ТЕМА 11. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ




 

Для характеристики политической системы с точки зрения изменения ее самой и ее элементов используется понятие политического процесса, под которым понимается вся совокупность действий по обеспечению формирования, изменения, преобразования и функционирования политической системы.

Выделяют три режима существования политического процесса. Первый – это режим функционирования, не выводящий политическую систему за рамки сложившихся взаимоотношений граждан и институтов власти. Второй режим протекания политического процесса – это режим развития. Здесь структуры и механизмы власти выводят политику государства на новый уровень движения, отвечая на новые потребности времени. Третья разновидность режима существования политического процесса представляет собой упадок, распад политической целостности. Направленность динамики политического процесса имеет в данном случае негативный характер по отношению к целостности существования политической системы.

Все три режима политического процесса характеризуют постоянное взаимодействие многообразных групп и принадлежащих к ним граждан, использующих различные каналы и институты политической власти для удовлетворения своих общественно значимых потребностей и создания адекватной их потребности политической системы.

Упрощая содержание политического процесса, можно сказать, что он раскрывает в основном две фундаментальные формы политического волеизъявления граждан. Прежде всего, это различные способы презентации рядовыми участниками политического процесса своих интересов в разнообразных видах артикуляций и агрегирования последних, а также формы принятия и реализации управленческих решений, осуществляемых политическими лидерами и элитами.

В зависимости от объекта применения политической воли политические процессы подразделяются на внутриполитические и внешнеполитические. С точки зрения характера политического участия политические процессы бывают ангажирующими, т.е. предполагающими свободное включение (выключение) граждан из отношений с политической властью и неангажирующими (антидемократическими, тоталитарными), основывающимися на принудительных, мобилизованных формах политической активности населения. С позиций устойчивости основных взаимосвязей политических и социальных структур можно говорить о нестабильных и стабильных политических процессах и т.д.

Еще одним критерием дифференциации внутриполитических процессов является характер преобразования власти, что даст возможность говорить о таких процессах, как революция, эволюция и т.д.

Революция – это коренное, полное преобразование структуры власти в обществе, радикальное изменение его политической системы, открывающее возможность значительных социально-экономических преобразований. Революция всегда служит выражением непреодолимых социальных антагонизмов, интенсивной и разнообразной политической борьбы, проходящей с применением насилия. Она всегда возникает на исходе затяжного, глубинного социально-экономического и политического кризиса и рассматривается сторонниками революции как необходимый выход из грядущей катастрофы, угрожающей обществу.

Для революции характерны такие качества, как решительность, радикальность изменений, что способствует появлению у нее большого количества сторонников в обществе. Однако у этого процесса существует и ряд недостатков, снижающих ее созидательный потенциал, таких как непредсказуемость последствий, наступающих в результате длительной борьбы, гигантского напряжения общественных сил. Революция сопровождается жестокой борьбой не только против прямых противников революционных преобразований, но и различных «отступников» и «соглашателей», встречающихся на ее пути. К тому же практически всегда общество, которое возникает в ходе революционных изменений, сильно отличается от первоначального проекта, а иногда вообще бывает его полной противоположностью.

Реформа, в отличие от революции, характеризуется постепенностью намеченных преобразований, а в ее программе делается акцент не на обеспечении полноты, радикальности и всесторонности их, а на их доведении до конца и этому придается ключевое значение. Большое значение придается также обеспечению всеобщей поддержки перемен, достижению согласия в обществе относительно их проведения. Последствия и размах наступивших в ходе реформ преобразований может быть таким же, как и в революции, но с меньшими издержками и жертвами.

Если революция и реформа нацелены на целостное, в конечном счете, преобразование политической системы, охватывающее всю страну, то такой часто встречающийся процесс, как восстание имеет по сравнению с ними некоторые существенные отличия. Любому восстанию присущ некоторый уровень организованности и структуры, которые его обеспечивают, большую роль здесь играют его руководители. Созидательное начало восстания находит свое выражение в формулировании целей, отраженных в лозунгах и программах.

Степень управляемости, организованности восстания может быть различна, но элемент целенаправленности в восстании всегда присутствует, чем оно и отличается от бунта и мятежа – действия, имеющего высокий уровень интенсивности, активности его участников, делающих ставку на насилие, применение оружия. Бунт и мятеж отличаются от восстания более узким, ограниченным составом участников, отсутствием атаки на центры власти, заговорщическим характером.

Все указанные политические процессы возникают в условиях специфического состояния политической системы – ее кризиса, когда необходимость преобразований приобретает основания необратимости, а требования перехода в новое состояние становятся все более ощутимыми. Существует много проблем, отсутствие решения которых стимулирует кризисное развитие общества. Среди них и длительные экономические неурядицы, и экологические катастрофы, и военные поражения. Но главная политическая проблема, вызывающая и усугубляющая кризис выражается в неспособности институтов политической системы отразить требования складывающейся политической ситуации, в нарастающем разрыве между различного рода декларациями и реальными делами органов власти.

Таким образом, политический процесс, достигший кризиса, является закономерным результатом развития внутренних противоречий, конфликта в обществе. Конфликтный тип отношений в политической системе исходит из возможности преодоления или даже ликвидации определенной группы интересов и их носителей. В конфликтном взаимодействии противоречия возводятся в степень социальных антагонизмов, отбрасываются иные интересы, кроме собственных, когда, например, утверждение одного вида собственности предполагает ликвидацию всех иных, а признание одной политической силы сопряжено с отказом в праве на существование всем прочим.

Политические отношения, основанные на конфликтном взаимодействии, характеризуются высокой степенью неустойчивости, и часто единственным способом их урегулирования становится насилие. Однако практика показывает, что насилие больше создает проблем, чем их решает.

Конфликту как типу регуляции политических отношений есть альтернатива – консенсус, который исходит из признания наличия разных социальных интересов естественным состоянием. Консенсус предполагает согласование разных интересов, а не подавление, он предполагает выявление того общего, что может содержаться в разнообразных позициях и целях.

С понятием консенсуса тесно связано понятие политического плюрализма, которое означает признание множественности социальных интересов и способов их выражения в политике. Плюрализм имеет корни как в экономике – в множественности видов собственности, способных взаимодействовать и конкурировать между собой, так и в социальной сфере – в наличии равноправия социальных групп, в культуре – в развитии множества направлений и форм проявления самобытности людей. Поскольку плюрализм – это не только множественность, но и совместимость, то смысл плюралистической политики заключается в стремлении не к ликвидации различий, а к управлению ими.

Понятие политического процесса является центральной категорией так называемой социологии развития, основы которой в теоретической форме были заложены в трудах Ф. Тенниса, М. Вебера, Т. Парсонса. Они рассматривали все модификации политических систем, видоизменяющихся в ходе политического процесса, в рамках проблемы обширного перехода от традиционного к современному обществу. При этом первое понималось по преимуществу как аграрное, основанное на простом воспроизводстве и отличающееся закрытой социальной структурой, низким индивидуальным статусом гражданина, жестким патронажем государственного правления. Современное общество трактовалось ими как индустриальное (постиндустриальное), базирующееся на открытости социальной структуры и рациональной организации власти.

В научной литературе существуют теории политического развития, базирующиеся на других представлениях о критериях этого явления. Так, представляется интересным определение политического развития как нарастания способностей политической системы к гибкому приспособлению к изменяющимся социальным условиям (требованиям групп, новому соотношению сил и ресурсов власти) при сохранении и увеличении возможностей для элит и рядовых граждан выполнять свои специфические функции в деле управления обществом и государством.

Таким образом, политическое развитие является показателем жизнеспособности любой политической системы. Проблемы же политического развития страны в переходных условиях наиболее полно описываются теорией модернизации, которая представляет собой совокупность различных схем и моделей анализа, раскрывающих динамику преодоления отсталости традиционных государств. Первоначально модернизация понималась как последовательное движение по пути «догоняющего развития», выражающего зависимость осуществляемых в странах реформ от образцов – стран, уже совершивших такой переход. Главным модернизирующим фактором признавался капитал, способный, якобы, транслировать социальные технологии, демократические ценности и т.д.

В настоящее время связь между модернизацией и развитием пере­сматривается: первая стала рассматриваться не как условие второго, а как его функция. В этом смысле политическая модернизация означает определенную направленность политических изменений (тип осовременивания), в основе которых лежит конфликт между национальными политическими культурами и общецивилизационными ценностями. Признание приоритета универсальных норм и требований модернизации, таких как товарно-денежные регуляторы экономики, увеличение затрат на образование, науку, формирование открытой социальной структуры с неограниченной мобильностью населения и др., не может быть основанием для навязывания некоей «обязательной» программы для всех стран. Универсальны лишь цели, а не средства, характер модернизации.

Среди целей политической модернизации на первый план выдвигается задача рационализации власти, т.е. обеспечения действия принципа верховенства закона в рамках всего национального государства.

Каждая эпоха отличается не столько тем, к чему люди стремятся в политике, сколько тем, какие средства они используют для достижения своих целей и идеалов.

Выбор направлений, средств политики определяется таким компонентом политической культуры, как политическая ориентация, готовность субъекта к определенному типу политической деятельности. Существуют различные виды политической ориентации, классифицируемые по различным основаниям.

Так, по отношению к типам политических изменений ориентация может быть консервативной и революционной. Первая направлена на сохранение того, что есть, а вторая – на коренную ломку старых социальных отношений и строительство новых по заданному проекту.

По отношению к средствам политической деятельности выделяются политический радикализм и реформизм. Признаками радикализма служат склонность к решительным действиям, стремление к быстрому и простому пути решения сложных проблем. В противовес радикализму реформизм выражается в приверженности к постепенным, поэтапным изменениям.

По отношению непосредственно к политической деятельности политическая ориентация может быть следующих видов:

1. Установка на политическое отчуждение, выражающееся в неприятии всего, что связано с политикой.

2. Ориентация на политически пассивное поведение, в рамках которого человек не чувствует себя и не стремится быть активным политическим субъектом, отношения с властью носят формальный, принудительный характер.

3. Готовность к политически активному поведению.

Политическая активность может быть автономной, а может быть предопределенной сверху (мобилизационной), легальной и нелегальной, открытой и скрытой, организованной и стихийной.

Автономное участие – это свободная добровольная деятельность индивидов, преследующих личные и групповые интересы.

Мобилизационное участие имеет принудительный характер. Стимулами политической активности становятся страх, административное принуждение, традиции и т.п. Как правило, мобилизационное участие направлено исключительно на поддержку политической системы и его целью является демонстрация преданности правящей элите, всенародного единства и одобрения проводимой политики. Подобное участие ни в коей мере не является средством реализации групповых интересов. В определенном смысле его можно назвать квазиучастием.

Безусловно, оба типа являются идеальными в том смысле, что в любом обществе, в любой политической системе присутствуют элементы того и другого. В тоталитарных и авторитарных режимах доминирует мобилизационный тип участия. В демократических – автономный, хотя существуют элементы мобилизационного поведения индивидов, например, в избирательных кампаниях активно используется метод манипулирования сознанием с целью оказать воздействие на политическую позицию индивида.

Политическое поведение – это совокупность реакций социальных субъектов (социальных, общностей, групп, личностей и т.п.) на деятельность политической системы. Политическое поведение можно подразделить на политическое участие и абсентеизм.

Политическое участие – это влияние граждан на функционирование политической системы, формирование политических институтов и процесс выработки политических решений.

К политическому участию относятся действия по делегированию полномочий (электоральное поведение), активистская деятельность, направленная на поддержку кандидатов и партий в избирательных кампаниях, посещение митингов и участие в демонстрациях, участие в деятельности партий и групп интересов.

Наиболее подробную классификацию типов политического участия предложил английский ученый А. Марш. К политическому участию ортодоксального типа он относит действия, обеспечивающие устойчивое функционирование политической системы, а также требования, предъявляемые к ней в законных формах. Действия, несанкционированные законом или направленные против политической системы (протестное поведение) он квалифицирует как политическое участие неортодоксального типа. Политическими преступлениями А. Марш считает политическую деятельность с использованием нелегитимного насилия.

Сходную позицию занимает У. Милбрайт (США), подразделяющий политическое участие на конвенциональное (легальное и регулируемое законом) и неконвенциональное (незаконное, отвергаемое большей частью общества по моральным, религиозным и иным соображениям).

К первому типу он относит голосование, участие в работе партий в избирательных кампаниях, участие в политической жизни общества, контакты с официальными лицами. Ко второму – участие в демонстрациях, бунты, решительные протесты против безнравственных действий власти, участие в митингах протеста, отказ повиноваться несправедливым законам и политическим решениям. Неконвенциональное участие осуществляется в ненасильственных активных формах (демонстрации, пикеты, митинги и т.п.) и насильственных формах (терроризм, бунт и т.п.).

Среди форм политического поведения и участия определенное место занимают протестные формы. Политический протест – это открытая демонстрация негативного отношения к политической системе в целом, ее отдельным элементам, нормам, ценностям, принимаемым решениям.

К протестным формам поведения относят митинги, демонстрации, шествия, забастовки, пикетирования, массовые и групповые насильственные акции. Наиболее распространенной, объясняющей причины и механизмы протестного поведения, является концепция депривации.

Депривация – это состояние недовольства субъекта, возникающее в результате расхождения между реальным (или оцениваемым) и ожидаемым им (субъектом) состоянием. Когда это расхождение становится значительным, а недовольство приобретает массовый характер, возникает мотивация к участию в протестных действиях. Факторами депривации могут быть экономический спад, резкий рост налогов и цен, разрушение стандартных норм и убеждений, утрата привычного социального статуса, завышенные ожидания, отрицательные результаты сравнения собственных успехов с успехами других или с некоторым «нормативным» состоянием. «Взрыв» протестных форм поведения с большей вероятностью происходит в период перехода от экономического подъема к глубокой депрессии, когда люди начинают сравнивать свое новое положение с прежним.

Как показывает политическая практика, недовольство порождает протест, прежде всего, у тех, кто еще не потерял надежду «выбиться в люди», у кого повторялись и подкреплялись попытки улучшить свое положение. Таким образом, протестное поведение более распространено среди людей, чье положение относительно улучшилось, нежели среди тех, у кого оно стабильно остается плохим. Активизация различных форм политического протеста возможна и в периоды экономического подъема, когда рост ожиданий может значительно обгонять экономические возможности удовлетворения потребностей.

Распространенными формами политического протеста являются митинги, демонстрации, шествия, забастовки. При низкой степени институционализации подобные акции могут приводить к массовым беспорядкам, насилию, прямому столкновению с властями. Именно поэтому во многих демократических странах проведение массовых политических мероприятий регулируется специальными законами, которые предусматривают ряд необходимых мер (порядок уведомления властей о проводимых мероприятиях или получение организаторами предварительного разрешения властей на проведение митингов, демонстраций, шествий и т.п.).

К насильственным неконвенциональным типам политического поведения и участия относится терроризм. Под терроризмом понимается оппозиционная деятельность экстремистских организаций или отдельных личностей, целью которых является систематическое или единичное применение насилия (или его угрозы) для запугивания правительства и населения.

Политическому участию противостоит такой тип политического поведения как абсентеизм. Под абсентеизмом понимается уклонение от участия в политической жизни (в голосовании, избирательных кампаниях, акциях протеста, деятельности партий, групп интересов и т.п.), утрата интереса к политике и политическим нормам, т.е. политическая апатия. Абсентеистский тип поведения существует в любом обществе, однако его рост, равно как и рост доли апатичных людей, свидетельствует о серьезном кризисе легитимности политической системы, ее норм и ценностей.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!