечения: гипноз, аутотренинг, разнооб­разные релаксационные методики, биообратная связь. При попытках использовать патогенетические методы психотера­пии во многих случаях на эмоциогенную провокацию (анализ актуальной внутриличностной проблематики) следует обост­рение соматической симптоматики: отмечается подъем арте­риального давления, приступ удушья, болевой синдром. Час­тые ухудшения соматического состояния с манифестацией соматической симптоматики при патогенетической психоте­рапии психосоматических нарушений приводят к их ограни­ченному использованию в клинике внутренних болезней.

Алекситимия

Среди факторов, предрасполагающих к возникновению психосоматической патологии, отмечается также такая пси­хологическая особенность, как алекситимия. Термин «алекситимия» означает «недостаток слов для выражения чувств». Термин был предложен П.Сифнеосом для обозначения веду­щего, по его мнению, психического расстройства, лежащего в основе психосоматических заболеваний - ограниченной спо­собности индивида к восприятию собственных чувств и эмо­ций, их адекватной вербализации и экспрессивной передаче. П.Сифнеос полагал, что эмоциональная невыразительность создает конфликтную ситуацию в межличностной сфере, а эмоциональное напряжение трансформируется в патологиче­ские физиологические реакции.

В современной интерпретации это понятие включает в себя трудности в описании собственных чувств, в дифференциации чувств и телесных ощущений, сужение аффективного опыта, снижение способности к символизации, бедность фантазий и воображения, предпочтение фокусированное внимания на внешних объектах (Эйдемиллер Э.Г., Макарова О.Ф., 2000).

«Алекситимики» бесконечно долго и детально описывают физические ощущения, часто напрямую не связанные с основ­ным заболеванием, в то время как внутренние ощущения, ха­рактеризующие эмоциональную жизнь, излагаются ими в тер­минах раздражительности, скуки, пустоты, усталости, недиф­ференцированного возбуждения или напряжения. Эмоцио­нальная сфера личностей с чертами алекситимии слабо диффе­ренцирована, аффекты неадекватны, воображение развито не­достаточно, уровень абстрактно-логического мышления невы­сок. «Алекситимики» отличаются неразвитой фантазией, тен­денцией к импульсивности, бедностью межличностных связей. Типичны также инфантилизм, чрезмерный прагматизм, дефи­цит рефлексии, эмоциональная неустойчивость с частыми «срывами». Их преобладающий образ жизни — действие. Взаи­модействие с такими людьми приносит ощущение скуки и бес­смысленности контакта. «Алекситимику» трудно работать со снами, поскольку он редко их вспоминает и скупо описывает.

Для объяснения синдрома алекситимии J.S.Nemah выделя­ет две модели: «отрицания» и «дефицита». Модель «отрица­ния» предполагает глобальное торможение аффектов, поэто­му в данном случае можно говорить о «вторичной алексити­мии» и рассматривать ее как психологическую защиту, пред­полагая ее обратимость. Ряд авторов (Sifneos P., 1973; Ересько Д.Б., Исурина ГЛ., Кайдановская Е.В., Карвасарский Б.Д., 1994) считает, что у многих больных алекситимические про­явления необратимы, несмотря на длительную, интенсивную и искусную глубинную психотерапию. Такого рода алекситимия является первичной. Для ее объяснения используется мо­дель «дефицита», вызванного биохимическими, нейрофизио­логическими или генетически обусловленными нарушениями (Эйдемиллер Э.Г., Макарова О.Ф., 2000).

Л.П.Урванцев (1998) выделяет несколько групп черт, харак­терных для страдающих алекситимией: расстройства аффек­тивных функций, нарушения когнитивных процессов, нару­шение самосознания и особое восприятие мира («специфиче­ская картина мира», с недостаточностью его чувственного пе­реживания). Как социокультуральный феномен алекситимия связана с низким социальным статусом, с невысоким уровнем образо­вания, с недостатком словесной культуры. В рамках психо­анализа алекситимия рассматривается как защитный меха­низм, действующий против невыносимых для личности аф­фектов. Действительно, личности с алекситимическими чер­тами чаще высказывают жалобы соматического характера, что в ряде случаев является признаком соматизации аффекта.

Если подавление чувств, эмоциональных реакций, в том числе на ситуацию опасности, жесткая регламентация эмо­циональных проявлений становится хронической, превра­щаясь в стиль жизни, то межличностные взаимоотношения становятся дистанцированными, приобретают черты поверхностности и формальности. Нивелирование эмоцио­нальных проявлений придает поведению нейтральность и безучастность, а текущим эмоциональным реакциям - от­тенок безразличия.

Алекситимия как проявление дефекта развития является, по мнению Л.П.Урванцева, неспецифическим расстройством в переживании и протекании эмоций, «досимволическим стилем психики», характерным для лиц с низким уровнем дифференцированности психических структур. Такую психи­ку можно отнести к преневротическому уровню. Алексити­мики используют незрелые механизмы психологической за­щиты, такие как отреагирование, отрицание, проективную идентификацию. Непосредственной причиной подобного де­фекта развития может быть расстройство ранних отношений «мать-ребенок», негативно влияющее на становление пред­ставлений о мире и о собственной личности.

В.В.Николаева устанавливает связь феномена алексити­мии с особенностями психической саморегуляции, основы­ваясь на концепции смысловых образований личности (Братусь Б.С., Василюк Ф.Е.). Важный источник устойчивости, свободы и саморазвития личности - это рефлексия, которая позволяет осознать смысл собственной жизни и деятельности и является частным механизмом личностно-мотивационного уровня саморегуляции. Дефицит рефлексии проявляется в том, что «алекситимик» неспособен управлять своими побуж­дениями, гибко перестраивать их в соответствии с изменяю­щимися условиями текущей жизненной ситуации, поскольку в процессе онтогенеза потребность в саморегуляции не была сформирована. Невозможность реализации актуальных по­требностей ведет к хронизации эмоций и, как следствие, к стойким соматическим изменениям.

Основные принципы психологической коррекции алекситимии описаны Н.Д.Семеновой (1993). В условиях групповых занятий психологическая коррекция должна состоять их трех последовательных этапов: 1) релаксация и дидактическая на­правленность; 2) опора на невербальные средства общения; 3) актуализация «внутреннего диалога». Релаксирующими при­емами, в соответствии с представлениями автора, могут быть аутогенная тренировка, сеансы музыкотерапии, вспомога­тельные приемы психогимнастики. При этом развивается способность чувствовать и умение вербализовывать чувства по принципу «здесь и теперь». Актуализация невербальных способов общения и опора на них также способствуют «растормаживанию» чувств. Наконец, с помощью специальных приемов актуализируются скрытые, не полностью осознан­ные внутренние диалоги; они развертываются и вербализуют­ся. «Внутренние диалоги» алекситимической личности не­дифференцированы, диффузны, смазаны, слитны, в них трудноразличимы два внутренних собеседника.

С целью психологической коррекции алекситимии можно также модифицировать психодинамическую психотерапию таким образом, чтобы она напоминала работу с детьми, когда психотерапевт ведет себя подобно матери, помогая «алекси-тимику» в достижении психологической зрелости, обучая его созданию символов, помогая осознавать, наблюдать и орга­низовывать аффекты, работая над его дефектным коммуни­кативным стилем.

Агрессивность

Если у матери есть преневротическая патология, она, про­являя гиперопеку или латентное отвержение в воспитании, не может научить ребенка самостоятельной саморегуляции, са­мозащите, стратегиям совладания с напряжением. Отсутст­вие стабильности и принятия во взаимоотношениях с мате­рью, не обеспечивая маленького человека необходимым ко­личеством душевного тепла, формирует у него чувство неуве­ренности, заставляя компенсаторно искать защиту в симбио-тических взаимоотношениях либо, защищаясь, вступать с по­тенциально враждебным миром в отношения враждебной конфронтации. Враждебность к миру дополняется враждеб­ностью к самому себе. Ауто- и гетероагрессивные черты ста­новятся устойчивой особенностью личности пациентов с са­мыми различными психосоматическими нарушениями.

Под агрессивным поведением (агрессией) понимают адре­сованное другому человеку, группе лиц или собственной лич­ности поведение, характеризующееся инициативностью и це­ленаправленностью; целью агрессии является причинение вреда, нанесение ущерба, а специфическим способом дости­жения цели — применение силы или угроза ее применения. К признакам, квалифицирующим то или иное действие как аг­рессивное, относятся следующие основные черты: наличие субъект-субъектного или субъект-объектного взаимодейст­вия; вне процесса общения агрессии не существует, и в этом смысле она рассматривается как патологическая форма меж­личностного взаимодействия; наличие признака инициативы и направленности действий против конкретного человека или объекта; наличие цели или результата действий, заключа­ющихся в причинении вреда, нанесении ущерба; использова­ние в качестве способа достижения цели непосредственного применения силы, угрозы ее применения или демонстрации превосходства в силе (Соловьева С.Л., 1998).

Как правило, в исследованиях, посвященных проблеме аг­рессивного поведения, выделяются три группы причин, вли­яющих на агрессию: биологические, социальные и психоло­гические. К биологическим факторам наиболее часто отно­сят: наследственность, отягощенную психическими заболева­ниями, злоупотребление алкоголем, употребление наркоти­ков и психотропных препаратов, наличие в анамнезе тяжелых или повторных черепно-мозговых травм, а также в ряде слу­чаев инфекций, интоксикаций и т.д.

В качестве социальных факторов, оказывающих свое воз­действие на агрессивное поведение, выступают: полученное образование, наличие и характер выполняемой работы, се­мейное положение, общение в асоциальных группах и другие. Среди психологических характеристик, связанных с агрес­сивностью как свойством личности, рассматриваются: выра­женность в структуре личности черт эгоцентризма, эмоцио­нальной неустойчивости, импульсивности, тревожности, а также склонность к дисфориям, к эмоциям ярости и гнева. Могут иметь значение особенности самооценки, локуса контроля. Одну из центральных ролей в организации агрессивно­го поведения играют характеристики мотивационной сферы, а также уровень социализации индивида со степенью интериоризации регулирующих поведение морально-этических и правовых норм.

Среди видов агрессивного поведения выделяется агрес­сия физическая и вербальная (словесная - угрозы, оскорб­ления, критика и т.д.). По наблюдениям Х.Хекхаузена, ес­ли для детского возраста характерно применение физичес­кой агрессии (у детей от 3 до 10 лет отмечается приблизи­тельно 9 актов физической агрессии в час), то у взрослых она социализируется, приобретая социально приемлемые формы, превращаясь в агрессию вербальную. К наиболее со­циализированным формам вербальной агрессии относятся ирония, юмор, сатира. Агрессивное поведение бывает так­же гневным, мотивированным эмоцией гнева, и инструмен­тальным, когда в рамках более общей деятельности агрес­сивное действие выступает в качестве инструмента, исполь­зуемого для достижения какой-либо другой цели. Примера­ми инструментальной агрессии могут быть шантаж, взятие заложников и т.д. Агрессия подразделяется в ряде исследо­ваний на скрытую (мечты, фантазии, воображение сюжетов мести, сцен насилия, сны) и открытую, которая, в свою оче­редь, делится на прямую (непосредственно выражаемую в поведении и адресованную лицу, спровоцировавшему агрес­сию), косвенную (когда вред причиняется не открыто, а ко­свенным путем - анонимные письма или сплетни вместо желаемой физической расправы над обидчиком) и переме­щенную (со сменой объекта агрессии: вместо того чтобы ударить обидчика, можно пнуть кресло, кошку, собаку, ре­бенка, хлопнуть дверью и т.п.). Косвенная и перемещенная агрессия, как правило, наблюдается в тех случаях, когда ли­цо, спровоцировавшее агрессивные действия, защищено вы­соким социальным статусом, властью или физической си­лой. Агрессия также может быть направлена на окружаю­щих (гетероагрессия) либо может быть адресована собствен­ной личности (аутоагрессия). Наиболее брутальной формой аутоагрессивного поведения является суицид.

В рамках концепции агрессивного поведения крупнейшего представителя динамической психиатрии Понтера Аммона рассматривается три вида агрессии. Г.Аммон различает агрессию конструктивную (открытое прямое проявление агрессии в социально приемлемой форме или с социально позитивным результатом), деструктивную (открытое прямое проявление агрессии в социально неприемлемой форме или с социально негативным результатом) и дефицитарную (связанную с де­фицитом соответствующих поведенческих навыков и вслед­ствие этого - с недостаточным отреагированием агрессивных побуждений). Дефицитарная форма агрессии, по данным со­временных авторов, в наибольшей степени характеризует па­циентов с самыми разнообразными формами психосоматиче­ской патологии.

Неотреагированная (дефицитарная) агрессия может фор­мировать неадекватную реакцию спазмирования сосудов мозга (гипертоническая болезнь) или коронарных сосудов (ишемическая болезнь сердца). Повышение артериального давления является адекватной реакцией на экстремальную внешнюю ситуацию, но хронически повышенное артериаль­ное давление может поддерживаться подавленной неосозна­ваемой агрессивностью. Дефицитарная агрессивность харак­теризуется неспособностью к утолению гнева, в результате чего неотреагирование и длительное накопление, хронизация эмоций злости и гнева, помимо сосудистой гипертензии и стенокардии, может приводить к истощению иммунитета, вследствие чего облегчается формирование самого широкого спектра соматических расстройств. В этом случае дефицитар­ная агрессивность (распознаваемая при экспериментально-психологическом исследовании в виде амбивалентности аг­рессивных тенденций с признанием их значимости для лич­ности при одновременном неодобрении и чрезмерном кон­троле) выступает в качестве общего неспецифического фак­тора всех психосоматических заболеваний.

Амбивалентность

Теоретически вполне допустимо предполагать, что предпо­сылки для формирования разнообразных соматических нару­шений во внутренних органах создаются тогда, когда психо­логические доминанты, определяющие наиболее значимые личностные тенденции и соответствующее им поведение, в основе которых лежат противоположные по направленности физиологические процессы (например, напряжение-расслаб­ление), характеризуются амбивалентностью.

Об амбивалентности можно говорить, если какая-либо значимая «психологическая доминанта» одновременно одоб­ряется и не одобряется личностью, в одно и то же время при­знается и отрицается, скрывается и обнаруживается в поведе­нии. Так, например, в отношении больных с психосоматиче­скими нарушениями сердечно-сосудистой системы в качест­ве такой «психологической доминанты» выступает агрессив­ность, в то время как у пациентов с психосоматическими нарушениями желудочно-кишечного тракта наиболее часто «психологической доминантой» является паранойяльность (подозрительность, недоверчивость, обидчивость, рани­мость) (Соловьева С.Л., 1991).

Перфекционизм

Перфекционизм - стремление к совершенству, ригидная потребность безупречно выполнять все обязанности, все поручения и предъявляемые требования. В основе этой пси­хологической характеристики лежит нереалистическая уста­новка «всегда и во всем быть лучше всех» с непомерно за­вышенными требованиями как к окружающим, так и к соб­ственной личности. Перфекционизм является частым атри­бутом инфантильной личности, которая не знает своих «гра­ниц», пределов своей профессиональной и личной компе­тентности. Образ жизни, связанный с активной реализаци­ей этой нереалистичной установки, практически всегда свя­зан с длительным напряжением, которое переводит орга­низм человека и все его психические функции в режим экс­тремального существования. Хроническое напряжение не­избежно приводит к астенизации, на фоне которой легко формируются эмоциональные нарушения тревожно-депрес­сивного плана. Перфекционизм в значительной части случаев наблюдается в структуре невротической личности; он также характерен для «психосоматической» личностной структуры.

В психологической структуре лиц с разнообразными психосоматическими нарушениями Перфекционизм проявляется в виде таких социально-психологических черт, как повышен­ная ответственность, обязательность, требовательность, чрез­мерная нормативность с развитым чувством долга, с неуклон­ной приверженностью морально-этическим нормам, с обяза­тельным соблюдением групповых ценностей и целей. Такие пациенты, акцентированные на групповых интересах в ущерб собственным субъективно-значимым склонностям, нередко производят впечатление «гиперсоциальных».

Поисковая активность

Сточки зрения В.С.Ротенберга и В.В.Аршавского (1984), существует некоторая фундаментальная детерминанта пове­дения людей - потребность в поиске - «потребность в самом процессе постоянного изменения». С позиций сформулиро­ванной авторами концепции поисковой активности она явля­ется «общим неспецифическим фактором, определяющим устойчивость организма к стрессу и вредным воздействиям при самых различных формах поведения». При этом пассив­но-оборонительную реакцию во всех ее проявлениях авторы предлагают рассматривать как отказ от поиска в неприемле­мой для субъекта ситуации, полагая, что не ситуация сама по себе, а отказ от поиска делает организм более уязвимым: «стресс сменяется дистрессом тогда и только тогда, когда по­иск уступает место отказу от поиска».

К поисковым, в соответствии с представлениями В.С.Ро­тенберга и В.В.Аршавского, не относятся все виды стереотип­ного, автоматизированного поведения, условнорефлекторная деятельность, т.е. такое любое поведение, результаты которо­го могут прогнозироваться с высокой степенью вероятности. К поисковому поведению не относятся такие специфические варианты отказа от поиска, как невротическая тревога и де­прессия.

Поисковая активность обладает стимулирующим воздейст­вием на организм и повышает его устойчивость к действию вредных факторов. Отказ от поиска, напротив, снижает адап­тивные возможности организма. При этом, как считают авто­ры, поисковая активность может быть более значимым фак­тором адаптации, чем испытываемые человеком положитель­ные эмоции: «если положительная эмоция, чувство удовлетво­ренности не сопровождаются поиском, устойчивость организ­ма к внешним воздействиям остается низкой. Лучше отрица­тельные эмоции с поиском, чем положительные без него».

В этой связи отмечается, что неизменное положительное подкрепление, если оно не требует активных усилий от субъекта, обусловливает детренированность механизмов по­исковой активности и снижает возможности организма к противодействию эмоционально-негативным воздействиям. Идеальным сочетанием поиска и положительных эмоций является творчество, когда сам процесс поиска доставляет удовольствие и это удовольствие подкрепляет и делает субъ­ективно более приятным последующий поиск. Важным для понимания концепции поисковой активности является по­ложение о том, что «поиск направлен не столько на изме­нение безнадежной ситуации, сколько на сохранение соб­ственного определенного поведения, обеспечивающего са­моуважение».

С позиции концепции поисковой активности авторами интерпретируются психосоматические заболевания, в част­ности, связанные с нарушениями со стороны сердечно-сосу­дистой системы: «болезни достижения» - это «психосомати­ческие заболевания, обусловленные хронической фрустраци­ей потребности в поиске, дефицитом необходимой поиско­вой активности». «Болезни достижения», - пишут авторы, это предостережение для тех, кто не склонен останавливаться на достигнутом. В целом же, в соответствии с концепцией, отказ от поиска «является неспецифической предпосылкой к развитию самых разнообразных форм патологии».

Выученная беспомощность

Еще одним понятием, используемым для описания роли психологических факторов в происхождении психосоматиче­ской патологии, является понятие выученной беспомощнос­ти. Выученная беспомощность - это состояние, которое воз­никает у человека или животных после более или менее дли­тельного аверсивного воздействия, избежать которого не уда­ется (в экспериментах на животных для этих целей использу­ется электрический ток, а людям предъявляется серия нере­шаемых задач, либо в процесс деятельности вводятся неустра­нимые помехи). У человека выученная беспомощность про­является эмоциональными расстройствами (депрессия или невротическая тревога); на этом фоне возможно возникнове­ние психосоматических расстройств (Петровский А.В., Ярошевский М.Г., 1998).

Основной характеристикой выученной беспомощности яв­ляется ее тенденция к генерализации - будучи выработанной в одной конкретной ситуации, она, как правило, распростра­няется на многие другие, так что субъект перестает предпринимать попытки справиться даже с теми задачами, которые поддаются решению.

Концепция «выученной беспомощности» («обученной бес­помощности»), или «безнадежности» как причины многих нарушений эмоциональной или психосоматической приро­ды, получила широкое распространение в западной психоло­гии. Представление зарубежных психологов об этом феноме­не изложено, в частности, Мартином Селигменом под назва­нием «безнадежность» (1975).

По мнению G.Engel, A.H.Schmale (1967), развитию психо­соматического заболевания после эмоционального стресса способствует состояние беспомощности, когда все окружаю­щее воспринимается как небезопасное и не доставляющее удовольствия, а сам человек чувствует себя покинутым. В то же время, если индивида окружает такая социальная среда, которая разделяет его оценки и мнения и где он может всегда найти эмоциональную поддержку, то вероятность патологи­ческого воздействия эмоционального стресса на соматичес­кую сферу уменьшается (Caplan I., 1974). Поэтому социаль­ную поддержку можно рассматривать как социально-психо­логический механизм, смягчающий отрицательные последст­вия стресса (Dean A., Lin N., 1977). Для человека наличие со­циальных связей столь важно, что одно уже их отсутствие или недостаточность может рассматриваться в качестве самостоя­тельных причин стресса (Henderson S., 1981).

Д.Н.Исаев (2000) отмечает, в частности, что «привязан­ность, возникающая между детьми и их родителями в самый чувствительный для этого период — вскоре после рождения, имеет колоссальное значение не только в качестве цементи­рующего фактора, объединяющего группы людей, но и в ка­честве механизма, обеспечивающего их безопасность. Фор­мирование этого социального механизма основано на врож­денных образцах поведения, что и определяет не только проч­ность привязанностей, но и их большую защитную силу. В тех же случаях, когда родительская забота была недостаточной, а социальные отношения нарушались или отсутствовали, у де­тей в дальнейшем недоставало необходимых жизненных со­циальных качеств. Эти чувства беззащитности и неспособно­сти оградить себя от опасности приводили к часто возникаю­щим тревожным реакциям и почти постоянным нейроэндокринным изменениям».





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!