Глава шестая. Диагноз: лидер




 

К вопросу о термине. Мы сознательно решили использовать слово «лидер» как более положительно заряженное из всех возможных определений того, кто стоит во главе человейника. Таких соображений несколько. Во-первых, у подвластных накопилось достаточное количество негативных эмоций, связанных с Властью, и не хотелось бы невольно привнести их в наш анализ власть предержащих. Во-вторых, мы предпримем попытку рассмотреть лидера как необходимый элемент в человейнике, абстрагируясь от исторических реалий тех или иных эпох и конкретных человейников. В-третьих, властителям нравится, когда их называют лидерами. Сделаем небольшую уступку их гипертрофированному самолюбию. Тем более что речь пойдет о постановке диагноза.

В ходе эволюции человейника происходило формирование и развитие критериев лидерства как социальной роли и управленческой функции, так вырабатывались, совершенствовались и закреплялись за членами человейника необходимые психофизиологические качества. По умолчанию считается, что лидер — самый умный, самый дальновидный и самый волевой член сообщества. И если не он сам, то уж его «команда» суммарно наделена выдающимися способностями, что дает им моральное право управлять человейником и с чистой совестью пользоваться всеми преимуществами своего положения. Доля истины в этом есть.

Но, на наш взгляд, если и можно вести речь о некой элите в человеческом обществе, то, только применительно к весьма далеким этапам эволюции человейника. В те времена, когда стая протогоминидов только приобретала черты человеческого сообщества, члены лидирующей группировки по своим «человеческим» качествам явно превосходили остальных членов сообщества. И вполне разумно, что лучшие стали во главе зарождающегося человейника. Само собой разумеется, за дополнительную «общественную нагрузку» они получили свою долю при распределении жизненных благ. Исключительное и привилегированное положение лидера и его «команды» было закреплено в коллективном сознании как элемент «ментальной модели мира». И свято сохраняется до сих пор.

 

 

Заметки на полях

 

У власти свой особый склад ума. Лидер мыслит не категориями гуманности, а интересами дела. Порой они диктуют весьма парадоксальные решения.

Группа товарищей из Политбюро обратилась к Сталину с жалобой на старого большевика и соратника Ленина товарища Кржижановского. Причем в открытую называли Кржижановского дураком, которому нельзя поручить ни одного дела. Верный ленинец Кржижановский умудрился провалить все, что ему поручалось.

Сталин ответил, что товарищ Кржижановский выполняет очень важную для партии работу. Будучи дураком, он притягивает к себе таких же. В результате в организации, которую возглавляет Кржижановский, формируется руководящая группа, состоящая из одних дураков. Партия их изымает скопом, увольняя с постов, и назначает проверенных, умных, толковых и исполнительных. Таким образом товарищ Кржижановский по мере сил способствует очищению аппарата государства от дураков и никчемных работников, подвел итог Сталин. Вождь предложил жалобщикам не обсуждать глупость товарища Кржижановского, а определить, в каком наркомате дела идут из рук вон плохо, чтобы назначить на новую должность «полезного дурака».

 

 

По кибернетической схеме, которую мы рассматривали во второй главе, лидер — относится к субъекту управления. Именно он организует активное взаимодействие объекта управления со средой обитания, обеспечивает целостность и жизнеспособность человейника.

Отсюда следует, что лидеру необходимо обладать знаниями и опытом, владеть информацией об окружающей среде и внутреннем положении в человейнике, уметь прогнозировать изменения внешних и внутренних обстоятельств, предвидеть результат собственных действий, вырабатывать программу действий, доводить ее до объекта управления, используя систему команд, контролировать их исполнение и оценивать результаты. Он должен формировать сознание подвластных, обеспечивать передачу знаний и опыта, обучение и привитие новых навыков. Учить и просвещать. Не ради абстрактных высокогуманных целей, а из необходимости выживания возглавляемого им человейника.

Компетентность и профессионализм в управлении — необходимые, но не достаточные качества для лидера. Социальная функция лидера — властвовать, то есть осуществлять насилие в человейнике. В реальности лидер зачастую уступает по уровню развития интеллекта, профессиональным знаниям и нравственным качествам подвластным. Но он обладает самым главным качеством — властностью: умением навязать свое видение и принудить к подчинению. Именно от степени развития властности зависит авторитет лидера и его способность к управлению.

Очевидно, что властность как характерная черта лидера не может существовать сама по себе. Чтобы властвовать, нужны подвластные, наделенные соответствующими свойствами. Внутривидовая селекция внутри человейника осуществлялась по линии «властность — подвластность». Лидеры совершенствовались в искусстве подчинять, а подвластные учились беспрекословно подчиняться. Параллельно со способностью к внушению шло развитие и совершенствование внушаемости. Умение лидера навязывать свое видение подкреплялось способностью управляемых «распахнуть» свое сознание и безоговорочно принять «ментальную модель мира», включающую в себя исключительное положение лидера.

Гипертрофированное развитие властности, которой в меньшей степени наделены остальные члены человейника, ставит лидера в исключительное положение. Кажется, что он окружен невидимым полем, нарушить которое не решаются подвластные. С уверенностью можно сказать, что это аура страха. Тот, кто убивает «чужаков» внутри сообщества, в глазах подвластных, у которых отнято и вытравлено право на убийство, всегда будет «не таким как все» — ч у ж а к о м.

Приведем короткую цитату из описания психологического портрета профессионального убийцы:

 

«…он должен быть на все сто процентов внутренне отчужден, в самом глубоком смысле этого слова. Он может иметь нескольких избранных друзей, по отношению к которым сохраняет лояльность, быть хорошим любящим мужем и отцом. Однако исповедуемая им философия, касающаяся всех людей вне этого круга, должна замораживать кровь в жилах. Профессионал обязан считать их ничего не значащими в метафизическом смысле. Они для него почти что не люди и не имеют каких-либо «прав на жизнь», о которых любят распространяться обыватели. Это просто цели для его оружия — и точка. Других категорий людей в сознании профессионала не существует.

Подобная отчужденность следует из личной философии, которой придерживается киллер. Внедрить ее в сознание извне практически невозможно. Только немногие могут сами выработать в себе этот взгляд на жизнь благодаря размышлениям, основанным на личном опыте. Именно они — лучшие кандидаты в профессиональные убийцы.

«Ключом» здесь, разумеется, является тот факт, что человек, хладнокровно совершающий убийства, не может быть замкнут в себе или «отчужден» из-за невротических комплексов или собственной слабости. Он сам должен выработать отчужденность, но одновременно сохранять также способность одаривать своими чувствами (любви, тепла, счастья) других и понимать других… но на своих условиях».

 

 

Вот и причина антигуманности властителей. Они внутренне отчуждены от всех. Они считают людьми только узкий круг приближенных лиц. Остальные для них — «объект управления», «население», «электорат», «быдло». Вся проблема в том, что Власть обязана так считать, если она считает иначе — это не Власть.

Лидер, как мы показали, с самого момента зарождения человейника обязан был решать: «человек» или «недочеловек», «свой» или «чужой». Опознание было безошибочным, а реакция — моментальной. Инстинктивной. Вот корни пресловутого «инстинкта власти»!

Хищность и агрессия лидера поддерживались и подпитывались всеми членами сообщества. Можно сказать, что инстинкт самосохранения стаи вызвал к жизни, развил и довел до абсолюта хищный «инстинкт власти».

«Инстинкт власти» находится не в метафизических высях, не в субъективных умопостроениях философов, а объективно существует как элемент в управлении человейником. Хищность, установка на внутривидовую агрессию вплоть до убийства в целях поддержания управляемости человейника есть условный рефлекс, приобретенный в ходе эволюции и закрепленный за лидерами в качестве внутривидового признака.

«Инстинкт власти» — это психофизический комплекс, который легко обнаружить методами психологии. В нем нет ничего иррационального. Это просто установка на приобретение максимума жизненных благ через насилие вплоть до убийства.

 

* * *

 

Сделаем небольшое отступление, чтобы поспорить с Григорием Климовым, автором нашумевших книг «Князь мира сего», «Протоколы красных мудрецов» и «Красная каббала».

Григорий Климов указывает на гомосексуальность как на основной признак, присущий хищникам внутри вида хомо сапиенс. В принципе верную мысль, что гомосексуализм есть признак дегенерации и напрямую ведет к вырождению и гибели вида, Григорий Климов возводит в абсолют и применяет при рассмотрении практически всех аспектов жизнедеятельности человейника. Латентная же гомосексуальность, по его теории, не реализуясь непосредственно в половой сфере, сублимируется и проявляется в отклонениях поведения, в ценностных установках, в морали и так далее, вплоть до создания революционных теорий и осуществления революций.

Внутривидовая борьба, как утверждает Климов, проходит по линии противостояния «вырожденцев» (дегенератов-гомосексуалистов) и «нормальных людей» (носителей родовой нравственности и морали). Это противостояние Климов обнаруживает не только на уровне бытовых конфликтов, но считает первопричиной политической борьбы, войн и революций. «Комплекс власти» Климов переименовал в «комплекс Ленина», заклеймив им всех бунтарей, революционеров и инакомыслящих всех времен и народов.

На совести Климова остается утверждение, что «комплекс Ленина» (латентная гомосексуальность как первопричина асоциальных умонастроений и поступков) был использован в качестве краеугольного камня для разработок средств и методов психологической войны, воплощенном в известном «Гарвардском проекте».

Основной удар «Гарвардского проекта» был обрушен на СССР. Нет сомнений, что психологическая война, развязанная Западом, стала одним из факторов, приведших СССР к краху. Интересно, что среди нынешнего научного истеблишмента России, обслуживающего военный комплекс и так или иначе причастного к разработке средств психологической войны, постулаты Климова пользуются особой популярностью.

Но на наш взгляд, Климов, намеренно или неосознанно, совершил методологическую ошибку. Спутал причину и следствие. Дело в том, что гомосексуализм есть производное от внутривидовой хищности, а не наоборот.

Никто не оспаривает факта, что проявления гомосексуальности встречаются в животном мире, и, чем ближе к человеку, тем чаще. Но наблюдения за стаями высших приматов показывают, что чаще всего гомосексуализм используется как ритуал наказания. Провинившийся самец, подставляет зад вожаку, а тот делает несколько чисто имитационных фрикций. Никаких эмоциональных всплесков, напоминающих любовные, при этом не наблюдается. Один явно унижен, второй наслаждается покорностью наказуемого, притихшая стая явно одобряет публичное унижение собрата. Что это?

Это акт восстановления иерархии и дисциплины в стае. И, собственно, к половой сфере происходящее имеет лишь косвенное отношение. Детей от такого акта, разумеется, не появится, но они будут рождаться в стае, если стая сохранит свое единство, как фактор выживания.

Все, что направлено на выживание человейника, превращается в ритуал. Но каков же глубинный смысл публичного ритуального гомосексуального акта?

Читатель, очевидно, знаком с основополагающим принципом китайской философии: о единстве и противоположности мужского и женского начал — Инь и Ян. Все многообразие мира проистекает из взаимодействия этой базовой диады. Но и без трактатов китайских мудрецов любой здравомыслящий человек знает, что есть сугубо мужское и сугубо женское, и одно никогда нельзя подменять другим. Все без исключения традиционные сообщества, происходившие из родоплеменного строя, проводили грань между «мужским» и «женским» четко и безоговорочно, что жестко закреплялось в кодексе одежды и поведения, в разделении видов хозяйственной деятельности.

Ритуальный гомосексуальный акт имеет глубинную психологическую основу. По сути, у пассивного партнера происходит «сшибка» высшей нервной деятельности. Он полностью теряет себя в мире, разделенном на мужское и женское. Рушится базовый фундамент личности — самоидентификация. Наказуемый не может ответить на важнейший вопрос — «кто я?» По половым признакам — самец, по роли в половом акте — самка, но сам акт априори не ведет к зачатию. Если отбросить внешнее, то в подоплеке обнаружим классический парадокс как психологический прием «сшибки» высшей нервной деятельности.

Если допустима такая аналогия, вожак насильственным актом останавливает работу «бортового компьютера», пораженного вирусом, форматирует диск, вновь загружает операционную систему и запускает «бортовой компьютер» провинившегося. «Вирусом» в данном случае служит асоциальное, по мнению вожака, поведение провинившегося.

Как мы уже упоминали, ритуал «распахивает» сознание, делает его сверхъемким и сверхвосприимчивым. В сознание провинившегося, временно погруженного в транс противоестественностью акта, «накачивается» информация из единого биоэнергетического поля стаи. Либо он после такой психологической хирургии станет адекватным реальности, либо будет вытолкнут из единого психополя и идентифицирован как «чужак». Со всеми вытекающими для «чужака» последствиями, вплоть до убийства.

Вывод прост. Гомосексуальный акт в первооснове своей есть «убийство» половой идентификации, что в мире, разделенном на мужское и женское начало есть превращение в «нечто» или «ничто». Можно рассматривать гомосексуальный акт как промежуточный вид публичной казни, не связанный с уничтожением биологического объекта. Это одно из проявлений «инстинкта власти», следствие, вытекающее из права власти распоряжаться жизнью подвластных, но не причина.

Образно говоря, власть насилует, когда не считает целесообразным убивать. А то, что она постоянно морально и психологически насилует подвластных, так это проистекает из ее благоприобретенного «инстинкта власти». Это латентное проявление врожденной тяги убивать. А не тяги к противоестественным половым актам или девиациям в поведении вследствие вырождения.

Гомосексуализм закрепился в человейнике как отклонение в половой сфере, но в первооснове своей он есть особый вид насилия над личностью и сознанием. Гомосексуализм следует признать особой формой проявления внутривидовой хищности как базовой характеристики самого человейника. В таком случае латентная и «явная» гомосексуальность есть «родовая травма», которая продолжает сказываться на более высоких уровнях развития человейника.

И если Климов видит в социальных процессах лишь сублимацию латентной гомосексуальности, то мы усматриваем в них хищность — тягу и способность насиловать и убивать себе подобных.

 

* * *

 

Продолжим изучение личности лидера, и добавим к его, мягко скажем мало симпатичному, психологическому портрету еще несколько штрихов.

С точки зрения современной психологии, истинный лидер — невротик. Обратите внимание, не больной невропат, а определенный психологический тип как производное от особенностей психофизиологии лидера. Быть невротиком также не зазорно, как сангвиником или меланхоликом.

Но вряд ли благодушный и уравновешенный сангвиник или печальный и подавленный меланхолик способны стать лидерами. Мудрая Сова и ослик Иа не годятся на роль лидеров. Для этого потребен шебутной Винни Пух, который считает, что «это неправильные пчелы, потому что у них неправильный мед». На худой конец сгодится вечно перевозбужденный Пятачок.

В основе личности лидера лежит невротическая дисторсия — разрыв между желаемым и действительным. И этот глубинный интрапсихический конфликт не дает спокойно жить самому лидеру и, выплескиваясь во внешний мир, затягивает в свой водоворот окружающих. Невротик живет в постоянном конфликте с самим собой и окружающей реальностью. И всю свою жизненную энергию невротик тратит на то, чтобы привести себя и внешний мир в соответствие с некой идеализированной ментальной моделью, существующей только в его сознании.

Практически невозможно встретить лидера, адекватно оценивающего себя. Как правило, самооценка собственного потенциала выше, чем имеется сил и возможностей.

Неказистый коротышка из провинциальной многодетной семьи, амбиции которого не может удовлетворить его родной островок. Что он может получить от жизни? Ничего или все, что пожелает. Все, если ни на секунду не позволит утихнуть невротическому огню, полыхающему у него внутри. Он станет военным и будет делать карьеру в пекле сражений. Он дождется своего шанса и не упустит его. Он по собственной инициативе примет командование вооруженным сбродом, отощавшим и расхлябанным, называемым Итальянской армией. Хуже во Франции не было, а перед армией стояла задача покорить Аппенины. От такой сомнительной чести ввиду полной бесперспективности кампании откажутся все карьерные «паркетные» генералы. А коротышка пойдет ва-банк и выиграет. Он обрушит на Италию молниеносный и сокрушающий удар. Первый в череде своих великих побед. Затем он покорит Египет и Европу. И заставит весь мир с трепетом произносить свое имя — Наполеон Бонапарт.

Невротик способен погибнуть в попытке реализовать свой идеал. Чаще гибнет, выдыхается, сходит с дистанции. Многие и многие невротики так и не познали опьянение успехом. Пили горькую, а об их амбициях знали только близкие, потому что всю жизнь страдали от несостоявшихся бонапартов.

Обладание собственной ментальной моделью мира, как мы указывали, является важнейшей чертой лидера. Невротик не только таковой обладает, он не может не реализовать ее в виде преобразования окружающей среды. Для него это вопрос жизни или смерти. Интрапсихический конфликт, внутренний конфликт между реальностью и ее ментальной моделью, созданной невротиком, разрешается только в акте разрушения и творческого преобразования себя и среды или саморазрушением личности невротика. Невротик рвется в лидеры, рвется к власти, чтобы получить рычаги воздействия на реальность.

Как бы парадоксально это ни звучало, все, чего достигло человечество, есть продукт реализации неврозов лидеров. Человейник, дав лидеру жизненную энергию, отсасывает ее и усваивает себе во благо. И безжалостно выбрасывает отработавших свое лидеров. На остров святой Елены, к Кремлевской стене, в подвалы Лубянки…

Психологи, работающие с лидерами, подмечают у них одну характерную особенность — полную невосприимчивость к внушению. Комплекс личности у лидера, как правило, обладает таким запасом прочности, что ценностные установки, ментальную модель себя и мира практически невозможно разрушить. В чем-либо убедить лидера может только авторитетный специалист, такой же лидер в своей сфере. Так уж устроено сознание лидера, что считается он только с себе подобными. Вспомним о внутренней отчужденности лидера как базовой установке личности. Он просто не воспринимает как личности тех, кто меньше его по масштабу и ниже по социальной лестнице.

Психологи давно знают, что убедить лидера в том, что он не прав, можно апеллируя не к совести, морали и прочему «человеческому», а только к интересам дела. Такова еще одна особенность личности лидера. Решения он всегда принимает не в пользу человека, а в пользу дела. Пусть это покажется кому-то негуманным, но такова природа лидерства. Лидер антигуманен по своей сути. Другим он быть не может ни по базовым характеристикам личности, ни по социальной функции, которую исполняет.

Мы сознательно не включаем в анализ психологических особенностей лидера психопатологические аспекты личности властителя и их проявления в социуме. История человейника изобилует примерами психической патологии вождей и просто клинической картиной насилия, творимого властью. Деградирующие носители власти, коррумпированные, дезорганизованные системы управления несут только беды и страдания тем, кто доверил им собой управлять. И страдания подвластных только преумножаются от действий тех невропатов, кто рвется к власти по горам трупов, чтобы реализовать свой идеал и облагодетельствовать им все человечество. Но уйти в психопатологию и психиатрию означало бы увести наше исследование в такие дебри, из которых выбраться было бы не под силу даже Григорию Климову.

 

 

Заметки на полях

 

Трудно не согласиться с теми, кто утверждает, что власть обладает какой-то особенной психосферой, как кривое зеркало, искажающей реальность. Люди власти не теряют разума, в смысле рациональности мышления. Их поступки расчетливы и рациональны. Но что-то необратимо меняется. Что-то, против чего восстает разум, не отравленный властью. Особенно когда читаешь такое:

 

«Накануне Нового года у Бориса Николаевича случился очередной инфаркт, и мы спрятали его в санатории в Барвихе. Всех одолевали сомнения: что делать с выборами, можно ли в таком состоянии выдвигать Ельцина? Ведь после инфаркта врачи рекомендуют полный покой, тем более если пациент далеко не молод.

А выборы — это все что угодно, но только не покой.

С Ельциным работали великолепные врачи. Они не обращали внимания на капризы шефа, на злобный тон его замечаний, на вечное нытье…

В одно из моих посещений Борис Николаевич с трудом приподнял голову с подушки и тихо произнес:

— Александр Васильевич, я решил идти на выборы.

Я тут же поддержал его:

— Борис Николаевич, мы в этом никогда не сомневались. Другого равного кандидата все равно нет. Конечно, если бы у вас был преемник, вы бы могли спокойно уйти на пенсию и знать, что он продолжит ваше дело. И мы агитировали бы за преемника. А раз его нет, не ваша вина в этом. Может, президентство — это ваш крест? Придется нести его дальше.

Мой ответ он выслушал с блаженным выражением лица».

 

Нет, это не сценка из пьесы абсурда. Не анекдот эпохи «застоя», про Генсека, которого переизбрали, не приводя в сознание. Это фрагмент из книги Александра Коржакова «Ельцин: от рассвета до заката». (Издательство «Интербук»,1997 год.)

 

 

Да, власть очень похожа на психическую инфекцию. Так уж устроена власть, такова психосфера власти, что, попав «во власть», человек неминуемо становится «человеком власти». Он перерождается, становится тотально другим. На классический вопрос, которым мучил себя Родион Раскольников, «тварь я дрожащая или право имею?», попавший во власть дает однозначный ответ: «Имею право!» Правом повелевать жизнью и смертью подвластных «дрожащих тварей».

Но властность — не болезнь. Конечно, у отдельных властителей отмечаются явные психопатологии и психиатрические болезни, но они не вызваны самой Властью, а лишь провоцируются и усугубляются исключительным положением властителя.

Ничего патологичного и дегенеративного во внутривидовом насилии нет. Как невроз лидера еще не есть патология. Человейник состоялся как система, где насилие и убийство были нормой, более того — они обеспечивали выживание человейника и развитие человека. Весь вопрос в мере, целесообразности и, если так можно выразиться, в разумности насилия. Что же касается деградации Власти, в том числе и деградации личности властвующих, то она шла по нарастающей в ходе эволюции человечества.

Альфа-самец в стае, вождь племени, монарх или босс фирмы по сути своей и содержанию остаются властителями. Одежда и атрибуты власти меняются от эпохи к эпохе, но повадки и наклонности, приемы сохранения власти и правила властвования не меняются. И по-прежнему ограничения властителя лежат вовне, а не внутри сообщества.

Только столкновение с другим властителем и его стаей способно лишить вожака власти или ограничить ее. Заговоры внутри элиты — явление регулярное, но количество успешных явно меньше, чем те, что имели место. Вожак всегда бдительно следит за конкурентами. Либо лично, либо используя аппарат специализированных органов власти — гестапо, ЧК, ФБР и прочих.

Но удар извне опасен и порой фатален для властителя. Гитлер должен был проиграть войну Сталину, чтобы лишиться власти. Березовский и Гусинский, не имевшие реальных конкурентов в бизнесе и вряд ли позволившие кому-либо из своей команды узурпировать власть в компании, лишились большей части собственности и власти в конфликте с президентской «командой». Как говорится, нашла коса на камень.

По сути, вся история цивилизации — это заговоры и перевороты внутри системы власти и крах системы человейника в результате столкновения с другой системой.

В следующей главе мы подробно рассмотрим эволюцию человейника, в котором уже угнездился Демон Власти.

 

 





Читайте также:
Средневековье: основные этапы и закономерности развития: Эпоху Античности в Европе сменяет Средневековье. С чем связано...
Перечень документов по охране труда. Сроки хранения: Итак, перечень документов по охране труда выглядит следующим образом...
Образцы сочинений-рассуждений по русскому языку: Я думаю, что счастье – это чувство и состояние полного...
История государства Древнего Египта: Одним из основных аспектов изучения истории государств и права этих стран является...


Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.031 с.