Пример врожденных способностей





Один из самых выдающихся математиков Сриниваса Рамануджан (1887-1920) часто приводится в качестве примера врожденных мате­матических способностей. В возрасте 14 лет он самостоятельно из­учил двухтомный курс тригонометрии. Очевидно, с этого момента он так увлекся математикой, что уже в 15 лет самостоятельно открыл' формулы Эйлера, выражаюшие синус и косинус через показательную функцию мнимого аргумента, не зная, что они уже открыты.

В 16-летнем возрасте ему удалось достать книгу по высшей матема­тике, которая содержала 6165 различных теорем и формул, большин­ство из них без выводов. Знакомство с его биографией показывает, что он занимался математикой практически непрерывно. Судя по его сообщениям о том, что некоторые формулы ему внушают во сне боги, вычисления не прекращались даже во сне. Из-за этого он не смог


 


164 Глава 9. Психогенетические исследования интеллекта

учиться и закончить даже первый курс Мадрасского университета. Не­сколько лет он не имел никаких определенных занятий. Когда в 1909 г. он женился и стал работать клерком в порту, жена и теша приходили кормить его в обеденный перерыв, потому что он был слишком занят вычислениями, чтобы прерываться для еды.

Когда он сообщил о своих работах в Кембридж, то там выхлопота­ли для него стипендию, и с 1914 по 1919 г. он работал в Кембридже вместе с английскими математиками. В аналитической теории чисел Рамануджан практически самостоятельно воссоздал целую область математики, которая сложилась в течение длительного времени уси­лиями большого количества ученых. В 1918 г. он был избран профес­сором Кембриджского университета.

Трудно сказать, имеем ли мы в лице Рамануджана пример врож­денного таланта или нет. Однако абсолютно очевидно, что здесь на­лицо колоссальное сосредоточение усилий на одной сфере деятель­ности и огромное количество практики, причем практики особого рода, протекавшей с огромным напряжением сил. Его здоровье ока­залось подорванным, он заболел туберкулезом, вернулся в Индию и вскоре умер.

Кроме количества и качества практики в числе альтернативных влияний, сказывающихся на успешности обучения и могущих быть основой экстраординарных достижений, обычно упоминаются:

1) внимание и способность к концентрации;

2) уровень мотивации;

3) уверенность в себе и оптимизм;

4) энтузиазм и энергичность.

В целом можно считать, что концепция врожденного таланта не находит подтверждения в экспериментальных данных и противоре­чит целому ряду наблюдений. Более того, вера во врожденный та­лант, который обладает некими признаками, поддающимися обнару­жению на ранней стадии развития (например, с помощью каких-либо тестов), по существу просто вредна, если речь идет о ее приме­нении в социальной и воспитательной области. Любое разделение детей на группы якобы одаренных или неодаренных от рождения дискриминационно, несправедливо и абсолютно бесполезно.

Возникает довольно парадоксальная ситуация. С одной стороны, концепция врожденной одаренности не находит достаточно убеди­тельного подтверждения. Потомки гениев, как правило, ничем не от­личаются от обычных людей, т. е. их необыкновенные качества не связаны с наследственными задатками. Вспомним расхожее выраже-


Эмергенез 165

ние о том, что природа отдыхает на потомках гениев. Родители и многочисленные родственники Рамануджана не только не обладали математическими талантами или склонностью к математике, но не отличались вообще какими бы то ни было интеллектуальными до­стижениями.

С другой стороны, воздействия внешней среды, связанные с воз­никновением особой одаренности, тоже не удается идентифициро­вать. По этому поводу высказывались многие исследователи. Так, Бёрт писал: «Достаточно парадоксально, что влияние хорошей среды наиболее сомнительно там, где под сомнением и влияние хорошей наследственности». Ему вторит Симонтон: «Если социально-эконо­мический статус, стимулирующая домашняя среда, одаренные роди­тели — все делают свой вклад в возникновение гения, тогда каждый ребенок в данной семье должен получать примерно равный шанс на успех. Но как много людей слышало о братьях или сестрах Баха, Рембрандта, Сервантеса, Декарта, Дарвина, Ганди или Сун-Ятсена?» (Simonton, 1984).

Эмергенез

В настоящее время существует несколько объяснений этой ситуа­ции. Одно из них связано с явлением, получившим название эмерге­нез(emergenesis). В ходе близнецовых исследований было замечено, что некоторые признаки ведут себя необычно. Например, если срав­нить характеристики ЭЭГ, в частности среднюю частоту α-ритма, то отмечается очень высокая степень корреляции — порядка 0,8-0,9. Это касается всех монозиготных близнецов вне зависимости от того, выросли ли они вместе или воспитывались порознь.

В то же время при сравнении ЭЭГ дизиготных близнецов выясня­ется, что их показатели коррелируют не больше, чем у случайно взя­тых испытуемых (не родственников). Так же ведут себя некоторые другие черты личности, такие как импульсивность или экстраверсия.

Напомним, что обычно признаки, определяемые полигенно, т. е. зависящие от многих генов, коррелируют между родственниками в зависимости от степени их генетической близости.

Было выдвинуто предположение о том, что существуют призна­ки, определяемые особой конфигурацией генов или набором свойств, каждое из которых обусловлено генетически. Это явление было обо­значено как эмергенез. Эмергенная,или эмергенетическая, черта — это и есть признак, определяемый данным набором. Любое измене-


166 Глава 9. Психогенетические исследования интеллекта

ние конфигурации генов приводит к исчезновению этой черты, по­этому у монозиготных близнецов эмергенные признаки проявляют­ся чрезвычайно сходным образом. У родственников эти наборы уже не идентичны, они пусть и немного, но изменены, что нарушает уни­кальную конфигурацию генов. Таким образом, сходство по прояв­лению эмергенной черты у родственников обнаруживается не чаще, чем у случайных людей. Это приводит к тому, что свойства, опреде­ляемые такой конфигурацией генов, встречаются в семьях пробандов не чаще, чем в популяции. Наличие таких свойств может объяснить, почему подчас дети одних и тех же родителей так сильно отличаются друг от друга.

Брамвелл проверил исследование Гальтона (1869) о наследова­нии гениальности и пришел к выводу, что из всех профессий, опи­санных этим ученым, только у судей имеется тенденция к повы­шенной частоте встречаемости в отдельных семьях. По специально разработанной шкале {Creative personality scale) провели исследова­ние творческих способностей личности, в ходе которого были обсле­дованы более 1700 индивидов. Выяснилось, что для монозиготных близнецов, выросших отдельно, характерны умеренно высокие зна­чения корреляции творческих способностей (0,54). В то же время корреляция для дизиготных близнецов, выросших порознь, оказа­лась практически нулевой (Waller et al., 1993). Это обстоятельство указывает на то, что способность к творчеству может являться эмер­генной чертой.

Второе возможное объяснение этих различий кроется в особен­ностях индивидуальных средовых влияний.До сих пор обнаруже­ние и идентификация событий, составляющих индивидуальную сре­ду, остается сравнительно слабо разработанной областью.

Импрессинг

Всю сложность этой задачи хорошо иллюстрирует концепция им-прессинга(Эфроимсон, 1991). Под импрессингом понимают некие события в детском либо подростковом возрасте, которые производят глубокое впечатление и на всю жизнь могут определить мотивы дея­тельности человека, его интересы и шкалу ценностей.

Здесь есть аналогия с известным типом обучения — импринтингом. Что характерно для импринтинга? Во-первых, наличие критического перио­да, во время которого происходит «запечатлевание» некого сложного сенсорного образа. Во-вторых, это событие в дальнейшем вызывает опре-


Импрессинг 167

деленный тип поведения, на проявление которого уже практически не­возможно повлиять. Утенок, вылупившийся из яйца, в течение несколь­ких часов запоминает образ матери или того объекта, который он увидел первым. В дальнейшем этот образ вызывает реакцию следования, кото­рую уже нельзя ничем изменить, новый импринтинг попросту невозмо­жен. Тот же самый раздражитель, предъявленный после критического пе­риода, уже не оказывает никакого значимого действия.

Примерно таким же образом обстоит дело с импрессингом. Здесь тоже постулируется наличие некоего критического состояния, во время которого событие, связанное с воздействием внешней среды, запечатлевается и влияет в дальнейшем на поведение человека. В ка­честве такого события, произведшего впечатление, может выступить книга, встреча, знакомство и т. п. Точно такое же событие может про­изойти с другими людьми и не вызвать абсолютно никакого эффек­та. Даже с тем же самым человеком, быть может, ничего бы не про­изошло, если бы это событие произошло в другое время и при других обстоятельствах. Это вносит еще большую неопределенность в поня­тие индивидуальной среды. Одно и то же событие, воздействующее в разные периоды, может либо вызвать импрессинг, либо вообще ни­как не повлиять на человека.

Пример импрессинга

В качестве примера импрессинга приводят биографию А. Эйнштейна. В возрасте 12 лет он прочитал небольшую книжку по евклидовой гео­метрии на плоскости, которая произвела на него колоссальное впечат­ление и сыграла определяющую роль в развитии его интересов. Эту книгу читали еше сотни подростков, и ни на кого она не произвела та­кого действия.

Другой пример — это случай из биографии Софьи Ковалевской. Как-то в подростковом возрасте она с семьей выехала летом на дачу, и ей досталась комната без обоев. Стены были оклеены страницами учебника математики. Ее настолько заинтересовали эти необычные стены, что она принялась с огромным интересом их изучать, что дало толчок к развитию страсти к математике.

Если попробовать разобраться с условиями, которые делают воз­можным импрессинг, то, несмотря на всю неопределенность, можно высказать некоторые предположения. По всей видимости, огромную роль играет фактор подкрепления — то, каким образом поощряет­ся активность. Для человека подкреплением может быть внимание окружающих, восхищение, поощрение с их стороны. Так, физик А. Комптон (нобелевский лауреат) вспоминал, что в возрасте 8 лет


168 Глава 9. Психогенетические исследования интеллекта

он показал своей матери тетрадку, представлявшую «научный трак­тат» о свойствах индийских и африканских слонов. Она его поздра­вила, причем сделала это так, что это воспоминание осталось у него на всю жизнь. Много лет спустя он говорил, что если бы мать тогда рассмеялась, он утратил бы навсегда интерес к исследовательской работе.

В качестве фактора подкрепления может выступать и просто во­сторг от внезапного понимания того, как решается задача. Может, именно это и произошло в случае Рамануджана.

Уже описанные примеры раннего развития речи у детей, вызы­вавшего восторг, умиление и внимание родителей, также напомина­ют по своим свойствам импрессинг. Освоение речи тоже протека­ет по похожим законам, во всяком случае и критический период ее освоения, и автоматические механизмы запечатлевания — все это имеет место. Несмотря на все отличия между человеком и животны­ми, стоит упомянуть, что некоторые аналогии импрессингу мы мо­жем найти и у млекопитающих. Например, у лисенка писк мыши вы­зывает практически неугасимый ориентировочный рефлекс на всю жизнь после первого же подкрепления (поедания мыши).

Нетрудно заметить, что концепция импрессинга переносит ос­новной акцент в проблеме возникновения экстраординарных, гени­альных личностей в сферу мотивации. На почве импрессинга фор­мируются всепоглощающие интересы личности, сообщающие всему поведению человека невероятную целеустремленность, которая при­водит к формированию экстраординарных способностей и реализу­ется в конечном счете в выдающихся достижениях.

Оценку врожденных особенностей личности, характерных для та­лантливых или гениальных людей, логичнее всего начать с определе­ния их коэффициента интеллекта. IQ гениев никогда не был ниже 120 баллов (сейчас есть методики, позволяющие оценить IQ по фак­там биографии, литературному наследству и пр.). Некоторые прово­дят эту границу чуть выше — 140 баллов. Начиная со 110-120 баллов уровень интеллекта никак не коррелирует с экстраординарностью личности, дальнейшее повышение не имеет значения. В то же время огромное количество людей с IQ больше чем 120-140 баллов пред­ставляют собой вполне обычных людей.

Дело, очевидно, в других особенностях личности. Б. Пастернак в одном из своих писем писал, что заурядные личности в отличие от гениальных работают только из-под палки обстоятельств. Очевид­но, вопрос в том, что побуждает человека к деятельности, т. е. речь


Средовые воздействия и одаренность 169

идет о мотивах поведения. Необыкновенное развитие способностей обусловлено непрерывной всепоглощающей активностью в сфере интересов гения. Незаурядные способности формируются в ходе не­заурядной деятельности. Как писал Люка, «гений продуктивен не­прерывно, потому что творчество является его сущностью».

В. П. Эфроимсон указывал: «Что касается индивидуальных даро­ваний, то их разнообразие так велико, они столь независимо насле­дуются, что в силу генетической рекомбинации почти каждому че­ловеку достается в удел какой-то набор способностей...» и далее: «...решающее значение приобретает наличие или отсутствие стимула для развития и реализации наличного индивидуального набора да­рований».





Читайте также:
Образцы сочинений-рассуждений по русскому языку: Я думаю, что счастье – это чувство и состояние полного...
Теория по геометрии 7-9 класс: Смежные углы – два угла, у которых одна...
Основные этапы развития астрономии. Гипотеза Лапласа: С точки зрения гипотезы Лапласа, это совершенно непонятно...
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.02 с.