ТЕМА 8. ЧЕЛОВЕК И ПОЛИТИКА




 

Как отмечали еще древние (Протагор), «человек есть мера всех вещей». Это полностью применимо и к политике. Именно личность, ее интересы, ценностные ориентации и цели выступают «мерой политики», движущим началом политической активности наций, классов, партий и т.д. Иными словами, личность является первичным субъектом политики.

Место и роль человека в политической жизни издавна является предметом горячих споров, которые не утихли и в наши дни. Уже в древности появляются учения, по-разному оценивающие отношение личности к политике и государству. Наиболее влиятельные из них – учения Конфуция, Платона, Аристотеля. Первый из этих мыслителей разработал патерналистскую концепцию государства, господствовавшую в мировой политической мысли на протяжении многих веков, а на Востоке – более двух тысячелетий.

В патерналистской концепции власти рядовому человеку уделяется роль простого исполнителя царской воли, освещаемой божественным происхождением или церковным благословением монарха. Индивид выступает здесь не сознательным или полусознательным субъектом политики, не гражданином, обладающим неотчуждаемыми правами, а главным образом лишь парохиальным, т.е. политически бессознательным участником политики. И только высшие слои общества поднимаются до полубессознательного, подданического участия.

В современном мире патерналистские взгляды на соотношение индивида и власти сохраняются, например, в развивающихся странах, в авторитарных и тоталитарных государствах, представляющих вождя – диктатора как отца нации, защитника простого человека, а также могут иметь место и в демократических государствах, где часть населения все еще воспринимает президента или премьера как главу единой большой семьи, а себя - как маленького человека, покорного исполнителя указаний властей.

Альтернативой патернализму, индивидуалистической и гуманистической реакцией на представления о правомерности политической беззащитности личности в отношениях с государством явился либерализм. Он впервые в истории социально-политической мысли отделил индивида от общества и государства, провозгласил политическое равенство всех граждан, наделил личность фундаментальными, незыблемыми правами, ограничил сферу действий и полномочий государства по отношению к личности как объекту властвования. Индивид выступает в либерализме источником власти, сознательным участником политики. Государство же – результат соглашения, договора свободных людей. Оно подконтрольно и подотчетно народу и призвано выполнять лишь те функции, которыми его наделяют граждане. Это, прежде всего, задачи обеспечения безопасности и свободы граждан, охраны их естественных священных прав, поддержания общественного порядка и социального мира.

Либеральные взгляды на взаимоотношения человека и власти принадлежат к основополагающим ценностям современной политической культуры Запада. Жизнь показала, что пренебрежение такими принципами либерализма, как свобода личности, приоритет прав человека над правами государства и т.д., могут привести к утверждению тоталитарных политических режимов.

Тоталитарная модель взаимоотношения личности и власти исходит из безусловного приоритета целого над частью, полного подчинения человека государству. Тоталитаризм лишает человека всякой свободы выбора, делает полностью беззащитным перед всепроникающей властью. Если одним полюсом тоталитарного видения личности является «человек-винтик», то другим, верхним полюсом – государство, осуществляющее тотальный, полный контроль над личностью, либо всемогущий вождь, наделенный чертами языческого божества.

Тоталитаризм, идеологизируя и политизируя все общество, беспредельно расширяет сферу взаимоотношений человека и власти и в то же время внутренне деполитизирует личность, превращает ее в человека-функцию, лишенного всякой свободы политического выбора. В конечном счете он заводит страну в тупик, поскольку разрушает главный источник силы государства – свободную личность, человека-творца.

В современной политологии есть некоторые различия в подходах к взаимоотношению человека и власти, но никто не ставит под сомнение статус личности, любого человека как источника власти, первичного и главного субъекта политики. Гарантировать такой статус личности, обеспечить реальное или потенциальное превращение каждого гражданина в сознательного и свободного субъекта политики и всей общественной жизни призваны права человека.

Права личности занимают одно из центральных мест в политической и юридической науках. Они представляют собой принципы, нормы взаимоотношений между людьми и государством, обеспечивающие индивиду возможность действовать по своему усмотрению (эту часть прав называют свободами) или получать определенные блага (это собственно право).

Современное понимание прав человека восходит к идеям естественного права, которые возникли в глубокой древности, и ведет свое непосредственное начало от идей либерализма. Его виднейшие представители обосновали понимание фундаментальных прав человека на жизнь, безопасность, свободу, собственность, сопротивление угнетению как естественных, неотъемлемых (неотчуждаемых) и священных норм человеческого поведения, существующих независимо от государства и охраняемых им.

Политологи различной мировоззренческой ориентации по-разному оценивают конечный источник прав человека. Одни видят его в естественной человеческой природе (неотчуждаемые права), другие же возводят наиболее высокие из человеческих прав к душе и Богу, третьи трактуют права как привилегии, дарованные монархом (вождем) подданным.

Существуют различные системы классификации прав личности. Например, их подразделяют в соответствии со сферами реализации: на гражданские (личные), политические, экономические, социальные и культурные.

Гражданские права – это естественные, основополагающие, неотъемлемые права человека. Они производны от естественного права на жизнь и свободу, которым от рождения обладает каждый человек, и призваны гарантировать индивидуальную автономию и свободу, защитить личность от произвола со стороны государства и других людей.

Политические права определяют возможности активного участия граждан в управлении государством и в общественной жизни. К ним относятся избирательные права, свобода союзов и ассоциаций, демонстраций и собраний, право на информацию, свобода слова, мнений; в том числе свобода печати, радио и телевидения и некоторые другие.

К гражданским и политическим правам непосредственно примыкают права экономические, связанные с обеспечением свободного распоряжения индивидами предметами потребления и основными факторами хозяйственной деятельности: собственностью и трудом, а также с проявлением предприимчивости и инициативы.

Социальные права связаны с обеспечением человеку достойного уровня жизни и социальной защищенности. Культурные права призваны гарантировать духовное развитие человека. Они включают право на образование, доступ к культурным ценностям, свободу художественного и технического творчества.

Права человека становятся реальностью лишь в том случае, когда они неразрывно связаны с обязанностями людей. В обязанности граждан демократических государств обычно входит: соблюдать законы, уважать права и свободы других людей, уплачивать налоги, сохранять природу, окружающую среду и т.д.

Вопрос об ответственности за нарушение прав и обязанностей личности имеет важнейшее значение для их практического осуществления. Без определения конкретной ответственности должностных лиц, органов власти и отдельных граждан в этой области права человека превращаются не более чем в красивую декларацию. Недостаточно лишь конституционного закрепления прав, необходим также целый комплекс социальных гарантий. Практическая реализация всего комплекса прав человека – всеобъемлющая комплексная задача, степень решения которой непосредственно характеризует уровень развития, прогрессивность и гуманизм как отдельных стран, так и всей человеческой цивилизации.

Конституционное закрепление прав и их гарантия являются важным, но не единственным условием, влияющим на конкретные формы и уровень отдельного участия человека в политическом процессе. Многое зависит от политического режима, политических традиций, культурного наследия, индивидуальных особенностей личности.

В литературе существуют различные системы классификации, отражающие место и роль групп индивидов в их отношении к политической деятельности. Например, пятиступенчатая шкала ролей участия в политике:

1) активист. Лично участвует в политике, занимает видное место, объединяет вокруг себя единомышленников;

2) компетентный наблюдатель. Проявляет интерес к политике, хорошо информирован, однако к личному участию в политике относится нейтрально;

3) компетентный критик. Отрицательно относится к личному участию в политике, но проявляет к ней большой интерес, хорошо информирован, критически настроен к власти;

4) пассивный гражданин. Слабо информирован, проявляет слабый интерес к политике, нейтрально или отрицательно относится к личному участию в ней;

5) аполитичный человек. Отрицательно относится к личному участию в политике, не проявляет к ней интерес, располагает отрывочной политической информацией.

Современная западная политология уделяет большое внимание изучению первой из вышеуказанных ступеней участия индивида в политике – политического актива. Анализу этой проблемы посвящены исследования феномена политического лидерства и политической элиты.

Существует несколько подходов к определению лидерства. В рамках первого подхода политическое лидерство можно определить как постоянное приоритетное влияние со стороны определенного лица на все общество, организацию или группу.

С другой точки зрения, лидерство – это управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием властных решений, это руководящая должность.

Сторонники третьего подхода трактуют лидерство как особый род предпринимательства, осуществляющегося на политическом рынке.

Ряд российских ученых считают, что политический лидер – это символ общности и образец политического поведения группы, способный реализовать ее интересы с помощью власти.

Политическое лидерство имеет сложную природу. Ее раскрывает несколько концепций, в частности, концепция или теория черт, которая объясняет феномен лидерства видающимися качествами личности: умом, энергией, волей, компетентностью, организационными способностями, готовностью взять на себя ответственность и т.д. Идею зависимости лидерства от определенных социальных условий развивает и обосновывает ситуационная концепция. Ее авторы считают, что лидер – функция определенной ситуации. Именно конкретные обстоятельства, определяют отбор политического лидера и детерминируют его поведение, принимаемые им решения. Ситуационная теория не отрицает важную роль индивидуальных качеств личности, однако не абсолютизирует их, отдает предпочтение в объяснении природы лидерства требованиям объективных обстоятельств. Субъективные механизмы лидерства помогают объяснить психологические, психоаналитические концепции (З. Фрейд, Э. Фромм, Т. Адорно и др.). Они объясняют природу лидерства как способ подавления или преодоления различного рода комплексов, чувства неполноценности и т.п.

Существуют разнообразные классификации лидерства, т.е. его типология. Так, в зависимости от отношения руководителя к подчиненным лидерство может быть авторитарное и демократическое. Широко распространено в политологии предложенное еще М. Вебером деление лидерства на традиционное (вожди племен, монархи – их авторитет основан на обычае, традиции); легально-рациональное, избранное демократическим путем и харизматическое, наделенное, по мнению масс, особой благодатью, выдающимися качествами и способностями к руководству. В основе первого типа лидерства лежит привычка, второго – разум, третьего – вера (часто слепая), эмоции.

К понятию лидерства тесно примыкает понятие политической элиты, которая трактуется как группа (или совокупность групп), выделяющаяся из остального общества влиянием, привилегированным положением и престижем, непосредственно и систематически участвующая в принятии решений, связанных с использованием государственной власти или воздействием на нее. В состав политической элиты входят лица, занимающие руководящие или господствующие позиции в обществе.

Первые классические концепции элит были разработаны в конце XIX -начале XX века Т. Моской, В. Парето и Р. Михельсом. Они исходят из идеи неизбежности и закономерности деления любого общества на привилегированный относительно малочисленный класс управляющих и на составляющий большинство общества класс управляемых. В основе принадлежности к элите, как и в лидерстве, лежат особые индивидуальные качества и, в первую очередь, организаторские способности. Различия же в характеристике элит авторами разных теорий связаны с оценкой места и роли элиты в обществе, ее структурного состава. Так, родоначальники макиавеллистской школы (Моска, Парето) рассматривали элиту как легитимную, внутренне сплоченную, наделенную особыми психологическими качествами группу людей, формирование и смена ко­торой происходят в процессе борьбы за власть.

Ценностные теории элиты рассматривают ее как наиболее ценный элемент общества, в господствующем положении которого заинтересованы все, задача же общества – вести поиск наиболее результативной, достойной элиты, т.е. формировать ее путем селекции.

В леволиберальных теориях элиты можно увидеть критику элитарности общества с демократических позиций. Еще в 50-е годы Р. Миллс стремился доказать, что США управляются не многими, а одной властвующей элитой, которая по существу не допускает остальную часть населения к определению реальной политики. Возможности влияния масс на элиту с помощью выборов и других демократических институтов, с его точки зрения, весьма ограничены, между массой и элитой глубочайшие различия.

Факты реальной жизни, а также многочисленные исследования под­тверждают, что политическая элита – это реальность сегодняшнего и, вероятно, завтрашнего этапов развития человеческой цивилизации. Сама элита внутренне дифференцирована. Она делится на правящую, непосредственно обладающую государственной властью, и оппозиционную контроэлиту; на высшую, принимающую значимые для всего государства решения, среднюю, а также административную – служащие-управленцы (бюрократия). Имеются и другие классификации элит.

В современной политологии проблема формирования элит занимает особое место. Исследования показали, что использующаяся в той или иной стране система рекрутирования (отбора элит) оказывает влияние на социальную представительность, качественный состав и результативность элиты. Существует две основные системы рекрутирования элит: гильдий и антрепренерская. В чистом виде они встречаются довольно редко. В целом же антрепренерская система рекрутирования политических элит явно преобладает в демократических странах, система гильдий – в странах тоталитарного режима. Хотя элементы ее встречаются в Великобритании, Японии и др. странах.

Для системы гильдий характерны: закрытость, отбор претендентов из нижестоящих слоев самой элиты, наличие системы внешних признаков –формальных требований для занятия должностей, небольшой круг селектората (отбирающих), тенденция к воспроизводству уже существующего типа лидерства.

Антрепренерскую систему отличают: открытость, возможность продвижения «наверх» представителям любых социальных групп, небольшое число формальных требований отбора (институциональных фильтров), широкий круг селектората, которым могут быть все избиратели страны, высокая конкурентоспособность претендентов, первостепенная значимость их личных, индивидуальных качеств, их активность.

Общественные условия формирования и функционирования элиты непосредственно влияют не только на социальную роль этой группы как целого, но и определяют типичные черты ее отдельных представителей политических лидеров.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!